Позитив

Re: Позитив

Непрочитанное сообщение Hort » 20 мар 2018, 11:27

На нормальных кораблях самый высокооплачиваемый специалист — командир. Он, как правило, старше других, должностной оклад у него выше, званием точно не лейтенант, да и выслуги хватает. Но это — на нормальных кораблях. А поскольку большой противолодочный корабль «Адмирал Пантелеев» с момента его спуска на воду нормальным никогда не считался, то самым высокооплачиваемым специалистом на нём был не командир, а главный боцман. Старший мичман.
Получал он свои бешеные деньги по причине сумасшедшей выслуги. Командир нашел его у подводников, на спасательной лодке «Ленок», и уж как он его оттуда вытащил — одному Богу известно. Но только когда финансист принес мне на подпись зарплатную ведомость, первую с участием деда, и я увидел в ней дедову выслугу, то сразу понял, что столько не только не прослужу, но и не проживу.
Хоть Дед и пришел к нам с подводных лодок, но в дело своё вошел быстро. Матросы его дико боялись, и дико уважали, потому что через месяц от него на корабле не было тайн. Страстный рыбак, стоило кораблю встать на рейде или лечь в дрейф, как тут же организовывал на юте рыбалку в промышленных объемах. И приглашал на неё всех желающих. Однажды на моих глазах вместе со своими нукерами вытащил посредине Атлантики с километровой глубины морского окуня весом 76 килограмм. Семьдесят шесть — специально взвешивали. В Индийском океане вылавливал каких-то морских гадов, которых нет ни в одной энциклопедии. Там же как-то прямо на ходу надергали полторы тонны(!) тунца. Короче, с дедом на корабле проблем со свежей рыбой в любых количествах не было никогда.
Свой авторитет среди офицерского состава Дед поднял один раз, навсегда и на недосягаемую высоту, непосредственно перед нашим переходом на родной Тихоокеанский флот. Было это так.
Проводить последний советский корабль (а наш «Пантелеев» реально был таковым: мы проходили все испытания с советским военно-морским флагом, потом подняли его при принятии флотом, а уже через две недели поменяли на российский) к месту постоянного базирования прибыл Главком ВМФ адмирал Феликс Громов. Прибыл настолько неожиданно, что ничего не пришлось красить и надраивать. С ним приехала целая куча столичных и местных адмиралов — и все желали проверить, как мы готовы к переходу из Балтийска во Владивосток.
Вся эта адмиральская камарилья поднимается на корабль, командир рапортует Главкому. И тут из-за спины командира под старпомовское шипение вырисовывается широко улыбающееся лицо Деда. И что вы думаете? Грозное лицо Главкома расплывается в ответной улыбке. Он отодвигает командира, и идёт к деду, делая по дороге жест рукой адмиралам: мол, идите и смотрите.
Адмиралы идут, командир и старпом смотрят на происходящее с немым изумлением. Попробуйте и вы оценить её с точки зрения военного чинопочитания. Тут не столько адмирал разговаривает со старшим мичманом. Тут старший мичман периодически бьет адмирала по плечу. И до командира долетают обрывки фраз Деда: «Да ладно звездеть!», «Ой, испугал ежа голой жопой!»
Адмирал же в ответ бьёт шапку оземь (то есть, об палубу), демонстрирует Деду лысину, клянётся мамой, распахивает шинель и показывает орденские планки до пупа. А Дед как бы пытается их у адмирала оторвать, проверяет на прочность. И от сюрреализма всего происходящего у командира со старпомом едет крыша.
Крыша ехала где-то минут сорок, всё то время, пока Дед лихо пикировался на юте с Главкомом. Наконец Главком пальчиком подозвал к себе Командующего Балтийским флотом (тот сам был в шоке, поэтому подлетел на цирлах), сказал: «Акт подпиши, у них всё нормально», и снова повернулся к Деду:
— Григорич, будешь в Москве — заезжай. В баньку сходим, на охоту съездим, — и пошел с корабля. Вслед за ним шумной стайкой слетели проверяющие адмиралы, расселись по своим «волгам», и на корабле повисла мёртвая тишина. Она давила и наваливалась.
— Деда, а скажи-ка, откуда ты Главкома знаешь? — вкрадчиво прервал тишину командир.
— Я на «Адмирале Сенявине» старшиной на главном калибре служил. Уже в авторитете был. Вот он и пришел ко мне командиром группы управления, лейтёхой. Я его пять лет уму-разуму учил… Дай-ка вспомню, где-то в самом начале 60-х…
Снова воцарилась тишина. Она настолько затягивала, что прервать её решился я. Со всем возможным пиететом и нежностью:
— Деда, а ничего, что мы тебя на «ты» называем, и по твоему кораблю в обуви ходим?
— Да идите вы нахер, салабоны!
— То, что мы тут все салабоны и зелень подкильная, сомнению не подлежит, — это подошел старпом, провожавший адмиралов. — Ты скажи, дед, какого хера ты тут делаешь?
— Не понял, — вскинул глаза старший мичман Терехов, главный боцман «Адмирала Пантелеева».
— Ну, на этой жестянке, — продолжал старпом. — С канатами и макаками носишься, вместо того, чтобы папочку в Москве носить? — макаками, обезьянами и гоблинами старпом называл любимый личный состав.
— А-а-а, — ответ Дед. — Звал он меня. Только чего я там делать буду? Мне тут сподручнее. Привык. Ты куда, стервец, краску понёс? — это он уже выхватил глазом очередного гоблина пытавшегося под общую неразбериху что-то куда-то утащить…
Старший мичман Терехов начинал служить в 1953-м году, сделал десяток боевых служб на кораблях и два десятка автономок на подводных лодках, дизельных и атомных, на пенсию вышел в 1998-м. И сейчас, в свои 83 года, выглядит здоровее многих нас.
И два раза в неделю, в любую погоду ездит в бухту Патрокл с удочками. И всегда возвращается с уловом.
Hort
Сотник
Сотник
 
Сообщения: 765
Зарегистрирован: 20 янв 2012, 22:46
Родовая станица: Борзнянская сотня Нежинского полка
Национальность: казак
Вероисповедание: православный

Re: Позитив

Непрочитанное сообщение Hort » 21 мар 2018, 22:34

Рассказ грузового помощника.

После выгрузки в Гамбурге, проверяя осадки судна, я пришёл к выводу, что в балластных танках накопилось грязи более, чем достаточно. Арифметика тут простая. Когда грузят судно, балласт откачивают. И если в танках грязь, то, естественно, судно груза возьмёт меньше. А возить ил и песок – вещь непозволительная. Вот и приказал я боцману навести порядок в этом вопросе.
Зачистка балластных танков – работа хоть и муторная, но несложная. Но вот вскрыть их! Это может быть покруче месячной выработки негра на плантации. Четырнадцать горловин с шестьюдесятью огромными гайками каждая, которые не отдавались с постройки теплохода.
Боцман посмотрел на меня, как на врага народа.
– Может, объявим субботник, и – всей командой? – посочувствовал я ему.
– Субботник – это праздник труда, плавно перерастающий в пьянку, – философски заметил он, но тут же повеселел:
– Штурман, давай погодим немного. В первом нашем порту всё будет о’кэй.
Первым нашим портом оказался Калининград. Связанные с прибытием судна хлопоты были в самом разгаре. На борту работала комиссия контрольно-пропускного пункта. Всё шло, как обычно, когда я вдруг почувствовал какой-то странный интерес к своей скромной персоне.
– Вы – грузовой помощник? – обратился ко мне таможенник, внимательно глядя прямо в глаза. Я ещё раз назвал свою фамилию и должность. Он отложил в сторону папку с документами и опять уставился на меня:
– Значит, груза на борту нет?
– Вы же видите по бумагам, что пришли в балласте, – непонятное беспокойство стало закрадываться в душу.
В кают-компанию вошёл ещё один таможенник и сразу же присоединился к своему коллеге:
– Предметов, запрещённых к провозу через границу, не имеется?
На глупые вопросы хочется отвечать глупо.
– Всё запрещённое в Гамбурге не успели погрузить, – стараясь быть спокойным, огрызнулся я.
Такого, конечно, не следовало делать. Люди этой профессии начисто лишены чувства юмора. Шутить с ними категорически противопоказано. Тут к нам присоединился ещё и пограничник со своим традиционным до тупости вопросом:
– Посторонних лиц на судне нет?
– В каждом трюме сидит по диверсанту с гранатомётом, – всё-таки сорвался я.
– А когда последний раз вскрывали балластные танки? – у всех троих глаза запылали жадным охотничьим блеском.
– Вообще никогда не вскрывали, – меня уже начинало потряхивать.
– А почему на крепёжных гайках свежие сколы ржавчины?
– Чего ржавчины?
– Свежие сколы ржавчины, – они, обступив со всех сторон, пожирали меня глазами:
– Не будете ли вы так любезны пройти с нами на грузовую палубу с целью выяснения наличия в балластных танках посторонних лиц или предметов, запрещённых к ввозу в страну.
Когда эта публика начинает говорить подобным языком, тут уж добра не жди.
– Ничего там нет, кроме грязи. Но, если вы настаиваете, отчего же не пройти,– поднялся я, из последних сил пытаясь сохранить остатки хладнокровия.
После духоты кают-компании лицо приятно обожгло морозным воздухом. Но насладиться свежестью осеннего утра не удалось. По причалу маршировал взвод солдат, одетых в комбинезоны. В руках они несли гаечные ключи и какие-то непонятные инструменты. Через минуту их зелёные фуражки замелькали по всей палубе. Они, как мухи, облепили горловины балластных танков. Злополучные крышки с грохотом одна за другой стали отлетать в сторону.
– Ну-с, приступим, – таможенник, натягивая рабочую куртку и проверяя фонарик, улыбнулся мне, как удав кролику, и нырнул в тёмную горловину.
Разочарованию его не было предела, когда коллеги помогали своему перемазанному балластной грязью товарищу выбраться обратно. Началось что-то невообразимое. Они по одному и по несколько человек сразу, как львы, бросались в тёмные сырые танки. Судно гудело, словно пчелиный улей. Я смотрел на весь этот бедлам с отвисшей челюстью, не в силах осознать происходящего.
– Во дают. Ну прямо кино и немцы, – рядом со мной появился боцман. Он хозяйским глазом окинул палубу:
– Только бы гайки не растеряли, черти.
– Ты ржавчину молотком обдолбил? – повернулся я к нему.
– А чего? Пусть пользу приносят. Не всё же им людям нервы портить, – он даже не посмотрел в мою сторону.
Но, как и всё на свете, закончился и этот идиотизм. Взаимных извинений было много. Проводив до трапа комиссию и в последний раз выслушав, что в жизни всякое бывает, я не успел повернуться, как опять столкнулся с боцманом.
– Ну и что ты мне скажешь, аферист? – набросился я на него.
– К вечеру танки будут зачищены, – он даже не моргнул глазом.
Я не знаю, что бы с ним сделал, но к концу дня зачистка действительно была закончена, и мне ничего не оставалось, как объявить ему благодарность.
Hort
Сотник
Сотник
 
Сообщения: 765
Зарегистрирован: 20 янв 2012, 22:46
Родовая станица: Борзнянская сотня Нежинского полка
Национальность: казак
Вероисповедание: православный

Re: Позитив

Непрочитанное сообщение Hort » 24 мар 2018, 13:17

Танечка шла по коридору. Ах, что за прелесть была эта Танечка. Коса толщиной с руку. Соломенного цвета волосы. Высокая грудь. Глазищи. Не глаза, не глазки. Глазищи. С ресничками, от взмаха которыми в аут улетали легковесные парни. И рост, почти два метра. Училась Таня на спортфаке, и играла в волейбол. Хорошо играла. И характер имела нордический, невозмутимый.
Так вот, шагала эта Танечка по коридору. Хотя в ее случае уместно бы было написать, плыла. Плыла как пароход, неспешно и величаво, гордо осматривая суетящихся под ногами. На новичков Таня впечатление производила неизгладимое. Особенно на маленьких ростом. Вот стоишь возле лифта, в ожидании оного, лифт открывается и тебе в нос грудь выходит, такая большая и красивая, а там уже над грудью голова и коса.
А, да... Таня плыла по коридору. А из лифта выпала парочка борцов первокурсников. Очень, очень восточной внешности. Маленькие, кривоногие, лохматые, и очень шумные.
И вот они так по коридору идут, ручонками машут, что-то громко обсуждают. И почти догоняют Татьяну. Она шаг, бух. Они три, ножками, как копытцами тык-тык-тык. Она шаг, они тык-тык-тык. И вот от того, что они на дорогу не смотрят, руками машут, они практически в попу к волейболистке и прилетели. Видимо от впечатления увиденного, а может от хамства природного, один из начинающих эту попу и ущипнул...
Татьяне тот щипок, что пуля для танка. Но, видать, дискомфорт почувствовала. Ее мозг скомандовал: «Стоп, машина!». Танюха созерцала нарушителей спокойствия. Очень спокойно, даже без матерных выражений, которые она знала в совершенстве, она объясняла зачаткам спортсменов, что после того, как с пальмы вниз спускаются, приличные люди сначала учат буквы, а потом слушают лекции о правилах хорошего тона... А они, скорее всего, совершили страшную ошибку, но у них есть время исправиться. И хотя бы извиниться. Один из этой парочки, видимо, интеллектом был не обижен. Оценив масштаб надвигающейся катастрофы, он извинился, и грациозным прыжком отпрыгнул в сторону. Второй, видимо при спуске на равнину, головушкой об камешек, все же приложился. А может при рождении его обидели, оценить обстановку правильно не смог. И решил пойти в бой, оскорбили его. И так вот он ручонки в стороны расставил, корпус вперед наклонил, готовился, видать, в ноги пройти. Борец же. И вот так с орлиным клекотом на Татьяну пошел. Народ оценил поступок, и начал подтягиваться. Хоть и легковесный, но борец же. А Таня стоит. В глазках яркости добавила, ресницами хлопает и смотрит на это чудо. А чудо уже озверело прет... Тут Таня, раскрытой ладошкой, как по мячику, борцу сверху по лбу и загасила. Представляете удар волейболистки? Вооот. А борец не представлял. И вот как шел с распущенными перьями, так на пол и сел. Крылья распластал по полу и сидит. Глазками вращает. Ему дружок сумку подает, а он отмахивается. Прямо вот помутнение в головушке у него получилось... Народ откровенно ржет.
А Таня дальше по коридору поплыла. Как пароход...
Hort
Сотник
Сотник
 
Сообщения: 765
Зарегистрирован: 20 янв 2012, 22:46
Родовая станица: Борзнянская сотня Нежинского полка
Национальность: казак
Вероисповедание: православный

Пред.

Вернуться в Украина XXI век

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1

cron

Powered by phpBB © 2000, 2002, 2005, 2007 phpBB Group