"Серый кардинал"

Атаманы, георгиевские кавалеры и интрересные личности.

"Серый кардинал"

Непрочитанное сообщение land » 23 сен 2016, 21:17

Генерал П. Х. Попов

Изображение

Когда дошли до Дона сведения о революции и когда политические дельцы, ставшие господами положения в столице Дона, постарались стать у кормила новой власти, чтобы ликвидировать господствующее положение казаков во всём Войске, образовали «Областной Исполнительный Комитет» с «Военным Отделом», в котором было засилие солдат запасных полков, то П. Х. Попов послал туда в качестве «наблюдателей» есаулов Захарова и Сутулова, дабы быть в курсе дел «Военного Отдела» и своевременно парализовать его вредную деятельность.
В первые же дни образования этого Комитета были произведены многочисленные аресты представителей старой администрации, вплоть до брандмейстера. Видя это, некоторые старшие начальники, занимавшие ответственные посты, стали подавать в отставку и уходить от казачьих дел. Но П. Х. оставался на своём посту и силами своих юнкеров старался преграждать путь всякому произволу. Когда Донской Исп. Комитет расположился в Атаманском Дворце как «хозяин Донской земли», а его Военный Отдел в здании Областного Правления, ген. Попов, пригрозив юнкерами, потребовал очистить занятые помещения, что и было выполнено. Однако Военный Отдел решил арестовать ген. Попова и для этого направил к Училищу батальон солдат с пулемётами. Но когда солдаты подошли к Училищу и потребовали его выдачи, юнкера заявили, что арестовать П. Х. можно только перейдя через их трупы, и батальон «не солоно хлебавши» ушёл, а П. Х. оставался начальником Училища до смерти ген. Каледина или, вернее, до оставления Новочеркасска 12 февраля 1918 г.
У Военного Отдела было намерение «разогнать» Войсковой Штаб, атаманскую канцелярию и Донское Областное Правление. Тогда П. Х. принял соответствующие меры по охране этих учреждений, а Отделу пригрозил, что если он попытается их «разогнать», то он перевешает его членов. На этом дело и кончилось. Когда в Военном Отделе по адресу казаков стали раздаваться угрозы: «Поцарствовали, и буде… теперь наш черёд пришел… мы эти казацкие привольности да угодья — во как зажмём», — П. Х. был, вероятно, единственным человеком, настаивающим, что для преграждения проникновения на Дон красных идей и против угроз «В. О.» нужно противопоставить мощную казачью организацию. При молчаливом содействии Испол. Комитета солдатская масса, наглея, стала вмешиваться и в экономическую жизнь Войска: повсюду начали появляться представители армейских комитетов и их комиссары и начали распоряжаться, реквизировать, отчуждать и т. д. И П. Х. проявил инициативу в создании Союза Казаков, задачами которого были объединение казаков на «казачьей платформе» путём созыва казачьего съезда для разрешения Войсковых вопросов и выработки правил созыва Войскового Круга. Он прежде всего собрал вокруг себя группу офицеров из Войскового Штаба, Атаманской канцелярии и Областного Правления. В этом ему помогали А. П. Епифанов, А. П. Бондарев, братья Бояриновы, подъесаул Сухоруков и др., которыми был создан Офицерский Союз. Пользуясь положением почётного члена Новочеркасского Станичного правления, П. Х. настоял, чтобы оно приняло активное участие в организации Союза Донских Казаков. Как председатель организационной комиссии П. Х. от имени правления созвал 14 марта собрание казаков станицы и всех казаков, проживавших в данное время в городе. На нём присутствовали большие группы, представлявшие казачьи части Новочеркасского гарнизона, группы казачьей молодежи из всех учебных заведений города. А в виде представительства от станиц всего Войска П. Х. командировал на собрание всех юнкеров, свободных от нарядов.
Собрание получилось импозантное во всех отношениях. Единогласно было принято решение о создании «Казачьего Союза». Попытка ес. Голубова и редактора газеты «Вольный Дон» Казмичева сорвать дело организации Союза не удалась, и они получили горячую отповедь от П. Х. и С. И. Бояринова. Председателем организованного «Союза Донских Казаков» усиленно просили быть П. Х., но он отказался в пользу подъес. Сухорукова.
Следующей задачей П. Х. было объединить казачий «Офицерский Союз» с «Союзом Донских Казаков». И это ему удалось. Председателем правления объединённого Союза был избран ес. А. П. Епифанов.
Организация Союза произвела в городе сенсацию, и к П. Х. в Военное Уч-ще потянулись делегации с выражением благодарности за объединение казаков в Союз. Официально участия в работах правления Союза П. Х. Попов не принимал, но по свидетельству члена правления Г. И. Карева (журнал «Казачье Дело», № 4-5), «формально не входя в состав правления, очень близкое участие в делах Союза принимал ген. П. Х. Попов». По его инициативе первым актом правления Союза было обращение к вр. исп. должность Войскового Атамана Е. Волошинову о передаче Союзу, как единственной казачьей общественно-политической организации, газеты «Boльный Дон», бывшей в то время официальным донским органом, но находившимся в ведении Донского Исп. Ком., что и было сделано.
Донской Исп. Ком., при помощи ес. Голубова, пытался подчинить Союз себе «как единственной законной революционной власти», но ничего из этого не вышло. Голубов пытался также на эту тему говорить с П. Х. «о важных казачьих делах», но ген. Попов его не принял с предупреждением, что если он к нему явится вторично, то он предаст его суду юнкеров.
Союз Донских Казаков был первым островком среди надвигающегося потопа большевизма, и его организация была оправдана последующими событиями, как на Дону, так и вообще в России. Это большая заслуга ген. Попова перед Войском в дни смутного времени на Руси.
Для того, чтобы легализировать существование Союза, была послана телеграмма Военному министру Временного Правительства Гучкову с просьбой утвердить Союз с кратким сообщением об его целях и задачах. После ответной телеграммы Гучкова от 24 марта, утверждавшей Союз и одобрявшей его цели и задачи, Союз стал именоваться «Войсковым Союзом Донских Казаков» и 7 апреля выпустил своё первое «Воззвание к донским казакам», которое почти полностью было написано П. Х.

Воззвание к донским казакам


Параграф 1: «СДК. в лице Временного Правительства и Государственной Думы признаёт единственную государственную власть и заверяет в готовности защищать эту власть от посягательств, с какой бы стороны они ни исходили. Союз заранее приветствует тот новый порядок устройства России, который будет установлен Учредительным Собранием».
Параграф 2: «СДК. приветствует героическую русскую армию и присоединяется к её мощному голосу — довести войну до победного конца».
Параграф 3: «СДК. шлёт глубокий поклон на войну в окопы и на Дон родным станичникам и призывает их к единодушной работе по устройству своего быта и своей службы на исторических казачьих основаниях широкого самоуправления».

Однако 15 апреля тот же министр Гучков сообщил вр. исп. должность Войскового Атамана (назначенному на эту должность Обл. Исп. Комитетом), председателю Обл. Исп. Комитета (создавшегося самочинно революционным порядком, фактически без участия организованного казачества) и председателю СДК., что «устроение краевой жизни остается в ведении Обл. Исп. Комитета, а Атаману, как представителю Российского правительства, надлежит согласовать свою деятельность с работой этого Комитета». Этим сообщением Гучкова «хозяином» на Дону делался Обл. Исп. Комитет, а вр. исп. должность Атамана — агентом Временного Правительства.
Ген. Попов на это послал Гучкову письмо, указывая на несуразность его сообщения и что оно может повести не только к разного рода недоразумениям, но и вызвать на Дону междоусобицу в борьбе за власть. Ответа от Гучкова не последовало, а СДК продолжал намеченную работу по организации Войскового Казачьего Съезда в Новочеркасске. Одновременно им было отправлено воззвание к казакам на фронт с призывом к объединению «в целях выхода казачества на его исторический путь существования — по казачьему «присуду», положившее начало созданию в Действующей Армии особых казачьих комитетов, начиная от дивизий и кончая штабами фронтов, под разными названиями и удержавшее казаков от вхождения в комитеты солдатских депутатов.
На Казачьем Съезде в Новочеркасске П. Х. был делегатом от станиц Новочеркасской и Мигулинской и от Новочеркасского Военного Училища.
В «Военном Отделе» Обл. Исп. Комитета в то же время состоялось бурное заседание, на котором прапорщик Арнаутов и ес. Голубов требовали разгона СДК, ареста и предания революционному суду ген. Попова, как инициатора, организатора и вдохновителя этого Союза. Но представители Училища ес. Захаров и Сутулов припугнули Комитет юнкерами и казачьим гарнизоном, и все успокоились.
Одновременно П. Х. не терял связей с Петроградом и неоднократно писал членам Государственной Думы Саватееву и Араканцеву, членам «Донского Куреня» Харламову, Лагунову и др. о необходимости созыва в Петрограде или Москве Общеказачьего Съезда для «выявления казачьего лица, его отношения к революции и обмена мнениями о будущем казачества». «Петроградские» казаки приняли соответствующие меры, и в результате 17 марта Волошиновым и ген. Поповым была получена от Саватеева телеграмма о том, что премьер-министр Временного Правительства, кн. Львов, разрешил Казачий Съезд в Петрограде для выяснения «казачьих нужд» и просил Атамана сделать распоряжение о высылке представителей от каждой станицы, что официальное распоряжение по этому поводу делается военным министром Гучковым не только во все казачьи Войска, но и казачьи части Действующей Армии, и что Съезд созывается на 23 марта. Действительно, такое распоряжение было получено в Новочеркасске и в окружных станицах 18 марта.
Новочеркасская станица в числе других делегатов выбрала ген. Попова, но он по состоянию здоровья не мог поехать.
Когда поднялся вопрос о кандидатах в Атаманы, имя П. Х. было названо одним из первых. Но он отвечал: «Подождем приезда ген. Каледина. Его знает не только Дон и вся Россия, но и заграница. Ему и быть Атаманом, а я пригожусь и на меньших ролях». При приезде ген. Каледина в Новочеркасск, П. Х. одним из первых ему делает визит и после говорит М. П. Богаевскому: «Вы наш Златоуст. Сумейте уговорить А. М. Каледина баллотироваться в Атаманы». 18 июня А. М. Каледин был выбран Войсковым Атаманом. При выборах Кругом начальника Войскового Штаба первым кандидатом был выставлен ген. Попов, но и тут он отказался, говоря, что революция может так обернуться, что у Атамана и Войскового Штаба может не оказаться никакой воинской части, кроме Училища, поэтому он предпочитает оставаться во главе его, дабы сохранить надёжную воинскую силу.

После захвата власти в Петрограде большевиками, Атаман Каледин вместе с ген. Поповым изучает вопрос — как избежать распространения советской власти и на казачьи земли. П. Х. предлагает создать казачье-украинский барьер от Оренбурга до Курска, чтобы отрезать большевиков от богатых Юга и Сибири и тем «уморить» их, а ген. Алексееву с его Добровольческой Организацией предоставить в этом «барьере» район Саратов-Камышин. Для установления связи по этому вопросу он послал к Оренбургскому Атаману Дутову письмо от ген. Каледина со своим бывшим юнкером сотником Димитриевым.
Атаман Каледин во все ответственные моменты давал начальнику Уч-ща важные поручения. В дни обезоружения запасных полков на Хутунке, П. Х. был назначен «как бы» командующим войсками Новочеркасска. И задача эта была блестяще выполнена. В дни «Ростовского похода» Атаман Каледин назначил П. X. «как бы» своим помощником по военной части для организации похода, и с этой задачей П. Х. справился блестяще, собрав в распоряжение Атамана необходимые воинские силы. П. Х. пользовался безграничным доверием Атамана, который одно время предлагал ему пост Походного Атамана, но П. Х. от этой чести отказался в пользу ген. Назарова, обещая свою помощь советом и делом. И он это выполнил, прежде всего, в организации партизанских отрядов, главной базой организации которых было Училище.
Своих юнкеров он посылал во все концы Дона для перевозки денежных сумм. В Новочеркасске юнкера несли караулы, а когда нужно было «заткнуть дырку» на фронте, они, как отряды «скорой помощи», появлялись, где нужно, и лихо били большевиков. Когда выяснилось, что «Алексеевская организация», имея юнкеров-артиллеристов, не может получить орудий, он, чтобы не раздражать команды донских батарей отобранием у них пушек, посылает своих юнкеров вместе с юнкерами-добровольцами под командой ген. Герасимова (помощника нач-ка Уч-ща) в село Лежанку, чтобы там «украсть» орудия в 39 й пехотной дивизии. Задача выполнена блестяще, и добровольцы получили нужные им орудия. Когда в Новочеркасске в январе 1918 г. образовался подпольный Военно-Революционный Комитет, деятельным членом которого был Войскового Штаба ес. Щепкин, ген. Попов, при помощи ес. Чернецова, своими юнкерами разгромил эту организацию, захватив с поличным ур. Фомина и члена Круга сотн. Запорожцева.
По настоянию ген. Попова, для поддержания в городе порядка, все донские офицеры, проживавшие в Новочеркасске, были взяты на учёт и сведены в сотни Донского Офицерского Резерва, начальником которого по предложению П. X. намечался ген. И. Д. Попов, но по настоянию Войскового Штаба им был назначен ген. Груднев, который не оправдал возлагавшихся на него надежд, тогда как ген. И. Д. Попов показал себя в Степном Походе и позднее блестящим организатором и храбрым начальником.
П. Х. председательствовал на собрании офицеров, когда ес. Чернецов призывал их стать на защиту Дона, но когда выяснилось, что записалось для этого всего 27 человек, ген. Попов сказал: «Какой позор! Я бы всех вас согнул в бараний рог и прежде всего лишил бы содержания». А Чернецов заявил собранию, что «при таком положении большевики скоро займут Новочеркасск и в первую очередь будут вешать офицеров»; он будет знать — за что его вешают, «а вы и этого знать не будете». В результате записалось 115 человек, но для отправки на фронт явилось 38.
Атаман Каледин не только не имел достаточно военных сил для борьбы с большевиками, но не имел для этого и достаточных денежных средств. И в этом отношении ген. Попов пришёл ему на помощь: в начале января 1918 г., пользуясь не только своими личными связями, но и связями своего отца, он собирал в Училище поочерёдно директоров местных банков, хозяев донских коневодств, директоров горно-заводской промышленности, советы Союза донских дворян и торговых казаков, которым предлагал «тряхнуть мошной» и собрать средства. В результате было собрано около 15 миллионов рублей, но... было поздно — Атаман Каледин застрелился. Собранные деньги поступили в распоряжение нового Атамана ген. Назарова, который по совету П. Х. сразу же передал из них 6 миллионов ген. Алексееву для Добровольческой Армии.
За православный Дон!
Аватара пользователя
land
Подъесаул
Подъесаул
 
Сообщения: 1269
Зарегистрирован: 02 июн 2011, 13:21
Откуда: Азов
Родовая станица: Елисаветовская
Национальность: Прохожий
Вероисповедание: православный

Вернуться в Персоналии

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 0

cron

Powered by phpBB © 2000, 2002, 2005, 2007 phpBB Group