Казачий круг-История, традиции и культура казачьего народа.

Казачий круг-Независимый казачий информационный сайт. Основан в 2008 году. История, традиции и культура казачьего народа.

Казачий круг - Новости

Казачий круг - Статьи

Казачий круг - Осторожно ряженые

Казачий круг - Георгиевские кавалеры

Казачий круг - Майдан

Казачий круг - Фотоальбомы- Галерея

 




























Сайты партнеров

Казачья гамазея
 Дикое поле
Шермиции



Вольная станица

 

 



 

 


 










 

История, традиции и культура казачьего народа.

 

Вы пользуетесь Яндекс? Мы стали ближе, добавьте виджет "Казачий круг", и будьте в курсе самых последних новостей.
 

Казачий круг. История, традиции и культура казачьего народа.

История, традиции и культура казачьего народа.

добавить на Яндекс




Черные страницы казачества.

Клятва

09.08.11 Автор: Вадим Курганский  Источник: "Вольное казачество". Двухнедельный журнал литературный и политический. Прага, четверг 25-го июля 1929 г. 


Холодно !...

Через не завешенное окно далекой пеленой растянулась черная от, с утра непрекращающегося дождя, степь. Далеко-далеко, насколько глаз хватает и еще дальше, туда - за мутную линию горизонта, на север. Тусклое, мутное небо, тусклые, мутные облака, едва заметными пятнами грязи, проступающие на сизом фоне, и косой, мелкий дождь... По стеклу бегут узкие струйки, кривятся в их потоках ветви качающихся от ветра деревьев под окном...

Маленький, степной хуторок затерялся в необъятных просторах. Ни души вокруг, только небо, степь, дождь, и ветер, и холод, холод... Холод везде — и снаружи, за тонкими стенками дома, и в небольшой, низкой комнате, и внутри — застывшей, оцепеневшей душе... Холодно, холодно!..

В стенном, покосившемся зеркале туманно отразилась стройная, хрупкая фигурка, круглое, еще недавно веселое, жизнерадостное, а теперь бледное, истомленное личико, черные змеи кос, худые плечи, дрожащие под накинутой теплой шалью... Себе самой не верилось - неужели же это она — Нина, хорошенькая, жизнерадостная Нина, дочь станичного атамана, еще институткой покорявшая все сердца на Екатеринодарских балах и вечеринках!..

Она улыбнулась, и улыбка была какая-то иная, не та, что прежде — измученная, усталая, болезненно страшная... Зябко вздрогнула и плотнее закуталась в шаль — в комнате холодно. Машинально встала, подошла к печке, потрогала остывшие, холодные кирпичи... Затопить?.. Позвать Федора, попросить принести дров?.. И тотчас же опять улыбнулась — зачем?.. Не все ли равно теперь?.. Казалось странным, непростительно глупым, чуть не преступным возиться с печкой, заниматься обычными, серыми делами, когда там — за стенами дома разыгрывается это кроваво страшное!..

Со стены пасмурно глядел большой портрет... Седые усы, нос с горбинкой, морщинистые щеки, низко нависшие, мохнатые брови... Отец!.. Слава Богу — не дожил... Не довелось увидеть всего этого... Тяжело, непосильно тяжело бы было старому казачьему сердцу, все равно не перенес бы страшного времени крестных мук Казачества... Уж лучше так — умер, не зная и не предвидя ничего...

Где-то залилась глухим лаем собака, за ней другая, третья...

Нина вздрогнула, снова зябко еще плотнее закуталась в шаль и прошла но комнате... Боже, как тихо, словно вымерло все... За окном сквозь туман и дымку косого дождя чернели хаты хуторского поселения — безлюдные, жуткие, притаившиеся...

Не было страха за себя, за свою судьбу... Не хотелось думать о том, что скоро придут «они», войдут в дом, будут грабить, выносить дедовское добро, бесчинствовать, может быть издеваться и глумиться над ней!.. Выла только мертвящая тоска, да ноющая, беспрестанная мысль о нем!..

Она подняла руку — на пальце тускло блеснуло обручальное кольцо... Улыбнулась — тихой, ясной, страдальческой улыбкой и крепко прижала кольцо к губам...

Как давно это было!.. Вспомнилась маленькая церковь в станице, недалеко от их хуторка, сморщенно-добродушное лицо священника, трепетные блики свечей на небогатой ризнице и сильная рука коренастого офицера в черкеске, крепко сжимающая ее дрожащую ручку... Торопливо, нервно шел обряд венчания, хором подхватывали слова песнопений наполняющие церковь казаки — в походных уборах, с винтовками за плечами и шашками у пояса... А снаружи глухо ржали кони, пугливо косясь в ту сторону, откуда частым, сухим треском доносилась стрельба.

Вспоминалось, как долго обвивала она руками шею человека, с которым только что связала свою судьбу, как глухо всхлипывали вокруг, стараясь сдерживаться, угрюмые казаки, как, наконец. вырвался из ее рук молодой и неровным срывающимся голосом скомандовал: «По коням!.. Садись!.. Сотня, рысью марш-марш !..» Вспомнилось, как долго откидывая с лица надоедливую, мешавшую фату, махала она платком вслед уходящей на рысях сотне... Вспомнила, как горько плакала она весь вечер и всю ночь, сначала в запущенном саду, припав к покосившемуся кресту на могиле отца и матери, а потом в маленькой спаленке, зарывшись с головой в подушки...

Да, давно это было!.. И с тех пор — год, больше года, ни разу не видела его — любимого, дорогого Бориса... Через месяц после венчания ушел с маленького хуторка и брат, последняя опора и поддержка... Не выдержало казачье сердце, сдал в аренду, почуявшим наживу иногородним землю, и пошел на Север, умирать за свободу и честь Родного Края. А через неделю пришло короткое извещение из штаба - убит в случайной стычке с красными!..

Только он один, только ненаглядный Борис и остался у нее после этого. Целый год — только короткие, отрывистые письма, — редкие проблески в непроглядной мгле, а теперь, теперь!..

Застонала, стиснув зубы, и снова крепко-крепко прижала к губам кольцо. Лучше не думать — страшно, холодно, холодно!...

Неожиданно резко настежь распахнулась дверь... На нороге — худой, сутулый старик — Федор. Только он один и остался около нее, он заведовал всем хозяйством, он вел счета с обнаглевшими, отъевшимися арендаторами...

- Чего, Федор?..

Начала и не договорила... Что с ним?.. Старческое, коричневое лицо искажено, мохнатые, пожелтелые усы дрожат, словно от плача, в глазах слезы...

- Він... пан... пан... неясно бормотал застревавшие в горле слова и дрожащей рукой указывал назад...

Но, не нужно было уже и слов — с отчаянным криком — Борис!.. метнулась мимо старого казака Нина и повисла на шее у широкоплечего, худого, кровавой грязью покрытого офицера в изорванной гимнастерке...

- Борис, родной, милый!.. невнятно шептала обессиленная радостью, покрывая измождённое, небритое лицо поцелуями. Федор плакал навзрыд, по детски, беспомощно суетился вокруг, бормоча, что то непонятное и растерянно разводя руками...

- Нина!.. вырвалось наконец из неровно вздымающейся груди, — Нина!.. Меня травят... травят, как зверя... по горячему следу... Через минуту будут здесь... Придут... погибнешь и ты — я не хочу, не хочу... Я пойду.. прощай!.. Хоть тебя увидеть... обнять... родная моя... любимая...

- Борис!.. снова отчаянно вырвалось у нее: Борис!..

И замолчала, обвив шею руками, прижавшись щекой к колючей, щетинистой щеке...

- Прощай... Нина... Я пойду!..

Недоговорив, умолк, зашатался, ища руками опоры... Федор едва успел подставить стул...

И в то же время со двора послышался гомон многих голосов, свирепый лай дворовых собак, заскрипели ступеньки и дверь задрожала от частых ударов...

- Пришли!.. По душу казачью пришли!.. в полубреду широко открыл глаза Борис... Приподнялся и тотчас же повалился назад — не было сил...

Федор, охая, метался по комнате, стук в дверь все усиливался, послышались грубые окрики и ругательства...

- Сюда, Борис!.. Скорей!..

Нина уверенно, гордо выпрямилась, сверкнула глазами... С невесть откуда взявшейся, загадочной в ее хрупком теле силой обняла талию мужа, поддерживая провела через всю комнату и соседнюю — в свою спальню. Осторожно положила на кровать, вышла и твердо, уверенно бросила Федору: отвори!..

С мольбой скрестив руки, устремила взгляд на образ, на безмятежно строгий Лик Христа и кроткий, чарующий — Непорочной Девы...

Послышался, чей то хриплый голос, дрожащий шёпот Федора, шаги... Быстро перекрестилась и стала прямо против входа — уверенная, спокойная, завернувшись в шаль и стиснув зубы — чтоб не стучали от неудержимого, внутреннего волнения.

Вошел — высокий, в защитном шлеме с красной звездой, в руке револьвер... Полное, нагло красивое, вызывающее лицо... Вошел и остановился, увидев ее...

Она заговорила сразу — не дать ему времени опомниться...

- Разве советская власть ведет борьбу с беззащитными женщинами?.. Почему вы врываетесь в мой дом, как разбойник?..

Сама удивилась — такая уверенность и гордая оскорбленность в голосе...

Вошедший не отвечал ни слова, оцепенев от удивления, устремив глаза на бледное лицо девушки.

- Что вам угодно?.. Я не понимаю... начала было снова, но он перебил, не дал договорить.

- Вы не узнаёте меня, Нина Константиновна?: проговорил он тихим, ехидно-вкрадчивым голосом. Она вздрогнула, вгляделась попристальнее. Красивое, наглое лицо, светлые усы, гибкая фигура — да, да вспомнила!..

Вспомнила — на вечерах, на балах он всегда был возле нее... Но, только тогда — блестящий, галантный армейский офицер, а теперь... Ухаживал, даже делал предложение и, получив отказ, клялся отомстить и перестал кланяться, а потом и вовсе уехал, перевелся в другое место... Он, он, вспомнила!..

В душе неясно возродилась было надежда... Возродилась и тотчас же исчезла, под насмешливым, глумливо-торжествующим взглядом... Он заговорил, и в тоне звучало тоже наглое торжество:

- О, нет — мы не ведем войну против женщин! Но, мы безжалостно истребляем всех врагов советской власти, и я имею все основании полагать, что один из таковых скрывается в вашем доме... И я обязан - особенно подчеркнул это слово - произвести обыск!.. Надеюсь вы извините меня?..

Он с наглой усмешкой сделал шаг по направлению к двери в спальню...

Это моя спальня!.. звенящим голосом, едва сдерживая накипающее , вот-вот вырвется , волнение проговорила Нина: — Неужели же вы — офицер, человек чести, войдете в спальню девушки для обыска!.. Там нет никого!..

Он остановился... Посмотрел на нее все с той же глумливой усмешкой...

- О, я охотно не сделал бы этого, особенно для вас, но... он склонился в низком поклоне — вы знаете - долг службы!..

Склонился, да так и замер с глазами неподвижно устремленными в одну точку... Она вздрогнула - страшная мысль осенила голову — кольцо, кольцо!.. Быстрым движением спрятала руку - поздно... Он поднял глаза, взглянул на нее, потом на дверь спальни и снова усмехнулся...

Понял!.. Последнее судорожное движение выдало ее... Понял, опять сделал движение к двери и вдруг остановился... Едкая, по сатанински злобная улыбка вдруг искривила губы...

- Впрочем... Я готов поверить вам... Только поклянитесь мне тут, сейчас, перед образом Всемогущего Бога, в которого вы, без сомнения, веруете, что в комнате нет никого, и я уйду!..

Голос звучал глумливо, беспощадным, наглым издевательством... Пристально смотрел на ее мертвенно вдруг побледневшее лицо и, улыбаясь, ждал.

Клятва!...

Помутилось в глазах, сквозь туман проступило глумливое лицо... Страстно захотелось ударить изо всей силы по подергивающейся в дьявольской усмешке щеке... Из угла бесстрастно смотрел Строгий Лик...

Мысли в голове крутились в бешеной пляске... Он ждал, все с той же усмешкой, заложив руки за спину, слегка покачиваясь на носках... Ударить?.. Убить?.. Сорвать со стены дедовскую шашку и... Но перед глазами встало изможденное, небритое лицо и окровавленная фигура, там за тонкой дверью...

До крови закусила губу и медленно подняла взгляд на вызывающе стоящего перед ней человека. В этом взгляде застыла невыразимая, острая мука безысходности, и следы долгих, одиночных страданий, и тоска по несбывшимся грёзам... И было в этом взгляде еще что-то, отчего даже наглый красноармеец побледнел и судорожно рванулся вперед, как бы желая остановить, удержать!.. Но, было поздно...

Голос ее прозвучал тихо, но внятно, ясно и отчетливо: — Богом Всемогущим и Матерью Божьей - клянусь!.. Прозвучало — словно растаяло в сизых сумерках и снова воцарилась тишина... Сразу осунувшееся, помертвевшее лицо обратилось к нему... И во взгляде по прежнему застыло что-то такое страшное, что он задрожал, побледнел и безмолвно, торопливо, вобрав голову в плечи пошел к выходу... Стукнула входная дверь, неясно раздались голоса, сначала близко, потом все больше и больше удаляясь, и снова наступила тишина, мертвая и беспробудная...

С отчаянным, наболевшим в душе стоном повалилась Нина на колени перед образами... Все так же строго и безучастно смотрел холодный Лик, и только мягко и скорбно улыбалось ясное лицо Богоматери...

А когда очнулась и нетвердыми шагами вошла в спальню, он лежал неподвижно на кровати и улыбался холодной, счастливой улыбкой, глядя вверх невидящими уже, остекленевшими глазами, стискивая в похолодевшей руке рукоять браунинга...

С минуту она молча смотрела на неподвижное тело, затем спокойно наклонилась, крепко поцеловала в безучастные, полуоткрытые губы, перекрестила и, вынув из оцепеневших пальцев револьвер, вышла...

Она знала, что дорога от хутора делает большой поворот и, выйдя из дому, пошла но грязной, вязкой земле, под холодным дождем, наперерез, через запаханные поля...

Когда она подошла к кустам, окаймлявшим дорогу, из за поворота, с шумом и спорами, высыпала нестройная толпа красноармейцев... Впереди всех шел он...

Дождавшись, пока голова поравняется с ней, она спокойно вышла из за кустов, равнодушно размеренным шагом подошла к нему, и молча выстрелила ему в лицо, раз, другой, третий!.. Все так же молча выпустила она все остальные заряды в уже упавшее, лежавшее без движения тело, и потом, бросив револьвер, спокойно повернулась к оцепеневшим от неожиданности красноармейцам...

Губы невнятно шептали одно слово — Борис!.. а в кровавом тумане дождя перед глазами все стоял строгий Лик... Он колыхался перед ней еще и тогда, когда свирепый удар прикладом сбил ее с ног и острые жала штыков вонзились в тело...

Дождь не прекращался, назойливо засевая поля мелкими косыми нитями... Становилось еще холоднее, темнело... Над просторами Кубанских степей опускалась долгая, страшная, давящая ночь!..




Разделы / Черные страницы казачества.

 Казачий круг - Комментарии к статьям




Казачий круг - форум
Обсудить статью на форуме

Сайты партнеров





Версия для печати
Яндекс цитирования

2008-2015 © Казачий Круг. Все права защищены.Разработка и поддержка Казачий Круг
Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов. При использовании материалов сайта-ссылка обязательна.
ОпросыГостеваяНаш дневникПоискКарта сайтаДоска объявленийFAQ - Вопрос-ответ



Работает на: Amiro CMS