Казачий круг-История, традиции и культура казачьего народа.

Казачий круг-Независимый казачий информационный сайт. Основан в 2008 году. История, традиции и культура казачьего народа.

Казачий круг - Новости

Казачий круг - Статьи

Казачий круг - Осторожно ряженые

Казачий круг - Георгиевские кавалеры

Казачий круг - Майдан

Казачий круг - Фотоальбомы- Галерея

 




























Сайты партнеров

Казачья гамазея
 Дикое поле
Шермиции



Вольная станица

 

 



 

 


 










 

История, традиции и культура казачьего народа.

 

Вы пользуетесь Яндекс? Мы стали ближе, добавьте виджет "Казачий круг", и будьте в курсе самых последних новостей.
 

Казачий круг. История, традиции и культура казачьего народа.

История, традиции и культура казачьего народа.

добавить на Яндекс




Черные страницы казачества.

Под властью «Ваньки Облаушнаго».

07.07.11 Автор: И. Чаусов  Источник: "Родимый край" Ежемесячный Казачій журналъ, LE PAYS NATAL REVUE MENSUELLE, № 12, от 15-го декабря 1930 г.UNION DES COSAQUES, 1 villa Chauveiot, PARIS 

Казачий круг - раскулачивание


Запросил я как-то своего большого приятеля о родных нам обоим местах и о близких людях. Я знал, что у него есть нужные мне сведения. Ответ получен, можно сказать, исчерпывающе. К тому, что мне он написал, нечего прибавить и для характеристики советской жизни, и для уяснения причин её полного развала.

Мой приятель пишет: прекрасная, живописная и благоустроенная раньше его дедовская усадьба полуразрушена; старый дом упал, в новом школа, потому что специальное школьное здание куда-то исчезло; но стены и в новом доме — загаженные, ободранные от шилевок, издырявленные — не обещают долго простоять при новых хозяевах... Сад погиб: частью вырублен, частью высох — заброшенный, без ухода... Родные могилы уничтожены, сравнены с землей... Река, когда-то пышная, многоводная, обмелела и не имеет прежнего приволья и рыбного богатства; берега её оголены совершенно за уничтожением деревьев и густых зарослей камыша...

То же и во всей округе, у соседних крестьян. Всюду «мерзость запустения», «точно Мамай воевал», как после большого пожара, холеры, чумы... А обитатели — сплошь нищета и умирание. Бывшие раньше хорошие хозяева, за 30-40 лет честным трудом приобретшие по 50-60 десятин собственной земли, имевшие косяки лошадей, по несколько коров, до полусотни овец и проч., сейчас остались с одной клячей в пустых дворах, буквально нищие, — истощенные, унылые, оборванные... Про одного из таких, например, мой приятель пишет, что он летом приходил повидаться в валенке без подошвы и в дырявом сапоге; другого изображаешь в изодранном полушубке с одним рукавом... Живут они, по собственным их словам, доживают ... И что достойно нашего внимания: не знают и не понимают, откуда пришла к ним эта беда.

Если бы Н. Н. (т. е. мой приятель) был с нами, говорят они, то он рассказал бы нам, разъяснил, что у нас такое творится, и как заграницей о нас думают...

Дальше в письме добавлено: кому житье сейчас, так это «Ваньке-Облаушному» — Он там теперь целым районом заправляет, т. е. комиссарит. А живет он всей семьей в помещичьей усадьбе богатого крестьянина X., живет на правах хозяина. Добился он такого положения простым способом: «угодил» доносом хозяина в ссылку, обвинивши его в контрреволюции, и завладел его добром...

Таковы сведения оттуда. Ни одной черточки утешительной. Одна печаль. Точно могила... Как будто, действительно, последние времена наступают.

И невольно мысль обращается к прошлому.

Привольная там была жизнь, в родных мне местах: мирная, здоровая, трудовая. Земли кругом было много, и эта земля естественным путем постепенно переходила в руки тех, кто над ней работал собственными мозолистыми руками. Помещичьи усадьбы, за отъездом их хозяев в города, постепенно заменялись большими крестьянскими поселениями. Жизнь там шла медленным темпом: не спеша и ходили и говорили, не спеша и работали. Только в горячую, летнюю пору несколько отступали от этого темпа; работа тогда шла у хороших хозяев не только днем, но и ночью...

— Спать будем зимою, говаривали они. А теперь только бы поспеть...

И поспевали с Божией помощью, и заметно на моих глазах богатели. Дворы расширялись, постройки «прихорашивались», и во всем хозяйстве была «полная чаша»: хлеб мягкий и белый, молока вдоволь — «хоть залейся», птица, свиньи, всякая живность... Завернет человек — есть чем попотчивать без всякого стеснения, даже с радостью! — «Ешь — не хочу!».. Хозяева приобретали вид степенных, солидных людей, как бы становились более взрослыми, с вдумчивой речью, с сознанием и с чувством своего человеческого достоинства...

Но на фоне этого приволья и довольства, добывавшаяся добросовестным трудом, как среди строевого леса иногда торчит уродливая «каряга», так и здесь вырисовывается фигура вот этого самого «Ваньки-Облаушнаго» или «Ванька-Капна», который теперь там комиссарит. Фигура незабываемая и, несомненно, типичная для коммунистического мира.

Знаю я этого «Ваньку» великолепно. С детства помню его. Ему теперь за 60 лет. Но в моем воображении он все еще стоит сравнительно молодой, здоровый... Росту он высокого, сложения нескладного: сутулый, с высоко поднятыми плечами и короткой шеей, на которой посажена огромная, как котел, голова, со скуластым, бородатым и наглым лицом и с длинными торчащими ушами. Руки у него непомерно длинные, и он или размахивает ими, как крыльями, разговаривая с вами, или держит в карманах своего грязного «пинжака». Внешняя нескладность «Ваньки» как бы отражала его внутреннюю, духовную нескладность.

Обычное занятие его было — «бить языком» или, на местном жаргоне, «брехать». Где бы ни собрались люди: на работе или на завалинке, если там «Ванька-Оглаушный», значит, «брешет» во всю, только слушай.

Делом, работой он никогда серьезно не занимался, был вечный бездельник... Потому и семья его всегда бедствовала, всегда жила полуголодной и скиталась по квартирам, не имея своей хаты... А семья была большая, детворы с полдюжины, если не больше, и вся мелочь — «работники за столом»... Как все же она существовала, какими средствами держалась — трудно сказать. Вероятно, благодаря добрым людям и тем немногим заработкам, которые «Ванька» все же имел у «господ», «втирая очки» им своим краснобайством и легкими услугами.

Так вот сей «муж» теперь играет роль там, в коммунистическом царстве, осуществляет коммунистические программы.

Как же после этого не стонать бедному населению, не дойти до полного обнищания и вымирания!.. В царстве «Ванек-Облаушных» только они одни сыты. Все другие обреченные. Иначе и быть не может, как в стане разбойников.

1930 г.

И. Чаусов




Разделы / Черные страницы казачества.

 Казачий круг - Комментарии к статьям




Казачий круг - форум
Обсудить статью на форуме

Сайты партнеров





Версия для печати
Яндекс цитирования

2008-2015 © Казачий Круг. Все права защищены.Разработка и поддержка Казачий Круг
Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов. При использовании материалов сайта-ссылка обязательна.
ОпросыГостеваяНаш дневникПоискКарта сайтаДоска объявленийFAQ - Вопрос-ответ



Работает на: Amiro CMS