Казачий круг-История, традиции и культура казачьего народа.

Казачий круг-Независимый казачий информационный сайт. Основан в 2008 году. История, традиции и культура казачьего народа.

Казачий круг - Новости

Казачий круг - Статьи

Казачий круг - Осторожно ряженые

Казачий круг - Георгиевские кавалеры

Казачий круг - Майдан

Казачий круг - Фотоальбомы- Галерея

 




























Сайты партнеров

Казачья гамазея
 Дикое поле
Шермиции



Вольная станица

 

 



 

 


 










 

История, традиции и культура казачьего народа.

 

Вы пользуетесь Яндекс? Мы стали ближе, добавьте виджет "Казачий круг", и будьте в курсе самых последних новостей.
 

Казачий круг. История, традиции и культура казачьего народа.

История, традиции и культура казачьего народа.

добавить на Яндекс




Черные страницы казачества.

Роковая годовщина.

09.08.11 Автор: Д-р С. А. Федоров  Источник: "Вольное казачество". Двухнедельный журнал литературный и политический. Прага, четверг 25-го июля 1929 г. 


Кость Гордеевич Головко (Гордиенко)


Двести двадцать лет назад, в двадцатых числах июля, на южных границах Войска Запорожского Низового, разыгрывался последний акт трагедии 1709-го года: разбросанные остатки запорожских казаков переходили за р. Буг, уходя в первую запорожскую эмиграцию. Надежды их вождя, последнего рыцаря Запорожья, кошевого Костя Гордеевича Головко (Гордиенко), на восстановление Запорожских Вольностей при помощи вооруженной силы шведов не оправдались. Ряд роковых неудач и ошибок дотоле непобедимых полководцев короля Карла XII привел к его разгрому 27-го июня (ст. ст.) 1709 г. под Полтавой и выходу за границы Запорожья, по всем просторам которого пронеслась карающая рука северного деспота — Петра І-го.

Завязка запорожской трагедии началась значительно ранее. С тех пор, как Войско вынуждено было впервые присягнуть московскому царю Феодору, началось дипломатическое и фактическое наступление Москвы на Вольности Запорожские; лестью и подкупами добывала она себе там симпатии и приверженность старшины и зажиточного казачества, стремясь постепенно наложить свою крутую руку на казачью независимость, и только решительная твердость кошевого Ивана Сирка, прославленного далеко и широко кошевого, охраняла Войско от московских покушений. Но, умер в 1681 г. Сирко и в течение двадцати лет на Запорожье не появилось никого, кто бы заменил его в обороне прав и вольностей казачьих. За эти годы Москва, поддержанная «злым гением» Запорожья Гетманом Мазепой построила на северных границах Войска ряд крепостей с сильными гарнизонами, разгромила Самарский запорожский монастырь и захватила часть войсковых земель и добра. Московское правительство не признавало за Запорожьем права на их государственную территорию и заявляло, что раз казаки есть подданные московского государства, то и земли их должны быть собственностью Москвы.

Не помогала Войску и ревностная служба в войнах и походах и удаль, проявленная при взятии турецкой крепости Азова в 1696 г. Молодой царь Петр, вместо того, чтобы подтвердить стародавние права Войска, приказал построить на левом берегу Днепра, как раз напротив Сечи Запорожской, новую крепость Каменный Затон. Такое отношение царя возбудило у казаков сильное возмущение и Запорожцы в 1702 г. избрали кошевым атаманом открытого врага Москвы Костя Гордиенко-Головко. Новый кошевой был человеком высокообразованным, владел в совершенстве латинским языком, отлично разбирался в тогдашней международной обстановке.

По своему характеру прямой, решительный и честный, Гордиенко был полной противоположностью гетману Мазепе, который считал кошевого своим непримиримым врагом.

Принявши булаву, Гордиенко послал к царю письмо с предостережением, что Войско не позволит московским людям строить новую крепость и применит при этом вооруженную силу.

В это время Петр уже втянулся в войну со шведами и очень нуждался в запорожской помощи; он промолчал на это решительное письмо и послал в Запорожье своего воеводу с ценными подарками и наказом привести казаков к присяге.

Гордиенко решительно отказался присягать до тех нор, пока не будут разрушены московские городки на казачьих землях.

Москва снова употребила лесть и подкупы и при помощи Мазепы, доносившего что все зло идет от кошевого и что надо добиться, чтобы «того проклятого пса, Гордиенко, не стало», добилась выбора кошевым на 1703 год сторонника Мазепы - Каменный Затон был построен.

Однако Гордиенко, в том же году, снова получил булаву и по весне отправил трехтысячный отряд с приказом разрушить построенные Москвой самарские городки и вооруженной рукою изгнать из пределов Запорожья, самовольно поселившихся на казачьих землях. Казаки взяли штурмом одну крепость, разгромили немало поселений и захватили московской добычи, тем не менее, Москва старалась не углублять конфликта — ей очень нужна была запорожская помощь на севере против шведов.

В 1706 году российское правительство снова стало посягать на запорожские земли; чтобы обеспечить себе спокойствие со стороны Турции на время войны со шведами, оно согласилось на разграничение земель на юге, и отдало татарам низовую землю, которую запорожцы еще со времен литовского князя Витовта считали своею. На протесты кошевого не обращали внимания.

Вскоре на Дону вспыхнуло восстание в защиту вольностей казачьих и Москва, боясь поддержки Запорожья, добилась, через Мазепу, что кошевым снова был избран сторонник «умеренной» партии, вместо Гордиенко; в это же самое время российское Правительство, денежными дарами и хитрой политикой, добилось не только благожелательного к себе отношения крымских татар, но и поддержки от них на случай вооруженного выступления Запорожья.

Запорожье, раздираемое внутренними несогласиями приверженцев Москвы и умеренной политики в ее адрес с одной стороны и сторонников полной самостийности, с другой, не смогло подать действительной помощи донскому Атаману Булавину и тогда, когда самостийники взяли снова верх и вручили булаву опять Гордиенко.

При наличии татарской угрозы с тыла и ряда московских крепостей возле Сечи, он не мог вести Войско на помощь Дону, хотя на запорожской Раде 13-го мая 1708 г. казаки настойчиво требовали выступления в поход и постановили идти войной на самарские городки; поход бы и осуществился, если бы делу не помешали прибывшие в тот же день в Сечь монахи Межигорского монастыря, которые с крестом и Евангелием убедили казаков не проливать христианской крови; только часть запорожцев пошла добровольно на помощь своим донским побратимам и сложила свои головы в борьбе за казачьи вольности.

Хитрая политика Москвы разделяла и обессиливала казачество — лучшая часть бойцов Дона и Запорожья была занята на внешней войне со шведами, внутри боролись между собою партии приверженцев и противников Москвы, а сам гетман Мазепа, уже осознавший свою политическую ошибку поддержки царя, вынужден был принять живейшее участие в борьбе против донцов Булавина, хотя в это время он вел уже тайные сношения со шведами.

Шведы, встречаясь на поле брани с запорожскими полками, к этому времени стали избегать открытых столкновений с казаками; между казаками и шведами устанавливалось, как бы особое соглашение, не проливать взаимно крови из за московских интересов; даже больше, запорожцы, пребывая под Ригой, не только уклонялись от боевых действий, но, при возвращении домой, многие перешли на шведскую службу.

Карл XII, воюя с королями датским и польским, имел и свой особый интерес привлечь казаков на свою сторону. Казаков и шведов связывали давние узы боевого соратничества на полях европейских сражений. Шведы, соприкасаясь владениями непосредственно с Польшей, давно знали казаков. Во время тридцатилетней европейской войны казачьи отряды бороздили в войсках Мансфельда и короля шведского просторы Европы, добывая честь и славу своим вождям и союзникам. Особенно благоволил к казакам отец Карла XII, король Густав-Адольф, прославленный по всему свету полководец.

В 1708 году, Карл XII, решил расправиться с поддерживавшим поляков Петром І и перенести центр военных действий на московскую территорию. Ему нужно было заручиться казачьей поддержкой с юга, и найти себе надежную материальную базу на Украине, для предстоящего похода на Москву. Переговоры с Мазепой были закончены и осенью 1708 г. Карл XII, бывший у Смоленска, неожиданно для всех повернул на зимовку к Стародубу, на Украину.

Мазепа, державший в тайне ото всех свои сношения со шведами, перешел р. Десну с небольшим отрядом и присоединился к королю. Старый гетман перехитрил самого себя: разгромивши Булавина, он лишил себя и шведов надежного союзника и, разбросавши свое войско по приказу Петра на Дону и Донце, Неве и в Литве, остался сам с небольшим отрядом и незначительной группой старшины; его прежняя внутренняя политика оттолкнула от него простой люд и казачество и восстановила против него Запорожье. В решительный момент гетман очутился почти без войска и без симпатий тех, для кого он хотел добыть независимость Украины.

Ряд роковых обстоятельств, осенняя распутица, недостаточная рекогносцировка, незнание местности, привели к тому, что шведы не успели своевременно захватить ряд баз-городов на своих операционных путях, а потом уже не могли выбить из них засевших там москвичей. Хуже того, шведы в бою под Лесной потеряли весь свой обоз и знаменитую армейскую артиллерию, а князь Меньшиков, при помощи измены захватил гетманскую столицу Батурин; полковой старшина Иван Нис указал ему потайной пролаз в город со всеми запасами и мазепинским достоянием попал в руки россиян. Меньшиков приказал вырезать все население беспощадно и, захвативший все добро, артиллерию, снаряды и запасы, город сжег дотла, не пощадивши и церквей.

Подошла суровейшая зима, а Карл XII остался без амуниции, в чужой земле и без обещанной поддержки. Его армия, испытанная в боях, была сама по себе незначительна; передавшаяся на сторону шведов старшина перестала верить в успех дела и начала приносить повинную царю; силы Мазепы не только не увеличивались, а даже уменьшались; Запорожье занимало еще выжидательную: позицию; дело освобождения из под власти Москвы стало казаться неосуществимым, а помощь шведов проблематичной.

Но Запорожцы про присоединение гетмана к шведам узнали не скоро: только в половине ноября 1708 г. было получено извещение от Мазепы, что спасая родной край от московской неволи он соединился с королем, обеспечивавшим Украине волю и вольность, Вместе с тем извещал запорожцев об «измене» гетмана и царь, предлагая оставаться ему верным; он прислал на Сечь дорогие подарки кошевому, старшинам и казакам.

Царское посольство было встречено весьма недружелюбно, а некоторые из членов его и пострадали. Казаки подарки приняли, но в ответной отписке решительно требовали от царя восстановления прежних вольностей и уничтожения самарских городков: запорожское послание было полно укоров и недоброжелательства.

Гордиенко, не дождавшись от царя утвердительного ответа, решил поддержать Мазепу и шведов; на сичевых Радах, решавших этот вопрос он несколько раз клал булаву, но всякий раз Войско заставляло его взять ее снова, а сторонников российской приверженности разгоняло и било; попытки Москвы добиться избрания другого кошевого не кончились ничем.

Кошевой отрядил 6000 казаков в Кодацкие крепости, а 1-го марта 1709 года выступил сам из Сечи на присоединение к шведам. Меньшиков, видя что не удается удержать запорожцев на царской стороне, пытался преградить им путь, но запорожцы разгромили наголову трехтысячный драгунский отряд бригадира Кемпеля, разбили российские войска под Келебердою и начали добывать городки по р. Ореле и Ворскле. К казакам шли и простые люди, и скоро отряд Гордиенко вырос до 15.000 душ. В Диканьке встретились два раньше непримиримых врага — Мазепа и Гордиенко и сошлись в борьбе за общее дело, а 27-го марта ст. ст. шведский король Карл, принимал кошевого и запорожскую старшину. Гордиенко приветствовал короля латинскою речью и ободрил союзников, приведя сильную и закаленную в боях помощь. Особенно нуждались шведы в запорожской коннице; суровая зима страшно подорвала их конный состав и боеспособность союзной армии. Петр сосредоточил уже значительные силы и загородил шведам дорогу на Москву, русские сами стали проявлять активность.

Связь запорожцев со шведами способствовала тому, что вскоре вся Европа снова начала слышать и интересоваться казаками, подобно тому, как это было во времена войн тридцатилетней и Богдана Хмельницкого. Сведениями о казаках заполнялись газеты и журналы, в которых запорожцы представлялись не только храбрыми воинами, но и искусными дипломатами и убежденными демократами-государственниками. О проблемах казачьей государственности и военных союзах с ними велись оживлённые дебаты; шведы подчеркивали свою незаинтересованность во внутренних делах Гетманской Украины и Запорожья и обещали поддержку казачьей борьбе за независимость.

Вера в звезду Карла ХII-го была велика и, можно сказать, что дело казачьей самостийности никогда еще не обещало быть так прочным, как теперь, при союзе со шведами. Но, в то же время, разлагающая политика Москвы делала свое дело — запорожский «перевер-тень», выходец из Сичи, чигиринский полковник Игнат Галаган, следил за Войском, перехватывал запорожцев и передавал Меньшикову о всех движениях казаков; в свое время он был ярым сторонником Мазепы, громил Булавина, перешел к шведам, но, теперь учел обстановку и выслуживался у царя. В самой Сичи шел разлад, сторонники Москвы взяли верх, заочно лишили Гордиенко атаманства и избрали «умеренного» Петра Сорочинского. Москва радовалась.

17-го апреля Гордиенко с 3000 шведов генерала Крузе атаковали семитысячный отряд московских драгун и пехоты генерала Рене, рвавшийся к Запорожью, и жестоко его разгромили. В Сичи казаки образумились, большинство решило бороться за права и вольности и послать за помощью к татарам, сам кошевой присоединился к ним и поехал в Крым.

Петр, пользуясь тем, что Гордиенко был занят боями на р. Ореле, отправил из Киева, водою, три полка пехоты для взятия и разгрома Сичи. К российским войскам были присоединены и донские полки, которые перед тем, под командой походного атамана Данилы Ефремова, преданного царю донского толстосума, успешно сражались против шведов. Под его командой донцы нанесли шведам непоправимый ущерб под Лесной. Царские войска по дороге добывали запорожские городки, защищаемые немногочисленными гарнизонами и уничтожали их дотла, избивая все живое, не щадя ни детей, ни святынь и церквей. 7-го мая ст. ст. они прибыли к Каменному Затоку, а 10-го подступили к Сичи, в которой находилось всего лишь около тысячи защитников, под командой наказного кошевого Богуша, в большинстве это были старые, покалеченные деды, да подростки, которые, однако, помня как четвертовали, колесовали и жгли живьем защитников городков, решили биться до последнего. Три дня громила российская артиллерия Сичь и зажигала ее каленными ядрами, несколько раз штурмовали сичевые укрепления, но безуспешно — отходили с большими потерями. Русские уже колебались, но на помощь им пришел Галаган с двумя полками казаков, штурм возобновился и перешел в рукопашный бой. Запорожцы гибли, но не хотели покоряться; тогда Галаган вскочил на окоп и стал кричать, что он сам старый запорожец и присягает, что если сичевики сдадутся, то с головы их не упадет ни одного волоса. Казаки смутились и начали прекращать бой. Это было их концом: но приказу Галагана на них бросились и безоружных начали рубить и колоть беспощадно. Запорожцы бросились вплавь через протоки, тонули, а 278 душ их взято в плен. Пленных мучили жесточайшими муками, сдирали с головы кожу с «оселедцами» и, вешая, пускали на плотах, вниз по Днепру, для устрашения находившихся на Низу казаков Сичь была уничтожена до основания, сожгли и церковь Покрова, вынеся из нее иконостас, раскопали кладбище и вынувши из могилы кости кошевого Сирка, страстного противника Москвы, разметали их по степи.

Царь за такое «славное» дело пожаловал Галагану село Боровицу и выдал приказ замучивать на смерть каждого запорожца, который попадется живьем в русские руки.

Сильно были опечалены запорожцы известием о взятии Сичи. Вместе с тем и для их союзников, шведов, была чувствительной потеря всей линии сообщения с татарами готовившимися помочь казакам. Кошевой Сорочинский, собрав на Низу остатки казаков, стал кошем при впадении р. Камянки в Днепр, но татары уже не рискнули поддерживать их — войска Карла таяли, а царские все увеличивались.

Гордиенко заблаговременно предусматривал, что Петр пошлет экспедицию на запорожский Низ и поэтому предлагал королю занять Полтаву стоявшую на путях в Запорожье. Король вместе с запорожцами 4-го апреля штурмовал Полтаву, но неудачно, там был большой гарнизон и города не добыли, теперь же к нему подошли большие силы во главе с царем. Медлить было нельзя и Карл после трехмесячной блокады решил приступать к решительным действиям. Однако, счастье от него отворачивалось — во время рекогносцировки 17-го нюня он был тяжело ранен в ногу и не мог уже проявить всей силы своего военного гения. 21-го июня начался новый штурм Полтавы. Король, изнемогая от болезни, сам руководил боем. Сражение длилось несколько дней с переменным успехом. Настал день 27-го июня, день национального несчастья Украины и ее союзников шведов.

В этот день разыгралась решительная баталия, названная впоследствии Полтавской; вначале успех был на стороне короля, его знаменитая конница разбила конницу царскую и гнала ее в беспорядке к укреплениям. Казалось, вот-вот, на ее плечах ворвутся шведы в город. Перед русской конницей лежал глубокий обрывистый яр, в котором бы она нашла себе могилу, но снова случай помог царскому войску. Шведы не произвели хорошей разведки местности и остановили преследование в нескольких сотнях шагов от яра, русские были спасены. Запорожцы в это время были далеко, прикрывая шведский фланг. Царское войско взяло решительный верх, разбитые шведские полки должны были быстро отступать к Днепру, на котором все перевозы были уже ранее уничтожены войсками Петра.

Спасение союзников зависело от запорожцев, которые знали все броды, ходы и переправы, но Гордиенко удалось найти только два каюка — дуба; под Петра и Павла перевезли запорожцы Мазепу и генерального его писаря Орлика, а через день раненого Карла, положение которого было такое критическое, что если бы не Гордиенко с запорожцами, он бы попал в плен. Шведы перевозились на правый берег Днепра целый день, но т. к. лодок было мало, то ко времени подхода петровых войск на левом берегу осталось еще более 16000 солдат.

С гораздо большим успехом переправились запорожцы — конница вплавь с конями, пехота вплавь, держась за доски, колеса, ярма, пуки соломы, только 220 душ дождались прихода царских войск, а когда шведы сдались гораздо более малочисленному царскому отряду, казаки бросились к Днепру и в большинстве погибли в родных волнах.

Гордиенко повел остатки союзников к р. Бугу и утром 6-го июля ст. ст. стал лагерем в 25-ти верстах ниже устья р. Ингула. Река была в две версты шириной, а перевоза не было; король послал к очаковскому паше просить судна и только через несколько дней удалось приобрести один корабль за большие деньги. Шведы и половина запорожцев успели перевезтись до похода царских войск к месту переправы, остальные повернули коней в Дикое Поле и, запутавши в нем преследующих драгун, вышли на р. Камянку, туда где стоял уже кошем Атаман Сорочинский.

В Очакове король Карл отпустил и остальных запорожцев, а сам отправился в Бендеры, где и был интернирован с остатками армии; в Бендеры же прибыл и Мазепа со своей старшиной, а с ними и Гордиенко с несколькими сотнями запорожцев, которые не потеряли еще надежды при помощи Швеции и Турции возвратить свое наследие и хлопотал у султана о разрешенни заложить Сичь на крымских землях у Днепра.

К этому времени у устья Каменки собралось уже около 8000 запорожцев и число их беспрерывно пополнялось беглецами с Украины и Запорожья, приносившими кошмарные известия про дикую расправу царя в завоеванных краях — казни, мучения, ссылки, «канальские» работы в болотах Петербурга и «линию» на Кавказе, на которых казачество гибло десятками тысяч от болезней и невзгод.

Эти вести отбили охоту к возвращению и у тех, кто стал уже поговаривать о подчинении царю: «Если в придёте назад передавали им оттуда, то все погибнете. Соединяйтесь с татарами и освобождайте нас, ибо и мы все от Москвы пропадаем».

22-го августа не перенеся горя и разрушенных надежд, умер старый Мазепа. Запорожцы же получили разрешение осесть кошем у Алешек на Днепре; некоторое время они оставались еще на Каменке, готовясь к новой войне с Петром. Так началась первая запорожская эмиграция, продолжавшаяся целых двадцать пять лет, пока Войско снова не смогло вернуться на родные земли.


***


Двести двадцать лет назад, как и теперь в дни нашей эмиграции — третьей казачьей, одни и те же причины расчленяли и ослабляли казачество и не давали ему возможности сплотить свои силы для достижения конечной мечты — восстановления, развития и укрепления своего государственного бытия. Всегда в казачестве находились предатели, за личное благо и библейскую «чечевичную похлебку» приносившие в жертву общее благо своего войска; находились и по своему порядочные, но слабые люди, готовые смирением просить возвращения отнятого у них силой у того, кто не знал никогда ни совести, ни чести, ни великодушия, ни милосердия.

Тогда, как и теперь, московско-российское правительство ослабляло истинных бойцов за казачью Волю, разделяло казачество и, одной его частью подавляя восставший гнев других, вскоре бросало подавленных на образумившихся, заблуждавшихся ранее казаков.

Тогда, как и теперь казачество не находило в себе силы дать ряд мужественных вождей, готовых довершить начатое дело освобождения до конца; появлялись единицы, блистали как метеоры и сгорали в тяжелой атмосфере, окружавшей казачество. В казачестве не хватало веры в свои силы и в способности объединения тогда, когда в него верили силы иные — чужестранные.

Сейчас мы переживаем те самые слабости, грехи и ошибки, которыми страдало казачество двести двадцать лет назад. Примерами истории мы учимся, учимся избегать ее роковых уроков, а уроки прошлого нас учат, что без веры в самих себя, в свои силы, мы не сможем восстановить своего казачьего, самого дорогого — своей государственности.

Тени наших предков, замученных российскою неволею, зовут казаков отрешиться от ошибок прошлого и объединиться в одной освободительной работе,- памятуя, что никто, нам казакам, не поможет, что дело казачье должно и может быть построено только своими, казачьими руками.





Разделы / Черные страницы казачества.

 Казачий круг - Комментарии к статьям




Казачий круг - форум
Обсудить статью на форуме

Сайты партнеров





Версия для печати
Яндекс цитирования

2008-2015 © Казачий Круг. Все права защищены.Разработка и поддержка Казачий Круг
Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов. При использовании материалов сайта-ссылка обязательна.
ОпросыГостеваяНаш дневникПоискКарта сайтаДоска объявленийFAQ - Вопрос-ответ



Работает на: Amiro CMS