Казачий круг-История, традиции и культура казачьего народа.

Казачий круг-Независимый казачий информационный сайт. Основан в 2008 году. История, традиции и культура казачьего народа.

Казачий круг - Новости

Казачий круг - Статьи

Казачий круг - Осторожно ряженые

Казачий круг - Георгиевские кавалеры

Казачий круг - Майдан

Казачий круг - Фотоальбомы- Галерея

 




























Сайты партнеров

Казачья гамазея
 Дикое поле
Шермиции



Вольная станица

 

 



 

 


 










 

История, традиции и культура казачьего народа.

 

Вы пользуетесь Яндекс? Мы стали ближе, добавьте виджет "Казачий круг", и будьте в курсе самых последних новостей.
 

Казачий круг. История, традиции и культура казачьего народа.

История, традиции и культура казачьего народа.

добавить на Яндекс




Черные страницы казачества.

Великомученичество Уральского казачьего войска

07.07.11 Источник: "Родимый край" Ежемесячный Казачій журналъ, LE PAYS NATAL REVUE MENSUELLE, № 7, от 15-го июля 1930 г.UNION DES COSAQUES, 1 villa Chauveiot, PARIS 


Я медленно поправлялся после второго тифа... Сознание мало-по-малу возвращалось ко мне, но слабость во всем организме была невероятная. Я лежал в госпитале, что был устроен в 1920 году в морских казармах города Севастополя. Сквозь огромное окно я видел голубое осеннее небо и меня, как и всякого, наверное, выздоравливающего после тяжкой и изнурительной болезни, инстинктивно тянуло к свету, солнцу и воздуху... Недалеко от меня, койки через две-три, лежал какой-то молодой военный врач. Он уже поправился после тифа: вставал с койки и, накинув халат, а то и в одном белье и туфлях на босую ногу гулял, прохаживался по палате. Иногда подходил и к моему окну и, облокотившись о подоконник, подолгу глядел и на Южную бухту и на город... Как-то врач этот — к великому прискорбию моему, я забыл его фамилию — подошел ко мне и, после обычных вопросов о моем самочувствии и здоровье, присел на табуретку возле меня. Я повернулся на правый бок, лицом к нему. У него упала на пол с ноги туфля и я ясно вижу, что на ноге вместо большого пальца какая-то культяпка, бесформенный нарост величиною с хороший волошский орех... Я заинтересовался и спросил, отчего это у него? — «А это, изволите-ли видеть, господин полковник, взамен ампутированного большого пальца повырастали шишки. На левой ноге тоже самое!» Он сбросил туфлю и с левой ноги. «Когда ампутировали мне пальцы, я опасался, что трудновато будет ходить, но, оказывается, сама мать-природа пошла мне навстречу и повырастали на ногах шишки эти... Ничего, помогают, облегчают ходьбу!» — и он потрогал даже руками наросты эти...

«Я — сам, изволите-ли видеть, — Уральский казак и отморозил себе пальцы во время зимнего отхода войска нашего с реки Урала вдоль всего восточного берега Каспийского моря через Персию в Месопотамию, к англичанам...» — «Ну, ну?» — проговорил я и привстал, приподнялся даже немного на локте: уж очень заинтересовался этой — мало кому известной тогда, трудно передаваемой — трагедией почти беспримерного в истории русскаго народа похода... «Далеко, далеко, на границе между Европой и Азией, в стороне от больших дорог и путей живет наше небольшое Войско...

Культура с её обратной стороною медали не доходит к нам: мы сильны прадедовскими вековыми обычаями... У нас, в нашем Войске, Атаман Каледин не мог бы застрелиться: свято чтится и выполняется не только слово Атамана, но и всякого старика в семье или старшего... Мы все думали, гадали, авось, поможет Бог или Колчаку или Деникину прогнать из Москвы нечисть эту... Как слышим, Колчак погиб, Деникин бросил уже и Волгу и Царицын, пятится назад... Вот-вот и к нам припрутся большевики — раздавят, уничтожать нас они: потому — сила ихняя теперь... Ударили в набат по станицам, собрался народ и решили уходить... Уходить на Юг, вдоль Каспия, к Персии, к англичанам... но большевикам не подчиняться, не гнуть шеи перед ними... Отслужили молебен, собрали, упаковали весь скарб свой, навалили, нагрузили телеги, арбы, кибитки... Остались дома лишь ветхие старики со старухами: не могли они уйти, не вынесли бы зимнего тяжёлого похода... Да кое-какие инвалиды, тяжело-больные.

Старики зашли проститься с дедовскими и отцовскими могилами. Запрягли лошадей, верблюдов, погнали у кого был и скот, овец — для пропитания в пути, захватили баб, ребят, стариков и в зимнюю стужу тронулись в путь-дорогу... Жутко, больно было расставаться с родными местами... Крепок на нервы ура-лец: не в обычае у него показывать горе свое на людях, а все — глядишь — то здесь, то там покажутся из глаз непрошенная слеза, побе-жнт по морщинистой щеке и повиснет, замерзшая, в косматой бородв какого-нибудь деда... Нет-нет да и оглянется назад... Повел Войско наше Атаман наш... Многие не захотели оставлять добра своего врагу — подпалили избы свои: «пущай лучше сгорит!» Вышло, тронулось в поход поголовно все Войско наше: что-то более десяти тысяч душ!.. А что испытали, перенесли в пути-дороге — не передать словами!.. Шли в зимнюю стужу, при морозе порою в 40 градусов Реомюру, да еще при страшных жестоких буранах. Весь путь вдоль всего Каспия, устлан телами нашими: все были замерзшие, замерзшие да замерзшие!... — Обоз наш растянется бывало, на многие версты... Зимний день мал и короток — много не уйдешь... Шли мы более трех месяцев, пока добрались до Месопотамии...

В начале, пока земля не была еще сильно промерзшей, рыли для покойников обыкновенные глубокие могилы, а дальше невмоготу стало, стали рыть могилы помельче... Да и то, только снимемся с ночлега, тронемся в путь, как — глядишь — косоглазая Киргизия отрывает могилы, вынимает покойников, раздевает их, а так как стащить сапог с замёрзшего нельзя почти, трудно, киргизы отрубают ноги, бросают в горячую воду и тогда легко уже снимаются и сапоги... А обувь на казаках была все домашняя, добротная, сам для себя, а не для продажи, шил казак, собирался в дальнюю дорогу... — Пробовали с ними и ласкою и угрозами... Отойдем только и видим, как хозяйничают они у оставленных нами свежих могил... Бесконечно, бывало, вереницею тянется обоз наш... К вечеру люди сгрудивались, сбивались в кучу. Крик, шум, гам, рев голодных верблюдов, ржание лошадей. Разводятся огни, варится пища, кипятится из снегу чай, люди греются возле костров... Наконец, мало-по-малу насытились, поуспокоились и засыпают... Слышны только перекликивания дозорных... А то нет-нет да кто-нибудь из них и выстрелит: это отпугивает, стало быть, или волков или бродячих киргизских собак... Так следом за отрядом нашим они и шли... Но если ночью поднимется, начнет мести-крутить буран, то как ты ни укутывайся, как ты ни укрывайся, все равно тепло выдует, и усталый, обессиленный, заснешь, а на утро — глядь — или вся нога или рука не действует или пальцы окаменели — это стало быть отморожено... Хорошо, если вовремя спохватишься и оттереть можно, а то и весь замерз, погиб человек...

Гибли, замерзали не только люди, но и животные: взглянешь поутру на ночлег — там верблюд не встает, не поднимается, там — другой: это замерзли за ночь... Большевики и не преследовали нас: правильно рассуждали, что все равно, мол, в пути погибнут... Так и вышло: из десяти тысяч с Атаманом пришло нас в Месопотамию около двухсот пятидесяти человек с Атаманом нашим... Все остальные погибли в пути... Часть наших, в том числе и я, с отмороженными конечностями оставлены были в Красноводске на излечение. После выздоровления и операций отправили нас пароходом в г. Петровск на Кавказ. А оттуда доставили нас к Новороссийску. Инвалиды поехали в Константинополь, а легко-больные, как я сюда, в Крым, на фронт...»





Разделы / Черные страницы казачества.

 Казачий круг - Комментарии к статьям




Казачий круг - форум
Обсудить статью на форуме

Сайты партнеров





Версия для печати
Яндекс цитирования

2008-2015 © Казачий Круг. Все права защищены.Разработка и поддержка Казачий Круг
Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов. При использовании материалов сайта-ссылка обязательна.
ОпросыГостеваяНаш дневникПоискКарта сайтаДоска объявленийFAQ - Вопрос-ответ



Работает на: Amiro CMS