Казачий круг-История, традиции и культура казачьего народа.

Казачий круг-Независимый казачий информационный сайт. Основан в 2008 году. История, традиции и культура казачьего народа.

Казачий круг - Новости

Казачий круг - Статьи

Казачий круг - Осторожно ряженые

Казачий круг - Георгиевские кавалеры

Казачий круг - Майдан

Казачий круг - Фотоальбомы- Галерея

 




























Сайты партнеров

Казачья гамазея
 Дикое поле
Шермиции



Вольная станица

 

 



 

 


 










 

История, традиции и культура казачьего народа.

 

Вы пользуетесь Яндекс? Мы стали ближе, добавьте виджет "Казачий круг", и будьте в курсе самых последних новостей.
 

Казачий круг. История, традиции и культура казачьего народа.

История, традиции и культура казачьего народа.

добавить на Яндекс




Есть такое мнение.

Казаки на Воронежской земле.

05.06.11

Прошлое казачества уходит вглубь Российской истории. Ученые до сих пор спорят о том, когда появились казаки, какие у них национальные корни и как вообще объяснить само слово «казак».

Тема данного исследования – история казаков Верхнего Дона (северо-донских казаков). Актуальность данной темы состоит в том, что нигде ранее история именно верхнедонского казачества подробно не рассматривалась. Более того, под верхнедонскими все прошлые историки, понимали, и, причем географически не верно, казаков среднего Дона. Хотя более верно локализовать верхнедонской регион от его истоков до устья р. Воронеж. И исторически выдвижная оборона России, начиналась с тульских засек, от истока Дона Иван-озера и далее до воронежских рубежей - белгородской засечной черты.

Первые страницы казачьей истории читаются с трудом, поскольку не сохранилось достоверных письменных источников. Многих исследователей поражает внезапность выхода донских казаков (примерно с середины XV в.) на историческую арену и то обстоятельство, что письменные источники, ничего ранее не говорившие о наличии на Дону казаков, вдруг запестрели сведениями о казачестве, его боевых делах под Азовом и на Волге, у Перекопа и по всей акватории Азовского моря. Это обстоятельство наводит на мысль о том, что в Придонье и Приазовье с древнейших времен существовал доблестный народ, генетически связанный с населением русских княжеств, письменная история которого утеряна и сохранилась лишь на уровне легендарного эпоса.

Если рассматривать первую летописную дату упоминания казаков – 1444 год, то следует иметь в виду, что речь тут идёт скорее о воинском сословии, причем на службе у русских князей, чем о начале формирования этноса. Большинство исследователей считают казачество этносом или субэтносом в составе русской нации и, соответственно, как все другие этносы, племена и роды, составляющие русскую нацию, может претендовать на древнейшую историю уходящую корнями в родо-племенные времена, где тотемом казачества являлся «Олень».

Слово казак, с ударением на последнем слоге – самоназвание народа и читается в обе стороны одинаково и по-славянски (слева - на право), и по азиатски (справа –налево).

Многие историки считают, что термин «казак» пришел с востока и скорее всего он тюрского происхождения, с характерным для этих языков окончанием ак, то есть белый. Впрочем, следуя такому методу, можно считать тюркским и название древнейшего иранского народа Саки.

Этимологические изыски по данной методике могут запутать даже сведущих языковедов. Например, применяя общеарийские корни ар,ас,аз и ан можно объединить такие разделенные во времени и пространстве, принадлежащие к самым различным языковым семьям и группам и не имеющие антропологического сходства племена и народы, как: тат-ары, ар-мяне, ар-абы, в-ар-яги, пел-ас-ги, хак-асы, булг-ары, хаз-ары, Гер(ар)- манны, абх-азы, бурт-асы и черк-асы.

Многие исследователи действительно пытаются отыскать национальные корни казачества среди самых разных народов: скифов, половцев, хазар, алан, казахов, узбеков,киргизов, татар, горских черкесов, сарматских амазонок, торков и печенегов

На средневековых картах России, составленных в Англии, Германии и Италии по несохранившимся русским картам, постоянно встречаются надписи –Cassakia, Cozaxi, Cozaki orda, Casaki Tartari, которые расположены и в Приазовье, и на Яике (Урале), и возле Аральского моря.

Локализовать точное место возникновения казачества, наверное, бессмысленно. Казачий пояс на сегодняшний день протягивается от Тихого Дона до Тихого океана, и каждый из этих регионов имеет свою историю, причем, возможно довольно древнюю. В формировании казачества участвовали представители самых различных народностей, но доминировал славянский элемент и этнографические поиски альтернативных предков, в общем - то бесперспективны.

Впрочем, нас интересует, прежде всего, воронежская страница казачества, и цель исследования распутать «Воронежский узел», как прозорливо назвал наши земли академик Б.А Рыбаков, который впервые из авторитетных учёных стал применять термин «казак» и «казачество» в описаниях древней Руси.

В конце XVI столетия из казачьей среды начинает формироваться воинская корпорация и согласно «Уставу станичной и сторожевой службы» принятому в 1571 году казаки были разделены на полковых (городовых) и сторожевых (станичных) и им начинают выплачивать царское жалование и наделять землями.

Сторожевая крепость Воронеж изначально учреждалась как столица верховых казаков, а один из руководителей строительства крепости воевода Василий Биркин стал их первым головой – От устья Воронеж-реки верховые казаки ходили на своих стругах к Азову и Черному морю, наводя страх в турецких и крымских городах своими дерзкими походами.

В 1671 году донские казаки впервые присягнули на службу русскому царю, а уже во времена Петра-1 воронежское казачество начинает осваивать южные рубежи России

Оставшиеся на воронежских землях потомки казаков были переведены в разряд однодворцев живших в Воронеже слободами.

Хотя Воронеж со временем потерял значение города-крепости, экономические, духовные и родственные связи с казаками Войска Донского его жителей остались. Так. Разинский поход финансировало воронежское купечество, а в городе жил его родной дядя Никифор. Многие монастыри и церкви строились и содержались на казачьи пожертвования. По донскому пути, начинавшимся на воронежских землях, шло основное снабжение войсковых земель хлебом, сукном и пороховым запасом.

Начавшееся с начала 90-х годов прошлого века возрождение казачьих общин затронуло и Воронеж. С тех лет в городе и многих сельских пунктах, был создан ряд казачьих обществ, и вообще казачество стало заметным явлением в жизни современного Воронежского края.

В 2006 году был принят Федеральный закон «О государственной службе Российского казачества» за № 154-Ф3, на основе которого, используя свои вековые традиции, казаки могут строить новые взаимоотношения с государственными органами.



Золотой олень – казачий тотем

Краткая казачья историография.


По истории казачества написано немало научных, полунаучных и лженаучных работ. Одно их перечисление займет несколько часов. Например, «Казачество-Энциклопедия» даёт библиографию 1 тысячи работ. На самом деле их гораздо больше. Поэтому в данном исследовании мы ограничимся кратким изложением лишь основных из них.

Первоначальная история любого народа часто состоит из легенд и преданий, древняя история казачества тоже нашла отражение в казачьем эпосе.

Пользуясь казачьими сказаниями, многие историки-донцы составили историю донского казачества, несколько отличную от официальной версии, выраженной в трудах С.М.Соловьёва, Н.М.Карамзина и Н.М.Костомарова. Это нисколько не умаляет ценность их научных трудов, просто они пользовались только «доверенными источниками», а по казачьей истории их, увы, нет

Из самых ранних работ по этого направления следует отметить, прежде всего-«История о Донском войске» А.Г.Попова (1814 г.), «История описания земли Войска Донского» В.Д.Сухорукова (1867 г.), «История Войска Донского и старобытность начал казачества» В.М.Пудавова (1890 г.). Большой вклад в исследование казачьих преданий внес А.И.Ригельман. Его труд «История или повествование о донских казаках» (1846 г.) базируется на личных наблюдениях автора, долго жившего в казачьей среде. Ни у кого другого нет такого подробного описания и зарисовок казачьего национального костюма XVIII века.

Все вышеперечисленные работы донской историографии утверждали, что казачество имеет самое древнее и высокое происхождение. К сожалению, летописи, повествующие о древнем казачестве, не сохранились. Например, «Гребенская летопись», хранившаяся в Донском монастыре, пропала в 20-х годах прошлого столетия. Сведения о ней имеются в трудах историков И.Е.Забелина и В.А.Голубинцева.

Из иностранных ученых, первым кто высказался о древнейшем, причем, нерусском, происхождении казачества, был немец-норманист Готлиб Байер,занимавшийся с 1725 года историей Древней Руси.

Современник Байера – русский историк Василий Татищев, почитая такой взгляд за невежество, удалился в другую крайность, выводя казаков «из разных беглецов для воровства в области княжества Курского».

Сторонники «южной» версии возникновения казаков основывают свои взгляды на трудах историков раннего средневековья.

Ещё древнегреческий географ Страбон (1 в.н.э.) отмечал народ Коссахи, живший в его время в Закавказье. Сведения о народах с похожим названием есть также у Птолемея и Плиния. Византийский историк Константин Багрянородный (X в.н.э.) именовал один из кавказских народов Казахи.

В персидской географии «Гудуд ал Алэм» (X в.н.э.) в Приазовье помещена Земля Касак, принадлежащая аланам, а выше по течению Дона указывается племя брадас (предположительно бродники).

По истории Дона и Приазовья имеются ещё несколько интересных трудов арабских и персидских авторов. Например: ал-Якуби (891 г.), Ибн-Русте (903 г.), Масуди (953 г.), Ибн-Хаукаль (976 г.), ал-Идриси (1154 г.), по которым тоже моделируют казачью историю.

«Кавказская версия» казачьей прародины таит в себе другую крайность. Так, некоторые армянские авторы вывели казачий род из селения Казаки, находящегося в Закавказье на границе Армении и Азербайджана и приписали армян к казачьим предкам.

В ранней советской историографии имя казак в начале носило, отрицательное значение. Например, в толковом словаре за 1940 г., значилось: «Казак – представитель тяглого или податного сословия, уклонившийся от тяжелых государственных повинностей, и искавший более легкой жизни, либо в вольных поселениях по окраинам, либо в разбойничестве».*

Однако, уже в те годы, в Советской России, появились серьёзные работы по истории донского казачества. Это «Славяно-русское население Нижнего Дона и Северного Кавказа» В.В. Мавродина (1938 г.), «Предшественники казачества бродники» Н.М.Волынкина (1949 г.). В этих трудах донских казаков считают прямыми потомками русского населения, явившегося на Дон после разгрома Хазарии в 965 г., а бродников XII-XIV веков и червлёноярцев XV века относят к предшественникам и даже предкам донского казачества.

Азово-Донской регион, заселенный с древнейших времен алано-славянским населением (для раннего средневековья это археологическая салтово-маяцкая культура) считают своей прародиной многие европейские народы. Даже скандинавские саги (например, «Сага об Инглингах») утверждают, что предки норманнов жили в Асграде расположеном в Приазовье.

Историки – эмигранты в «Казачьем словаре-справочнике» предположили, что казаки – отдельный этнос, самостоятельная народность, четвертая ветвь восточного славянства, или даже особая нация смешанного тюрко-славянского происхождения. (Г.В.Губарев А.И.Скрылов КСС Калифорния 1966-1968 г.г.)

Казачий историк В.Д.Синеоков, в своей книге «Казачество и его государственное значение» (Париж.1928 г.) утверждает противоположное, в частности он пишет: «Казаки были русские, вышедшие из срединной России, сохранившие веру, язык и обычаи» Автор приводит статистику роста казачьего населения на Дону (до 1700 года 20 тысяч, в 1708 году – 60 тысяч, в 1785 году – 200 тысяч) не говорящую о его естественном приросте.

Атаман Всевеликого Войска Донского Пётр Краснов, давший благожелательный отзыв о работе Синеокова, в своей книге «Картины былого Тихого Дона» (1909 г.) тоже придерживается «русской» версии казачьей истории.

Самая романтичная история казачества написана Е.П.Савельевым. Его труд «Древняя история казачества», изданный в 1916 году в Новочеркасске, идет вразрез не только с общепринятыми точками зрения, но и с «самостийными» эмигрантскими воззрениями. Во всяком случае, в обширном «Казачьем словаре-справочнике» под редакцией Скрылова, места для Савельева не нашлось.

По версии Е.П.Савельева казачий род ведёт своё начало из легендарной Арианы, описанной в Авесте и Ригведе, где они составляли военное сословие, называвшееся Ас-Аз (то есть воинами). Передовые отряды асов назывались гетами (от слова геть-идти), а по религиозному культу их звали русы или росы (от слова река-вода). В дальнейшем арийцы, выселившиеся из Арианы, распространились по всей западной и южной Азии, а потом по различным частям Европы.

Е.П.Савельев расширил географию казачьего рода, отмечая присутствие казачьих предков во всех древнейших цивилизациях (например, ассирийской, египетской, хеттской, крито-микенской и этрусской). Он доводит казачьи отряды «гетов-руссов» до берегов Англии и Скандинавии на западе, и до Китая, Гималаев и Алтая на востоке.

Несмотря на романтичность исторических построений, труд Е.П.Савельева все же содержит рациональное зерно. А именно – он утверждает древность русской нации и казачества, входящего в её состав воинским этносом. А проводимая Савельевым идея о единстве исторических корней всех населяющих Россию народов имеет на сегодня важное геополитическое значение.Е.П Савельев не ищет предков казачества в тюркской среде, а наоборот считает, что ныне, «вроде», бесспорно тюркские народы – казахи, кабардинцы, балкарцы имели в своей древности казачий этнический элемент*.

* До Савельева – о древности руссов, и их роли в создании великих цивилизаций – египетской, хеттской, крито-микенской, этрусской и ассирийской писали и ранее Например, Мавро Орбини (1722 г.), Егор Классен (1836 г.) и частично М.Ломоносов. Но Савельев первым рассмотрел историю руссов через призму казачества.

Большой интерес представляет и Скандинавская версия казачьей прародины, основная идея которой в том, что варяжские дружины и дали основу первым казачьим общинам. Эта версия интересна тем, что действительно, в южнорусских степях, воинам трудно приобрести навыки мореплавания, позволяющие побеждать флоты персидских и турецких владык. Тем более что тюрки, от которых многие историки упорно пытаются произвести казаков, путёвого флота так и не создали. Например, турецкая империя, обладающая громадными людскими и материальными резервами, часто была беспомощной в отражении морских набегов небольших казачьих дружин.

По этой теме недавно изданы две книги - «Казаки и военное судостроение на речных верфях Дона и Днепра в XVII-XIX вв.» В.Д. Батырева (2005 г.), «Морская история казачества» А.А. Смирнова (2006 г.) К сожалению, писатели ограничили свои труды временными рамками и ничего не пишут о древних морских казачьих походах. (Например, цель Смирнова доказать всем, что флот был создан казаками до Петра 1, но в XV веке)

Следует заметить, что многие исторические публицисты борются с мифами, зачастую не стоящими внимания и за этой борьбой не замечают очевидных истин. Так и в случае с «варяжско - петровским» мифом звучащим:– Варяги создали Киевскую Русь, а Петр 1 Русский флот, а до этого ничего подобного у русских не было.

Эти мифы опровергаются простой логикой -

1) В стране, где ещё с античных времён известны крупные племенные союзы и городские поселения, была просто очередная смена династии. Этно-принадлежность очередного правителя значения не имеет.

2)- строительство флота в стране с древними мореходными традициями - не есть создание флота на пустом месте.

Впрочем, таким же мифом является и мнение, что казачество возникло в XV веке по первому упоминанию в летописях (1444г); (точно это город какой).

Но, чтобы не уклонятся от темы, следует заметить, что ещё известный историк Г.В.Вернадский в книге «Древняя Русь» (1943 г.) рассуждал о варягах, как о возможных предтечах казаков, а знаменитый скандинавский путешественник Тур Хейердал искал в Азове свой Асгард. *

* Наиболее полной и исторически достоверной по варяжскому вопросу является книга С.А Гедеонова «Варяги и Русь» (1876 г.); она была переиздана в 2005 году, с комментариями выдающегося историка А.Г.Кузьмина и снабжена обширной библиографией. Для Воронежа «варяжский вопрос» не пустой – путь на Азов и Каспий начинался на Верхнем Дону, и не в XV веке, а значительно раньше. Воронеж был не только колыбелью Русского флота, но и колыбелью донского казачества. Но об этом ниже...

В настоящее время историография казачества Верхнего Дона начинает пополняться работами воронежских историков и краеведов. Примером могут служить – «Загадки и тайны Воронежского края» (1992 г.), «Воронежъ. Историко-краеведческий сборник» (1993 г.), журнал «Казачьи вести Верхнего Дона» (1998 г.) написанные и изданные А.М. Аббасовым. Именно он первым высказал идею о воронежских корнях донского казачества

Иногда сведения о воронежских казаках можно обнаружить в краеведческих работах районного масштаба. Так, в книге «Чертовицкое годы и люди», изданной в Рамони в 2005 г рассказывается от казаках села Чертовицкое 1. Лискинские краеведы, в малотиражной работе «Лекционный материал по истории казачества воронежского», предположили приход в наш край конных отрядов древних енисейских хакасов, влившихся в казачий этнос 2

Интерес к казачьей тематике поднимают и художественно-публицистические книги воронежских писателей-казаков В.Дёгтева, А. Дегтярёва и Н.Сапелкина, уводящие прошлое казачьего рода в древнейшие времена.

В книге А.Гордеева «История казачества», ставшей классической по этой теме, утверждается, что одним из консолидационных мест казачества являлся Северо-Донской регион, именуемый в древних грамотах «Червлёным Яром» з. Эти взгляды в наши дни были развиты А.Аббасовым, предложившим понятие «буферных зон» т.е мест с преобладанием русского населения, но не входивших в состав русских княжеств, издревле выполнявших роль лесостепного пограничья.

Воронежские археологи (например, М.Цыбин и А.Синюк) 4 своими исследованиями тоже подтверждают наличие древних славянских поселений на северном и среднем Дону. Воронежскими археологами было обнаружено около 500 неукрепленных поселений с древнерусской керамикой по Дону, Тихой Сосне, Битюгу и Осколу XI-XII веков. Самая южная стоянка славян-бродников, была найдена археологической экспедицией под руководством А.Синюка в устье реки Богучарки на дюне «Терешковский вал», а изделия из Хакасии были найдены при раскопках Семилукского городища5.

В частности М.Цыбин пишет: « Со второй половины XIII века между русскими и собственно золотоордынскими землями стали возникать своеобразные «буферные зоны» с русским населением, но управлявшиеся монгольской администрацией…»6

Догадки историков в совокупности с данными археологии, могут разрешить многие загадки до-летописной истории воронежской земли, буквально насыщенной «артефактами», в том числе и по казачьей теме.

Особое место в казачьей историографии занимают письменные свидетельства о православных деяниях казаков на Дону и Воронеже.

Поскольку речь тут идёт не столько о ратных, сколько о духовных делах, то эти сведения вкраплены в труды как церковных, так и светских историков, и включены в общую канву Православной истории юга России.

О принятии христианства Киевской Русью написано много исследований, отмечается и официальная дата – 988 год. Для юга России такой официальной даты нет, да и скорее всего, и не может быть, так как христианство на Дон и Приазовье пришло не по велению князя, а по апостольской проповеди. Православное «Предание» сохранило память о южнорусских святых I - X веков.

Согласно исследованиям церковного историка митрополита Московского Макария, помещенным в его труде «История христианства в России»7, на основании известия историка Никифора Калиста, «святой апостол Андрей Первозванный с проповедью доходил « до стран Антропофагов» и пустынь Скифии». Протоиерей Михаил Терпугов считал, что апостол Андрей доходил по берегам Дона до г. Павловска, где сохранились древнехристианские пещеры в меловых скалах.


Апостол Андрей Первозванный – памятный монумент в г. Феодосия (Крым)

Археолог Д.Струков также выдвинул версию о первоначальном устройстве пещер в Донском регионе в начальные века нашей эры первыми христианами. Свои выводы он основывал на архитектурных особенностях Донских подземелий, которые по своему устройству «соответствовали традициям сооружения культовых подземных помещений в Риме, Палестине, Сирии, на Афоне и Кавказе, относящиеся к этому периоду времени» 9.

В проведении семи Вселенских Соборов (с 325 по 737 г.) принимали участие епископы Приазовского и Крымского приделов, причисленные впоследствии к лику южно - русских святых.

Казаки, продолжая древние православные традиции первых подвижников христианства Приазовья, Крыма и Дона, делали места своего проживания оплотом Православия.

Известия о Христовом воинстве, в неведомых восточных землях дошли впоследствии и до католической Европы, где в 1145 году распространилась легенда о "царстве пресвитера Иоанна"

Видимо, во времена католических крестовых походов, жители Западной Европы полагали, что нечто подобное происходит и на востоке. Впрочем, иные события казачьей истории, действительно, можно считать крестовыми походами в защиту Православия, а самих казаков – православными рыцарями веры Христовой.

Первым исследованием, содержащим сведения о казаках Дона и Воронежа, написаным церковным писателем, стал труд Евфимия Болховитинова «Историческое, географическое и Экономическое описание Воронежской губернии» собранное из архивных записок и сказаний (1800 г.).

Об участии казаков в строительстве храмов и монастырей сообщают изданные в конце 19 века «Воронежские епархиальные ведомости», «Писцовые книги (т.1-2), «Древние грамоты и другие письменные памятники, касающиеся Воронежской губернии и частью Азова», «Переписная книга монастырей- 1614г» и другие редкие книги, хранящиеся в различных архивах.

В наше время о казачьих храмах сообщается в книге «Храмы Воронежа»(1994 г.), написанной краеведом А.Акиньшиным. На одной из городских научных конференций прозвучал доклад С. Евлаховой и Л.Межовой « Анализ развития православных монастырей Воронежской области…», где в частности сказано: « … учитывая историю их возникновения и особенности быта, христианские памятники культуры можно классифицировать как: 1) Монастыри донских казаков. 2) Монастыри полковых казаков. 3) Монастыри черкасских казаков 10.

Насыщенность воронежской земли православными храмами в XV-XVI веках, т.е начала «официального» освоения края, говорит о неразрывности культурно-миссионерских традиций древнего и средневекового христианства на Дону.



Монастырь в Костомарово – Донской Иерусалим.




Казачий монастырь в Борщево ( реконструкция П.В.Пенькова)

Резюме


1) Казачью историографию можно разделить на два направления – державное и самостийное. Это деление, конечно, условное и скорее политическое - чем историческое. Тем не менее, оба эти направления имеют право на истину и скорее взаимодополняют друг друга, нежели исключают.

2) Первое направление особенно ярко выражено в книге «Терское казачество в прошлом и настоящем» (1912 г.) написанной терским атаманом М.Карауловым по поручению военного министра Куропаткина. Книга создана в виде учебника и подобные истории предполагалось тогда издать для каждого казачьего Войска. Нечто подобное писал тогда и атаман П.Краснов (Картины былого тихого Дона 1909г.), а впоследствии развил В.Синеоков (Казачество и его государственное значение. Париж.1928 г.)

3) В настоящее время традиции державного направления представлены в книгах «Казачество. Энциклопедия» (2003 г.) и «Казачество – щит Отечества» (2005 г.). Эти книги написаны и изданы в Москве « Союзом казаков России» и основная концепция этих трудов в том, что казачество – воинское сословие созданное Русью в качестве стража и защитника Отечества.

4) Самостийное направление, вначале носившее провинциальный характер, в годы белой эмиграции, второй мировой и «холодных» войн развилось в идею создания «Казаки», как самостоятельного государства. Казаки по этой идее считались особым народом, смешанного славяно-аланского происхождения со значительной примесью тюркского элемента.

5) Наиболее ярким примером такого подхода следует считать «Казачий словарь-справочник» Г.Губарева, изданный в Калифорнии в 1966-1970–х годах. Совсем определенно к этому вопросу подошел казак-журналист С.Болдырев и в своём «Календаре» за 1956 г., поместил статью «Кто мы казаки?» и привел семь пунктов, по которым надо относить казачество к самостоятельному государственному этносу, а не сословию.

6) В период «парада суверенитетов» президент России Б.Ельцин принял популистский «Указ о реабилитации репрессированных народов»,(1991г.) в числе которых оказались и казаки. Этот указ явно перекликался с указом президента США от июля 1959 года о «Неделе порабощенных народов», где тоже говорилось о «порабощенных» коммунизмом казаках. Таким образом казачество было официально признано «исторически сложившейся культурно-этнической общностью людей», т.е. народом.

7) В самый разгар своего правления (1996 г.) Ельцин принял ряд дополнительных указов по казачеству, противоречащих первому документу и, по сути упраздняющие статус этноса. Президентом было заявлено: Казак без службы не казак».





Донские Бродники


PS. В заключении следует заметить, что никакими указами, законами и постановлениями народы (в отличии от сословий) не учреждаются и не упраздняются. Люди сами решают вопрос своей этнической принадлежности. И прежде всего от их воли зависит кем себя считать. Все остальное лишь аргументирует сложившееся ранее мнение

Цель данной книги систематизировать все известные и малоизвестные сведения о прошлом воронежского казачества, неразрывно связанным с историей воронежской земли, с самых древнейших времен.

Задача книги доказать, что истории казачества нет без истории Воронежа и соответственно истории Воронежа нет без истории казачества.


Воронежский узел России


Воронеж имеет уникальное значение для Российской истории, причем не менее важное, чем города Киев, Москва, Новгород и Санкт-Петербург. Здесь тоже завязывалась история России и здесь одно из начал казачества.

Само название Воронеж легендарно. Например, Егор Классен в книге «Древнейшая история славян и славяно-руссов» (1854 г.) выводит начало Воронежа из древнейшей Зенд-Авесты, составленной в 6-4 в.в. до н.э. арийскими жрецами. В этой книге описана прародина Ариев и их дальнейшее расселение, именуемое выселками. Всего было 16 выселков, а 14-й выселок основал Верену. Классен пишет: « Может быть наш древний Воронеж, на реке того же имени».

В Зенд-Авесте описано легкое войско Ариев, именуемое озор-озар-озак. Классен связывает в единый семантический ряд урван-озар-гусар, а вслед за ним, казачий фольклорист Ю.Миролюбов объясняет с этих позиций и происхождение слова казак1.

Краеведы давно разгадывают происхождение топонима Воронеж, к сожалению, игнорируя метод сравнительной топонимики. Хотя топонимы, созвучные слову Воронеж, встречаются на географических картах Евразии не менее 50 раз. Наверное, лишь лингвистический анализ смысла этих топонимов поможет раскрыть истинный смысл названия нашего города.

Характерной особенностью нашего Воронежского края является то, что на протяжении всей российской истории он являлся порубежьем или началом какого либо исторического перелома.

Легендарная «Велесова книга» повествует о решающем сражении славян с готами на воронежской земле. Первейший пограничный город русских, в раннем средневековье назывался арабскими купцами Вантит. Загадочные Осенев, Сугров, Шуркань,Руком, Балин и Червшлюев – пограничные города «казар» Подонья, известные по летописям, археологами пока не найденные. В период Киевской Руси на воронежских землях возводится линия богатырских застав и организуется дозорная и сторожевая служба – предтеча будущих казачьих линий.

В средние века Воронеж снова тревожное пограничье Руси и Золотой Орды. Именно с берегов реки Воронеж начался бесславный поход Мамая на Куликово поле.

Во времена Петра I, с его державным волюнтаризмом, в Воронеж вполне могла переместиться столица Русского государства; предпосылки для этого были, но затяжная шведская война привела к другому варианту истории.

И все же в 1585 году Воронеж, пусть на короткое время, стал столицей – столицей донского казачества.

Казачьи корни


Традиционно считается, что слово казак появилось на страницах древнерусских летописей под 1444 годом, (казаки рязанские), но в словаре И.И. Срезневского, слово казак упоминается в «Грамоте о границах Кириловского монастыря за 1395 год», а по сообщению Забелина в записях «Вкладной книги» часовни на Лубянке, в Москве « народ зовимый козаци» пришел в 1380 году на помощь Дмитрию Донскому. Так или иначе, нижняя летописная граница этого слова остаётся пока под вопросом.

По определению энциклопедии «Казачество» казаки - «социально-этническая общность людей, сложившаяся на южных окраинах русских земель и несшая сторожевую службу составляя особый вид вооруженной силы (обычно конницы). Поскольку время возникновенитя понятия «Русская земля» историки доводят до первых веков от РХ, то и охрана его границ, и пограничное население вполне попадает под категорию казачества.

Сам этноним казаки возник довольно давно, он упоминается еще римским географом Страбоном в I веке н.э. Как считает историк В.Шамбаров (Казачество; История вольной Руси М.2007 г.) слово «казак» попало в лексикон тюрских народов уже в «готовом» виде. Он пишет: « Происхождение слова «казак» надо искать не в тюрских, а в древнеиранских языках, на которых говорили скифы и сарматы» у этих народов корень «ас» в произношении трансформируемый в «яз» или «аз» входит как в самоназвание племен, так и во многие географические названия. Общепринятый перевод слова – вольный человек. А если понимать буквально по слогам – конный вольный светловолосый (белый) человек.

Историк Шамбаров не стал доказывать непрерывность казачьей истории и свою 2-ю главу назвал «Изначальное казачество и его гибель», однако это скорее дань сложившейся прошлой исторической традиции, нежели истинное положение вещей.

Современные археологические данные (в нашем случае на воронежской земле), показывают преемственность всех исторических эпох. Так, «скифо-сарматские укрепленные» городища по Тихой Сосне, Воронежу и Дону наследуются ранними славянами, а укрепления времен Киевской Руси возобновляются в Московском царстве. По сути, знаменитая «Белгородская черта» проходит там же, где были укрепления раннего железного века. Следов, каких либо разрушений связанных с полным истреблением предшествующего населения археологами не обнаружено, а о стабильности этнического состава населения говорят сохранившиеся на территории центра Русской равнины топонимы описаные в древнейших книгах индоариев «Авесте» и «Ригведе» датируемых IV-VI тысячелетием д. н.э.

Одно из своеобразий Воронежской земли его географическое положение – граница леса и степи. В спокойный «безвоенный» период местное население осваивает донскую степную долину, вплоть до устья, занимаясь земледелием, торговлей, охотой и рыбной ловлей. А в период кочевых экспансий оно перемещается в верховья Дона и на Воронеж под защиту своих укрепленных поселений. Поскольку нашествия кочевников, по сути, не прекращались никогда, приостановить их мог только естественный и укрепленный географический рубеж, одним из фрагментов которого служили густые воронежские леса на высоком, крутом речном берегу.

В период особо глобальных нашествий неселение воронежских земель покидало свои городки, уходя в труднодоступные леса. Так, в дебрях Усманского бора известно городище «Каверинское», по уровню фортификационных построек, троекратно превосходящее известные крепостные строения раннего железного века – Семилукское, Белогорское и Чертовицкое.

В настоящее время поднимается вопрос о градации скифо-сарматского населения, а конкретно для воронежского региона об «автохтонности» его главной этнической составляющей. А, по сути, это говорит о том, что городища «скифского времени» строились от скифов, а крепости «сарматского времени» от сарматов. От сарматских времен до ранних славян существует некий «археологический пробел» признаваемый за преемственную неувязку. Этот период синхронен эпохе «Великого переселения народов» когда народы называемые – венедами, антами, аланами, русами и славянами, вандалами и готами, прошли, через Западную Европу дойдя до Англии и Северной Африки. Конечно, это были «внегосударственные» военно-племенные союзы единой индоевропейской культуры.

Анализируя сложившуюся на Верхнем Дону этнополитическую обстановку, времен раннего железного века следует признать, что в этом регионе существовали протославянские родо-племенные союзы, организовавшие на своих рубежах постоянно совершенствовавшуюсю линию фортификационных укреплений. Архаичность топонимики сохранившей до наших дней, в пределах Русской равнины ряда географических названий времен прошлой индо-европейской общности, говорит об относительной этнической стабильности коренного населения с самых древнейших эпох.

Казачество стало этносоциальным феноменом, сочетавшим мореходные традиции балто-славян Поморья с кавалерийскими – алано-сармат Южно-Русских степей и предгорий Кавказа. Вольные воронежские земли стали местом консолидации изначального казачества, они долгое время не были охвачены «никаким» самодержавием и ничьей «деспотией». Подобно древнему Риму с семи Воронежских холмов казачья лава расширила русские пределы от Тихого Дона до Тихого Океана.

Краеведческий вакуум

Современные воронежские краеведы и историки часто отличаются излишней дотошностью и скурпулёзностью, «местечковый» патриотизм им совершенно чужд. Все спорные краеведческие вопросы они стараются рассмотреть как можно «объективней», отметая все домыслы и легенды. А ведь речь идёт не о каком то абстрактном физическом объекте, а о нашем родном городе.

Пока воронежские историки спорят между собой о дате основания города, в Сумской области, жители украинского Воронежа устанавливают у себя памятный знак, утверждающий, что именно их город обозначен в летописи под 1177 годом.

Жители Россоши уверены, что именно через их земли прошел походом на половцев князь Игорь Святославич и тоже ставят свой памятник.

Селяне посёлка Карачарова под Муромом отмечают место, где стоял дом былинного Ильи Муромца, мемориальной доской и чтят его ныне здравствующих потомков.

Жители Казани (первое упоминание в летописи тоже 1177 г.) празднуют 1000-летие своего города, исчисляя дату своего основания по редким нумизматическим находкам.

В Воронеже подобных инициатив пока нет. На сей день, единственным «отрадным» явлением этого направления является изданная в Воронеже книга Ю.Петренко «Турова Скифия» (2005г). В эту книгу, на шестистах страницах, втиснута вся мыслимая и немыслимая история юга России, и особенно скифского царства, как колыбели мировой цивилизации. А история основания Воронежа древними волхвами описана так красочно и сочно, что автору «прощается» и версия о волхвах – посланцах космоса*.

* Несмотря на название, в книге постоянно упоминаются казаки, к которым у автора довольно двойственное отношение. С одной стороны, они охраняли древние торговые пути и сопровождали караваны еврейских купцов, а с другой стороны постоянно пили водку и устраивали погромы. Вообще «еврейская» тема является у автора «Туровой скифии» одной из главных. Так по версии автора, именно древние евреи сформировали у скифов культуру, торговлю, промышленность, и наконец дали грамоту этому дикому доселе народу.

Вообще книга постоянно пропагандирует весьма сомнительные идеи антирусской и антиказачьей направленности. Например, противопоставляет славян и руссов.- Казаки-русы «воины, причем воины захватчики, грабители и бандиты», а «славяне крестьяне, работали на них, то вполне понятна их древнейшая связь; прислуга обслуга,- тянущаяся вплоть до наших времен 1».

Краеведческие книги, подобные «Туровой скифии» можно было бы отнести к очередному псевдонаучному курьёзу, к тому же изобилующему малограмотными утверждениями – например, о скифском золоте, добываемом на Урале в «несметных количествах», причем оно, «буквально валялось по земле», буквально цеплялось под ногами в виде кусков и слитков»*. Или о скифских папирусах, которые возможно сохранились в затопленной Таманской Фанагории. Но, приходится признать, что альтернативной краеведческой литературы более «похожей на правду», в Воронеже нет.

Серьёзные научные труды, например, « Исследования по археологии и истории лесостепной Скифии» А.П.Медведева(2004 г.) выпущены в нашем городе мизерным (300 экз.) тиражом и не доступны широкому читателю.

Скифский период Донской истории позволяет локализовать и поставить во временные рамки создание первых укрепленных поселений на воронежской земле и появления первых воинских дружин их защищавших. Высокая концентрация укрепленных городищ в воронежско-донском междуречье, позволяет считать, что в регионе Верхнего Дона, в начале 1 тысячелетия н.э. сложились предпосылки формирования ранней государственности.

Появлению скифов на воронежской земле предшествовал длительный период активного хозяйственного и культурного освоения края, оставивший всемирно известные археологические свидетельства, не имеющие аналогов в других регионах России. Эти периоды называются археологами палеолитом, мезолитом, неолитом, энеолитом и бронзовым веком.

Столь длительный экскурс в далёкое прошлое, причем с первого взгляда, совершенно не имеющий отношение к истории казачества, все же необходим. Казачьи общины на Дону и Воронеже возникали не в одночасье, и не на пустом месте. Славянское население нашего края наследует все предшествующие исторические эпохи и является автохтонным т.е коренным.

Реконструкция облика кроманьонца из поселения Костёнки, наглядно доказывает, что более 20 тысячи лет назад (в палеолите), первые жители Верхнего Дона совершенно не отличались от современных людей. Многочисленные археологические находки доказывают высокий материально-культурный уровень той эпохи, а найденный в районе села Щучье долбленный челн неолитического времени и ныне украшает экспозицию Московского исторического музея.

*Эсхила, у которого впервые сообщается это предание, говорит о землях наших предков следующее: «На севере Европы несомненно находится золото в огромном количестве; но как оно добывается, я не могу и этого сказать с достоверностью. Говорят, что одноглазые люди аримаспы похищают его из-под грифов». О том же говорит и русский азбуковник собрания Д.В. Пискарёва: «Аримаспи люди о едином оце, а живут в татарских землях, а воюются с грифъ за жемчюг и за злато».

Кроманьонец из Костёнок – наш далёкий предок.

Так, следующая культурная эпоха, названная мезолитом, свидетельствует о пере- селении в наш край людей из Прикаспия, Приаралья и Средней Азии на рубеже VI –V тысятелетия до нашей эры1. О высоком уровне космологических знаний говорит находка каменного лабиринта на реке Потудань, который использовался для астрономических наблюдений. К этому же периоду можно отнести появление первых курганов. Ни в одной области земного шара нет такого количества курганов как в южнорусских степях. Курганы эти заслуженно стяжали мировую славу. Множество различных племен, и местных, и пришлых, сменили на этой территории друг друга, но почти все они воспринимали и сохраняли традицию, возникшую ещё в эпоху неолита; насыпать над погребенными или сожженными покойниками курганные холмы. К этому же времени относится появление иероглифографического письма (семилукские плиточки) 2.

Следующая археологическая эпоха бронзы, продолжавшаяся с III по I тысячелетия до нашей эры, характеризуется сооружением более объёмных курганов, таких например, так Усманский курган. Его размеры около 51-60 м., при высоте 8 м. Воронежские краеведы окрестили его «пирамидой в воронежских степях».

В бронзовый век на нынешней территории Воронежа появилось первое укрепленное поселение, именуемое Шиловским. Находилось оно на мысу боковой террасы р. Воронеж. Со стороны плато выявлен ров шириной 2.5 м. С внутренней стороны от рва находилась двойная линия столбовых ям, свидетельствующая о наличии здесь частокола з .

Собственно со времени строительства оборонительных сооружений и следует вести исторический отсчет основания Воронежа – пока ещё как прагорода.

В эпоху бронзы, как утверждают воронежские археологи, в среде местного населения появляется « профессиональное воинское сословие, состоявшего из различных групп военных (воины-колесничие, возничие, пешие воины лучники, лучники всадники)4.

Судя по артефактам скифской эпохе предшествовала не менее героическая, и даже наиболее значимая киммерийская эпоха*. Люди этой эпохи жили в едином культурно-этническом пространстве от берегов Енисея до междуречья Дона и Днепра. Археологические культуры этого времени названные ямной, срубной, катакомбной, абашевской, афанасьевской и андроновской, а носителей этих культур все исследователи называют индоариями. Так, например, А.Винников и А.Синюк пишут: «Существовала этническая взаимосвязь между населением Дона в разные периоды эпохи бронзы. На протяжении многих столетий, здесь шел процесс складывания индоиранских групп, а около середины II тысячелетья они влились в широкий и мощный поток переселенцев, двигавшихся в восточном и юго-восточном направлениях и ставших потом хозяевами громадных пространств Малой Азии, Иранского нагорья... …катакомбная культура вдруг резко обрывается в Подонье, но зато находит вдруг аналоги в материалах Казахстана и Зауралья» 6

*Археолог А.Л.Монгайт 5 предложил этот термин для увязки с историей Геродота о предшественниках скифов – киммерийцах.

Сосуд адроновской культруры бронзового века - аналогичный донской срубной керамике (найден в Южной Сибири.)

Воронежская срубная керамика, согласно исследованиям Е.Захаровой7, свидетельствует о появлении пиктографического письма у людей срубной культуры. Орнамент воронежской керамики, несущий в себе – солярные, обрядовые и календарные символы, содержит композиции основного индоевропейского мифа. « В нем верховный бог – громовержец побеждает своего демонического противника имеющего змеиную природу. В древнеиндийской мифологической традиции глава богов громовержец Индра рожден и вырос для того, чтобы убить Вриту, самого известного из ведийских демонов» В орнаментах срубной керамики есть модель, которая « отвечает принципам построения индоевропейской мифологической модели мира, для которой характерно трихотомическое деление на небо, землю и подземный мир»8

Подобные артефакты помогают понять преемственность идеологии славянского язычества и последующего христианства. Донская керамика срубной культуры буквально изобилует солярными знаками, изображающими крест: прямой крест, косой крест, крест из пересекающихся параллельных, прямых, сдвоенный крест и свастика.

«Подводя итог, можно констатировать, что на керамике срубной культурно-исторической общности эпохи бронзы нашла отражение существовавшая в обществе графическая знаковая система, направленная на фиксацию, сохранение и передачу информации, охватывающей наиболее значимые в древнем обществе сферы духовной жизни9 »

Воронежские археологи сделали ещё одно интересное наблюдение: «…удалось установить, что размещение курганов иногда преднамеренно планировалось, Курганы являлись как бы узловыми точками на поверхности могильника. Направленные через них условные линии создают комбинации отрезков и геометрических фигур, напоминающие расположение небесных светил в определенные времена года»10. Таким образом, курганные комплексы на воронежской земле являлись одновременно святилищами и обсерваториями, где проводились календарные расчеты.

Арийские обсерватории бронзового века приурочены к знаменитой 52 о параллели, от Стоунхенжа в Англии и Аркаима на Урале. И, скорее всего Воронеж был отправным центром, нежели «проходным двором» развития древних цивилизаций.

Существует ещё одна геодезическая закономерность – 45 о меридиан, пересекающий 52 о параллель в районе Воронежа, показывает ещё один вектор распространения арийской культуры – от Белого моря на севере, через Кавказ и Месопотамию, до южного Йемена Аравийского полуострова, где археологи тоже нашли развалины древнеарийских городов*.

*Если совсем дать волю картографической фантазии и к имеющемуся перекрестию добавить вторую перекладину (т.е изобразить православный крест), то обозначится ещё одна линия распространения индоевропейских цивилизаций – От Крито-Микенской на западе, через Палестину(хеттская и шумерская) и Иранское нагорье, до Северной Индии. Переселение древних Ариев на столь громадные расстояния было вызвано не поиском новых пастбищ и не климатическими катаклизмами. Этот путь уместно назвать «плановым обходом» совершаемым по каким-то религиозно-космогоническим принципам зафиксированным в индоевропейской символике.

Воронежские скифы

Скифский период истории (археологически), охватывает 700-летний временной промежуток с начала 1 тыс. до н.э. по III век до н.э. Для мировой истории период мизерный, но, тем не менее, само имя скифы продержалось в письменных источниках более 2-тыс лет, а нарицательно оно существует и до сих пор.

Столь долгая жизнь этого этнонима произошла благодаря обилию исторических сведений о скифах, содержащихся практически во всех античных и византийских исторических хрониках. Дальнейшие средневековые историки продолжали по инерции называть так все народы Русской равнины, и, прежде всего русских.

Казачьи историки, без всякого сомнения, относят воинственных скифов к своим далёким предкам. Историк Г.Губарев так и пишет: «Казаки – народность образовавшаяся в начале новой эры, как результат генетических связей между туранскими племенами Кос-Сака и Приазовских славян Меото-Кайсаров с некоторой примесью Асов-Аланов или Танаидов (Донцов). - (Казачий словарь-справочник). А этноним казак, историк понимает в скифо-иранском значении и переводит как Белые Олени.

Скифы появились в переломный момент мировой истории - Железный век. Использование железа привело к радикальным изменениям в жизни и культуре. Развитие пашенного земледелия, которое в отличие от мотыжного, освободило от хозяйственных забот значительную часть населения и появление железного меча, открыло новую эпоху – эпоху героических военных походов.

В нашем крае эпоха железного века выразилась, прежде всего, в массовом строительстве укрепленных городищ-крепостей. Скифские крепости вытянулись в единую оборонительную линию на речном рубеже Тихой Сосны и Воронежа. На сегодня археологами описано 8 таких крепостей - Кировское, Волошинское, Сторожевое, Архангельское, Чертовицкое, Пекшевское, Подгорное и городище Каверинское. Всего же на верхнем Дону открыто 120 городищ и свыше 600 открытых поселений раннего железного века. Рядом с городищами располагались курганные могильники. Курганы скифской знати отличались богатством погребального инвентаря – обилием оружия, конской упряжи, золотых и серебряных изделий, бронзовых котлов, амфор и других престижных изделий. Наиболее крупным, является урочище Частые курганы - Царские курганы были варварски уничтожены строителями микрорайона Северный, оставившими после себя безликие дома-коробки. Потомки им за это благодарны не будут. Единственным напоминанием о царских курганах ныне служит красная пирамида поставленная у въезда в микрорайон.

На карте Скифии, составленной Б.А.Рыбаковым, наш регион обозначен как: воронежские особые скифы, причем в своих построениях он опирался на мнение русского археолога А.А.Спицина ( Курганы скифов-пахарей ИАК 1918 г.)

Упомянутая выше книга А.Медведева подтверждает теорию «особых скифов» сравнительным анализом археологических находок в Поворонежье и Нижнем Дону. Более того, он пишет: «Скифологи довольно давно обратили внимание на весьма парадоксальный факт появления в глубине лесостепи с VII в. до н.э. многочисленных курганных некрополей архаической скифской культуры при практически полном отсутствии таковых в Причерноморской Степи вплоть до V в. до н.э.».

Для воронежского региона Медведевым отмечено локальное своеобразие найденных при раскопках – мечей с волютообразным навершием, наконечников стрел с плоской двухлопастной головкой, дротиков с рюмкообразными подтоками. Это оружие имеет приуральские аналоги, тогда как на нижнем Дону оружие имеет синдо-меотский источник.

Своеобразие воронежского региона выполнявшего роль оборонительного рубежа от степных кочевников, создание городищ-крепостей по берегам Тихой Сосны, Дона и Воронежа начиная с энеолита - предполагало наличие сильного административного центра и судя по царским курганам, он и был на воронежско-донском междуречье. Некоторые краеведы считают, что описанный Геродотом город Гелон в земле Будинов находился на месте современного Воронежа. (Во всяком случае, А.Медведев убедительно обосновал, что Бельское городище на р. Ворксле ранее ассоциируемое Гелоном таковым не является). К сожалению, подтвердить эту гипотезу историкам-археологам уже никогда не удастся. Нынешняя территория города плотно застроена, а нынешние «скоростройки» скорее уничтожат найденный «артефакт» нежели остановят свои работы.

Скифскими древностями интересовались не только русские археологи. В гитлеровской Германии. Нацисты тоже занялись скифской историей. Причем их влекло не скифское золото, а система оккультных ценностей древних арийцев. Речь идёт о котле царя Арианта.* который, нацисты включили в систему оккультных святынь, гарантирующих мировое господство третьего Рейха.

* Вкратце легенда звучит так: « в центре Украины, где историки допускают центр Скифии, в местности названием Экзампей (ныне это Холодный Яр) находился древний скифский город, окруженный валом и рвом по периметру в 60 км. Царь Ариант, по случаю победы над персами повелел изготовить гигантский там медный котёл. Каждый воин скиф принес по одному наконечнику стрелы, из которых собственно и был отлит котёл, вмещавший 600 амфор вина. Раз в году скифы собирались в Экзампее и праздновали свою победу.

В эту систему входили Чаша Грааля, Ковчег Завета, копьё Лонгина и многие другие вожделенные ценности оккультизма, поисками которых занималась эсесовская команда Аннанербе (наследие предков). По представлениям германских оккультистов – котёл Арианта выступал в роли сферического зеркала, испускающего астральный свет, а излучаемый световой луч давал дар ясновидения и позволял предсказывать будущее. На месте поисков священного котла нацисты построили свой очередной «Вервольф» ,являвшийся одно время ставкой Гитлера.

Немецкие археологи искали астральные места древних Ариев и в верховьях Дона, так под Рязанью они долго и безуспешно искали Артанию – мифическую столицу руссов, известную по арабским средневековым источникам (по карте ал-Идриси)11

Период формирования ранней государственности на Верхнем Дону был прерван в III веке до н.э. нашествием сарматов. Происхождение сарматских племен восходит к такой же глубокой древности, как и скифов, и генетически связано с жившими на на территории Заволжья и Зауралья людьми срубной и андроновской культур 12.

Сарматы вклинились в скифскую федерацию по её степной части и достигли Среднего Дуная, выйдя к границам Римской империи. Некоторые сарматские дружины перешли на службу римским императорам и в составе имперских войск воевали в Англии. Жители степной Скифии были оттеснены в Крым, где стали известны как тавро-скифы, а население лесостепной части федерации постепенно вытеснялись на север, в верховья Дона и Воронежа. Воронежские археологи считают, что Семилуское городище было уничтожено сарматским нашествием (А.П.Медведев. «Сарматы и лесостепь» 1990 г.).

Сарматско-скифские войны не носили межэтнический характер, те и другие были этинически близки, не носили они и социальный характер – борьбы диких кочевников с культурными земледельцами. Возможно, это были аристократические разборки, чем-то вроде княжеских усобиц средневековой Руси. Так или иначе, на месте скифского царства на античной карте географа Страбона появляется страна Сарматия*.

*Воронежские археологи считают, что автохтонное население Верхнего Дона и Поворонежья к этническим сарматам не относилось. От нашествия кочевых сармат наши предки возводили мощные фортификационные сооружения. Примером тому служит городище Каверинское расположенное в Усманском бору, в верховьях реки Ивница. До нашего времени сохранились крепостные валы и глубокие рвы, вода в которых не высыхает даже жарким летом. Детально городище пока не изучено, хотя по указу Президента РФ оно объявлено памятником археологии Федерельного значения.

Римская бронзовая фибула «Авцисса» Чертовицкое городище 1в.н.э

Картина Васнецова «Битва славян со скифами»

Воронежские амазонки

С легкой руки античных историков появилась легенда о стране Амазонок расположенной в донских пределах. Сарматов греки звали «женоуправляемыми», а в русском эпосе есть немало сюжетов о царстве Бабы Яги или о приморском «девичьем царстве» к каменными крепостями. Известны богатые и почетные захоронения сарматских женщин с оружием и конским снаряжением. С позиций развенчанного ныне марксизма «страну Амазонию» приводили примером рудимента и атавизма первобытного матриархата.

Понятно, что существование чисто женского государства обычная красивая фантастика – некий античный журналистский приём-гипербола, связанный очевидно с тем, что в рядах воинов, (традиционно мужчин) греки обнаружили храбрых женщин. Впрочем, об амазонках писали всегда, и долго будут писать, и снимать увлекательные фильмы-мультики. Тема эта поистине неисчерпаемая.

Обычно про амазонок пересказавают античные «страшилки». Мол, они – «пили кровь из мужских черепов, кастрировали мужчин, выставляли головы убитых на шестах вокруг домов, вешали скальпы на уздечки… воюя круглый год, весною на два месяца заключали перемирие, вступали во временные браки, рожденных мальчиков убивали или кастрировали, а девочек поили мужской кровью …».

Из греческих и римских источников известно, что амазонки участвовали в походах скифов и киммерийцев в Египет, Сирию, Малую Азию и Вавилон (Диодор, Арриан, Юстин, Страбон, Исокарт12), согласно Гомеру амазонки воевали в Трое.

Обычно страну амазонок историки размещают в Северном Причерноморье и нижнем Дону, но воронежские археологи нашли на Верхнем Дону и Поворонежье жезахоронения воинов-женщин датируемых V-VI веками до н.э. Особенно много подобных захоронений найдено на реке Потудань.*

*В 1601 году , Мавро Орбини писал:
«К светлости славы рода славянского прилагается храбрость жен сего народа. А более всего -- амазон, которые были женами сарматов-славян: жилища их были при реке Волге... Некоторые писатели сказуют, что оные были жены готам, и в купности с мужьями своими бивалися в платье мужеском против Аврелиана Цесаря. Но, -- продолжает Орбини, -- или готяныни, или сарматыняни, были всегда от народа славянского... Амазоняны обошли потом всю Асию меньшую (Малую Азию), под иго взяли Армению, Галатию, Сирию, Киликию, Персиду... Построили многие грады, каланчи и крепости крепчайшие... Состроили два града славных, Смирну и Ефес... Цари же греческие устрашившеся силы амазонския, послали противу их Ираклия, славнейшего воеводу оных времен. Потом же пришли амазоняны в помощь трояном противо Греков, под правительством Пантезилеи, и пребывали тверды в державстве своем даже до времен Александра Великого. Кинана Македоняныня, такожде славяныня, и сестра Александра Великого... водила воинство, билася с неприятелями, и убила своею рукою Карию, Царицу Иллирическую».

Историки, описывая сарматскую эпоху как: «упадок в результате сарматского нашествия» тут же сообщают: «Очень быстро, сразу после нашествия …возникли го крепости и города, которых у кочевых скифов никогда ранее не было»13. Действительно, для Верхнего Дона отмечается увеличение числа оборонительных сооружений, равно как и появление женских погребений с оружием и лошадью. В этих захоронениях традиционно присутствуют индо-иранские атрибуты. Так, найденные в «царском» кургане под Липецком фигурки золотых оленей совершенно схожи с изображениями на «оленных камнях» кургана Арджан в Туве. По данным археологии в регионах Южной Сибири, Приуралья и Казахстана во времена энеолита, проживали племена андроновской и афанасьевской культур.

Человек андроновской культуры – праматерь донских амазонок*

* Андроновскую культуру оставили люди европейской расы, распространившиеся примерно в XVII в. до н.э. по степям Южной Сибири и Казахстана и принёсшие сюда навыки земледелия. – «Археология СССР» Учебное пособие.М., «Высшая школа», 1973.

Традиционное изображение амазонки

В географическом плане древние индо-арийские культуры смещались, то в широтном, то в меридиональном направлениях, циклично сменяя друг - друга и используя такой принцип можно если не понять, то хотя бы их запомнить.

. Так, ямная культура III-го тысячелетия до н.э., простиралась с востока на запад, а сменяющая её катакомбная идет с Кавказа и Крыма на Верхний Дон. Срубная культура, в середине II тыс.до н.э. снова следует в субширотном направлении.

Скифы вытеснили киммерийцев на север и юг, воюя затем в Сирии, Египте и Месопота мии. Сарматы снова приходят с востока дойдя до границ Римской империи. далее по 52 параллели появляются в итоге в « Туманном Альбионе».

Аланская культура, сменившая сарматскую на рубеже 1тыс н.э. имеет уже северный вектор, а северные готы появляются В Крыму и Приазовье.В следующих веках уже гунны (уже не индоевропейцы) идут походом на Европу, вытесняя аланские племена на Юг Франции и Север Африки.

В какой-то мере такой порядок продолжается и далее, например, варяго-русские походы на Каспий и Боспор в IX-X веках. Но главное, в большинстве случаев, что именно с Верхнего Дона (словно от брошенного в воды реки камешка круги) расходились во все стороны древние племена и народы. Высокий социальный статус верхнедонского населения подтверждают многочисленные «царские» погребения, в начале скифские, а затем сармато-аланские.

Археологическая экспедиция, лета 2005 года, проведенная историками ВГУ под руководством А.П. Медведева, исследовав в Липецкой области сарматский некрополь, обнаружила погребение сарматской «царицы» в золотом облачении. Одна из золотых фигур была реконструирована (Л.Ю.Гончаровой) как священная птица Варагн – символ высшей власти у древних Ариев. По мнению А.Медведева « погребение относится уже к позднему аланскому периоду…аланы вышли из той же кочевой сарматской среды и первоначально представляли не народ (этнос) в современном смысле этого слова, а определенную социальную группу – тяжеловооруженную дружину конных воинов, древних степных рыцарей, дошедших в последствии до западных рубежей Римской империи».*

С аланским временем связаны и находки римских монет, позволяющих точно датировать время существования поселений ( как в случае с Казанью). Так в Воронежской земле известны следующие нумизматические находки – денарии Траяна 103 года ( найдены в Шилове и Воронеже), денарии Антонина Пия 140-144 годы (найдены в с.Рахманино, Воронеже и с. Девица 14 )

*То, что воронежские сармато-аланы служили в римских легионах косвенно подтверждают раскопки укрепленного Чертовицкого городища**. В археологическом музее ВГУ представлены древнеримские фибулы и застёжки, привезенные вероятно ветеранами вернувшимися в родные места. А американский историк Х.Рид недавно заявил, что король Артур(Яр-Тур)-легендарный рыцарь Англии был предводителем дружины Руссов и выходцем из Южно-Русских степей.

«Легендарный король Артур, который является эталоном западноевропейского рыцарства,

Был русским князем, прибывшим в Англию со своей дружиной по соглашению с римским императором Марком Аврелием.

Это сенсационное заявление сделал известный британский историк Ховард Рид.

В ходе исследований в Великобритании, Франции и России Рид пришел к выводу, что король Артур являлся одним из предводителей сармат в южной России.

Славившиеся своими высокими и белокурыми всадниками, эти племена вышли в начале второго века к Дунаю и встретились с римскими легионами.

В ходе длительных переговоров Рим сумел найти с ними общий язык, и ядро «варварской» армии было взято на имперскую службу.

В 175 году от Рождества Христова около шести тысяч русских воинов прибыли на Альбион.

Ховард Рид обнаружил многочисленную символику из захоронений на территории России, которая совпадает с образами на знаменах, под которыми сражались воины короля Артура. (на фото погребальная маска сарматского вождя)

**Наболее крупным, исследованным, проторогодским поселением скифо-сарматского времени является городище ЧертовицкоеIII, расположенное на высоком мысу правого берега реки Воронеж Среди других городищ оно выделяется большим и размерами и наличием мощной системы укреплений длиной более 1.5 км. Со стороны поля его прикрывало Западное предградье, ограниченное двумя линиями валов и рвов, с перепадом их высот до 7 метров. Северное предградье находилось на небольшом пологом мыске, со всех сторон защищенным дополнительным рвом и эскарпом, где открыты остатки древней дороги виде глубокой тележной колеи 15.

Скифский всадник с «лампасами».

Резюме

1)В рамках казачьей историографии, весь античный период сливается в одну героическую эпоху. Киммерийцы, скифы, сарматы, алано-готы принимаются за единый народ - Азо-ассов, с единым культурно-этническим центром – Азовом (город асов «азов»). За исключением Е.Савельева, считающего античных казаков родоначальниками всех древнейших цивилизаций, подобных скитальцам-маргиналам появляющихся то здесь, то там, все казачьи историки локализируют казачью прародину в Азово-Черноморском регионе; т.е. в будущих землях войска Донского и Кубанского.

2) Воронежская земля, с её линией крепостей на лесостепной границе, служит «укрепрайоном» от всех кочевых экспансий и военной базой для последующего возвращения исконных пространств. Наличие множества «царских» некрополей в воронежско-донском междуречье свидетельствует о сакрально-религиозном центре. – от сюда уходили, но и возвращались обратно, пусть даже и умереть на Родине.

3) В сарматское время, в начале нашей эры, на юге России и Кавказе распространяется Христианство. Цепочки древних храмов тянулись от верховьев Фиагдона, в Осетии, до верховьев Дона в легендарной Артании. Во времена «дикого поля» храмы пришли в запустение и эти места пришлось христианизировать вновь и первейшая роль в возобновлении Православия на Дону принадлежит казачьим общинам.

5) Население верхнего Дона скифо-сарматских времен, несомненно, составило основу последующего славянского населения. Лишь наиболее активная его часть влилась в состав воинских дружин шедших на Европу, дойдя до Англии и Северной Африки. Казачьи историки к своим далёким предкам все древнее автохтонное население Придонья. Это Азы-асы (приазовские славяне синдо-меоты, скифо-сарматы и аланы) и их северные сородичи жители Артании (букв. северный Дон), а связующим звеном между ними были бродники известные из русских летописей XI-XII веков.

Монах Рубруквис посланный королем Франции Людовиком в ставку Батыя в своих записях замечал, что на Дону от смешения ясов-алан с русскими образовался особый народ: закаленные в боях воины, затерявшиеся среди чуждых им иноплеменников, все необходимое для себя добывающие войной, охотой и рыбной ловлей, Неблагоприятные условия жизни не позволяли им возводить дорогие постройки и иметь многолюдные города. Для защиты от холода и непогоды они строили землянки и кухни из плетней и камыша. Зато они не отказывали своим женам и дочерям в богатых по-царски нарядах (А.Н.Скрипов. «На просторах дикого поля». Ростов 1973)

На территории современного Воронежа археологи нашли несколько поселений бродников. Как считает А.З.Винников бродники «обосновались главным образом на реке Воронеж. В более южных районах их почти не было… среди бродников были не только русские, но и аланы, болгары, печененги и половцы в силу обстоятельств порвавшие со своими племенами и ордами. Правда, русское население явно преобладало

Борис Рыбаков уводит историю бродников в дохазарские времена (V-VII в.в.) утверждая, что «Между коренной славянской землей и южными разноплеменными городами связь поддерживалась славянскими «бродниками»,которые были известны уже Тациту как венеты, внедрявшиеся в сарматскую среду…Бродники – это – это не только спепная вольница, окончательно порвавшая связь с метрополией, дружины многих племен, вероятно, превращались в бродников, «рыскали по полю, ищучи себе чести», а затем возвращались к себе на родину…2

Река Дон всегда являлась важнейшей торгово-транспортной магистралью с моря Венедского до моря Русского, а именно так называют Черное море арабские купцы и географы. По казачьей историографии именно этот период, неразрывно связанный с морскими и речными экспедициями анто-венедов, или славян-русов, необходимость в охране торговых путей и защите крепостей на них от моря Венедского до моря Русского, и следует считать временем возникновения казачества как воинского дружинного сословия-этноса.

Священная птица Варагн из липецкого кургана аланской царицы. Реконструкция Л.Ю Гончаровой

Велесова книга и «скрытый» Воронеж

Слово Воронежец упоминается во Влесовой книге несколько раз, и поэтому многие воронежские краеведы рьяно отстаивают её подлинность. Несколько лет назад в городской печати появлялись статьи с сенсационными заголовками -« Воронеж старше Киева на 100 лет», «Воронеж старше Киева на454 года», «Воронеж – столица докиевской Руси».

Издательством «Око» в 2002 году «Влесова книга» была опубликована и снабжена обширными комментариями. В её предисловии было сказано: А некий краевед из Воронежа даже подделал фотокопию одной из дощечек и пытался подсунуть её исследователям» .

Ожесточенные споры «вокруг книги» лишь подогревают читательский интерес, привлекая многих к изучению древней истории Руси. Яркие фрагменты текстов из неё уже отразились в романах, стихах картинах и кинофильмах, а сама книга давно получила мировую известность. Так, международный симпозиум «Разрушение и ренессанс славянской цивилизации» проходившей в Лондоне (1992 г.) признал Велесову книгу важным звеном системы общеславянских ценностей.

К сожалению подлинных текстов первоиздатель книги Юрий Миролюбов не сохранил, сославшись на то, что их конфисковало во время оккупации Бельгии германское гестапо, а фотокопий или точных прорисовок он не сделал. Все последующие публикации настолько отходят от текстов Миролюбова, что многие исследователи «разводят руками"- а была ли книга?

Впрочем «Влесову книгу», вне всякой зависимости от её подлинности давно используют и будут использовать в политологических целях. Косвенно это признавал и сам Миролюбов, объясняя своё 15-летнее молчание « опасением сыграть на руку большевикам», хотя в политической пропаганде СССР изданная книга практически не фигурировала. Попав в США тексты «книги» стали приобретать «Пан украинский» характер, акцентируя древнерусскую историю «вокруг да около Киева».

В любом случае понятия готы, Воронежец и варяги в историческом плане оказались несовместимы. Так готы известны в Причерноморье, а не в Воронеже, варяги летописно зафиксированы в Киеве и в Новгороде. Сам топоним Воронеж надежно локализуется в пределах нынешней России, словно «ёж» ощетинивая её современные западные рубежи, а для Украины этот топоним совсем не характерен.*

* Воронежский историк В.П.Загоровский, в своё время правда сделал попытку вывести топоним из Сумской области («О древнем Воронеже и слове Воронеж» ВГУ 1977г.), не получившую широкого признания.

Несмотря на то, что термин готы надежно зафиксирован в исторических источниках, а сами они оставили после себя многочисленные артефакты, «готская история» на сегодня имеет такой огромный спектр толкований, что простое перечисление их составит целый фолиант.

Базисным источником по готской истории является сочинение Иордана «О происхождении и деяниях гетов» написанное в VI веке. Однако, этот труд является скорее политическим памфлетом или отражением готского эпоса, чем реальной историей. Василий Татищев написал следующее: "Иордан все то, что где татары и другие народы в древние времена много славного учинили, все хочет, чтоб то их народу готам приписано было, как например, они короля египетского поразили, Азию себе покорили, партов и амазонов наплодили.» (В Татищев История т.1).

Дело в том, что геты появились намного раньше готов, они известны ещё Геродоту,(Vв. до н.э),и сразу жили на Дунае. Готы явились с побережья Балтики(о.Готланд),и появились в Причерноморье в III в н.э- на 700-800 лет позже*. Геты являлись фракийцами (т.е одними из предков Балканских славян), а готы считаются германцами. Хотя согласно тому же Иордану: «…в царствование у готов Бурвисты… готы разорили земли германцев, те самые земли, которые ныне занимают франки».

Русские летописцы, в свою очередь, тоже приписывались к готам «Наш Новгородец (летописец), желая всех народов славные дела себе присвоить, готов славянами именует и имя их "готовы" толкует, как в предисловии к Степенной книги указано.» (В.Татищев)

Ко всему прочему сам Татищев считает что «… готов славянами считать следует, то довольно видно, что между ними или в сообществе славяне безусловно находились, так как имена государей готских бывших многие славянские, и хотя из них некоторые испорчены и неясны, но другие довольно внятны, как Гибнер в Генеалогии, положил Воломир, может, Волимир, или Владимир, Вендемир, Теутодуша, Матисвента, Остросвента и пр. Но я это так разумею, что с готами, как сарматами, много славян, а более точно венды, видимо, сообществовали, и от тех славян сии имена те переняли, также как и мы, в ущерб своему собственному языку, разных и неведомых нам языков имена переняли и, значения названий их не разумея, употребляем…»

*После ухода готов с побережья Балтики осталась административная единица именуемая «Готским берегом». В договорной грамоте Смоленского князя Мстислава Давидовича (1229 г.) на «готском берегу» фигурируют немчины, латины и русины, но никак не готы. В Италии готы образовали своё королевство, а в Крыму княжество Феодоро. Название «Готия» применительно к одной из областей юго-западного Крыма продержалось в европейской литературе на протяжении всего средневековья, готы («готские девы») упоминаются в «Слове о полку Игореве». Более того, сам этноним «готы» от немецкого got(бог) можно вообще трактовать, как «божий народ».

Грань между славянскими и германскими племенами в первых веках нашей эры весьма зыбка. Многие историки до сих пор спорят, какие племена следует считать славянскими, а какие германскими. Да что там говорить, если и в наше время на землях Восточной Германии проживает значительное количество ассимилированных славян (например, лужицкие сербы), а большинство топонимов германизированные славянские слова. Готский историк Иордан «переживая» несоответствие имён, вышел из положения, сказав: « в обычае у племен перенимать по большей части имена: у римлян – македонские, у сарматов – германские. Готы же большей частью заимствуют имена гунские..». Но есть у готов и чисто славянские имена это братья Теудимир, Валамир и Видимир – сыновья Винитария (Витимира) – внучатого племянника Германариха.

Если западные готы, захватившие Рим и Равенну бесследно растворились в среде европейских народов, то крымские готы сохранились почти до конца XVIII века. Небольшое княжество Феодоро (Feodoro), со столицей в Мангупе, занимавшее западную часть горного Крыма и полосу южного берега от Ямболи(Балаклавы) до Алустона (Алушты), во время генуэзского владычества именовалось Капитанство Готия. Население княжества исповедовало Православие. Вопрос об этническом составе готского княжества до сих пор однозначно не решен. Он крымско-готского языка осталось около 70 слов, записанных в 16 веке фламанцем Бусбеком. Итальянский путешественник Йосафат Барбаро, посетивший ранее Крым, утверждал, что его слуга немец вполне понимал язык местных готов.

Правящей династией Феодоро был греческий род Гаврасов (по-татарски Ховра) В конце XIV века одна из ветвей династии переселилась в Москву. Эта ветвь-Ховрины – были наследственными казначеями Московского княжества. В XVI веке они стали называться Головины. В 1778 году 31 тысяча потомков феодоритов, по указу Екатерины II, была переселена из Крыма в Приазовье. Переселенцы основали город Мариуполь в честь крымского Мариамполя, стоящего близ Бахчисарая. Местные жители стали называть их «мариупольскими греками».

В годы Второй мировой войны нацисты охотно использовали «готскую легенду» для обоснования переселения в Крым немцев из Южного Тироля. А в 1942 году сотрудники «Аненербе» организовали в столицу Феодоро Мангуп археологическую экспедицию с целью поисков «Чаши Грааля»*

*По мнению авторитетного библеиста Рендела Харриса, Святая Чаша Грааля, находиласть именно в Таврике. До войны поисками оккультных тайн готов занималась экспедиция русского археолога Барченко, а в 1942 году поиски продолжил бригаденфюрер Альвенслебен. А ныне в Крыму, для немцев, устраиваются турпоездки по «готской экзотике».

Если в случае с Иорданом, историки, отсеивая мифы и домыслы, все же реконструируют подлинную готскую историю, то в случае с Велесовой книгой все иначе. Её или принимают всю как есть или игнорируют вообще. В своей исторической части «Русские Веды» и «Гетика» повествуют об одних и тех же событиях, расставляя в них свои акценты. Так, в Велесовой книге Русы (рода Ория) побеждают в Сирии и Египте. У Иордана: « Танаузис, готский король, встретился с Весозисом, царем египетским, и, жестоко его поражая, преследовал до Египта; если бы не воспрепятствовало течение непереходимой реки Нила и укрепления» Тем не менее и автор «Гетики», и автор «Велесовой книги» (судя по дощечке №29 его звали Хоругин) противопоставляют готов и славян. В частности Иордан пишет: «венеды - происходят от одного корня и ныне известны под тремя именами: венетов, антов, склавенов. Хотя теперь, по грехам нашим, они свирепствуют повсеместно, но тогда все они подчинились власти Германариха»* По тексту Велесовой книги «свирепствуют повсеместно» как раз сами готы.

К готскому времени археологи относят так называемую «Черняховскую культуру», стоящую особняком в ранге всех праславянских культур. Расцвет «Черняховской культуры» начинается со II века н.э., когда после завоевания Дакии императором Траяном (107 г. н.э.) границы Римской почти вплотную приблизились к этому району и культурно-политические отношения; закат «черняховской культуры» совпадает с крушением в V веке н.э. могущества Рима. Черняховскую культуру многие историки считают полиэтничной, неким содружеством германцев, славян и сарматов. Её вполне можно принять за легендарную державу Германариха, описанную Иорданом, простиравшуюся от Днестра до Дона. Черняховскую культуру можно считать первым крупным государственным образованием на территории России. Она создавалась на протяжении семи веков и была уничтожена кочевыми гуннами. На протяжении всех этих лет жители этой державы создавали мощные фортификационные сооружения «Змиевы валы». Самого широкого размаха строительство валов достигло во время правления императора Марка Траяна (98-117 гг. н.э.) и поэтому их часто называют «Трояновы валы». Так в «Слове о полку Игореве» говорится о тропе и веках Трояновых. После гуннского нашествия у ранних славян произошел регресс и культурный упадок. Этот период можно считать первым крупным поражением раннеславянской государственности.

*Имя Германариха на языке готов предположительно звучало как - Aírmanareiks.

1) Ermanaricus.- Иордан 2) Eormenric – др.англ эпос. 3) Jörmunrekkr –др исланд.4) в средне-верхнегерманском языке Ermenrich. У казачьего историка Савельева однозначно понимается как Яр-ман-гех(вождь) т.е что-то вроде Ярослава-князя.

Потомки Черняховского населения, сохранившиеся в регионе после нашествия создали «Пеньковскую культуру» уже бесспорно тождественную славянам-антам. Мощные фортификационные сооружения надолго остались в запустении и начали возобновляться уже в период Киевской Руси. Собственно именно этот период, и нашел яркое отражение в текстах Велесовой книги.

Открытие культуры Винча на Балканах, подтвердило древность славянской цивилизации. Эта культура датируется V-III тыс. до н.э. и определяется как городская цивилизация. Критерием её являются 1) Численность городских поселений достигающей более 5 тыс. человек. 2)Наличие монументальных сооружений и фортификационных укреплений. 3) Обнаружение письменности и искусств. 4) Наличие центров ремесленных производств. Однако и на Русской равнине есть культуры синхронные винчанской. Непрерывность цивилизованного освоения верховьев Дона и Воронежа просматривается с X по II тыс. до н.э., т.е до самых «скифских времен»

При археологических исследованиях большое значение имеет «степень раскрученности» той или иной культуры. Знаки «воронежской срубной керамики» культовые и фортификационные сооружения на воронежской земле за цивилизацию пока не признаются. Лишь совсем недавно признано что границы Черняховского государства доходили и до Воронежа1.

Славянские тексты времени «Черняховской культуры» это слова и предложения слогово-буквенного типа запечатленные на керамике, гребнях, зеркалах и фибулах (в расшифровке Чудинова) : ВИНО, ВОДА, КАША, ПИВО, КЪРУГЪ, ПЪРЯСЬЛЕНЬ, СЬВЕТИЛО, СЬВОЙ ЖЕ, ДЬЛЯ, ЖАТЪВА, СЕРЪПЪ, ВЪЛА(ГА) - КИСЬЛА КАША, ВОДА ВАРЕНЕ, ВИНО ЛЕТЪНЕ, ПЪРЯСЬЛЕНЬ СЬВО КЪРИНЬ КРЕСТ МАКОШИ СИИ СЛАВЯНЕ ХРАМ и.т д.

Древние славянские руны распространены по всей центральной Европе, в основном это надписи на керамике и межевых и культовых камнях, поэтому за находку деревянных дощечек «ухватились» все слависты мира. История славян, написанная славянином на родном языке могла «перебить» историю готов, написанную по латыни гото-аланом Иорданом. Тем более что это два разных произведения написанных на одну и ту же тему – величие и крах великого народа при нападении гуннов.

На сегодняшний день преобладает мнение, что Миролюбов имел лишь фрагментарные отрывки и изданная им книга плод талантливой редакции. Но и в этом случае остаётся вопрос – что осталось в изданной книге от первоначального текста? Судя по всему, сам Миролюбов не «подгонял» тексты под какой либо античный источник (как это делал Иордан) в противном случае в книге появились бы амазонки, скифский царь Артей, правители Боспора Рискупорид, Фарсанз и аланское царство Фарзоя. Имитатор никогда не поместил на одной дощечке Рюрика с варягами, Германариха и ясов (Д-14), так как реально всех персонажей разделяет 300-500 и более лет. Такое возможно лишь в народном эпосе. В книге ни слова нет о совместных морских походах готов и антов на греческие прибрежные города. Одним словом, мировоззрение автора весьма архаично – это история одного рода-племени экстраполированная на громадные пространства Евразии. Так сделал и Иордан, приписав готам скифскую и гетто-фракийскую историю. По «Велесовой книге» племенем-гегемоном выступает род Русколанов (роксоланам-россомонам), действительно основавшим в Крыму в 212 году Сугдею-Сурож-Судак. По всем историческим источникам именно аланы явились последней кочевой арийской империей. Выйдя из Семиречья в I в.н.э., в раннем средневековье аланы построили города, крепости и монастыри протянувшиеся от Кавказа и Крыма до верховьев Дона. Именно аланское государство было последовательно уничтожалось гуннами, хазарами, половцами и окончательно добито татаро-монголами. Даже правящая в Киеве династия Рюриковичей постоянно совершала походы на аланские земли. Может поэтому автор «Велесовой книги» так негативно относится к варяжским князьям.

Как не парадоксально, но и сам готский историк Иордан, тоже выходец из аланского рода. По мнению историка Моммсена слово Alanoviiamuthis является именем отца Иордана судя по этому имени, отец был, вероятно, аланом (Ф. А. Браун “Разыскания в области гото-славянских отношений – «Иордан - алан с готским национальным чувством»)

В текстах «Велесовой книги» аланы не вообще не упоминаются. Её автор, считает что Роксоланы были рода Русского. И действительно, археологи производя раскопки в Крыму и Приазовье находят больше «антские» артефакты, а собственно «готские» крайне редки.

Согласно устоявшейся традиции, скифов, сарматов, массагетов и алан называют «ираноязычными», но эта лексика не совсем верна. Следуя какой-то странной логике, коренных носителей единого праязыка, оставшихся на своей исконной территории, назвали по имени той новой родины, где расселилась отделившаяся часть народа.

Одним из загадочных мест книги являются «воронежские странички». Опытный фальсификатор никогда бы не ввел в текст не встречающееся в письменных источниках того времени слово. На первый взгляд это просто совпадение – вроде как 4-я танковая армия генерала Гота оккупировавшая Воронеж и 60-я армия генерала Черняховского («черняховцы») его освободившая, конфликт славян-антов с готами - проявившийся через века.

Появление на страницах книги топонима Воронеж на сегодняшний день совершенно не проанализировано. Первоиздатели книги категорично отвергали возможность размещения Воронежа в современных пределах. Их «пан украизм» не допускал и мысли, что Воронеж (на его прежнем месте) был столицей до-киевской Руси. И вообще создаётся впечатление, что много о легендарном Кие вставлено в текст искусственно. Киев тогда был хазарским Самбатом Хазарские города-крепости по Донцу и Тихой Сосне как раз и очерчивали северную границу Каганата, а далее размещались крепости русов-вятичей. Как раз напротив Маяцкого городища хазар находилось городище Титчиха.

Сохранилось письмо одного хазарского еврея, который сообщает, что царь Руссии Helgu (т.е.Олег) напал на хазарский город Самбараю и взял его воровским образом. Мы знаем по летописи что Олег взял «воровским образом» Киев, который по сообщению Константина Багрянородного носил ещё и название Самбатас.

За Воронеж вполне можно принять за город Наварум. Так, Неаполь Скифский назывался у Плиния -Na(va)-vara- «новый город», или по гречески Νεάπολις ή τω̃νΡω̃ς т.е Новгород Русский. Как топоним Воронеж был перенесен арийцами в Северную Индию – город Варанаси на реке Ганг; причем здесь следует понимать Варана-Су(река). В «Велесовой книге» тоже сказано: «Был Воронежец, река и город…» т.е. город на одноименной реке. В этом случае никакой Неаполь Скифский, под нынешним Симферополем, под Воронеж не подходит. Тем более что князь Кий пойдя на болгар : « рать повел он на север аж до Воронежца»

Воронежское Придонье было активно заселено как в античные времена, так и на рубеже древности и средневековья. Так в одном воронежском археологическом микрорайоне на радиусе 20 км, открыто более100 бытовых памятников срубной культуры. «То есть уже в эпоху поздней бронзы плотность населения достигает масштабов, которые впоследствии оказываются превзойденными лишь в недавние столетия. Плотность населения сочетается с масштабностью строительной деятельности…» ( А.Д.Пряхин. Доклад на НПК.ВГУ. Воронеж 2001 г.)

Таким образом Воронеж не найденный в русских летописях ранее 1177 года, не описанный у греков и римлян, но несомненно существующий, как согласно артефактам, так и арабско-персидским источниками называемый ими «Вантит» и «Артания». И лишь в текстах «Велесовой книги» обрел своё исконное название, разнесенное ранними индоевропейцами ещё в II-III тыс до н.э. по всем просторам Евразии. Этноним Воронеж отразился как в индийском (Варанси – «Махабхарата») так и иранском (Верена –« Авеста») эпосе. Сам корень «Вар» у всех индоевропейцев составлят триаду как «Вар» - крепость укрепление, «Вар» река, залив и «Вар – Варагн» священная птица. Как гидроним «Воронеж» единовременен слову «Дон» находящимся в диапазоне Индия (Син-Дон) до Британии (Лон-Дон).

Описанные в «Велесовой книге» и «Гетике» готско-антские войны на деле просто были межродовыми «разборками» праславянского массива жителей «Черняховской культуры» создавших первое известное государственное объединение на территории от Дуная до Дона, защищаемое «Змиевыми валами» и «Воронежским укрепрайоном»

Резюме:

1) Вопрос о подлинности Велесовой книги, из-за отсутствия протографа, до сих пор окончательно не решен. Однако, эта тема постепенно утрачивает свою актуальность. Древность русской цивилизации в науке никем не оспаривается, время возникновения русской письменности относят к началу 1-го тысячелетия. В последнее время дешифровано Винчанское письмо балканских славян относящееся уже к V-III тыс до.н.э, следовательно беспокоится том была ли руническая письменность славян IX-X веков н.э. не следует. На сегодня и этрусские тексты, и скандинавские руны признают буквенно-слоговым славянским руническим письмом и всё уверенней его дешифрируют. И ищут уже не германизмы - а русизмы в немецком и английском языках.

2) Арийское происхождение немцев все больше подвергается сомнению1. Расселение немцев происходило с востока. В статье «Были ли германцы тюрками» В.А.Чудинов предполагает их туранское происхождение.[так слово МАН (человек) общее для тюрков и германцев, орнунг, орден и орда]. Самоназвание немцев как DUTCH в немецком языке имеет больше синонимов в виде DURTCH в значениях прорываться идти вперед и бродить. Получается что дойчманы это турецкий отряд(или орда туркмен) забредших на Эльбу.

3) Самую неожиданную этническую оценку немцам дал советский историк Е.Разин в книге «История военного искусства М.1940 г.» он пишет: « Немцы отнюдь не первые обитатели той территории, которую они занимают в настоящее время. По меньшей мере, три расы предшествовали им. Люди раннего палеолита, баски, и, наконец, на переселение в доисторическую эпоху арийцев. Германцы появилсь после кельтов во II веке до н.э.

Население древней Германии являлось смешанным из нескольких физических типов, и этот процесс продолжался в течение всей истории. Происходило скрещивание с кельтами, славянами, финнами и позднее с евреями…. Германцы вели бродячий образ жизни…».

Соответственно, и сам немецкий язык, окончательно сформировался к середине XIX века. Появление единого языка вначале диктовалось не этническими и не политическими соображениями, а как ни парадоксально – культурно-прагматическими. Современный германский язык Hochdeutsch – был придуман актерами, чтобы театральные постановки можно было бы показывать по всей Германии (В.Чудинов)2.

Воронежские фортификации и корабельные верфи.

Историк В.П.Загоровский, автор знаменитой «Белгородской черты» и «Изюмской черты», «просмотрел» преемственность этих фортификаций от укрепленных городищ скифо-сарматских времен, расположенных в том же месте.

Именно в эту культурно-историческую эпоху, именуемую ранним железным веком, в воронежском регионе начинается массовое строительство укреплённых поселений-городищ, с большой концентрацией населения (до нескольких сотен, а то и тысяч человек) вытянутых в линию по правобережью Дона и Воронежа. В настоящее время на территории Центрального Черноземья выявлено 120 укрепленных городищ раннего железного века, а непосредственно в Воронежско-Донском междуречье ( от устья до Рамони) не менее семи. Самым значительным является III Чертовицкое городище.

Такая высокая концентрация оседлых поселений эпохи раннего железа, позволила историкам прошлого века обозначить наш регион как «Воронежские особые скифыз», а современные археологические находки позволили дифференцировать эпоху на скифский, сарматский, аланский и анто-венедский периоды.

В первой половине I тыс.н.э. анты и венеды выходят к берегам Черного и Азовского морей. Венедов и антов многие историки считают предками западных и восточных славян. Во всяком случае, имена антских воевод - Хвалибуд, Всегорд и Доброгаст, служивших в ромейских войсках несомненно славянские; По сведениям Византийских историков, «невесть откуда взявшиеся славяне» сразу проявили себя как искусные мореходы.

Мореходные традиции, венедов и антов, не присущие ни иранцам, ни тюркам историки (Вернадский и Кузьмин) связывают с перемещением балто-славян с Прусского Поморья в Азово-Черноморский регион, когда ещё не было ни «призвания варягов», ни летописного Киева. А воронежские археологи отмечают в «антских кладах» предметы византийского импорта. А некоторые археологические культуры они напрямую относят к балто-славянским. И в таком случае уместно говорить о Донском транзитном пути тех древних времен.

Для понимания места Воронежа в Евразийском географическом пространстве, уместно обратится к расшифровке этимологии этого слова. Топонимы к корнем «вар» довольно многочисленны и распространены от Северной Норвегии (Варанген-Фъорд) и земли племени Варангов в Балтийском Поморье до северной Индии (Варангал), что полагает довольно древнее их происхождение. Корень «вар» часто является гидронимом в индо-европейских языках, означающим воду или залив. Таким образом, название Воронеж, в одной из своих производных может исходить из понятия вода-река. В Европе такими являются – Вар (река в Монако), Варацце (река впадающая в Генуэзский залив), Вардар (река в Греции), Варна (порт в Болгарии), а также польская река Варта. Аналогично можно объяснить названия Варшава и Верона.

В одной из ипостасей топоним Воронеж может иметь и сакральное(тотемное) значение, как город священной иранской птицы Варагн. Изображение такой птицы, в виде золотого узора, найдено в одном из липецких курганов экспедицией А.Медведева и ныне экспонируется в археологическом музее ВГУ. В таком случае нашим «тотемным» побратимом является польский город Краков (от слова Крак-ворон).

Триаду возглавляет значение корня «вар» в смысле защита, или «вар»- воин, дружина и в таком случае аналогом Воронежа является река Варта. (В словаре географических названий сказано: « Варта, по польски – караул, стража; в древности она имела значение пограничной реки», а в путеводителе-справочнике «Западный Тянь-Шань:путешествие к истокам» говориться: «Вар – укрепление,замок,крепость, участок обнесенный стеной,страна с укрепленными населенными пунктами – древнеиранское слово и употребляется в том же значении в азербайджанском, персидском, курдском, а также в значении ров, глубокий овраг и русло реки – в башкирском, шорском и киргизском)

Если суммировать эти понятия, то наш Воронеж можно вполне перевести как: Пограничный укрепленный город на реке под покровительством священной птицы Варанг.

Набольшая концентрация воронежской топонимики проявляется на нынешних западных рубежах России. Кроме нашего Воронежа это:

1) Варанген-фъорд на берегах которого в 2005 году археологи обнаружили остатки древнерусской крепости основанной новгородским посадником Василием Валитом.

2) Воренжа – на р.Суме впадающей в Онежскую губу

3) Выру, Варсту и Воронцово под Псковом

4) Воронечь на Западной Двине под Полоцком

5) Воронёво на границе Смоленской и Могилёвской областей

6) Воронок на границе Брянской и Черниговской областей

7) Воронеж и Ворожба в Сумской области

Из всех вышеперечисленных топонимов полное совпадение всех этимологических смыслов (защита, река и священная птица – тотем ) есть только у нашего Воронежа, что доказывает его историческое «первородство».

Ещё в 19 веке, профессор Е.Классен предположил, что упоминаемый в Авесте город Верена « и есть наш древний Воронеж, на реке того же имени», т.е упоминание в Авесте и есть первое письменное упоминание Воронежа.

Соотношение современного Воронежа с авестийской Вереной, предложенное Е.Классеном конечно спорно, но допустимо. Ведь со времен неолита в воронежском междуречье существовали оседлые укрепленные поселения арийской (иранской) культуры т.е. совместимые с «Авестой». Концентрация населения была довольно высокой, окружающая топонимика древняя. Соответственно к древним жителям воронежских земель вполне применим критерий Чайдла о переходе к городской цивилизации.

В. Г. Чайлд (Урбанистическая революция1950) наметил 10 признаков для определенияогорода:
1. Рост размеров поселения до городских пропорций. 2. Централизованное накопление капитала путем наложения дани или налога. 3. Монументальные сооружения. 4. Изобретение письменности. 5. Развитие точных наук и астрологии. 6. Появление и рост международной торговли драгоценностями. 7. Появление классовой стратификации общества. 8. Освобождение части населения от производства продуктов питания для специализации в производстве орудий труда. 9. Замена общества, основанного на родственных связях, обществом, основанном на территориально-общинных связях (государством). 10. Появление натуралистического или, возможно, символического искусства.

В период раннего средневековья на регионе Верхнего Дона появляется государство Артания бывшего, (по персидским и арабским источникам) одним из центров Древней Руси (наряду со Славией и Куявией).

Локализация Артании – одного из центров формирования Древнерусской государственности, известной из персидских и арабских географий ( аль-Балхи, аль-Истахрии, ибн Хаукаль) приходится на Северо-Донской регион, что признают даже «оголтелые» казачьи самостийники. Так «Казачий словарь-справочник» сообщает: « Артану надо искать поблизости к позднейшей Задонщине…население …представляло из себя метисированный сплав, в котором некоторые русские историки признают казачьих предков Бродников» Собственно и название Артания, в греческой транскрипции переводится арка - возвышение, свод или север-арктика Тана-Дона, т.е. буквально северный - верхний Дон.

Чуть позже (в IX-X в.в.) арабские географы локализуют на верхнем Дону город Вантит, с явным корнем ант.

По казачьей историографии именно этот период, неразрывно связанный с морскими и речными экспедициями анто-венедов, или славян-русов, необходимость в охране торговых путей и защите крепостей на них от моря Венедского до моря Русского, и следует считать временем возникновения казачества как воинского дружинного сословия – этноса.

Первое тысячелетие от Рождества Христова славян вполне можно назвать «народами моря». Это период их полного господства на Чёрном, Балтийском, Каспийском и даже Средиземном морях. Задолго до походов киевских князей Аскольда, Дира, Олега, Игоря, Святослава и Владимира-I, русы-анты образовавшие Русский каганат определяли геополитику Северного Причерноморья. Хотя в данном случае следует понимать термин Русы, применительно к тому времени, более широко.

Русы это не как некое племя, населявшее берега р. Рось, возле Киева, а многочисленный народ, проживавший от Северной Скандинавии до Северного Кавказа и известный под именем Венедов, Антов, Славян, Асов, Гетов, Готов и возможно Иллирийцев. Во всяком случае, сегодня все больше рассматривается вопрос о Приазовье как древней прародины скандинавов - т.е. о Великой Свиодь (Скифской Скандинавии)

Выше уже упоминалась скандинавская «Сага об Инглинах» Снорри Сторулсона где говорится о реке Танаисе впадающем в Черное море и о стране Ванов и Асов и повествующей об исходе асов во главе с вождем Одином на север Европы, в страну которую назвали Малая Свиодь. Об этом писали и казачьи историки (например, Савельев и Губарев), Ас-гард в Азове исследовала норвежская экспедиция Тура Хейердала. Однако в Приазовье в ту пору жили известные историкам племена антов..

В статье К.В.Базилевича «Из истории морских походов в VII-XII вв.» говорится: «…анты VI в. уже знали, личную собственность, строили города и создавали первые политические объединения. Владея в течении длительного времени морским побережьем от Дуная до Дона, восточные славяне – анты приобрели значительный опыт в мореплавании.

Византийские писатели VII в. упоминают о славянских лодках – однодеревках, в сооружении которых славяне считались большими мастерами. О высоком мореходном искусстве восточных славян говорит тот факт, что ант Доброгаст был приглашен Византией командовать черноморской флотилией.

В IV-VII вв. славянские народы с севера и северо-востока наступают на Византию, двигаясь в пределы империи «ромеев» несколькими потоками. Славяне совершают длительные и трудные плавания по Черному, Средиземному, Адриатическому и Эгейскому морях.. Славяне с моря осаждают Царьград, нападают на берега Малой Азии, на Эпир, Ахайю. В 610 г. с моря и суши они осаждают Солунь, в 623г. славянский флот нападает на Крит, в 626 большой поход на Константинополь. В 642г. славянская флотилия предприняла далекий поход в Южную Италию.

В 765г. византийский император Константин V, собрав для похода против болгар огромный флот, состоявший из 2000 судов, сам сел на «русские суда"…

История морских походов славян на Черное и Каспийское моря, свидетельствующая о способности русов выдерживать длительное пребывание в море далеко от баз, об их смелости и стремительности действий, об умении сражаться с большими тяжелыми византийским кораблями, используя преимущество лёгких судов, указывает на то, что восточные славяне ещё в те далёкие времена обладали большим опытом мореходства …

Термин «корабль» возник из славянского корня «кора», так как в чешском языке слово «кораб» (короб) означает и древесную кору и большую ладью. Следует заметить, что Константин Багрянородный применял название «корабль» только к русским судам находившимся в византийском флоте: «рос карабиа»…».

Греки называли славянские ладьи моноксилион, т.е однодревки. Этот способ изготовления судов появился у славянских народов очень рано, (вспомним долбленый челн, времён неолита, из с.Щучье в Историческом музее) одно из географических названий нашего края до сих пор хранит память о строителях речных судов – это река Челновая в Тамбовской области, зона междуречья Оки и Дона. Изготовленные там древние челны ныне демонстрируются в городском краеведческом музее Тамбова.

Лодьи однодеревки использовали казаки в XVI-XVII веках. На один челн садилось от 50 до 70 казаков с грузом боевых припасов и продовольствия. Подобные лодки описывают и византийцы VI века, и итальянцы XV столетия.

Приготовление цельновыдолбленной лодьи требовало большого умения и значительной затраты времени. В середине XIX в. на севере ещё изготовляли челноки, напоминавшие «однодеревки» времён Древней Руси. Сначала в выбранном дереве делали посредством клиньев трещину соответствующую намеченной длине челна. Затем, спустя некоторое время, делали трещину расширяя при помощи распорок. Когда трещина принимала нужную форму. Дерево срубалось. Лишнюю древесину выжигали или вырубали, затем внутрь колоды наливали воду и оставляли там на неделю. Вылив воду, распаривали сырое дерево огнём, чтобы сделать его достаточно гибким. После этого распорками придавали окончательную форму внутренности челна, а снаружи обтесывали его топорами.

Русский боевой корабль V-XI веков

Выдолбленные из одного дерева челны имели низкие борта. Чтобы увеличить грузоподъёмность судна и сделать его более устойчивым и мореходным, к его корпусу прибивались или пришивались плотно пригнанные одна к другой доски. Подобная лодья называлась «набойной», такие суда назывались «насады». Крупные суда имели палубу и мачту с реей и парусами. Особенностью русских кораблей была приспособленность их как для речного, так и для морского плавания.

Поскольку постройка такого корабля могла занимать несколько лет, трудно предположить, что корабельные верфи размещались в низовьях Дона, где были бы доступны потенциальным противникам для разорения. Так же трудно представить, что верфи русов исключительно на Днепре, поскольку Киевская Русь возникла гораздо позже (во времена Рюрика и Олега т.е IXв). Следовательно, торгово-военные походы от берегов Балтики до Азова и Каспия известные из Скандинавских саг, Арабских географий и Византийских хроник, проводимые русами (по арабским источникам), азами (по сагам), варягами(вар –вода,воин,дружина) по византийским имели своей главной базой земли Волго-Окско-Донского междуречья – центра Русской равнины.

В нынешней Орловской области есть место, которое по праву можно назвать «пупом Русской земли» - это Мало-Архангельские высоты. Именно с них берут истоки все главнейшие российские реки Ока-Волга, Тихая Сосна - Дон и Свапа-Десна-Днепр*. В те далекие годы они были вполне судоходны и древнее население центра Русской равнины, построив челны, свободно расселялось по всем сторонам света. По Днепру в Средиземноморье, По Дону в Приазовье и Крым, по Волге в Прикаспий, Урал и возможно в северную Индию. Через Русскую равнину существовал и обратный путь от Азова в Скандинавию, нашедший отражение в скандинавских сагах. Все это подтверждается и данными сравнительной топонимики. Так в Волго-Днепровско-Донском междуречье такое разнообразие топонимов считаемых фино-угорскими, иранскими, греческими, индийскими и пр., что кажется просто невероятным даже кратковременное присутвие всех этих народов, давших каждый свой топоним и исчезнувших. Более логично считать население Русской равнины автохтонным (т.е. коренным) и начавшим своё великое расселение с III-IV тысятелетий до н.э. по речным и морским артериям и давших на новом месте своим городам и весям привычные названия.

*Собственно эти земли долгое время были пограничными окраинами тогдашних «официально-титульных» государственных образований – Киевской Руси, Руси Владимиро-Суздальской и Московской, хотя населявшие этот фактический центр Руси-России жители провинцией себя не считали и сквозь столетия донесли до имперских времен Петра древнерусские мореходные традиции, благодаря которым сухопутная Россия вновь стала великой морской державой – от моря Венедского до моря Черного – вновь ставшего Русским.

Реконструкция древнерусского корабля выполненная ВИК «Копьё» г.Липецк

Ворота священой Артании и город Варанси

Откуда в Воронеже «африканские» названия ?

Мультфильм «Котенок с улицы Лизюкова» в очередной раз если и не прославил наш город, то хотя бы напомнил о нём «на всю страну». На самом деле, многие географические названия Центрального Черноземья встречаются от Балтики до Северной Индии, словно отмечая некий древний путь расселения народов.

Анализ географического onomasticonIa страны многие историки считают более доказательным, нежели антропологические измерения. Последние, крайне редко могут быть достаточно многочисленны, а взятые на выбор или наудачу индивидуумы не представляют достаточной гарантии быть образцами и представителями большинства. Явление чистой расы - есть явление чрезвычайно редкое в культурных странах, а любое смешение, даже двух рас, делает невозможным метод средних чисел. Поэтому, ономастимкон географического пространства, несомненно, точно даёт указание на язык, которым говорило автохтонное население и на его этнические корни.

Выше уже говорилось, что из земель центрального Черноземья берут своё начало все главные русские реки Днепр, Волга и Дон. Соответственно и все древние миграционные и торгово-военные судоходные пути на юг и восток шли через Артанию, ставшую первым центром кристаллизации древнерусского государства в 1 тыс.н.э. Так географ П.И.Якоби ещё в начале 19 века15 нашел немало соответствий географических названий в ЦЧО с греческими топонимами, что подтверждает свидетельство Геродота о смешении скифов-гелонов с эллинами.

В наше время историк С.В. Жарникова в статье «Восточная Европа как прародина индоевропейцев16», проанализировав памятник древнеиндийского эпоса « Махабхарата», предположила что арийские племена появились на территории Ирана и Индостана только после 3102 г. до н.э, а до этого они проживали в Окско-Донском междуречье.

По её мнению Волга, называемая в «Авесте» Ра, в «Ригведе» и «Махабхарате» именовалась Ганга, а река Ока носила название Ямуна. Дон по древнеиндийским источникам назывался Синдху. В частности Жарникова пишет: « В Волго-Окском междуречье есть множество рек, над именами которых тысячелетия оказались не властны. Для доказательства этого не требуется особых усилий: достаточно сравнить название рек Поочья с названиями «священных криниц» « Махабхараты», точнее той её части, которая известна как «Хождение по криницам». Именно в ней дано описание более 200 священных водоёмов древнеарийской земли Бхараты в бассейнах Ганги и Ямуны. (напр.: Акша, Вамна, Варах, Кумара, Плава, оз. Рама, Сить, Сома, Шива и др. ,имеющиеся и в Поочье, и «Кринице»). Удивительно, и то, что мы имеем дело не только с почти буквальным совпадением, но даже с соответствием их взаимного расположения».

В « Махабхарате» говорится о одном из семи священных городов древних арьев- городе Варанси на реке Варане – центре учености и столице царства Каши, т.е «сияющего». Древнеарийский эпос указывает в районе Варанси на ряд географических объектов, отсутствующих в Индии. Помимо реки Вараны, возле Варанси текли реки Аси, Кавери, Дева. Но у самого Воронежа и сейчас текут реки Усмань, Каверье и Девица. Недалеко от Варанси находились водоём Вай-дурья и горы Дева-сабха(сопка), что можно интерпретировать как Байгора и Девогорье (Дивногорье).

Выше писалось о распространенности топонима с корнем Вар (от Варанген-Фъорда до Варангала), но это, так сказать, «субмеридиальный» вектор. Словом Вар называли и реку Днепр пришедшие туда гунны, и греческие источники того времени. Эта река пишется BorusqenhV. (Если представить что, в руки издателей «Влесовой книги» попал источник, написанный древними славянами, то согласно сказанию «О письменах» черноризца Храбра – римскими и греческими буквами, без устроения, то слово Воронежец они вполне могли понять буквально).

В любом случае изначальный топоним Воронеж находился на Верхнем Дону и далее «разносился» на юго-восток, север, северо-запад. Так, Крымский город Неаполь Скифский (под Симферополем) назывался у Плиния -Na(va)-vara- «новый город», или по гречески Νεάπολις ή τω̃νΡω̃ς т.е Новгород Русский.

Академик О.Н.Трубачев в одной из своих последних книг «Indoarica в Северном Причерноморье» тоже доказывал существование задолго до Киевской - Азово-Черноморской Руси III-VI веков. Он пишет: «Сейчас имеется возможность говорить о преемственности местного индоарийского субстрата по его отражению в местном славяно-русском. Вряд ли что-либо подобное оказалось бы возможным, если бы потомки античного населения не дожили в той или иной форме до появления в Северном Причерноморье славян… под этими индоарийскими реликтами я понимаю остатки особого диалекта или языка праиндийского вида, отличного от иранского, скифского или сарматского языка, существовавшего на смежной, а подчас – на той же самой территории».

Поскольку цель настоящей работы – исследование казачества воронежского, следует уклониться от безусловно интересного лингвистического анализа топонимики Северного Причерноморья и Крыма, произведенного О.Н Трубачевым; и из всех ономастионов выделить народ Рос-Рус - в греко-латинских источниках (Ρω̃ς) буквально означающего Вода-Роса- Свет- Сияние-Белый (отсюда и faroV, –Форос- Хворостань понимаемое как свет или маяк)

Этимологическое значение таких разных славянских слов как Русы, Воронеж и Казаки (белые-сахи, т.е олени-«Казачий словарь-справочник») несет в себе общую составляющую – Вода-Светлый-Белый или Крепость-Защита, имеющую аналоги и в ирано-индийских, а так же в тюркских языках. Первоисточником следует считать все же праславянский язык, сформировавшийся в верховьях Дона Днепра и Волги (т.е. в пределах легендарной Артании). В противном случае придется представить, что все эти народы – греки, тюрки, иранцы, индийцы и пр. собрались вдруг воедино на землях Орловщины создав там сводный географический Ономастион.

«Палестинские казаки»

«Палестинскими казаками» белогвардейцы называли в годы Гражданской войны части «Червонного казачества», намекая на этническую принадлежность их комиссарского состава. На самом деле, этот термин абсолютно правомочен, но отнести его следует скорее на рубеж II-го тыс. до н.э., когда на территории Малой Азии появились конные отряды хеттов (гетов) создавших арийское культурно-административное пространства от моря Черного до моря Красного.

Именно тогда на карте Малой Азии и Египта появились топонимы Иордан, Сидон, Эбла (эльба т.е. белая), г.Аварис (А вар су), Танис (танаис) в дельте Нила, да и сам Нил стал называться исконно арийским словом Ра.

Первым нашествием на рабовладельческий Египет стало вторжение конных гиксосов, про которых обычно сообщают:

«Гиксосы - племена азиатских кочевников, завоевавших Египет ок. 17 в. до н.э., в эпоху Среднего царства. Гиксосы были не слишком многочисленны, но их военная организация превосходила египетскую, а применение запряженных конями колесниц определило победу над Египтом, переживавшим период упадка центральной власти. Около 1570 до н.э. ненавидевшие гиксосов египтяне объединились (главой этого движения стал правитель Фив Секененра) и изгнали иноземных правителей, что привело к воцарению основателя XVIII династии Яхмоса I.

[Согласно- Туринскому папирусу - "гиксосы" (hega-khase) т.е kh ase.(геты-асы).]

Гиксосы зафиксированы в Палестине среднебронзового века, для их поселков характерны большие глиняные валы вне стен. С 1640- по 1570 гг. до н.э. они правили долиной Нила из своей столицы Аварис в дельте. Гиксосы. нарушили изоляцию Египта, что создало основу для процветания культуры Нового царства, но повлекло за собой их изгнание. Гиксосы познакомили египтян с лошадью, колесницей, обработкой железа, вертикальным ткацким станком, оливой и гранатом, создали более совершенную письменность «Синайское письмо». Будучи изгнаны из Египта построили Иерусалим и основали Мероитское царство в Эфиопии и гарамантскую культуру в Ливии – вот такие «азиатские кочевники» (авт).

Как пишет египетский историограф Манефон*: «Пришли нечаянные люди низкого происхождения с восточной стороны, обладавшие достаточной смелостью, чтобы идти походом на нашу страну, и насильно покорившие ее без всякой битвы. И после того, как они подчинили наших правителей, они варварски сожгли наши города и разрушили храмы богов и поступили со всеми жителями самым враждебным образом…»

Особенно возмутило египетскую знать то, что «северные варвары» принесли в рабовладельческую среду идеи социальной справедливости. Рабы были отпущены на волю, земля поделена между крестьянами, а знать заставили работать на равне со всеми. В довершении всего управителем (мэром) гиксосской столицы Аварисом был поставлен бывший каторжник1.

*Манефон сообщает о том, что гиксосы, выдворенные из Египта, основали город Иерусалим и поселились в нём

Неизвестно как называли себя сами гиксосы, - ассами, рутенцами или сидонянами.( Может упоминаемый в Библии народ Рос относится к Иерусалимским гиксосам.) Но Египтяне старательно вычеркивали « неприятные для национальной памяти древних египтян факты и события прошлого: Первый и Второй тёмные периоды истории, эпоха гиксосов, религиозные реформы. Имена и надписи ненавистных гиксосских царей, Эхнатона и Нефертити, некоторых других фараонов, всюду на воздвигнутых ими монументах и памятниках уничтожены (стёрты, сбиты и вычищены) полностью или частично с целью изгладить всякое воспоминание об этих людях и событиях, связанных с ними (либо уничтожены сами памятники)»2.

В местах своего нового расселения арийцы-гиксосы возводили укрепления восточно-европейского типа – городские стены Иерихона, Эблы, Дана, Таниса и Авариса были обнесены земляным валом (бруствером) и воротами с двумя сторожевыми помещениями по обеим сторонам входа; аналог «Змиевых валов» южной Руси. Даже мелкие населенные пункты обводились крепостными стенами и валами.

Французский археолог Анри Лот имел все основания полагать, что «Центральная Сахара была в период мезолита одним из самых населенных центров первобытного общества; в этой некогда покрытой необозримыми пастбищами пустыне существовали многочисленные и отнюдь не легендарные культуры». Наскальные изображения людей, которые по своему антропологическому типу*, одеждам, вооружению заметно отличаются от изображений сахарских аборигенов того времени, дали ученым основание говорить о них как о пришельцах в эти места. Анри Лот допускает, что среди них могли быть выходцы не только из южной Европы, но и с европейского Севера; их изображали с синими глазами. Время появления этих светлокожих людей с копьями, дротиками, мечами, круглыми щитами, как и колесниц с конями, - II-III тысячелетие до н.э.4

Анализ краниологического материала (изучение черепов) проведенный британским археологом О.Гарни, доказывает что в III тыс.до н.э основную массу населения в Малой Азии составляли европероиды-долихоцефалы, во II-м начинают преобладать брахицефалический (альпийского типа), а собственно «арменоидный» тип появляется только в I-м тыс.до н.э.5

Из казачьих историков только Савельев отождествляет хеттов и гиксосов с казачьими предками. Действительно это была современнейшая на тот момент армия. На гиксосской колеснице, запряженной двумя защищенными доспехами лошадьми, обычно стояли два воина. Один из них, возничий,- правил конями и держал в руке небольшой щит, оберегая себя и стоявшего рядом лучника от вражеских стрел и дротиков. Лучник же был облачен в шлем и чешуйчатые (пластинчатые) доспехи из бронзы. Его шею надёжно прикрывал прочный широкий ошейник. Лучник и возница имели мечи на случай ближнего боя. (Воронежские археологи отмечают наличие на Верхнем Дону профессионального воинского сословия - воины-колесничие, возничие, лучники-всадники)6.

*Изображения египтян жителей по сравнению с Фаюмскими портретами и мозаиками жителей Гарамы(Ливия) разительно отличаются – древние египтяне похожи на индейцев или гуанчей, а у фаюмцев и гарамантов впролне европейская внешность.

Появление индоевропейцев в Палестине, Сирии (Рутену) и в дельте Нила относят к середине III тыс. до н.э. По особому типу гривн(torques) она названа «носителями гривн» и подкреплена наличием характерных для индоевропейцев курганов и дольменов. В хеттско-хурритском договоре упоминаются имена четырех божеств – Митры, Варуны, Индры которые встречаются в «Ригведе»

Верховым богом у гиксосов был Сет (т.е. свет), [ Сетх - могучий бог-воитель; бог грозы, его оружие - огненное копьё, которым он поражает огромного змея Апопа, живущего в глубине первозданного океана и олицетворяющего мрак и хаос, небытиё и зло, извечного врага демиурга, лучезарного бога Ра, и мирового порядка. С VIII в. до н.э., образ бога Сетха ("Светлейшего")]

А верховной богиней была Астарта (изображавшаяся в виде нагой всадницы, стреляющей из лука) впоследствии почитаемая и самими египтянами. [Известно, что великий воитель фараон Рамсес II особенно чтил Астарту-Иштар. Царь отвёл богине восточный квартал своей новой столицы (Аварис) и дал одному из своих сыновей её имя. К концу хеттского царства она отождествлялась с богиней Солнца города Аринна «Арина» ]7.

По большому счету арийское влияние на древних египтян было весьма плодотворно. Гиксосский период истории Египта характеризуется продолжением развития науки, искусства и литературы это математический задачник «Папирус Ринд», сборник народных сказок «Папирус Весткар», медицинское пособие «Папирус Эберса», трактат о коневодстве с индоиранскими числительными и терминами. И конечно создание на основе иероглифов более совершенного алфавита «Синайского письма» аналогичному алфавиту финикийцев-сидонян.

Тем не менее гиксосы были изгнаны из Египта в Сирию (Рутену), Нубию и Ливию, а их города в дельте Нила (Танис, Аварис* и Асирот) были заняты войсками фараона. Тем не менее очаги арийской культуры в Северной Африке и Малой Азии продолжали существовать и в средних веках (до арабского завоевания )

*Город Аварис, в дельте Нила, при гиксосском царе Аусерре Апопи (1500 г.до н.э.) был разрушен фараонскими войсками, о чем «Карнакская стела» злорадно сообщает: «Мое сердце радостно, (так как) я заставил Апопи увидеть плохое время. Вождь Ретену , ничтожный руками, замышлял много в своем сердце. Не удалось это ему…. Азиат ничтожный, вот я пью из вина твоих виноградников, выжатого как бы для меня азиатами из моей добычи. Разрушил я твое место, где ты сидишь, срубил я также твои деревья, притащил я твоих женщин в трюмы, отобрал я колесничих».

При прочтении данной главы может возникнуть вопрос – зачем в «Истории Воронежского казачества» разбирается тема древнего Египта? Во-первых «гиксоская тема вообще нещадно эксплуатируется. В «Туровой скифии» Ю. Петренко, у рамонских краеведов (Л.Коннова)8,где рассматриваются воронежско-египетские параллели*, тема пока звучит дискуссионно. У Еврафа Савельева, понятно, все конные арийские войска древности предки донских казаков… но, все это краткие и отрывочные сведения. Напротив, историки пан-еврейского толка, совершенно не стесняясь, чтят гиксосов за своих предков выведенных библейским Моисеем в Израиль и Иудею.

[ "ИЗРАИЛЬТЯНЕ В ЕГИПТЕ" Ш. Дубнова, "ПОЛНАЯ ИСТОРИЯ ИСХОДА " Бер Хаскелевича, труды Великовского и Зимбельмана ]

Так, М.И.Зильберман ссылаясь на Пьера Монте утверждает: «что и легендарный Иосиф жил в столице гиксосов Аварисе (в земле Гошен). Важно подчеркнуть, что ветхозаветный Иосиф являет собой собирательный, обобщённый образ, отражающий пребывание в Египте племён древних евреев в течение нескольких столетий, на стадиях первой и второй волн гиксосов».

Мы конечно далеки от мысли выводить историю казаков из библейских текстов, но свою «воронежскую лепту» все же следует внести и в этот спорный пока вопрос.

Лингвисты и археологи до сих пор ломают копья в поисках индоевропейской прародины. Так, до сих пор непонятно куда ушли из Воронежа (вII-III тыс.до н.э.) до скифские «воины-возничие», «воины колесничие» и «воины-лучники» описанные Винниковым и Медведевым, куда делись древние киммерийцы, побежденные скифами, откуда на «Козьем бугре», в Чертовицке, находки египетского фаянса виде скарабеев, львов, головы младенца Гора, камеи с женскими портретами…и, наконец откуда в Малой Азии и Египте такие знакомые названия Ра-амон, Си-дон, Танис, топоним с корнем Вар (Аварис) и почему Сирия называлась Рутена (по-сути Руссия)…

Даже в серьёзных академических учебниках (напр. «Всемирная история» М.Наука) пишут о киммерийских походах в Малую Азию и Египет. А Сидоняне – Синды, известны и на Кубани, так Анапу в древности называли Синдской гаванью.

* Принц Петр Ольденбургский, производя раскопки в окрестностях Рамони, нашел пещеру насыщенную древнейшими артефактами, с иероглифами и рисунками на стенах. « Петр Ольденбургский был совершенно уверен – перед ним следы цивилизации превосходящей египетскую и шумерскую… и выдвинул идею: исток египетской цивилизации, находится здесь, в бассейне Дона, быть может в самой Рамони … предположив, что название Рамонь отражает статус посёлка как место святилища бога Амона-Ра… а египетская цивилизация есть цивилизация дочерняя, искусственная вывозная…

( Чертовицкое. Годы и люди. Историко-краеведческие записки. Рамонь. 2005г.)

Историк Чайдл5, известный своим «критерием Чайдла»- определением цивилизованности того или иного народа, ещё в 20-х годах прошлого столетия, высказал мнение о локализации индоевропейской прародины (V-IV тысячелетий до н.э.) из южнорусских степей. Западной границей индоевропейского ареала является гетто-фракийская культура Винча на Балканах, восточной Волга (по Ригведе - Rasa) (по Птомею -Ra), южной границей можно считать Предкавказье и Крым, а северной - Смоленско-Московскую возвышенность.

Анализ лексики позволяет реконструировать ландшафт раннеиндовропейской прародины «из которой следует, что раннеиндоевропейское общество жило в холмистых местностях, может быть в предгорьях, в которых не было больших рек, но 'речушки, протоки, родники; реки, несмотря "а быстрое, течение, не были препятствием; переправлялись через них на лодках. Зимой эти реки замерзали, а весной разливались. Были и болота… общими для индоевропейцев являются слова осина, бук, граб, тисс, вереск, бобр и лев.» ( Сафронов В.А.)9.

Сумма этих признаков (резко континентальный климат, горный ландшафт и существование 'мезолитических памятников с производящим хозяйством) имеется на плато Русской Равнины. [Обширное плато Русской, расположенное на высоте 200-300 м, отличается резко континентальным климатом: холодным-зимой, жарким сухим - летом". Здесь же расположены участки сосновых лесов В центральной и западной части плато много больших и мелких озер и существует разветвленная речная сеть, что согласуется с корнями со значениями "водоемов, болот и рек" по всей равнине обнаружены памятники с производящими формами хозяйства].

Расселение арийцев, происходило во все стороны света. По одним данным арии основывали все древние оазисные государства, по другими «мимикрировали» т.е приспособились под них, но яркий свет своей культуры они оставили везде. В «Новой Истории» казачьи отряды, следуя по пути легендарных предков, вновь прошли до Дальнего востока, Закавказья и Балкан очерчивая границы Российской империи.

Если разобрать «упрощенную» Балканско-малоазийскую схему (от V до I – го тыс. до н.э.) то она выглядит так – славяно-русы, междуречья Дона и Днепра вышли к берегам Черного и Средиземного морей (культура Винча и Крито-микенская), затем оказались в Малой Азии ( государство Рутения – Сирия Палестина; и Хеттское царство).

Однако справится с «оазисными цивилизациями» Нила, Тира и Ефрата и цивилизовать их рабовладельческие пороки гетто-русы не смогли. Жернов «восточной деспотии» перемолол их народоправно-общинное устройство и смешал генофонд. Так что в «балкано-малоазийском» пути мы видим лишь тупиковую ветвь арийской цивилизации и описать, лишь яркие фрагменты арийского присутствия в этом регионе.

Первой протоцивилизацией Древнего Востока (помимо Чатал-Гуюка) было царство Эбла на границе Сирии и Ирака. Эбла входила в страну Рутену (Палестина и Сирия), с которой торговали египтяне. Открытая клинопись, (17 тыс. глиняных табличек) поведала историю древнего города с общинным управлением [цари Эблы получали власть не по наследству – она была выборной на семилетний срок и разделялась с советом старейшин. Всё хозяйство было государственным. В Эбле собирались научные конференции, отчеты о которых обнаружены в дворцовых книгах. Ученые из других стран приезжали в Эблу и преподавали там. Существовала специальная школа где обучали клинописи. Надписи Эблы являются слоговыми с использованиями шумерс-аккадских идеограмм.Эблаиты овладев знаменитым Библосом, совершали оттуда на кораблях ("библосцах"), длиной более 50 метров, плавания вдоль побережья Передней Азии. Предполагают, что они по "островному мосту" Родос — Карпатос достигли Крита и задолго до финикийцев стали первооткрывателями Европы. В 2230 году до н.э. Ассирия предала Эблу огню]10.

Следующая цивилизация индоевропейского типа Финикийская (библейская страна Ханаан). В гомеровских поэмах для них есть и иное название Сидоняне. В Библии Исайя (XXIII, 2; 4 в пророчестве о Тире, где говорится о сидонских купцах и о Сидоне как о морской крепости. ( Собственно и слово Библия переводится как Книга, так как в финикийском Библе и появились первые книги). Часто Сидон означает не конкретный город, а только Южную Финикию11.

Этноним Финикийцы египетского производства он означал лесорубов, поставщиков леса в Египет, а возможно и кораблестроителей. Финикийцы поселились в Средиземноморье после 3000 г. до н.э. Судя по этнониму Сидоняне они вполне могли приплыть с берегов Азовского моря, хотя некоторые исследователи, основываясь на античных источниках считают их родиной берег Эритрейского моря (Персидский залив Индийского океана). Поскольку финикийцы-сидоняне были знаменитыми мореплавателями, первыми достигшими Гибралтара и Атлантики, то обе версии абсолютно правомочны. Испания и противолежащий берег Африки были самыми западными регионами финикийской колонизации. Главным центром там был Гадир (т.е город, укрепление, огороженное место).

Финикийцы пережили множество волн иноземных завоеваний*, но лишь ввязавших в серию Пунических войн, под руководством Ганнибала, «Карфаген был разрушен» Римом

*В библейских книгах неоднократно говорится о разрушениях ханаанских городов и уничтожении их жителей. Уже первый ханаанский город, встреченный завоевателями, — Иерихон — был уничтожен вместе со всеми жителями (Jes. VI, 20). Иисусу Навину приписывается утверждение, что он уничтожил все местное население от Иордана до моря (Jes. XXIII, 4). Разумеется, это утверждение нельзя ни в малейшей степени считать достоверным, но его включение в библейский текст свидетельствует о неприкрытой враждебности н жестокости, сопровождающей эти события. Интересно упоминание о захвате и разрушении Иерусалима иудеями (в то время одно из двенадцати племен Израиля) за много времени до окончательного захвата этого города царем Давидом (Iud. 1, 8). Это был явно грабительский набег, что приводило к разрушениям и гибели множества людей. Эти сведения подтверждаются и археологическими данными, свидетельствующими о полном разрушении таких крупных городов, как например, Хазор в Галилее (Bloch-Smith, Nakhai, 1999, 81). Характерно, что наибольшее количество сведений об уничтожении городов и чуть ли не поголовном избиении горожан содержится в Книге Иисуса Навина и в начале Книги Судей. Позже положение несколько меняется. Оседая на захваченных землях, евреи стремились уже не изгонять прежнее население, а подчинять его себе, превращая в своих данников (Iud. I, 28—33)12.

В Северной Африке была ещё одна крупная цивилизация основанная индоевропейцами и полностью ассимилированная африканскими племенами. Это Мероитское царство, а впоследствии, Аксумское царство существавшие с II тыс. до н.э. до первой половины XI века н.э. После принятия христианства с VI века н.э. Аксум соперничал с Византией и занимал огромную территорию побережья Красного моря (Эфиопия и Судан) и часть Аравийского полуострова, включая Йемен.

Другой древний народ Сахары, впервые упоминаемый ещё Геродотом, были Гараманты. Считается что суффикс ант в слове «гарамант» Эгейского происхождения. Они контролировали все оазисы и караванные пути Северной Африки, а их цивилизация была весьма высоко развита с технологической точки зрения.

Сильное и динамичное войско обеспечивало такое положение гарамантов в Древней Африке. В разных ее областях – изображения двухколесных гарамантских колесниц, запряженных четверками лошадей. Их столицей была Гарама (ныне – оазис Джерма на юго-западе современной Ливии). Плиний характеризует этот город как «преславный». Раскопки археологов свидетельствуют, что в первые века н.э. здесь были мощеные улицы, водопровод (фоггары – цепь колодцев, которые соединялись штольнями), работали разнообразные мастерские. Принимали участие в Пунических войнах, где они составляли большой кавалерийский корпус, на стороне Ганнибала в знаменитой битве при Каннах и Тразименском озере.

У них была своя письменность, а в 569 году гараманты приняли христианство. Цивилизация африканских арийцев была уничтожена арабскими завоевателями, а часть гарамантов была ассимилирована берберскими племенами и ныне известна под энтнонимом Туареги. Одна из групп гарамантов ушла к озеру Чад в нагорье Тибести. Их гробницы и ныне известны как захоронения белых людей.

В наше время христианство в Северной Африке сохранилось у коптов (египетских и эфиопских) в Египте их около 8 млн. человек.

Было ещё одно древнее арийское государство, соперничавшее с Шумером это легендарная Аратта. Месторасположение его пока точно не установлено, возможно оно находилось на территории современного Курдистана. В шумерском эпосе Аратта упоминается в поэмах "Энмеркар и повелитель Аратты", "Энмеркар и Энсукушсиранна","Лугальбанда и Энмеркар", "Лугальбанда и гора Хурум".
Исходя из шумерского эпоса, ясно, что Аратта находилась где-то в предгорьях: «Белые стены Аратты стоят среди гор». Этот город-государство контролировал добычу золота, олова, лазурита, серебра. Возможно Арата синоним нашей Артании и основана древними выходцами с Северного Дона.

Резюме:

4) Арийские цивилизации, распространенные в древности от Северной Европы до Северной Индии, индикация которых проводится как по лингвистике, так и по схожим археологическим культурам, точкой исхода имеют Русскую Равнину.

5) Расселение индоевропейцев происходило «выселками», наиболее ранние начались в X тыс. до н.э. (эпоха кроманьонцев), а наиболее поздние во II-I тыс. до н.э. С тех пор глобальных людских перемещений в Евразии не происходило. Следующий этап истории характеризуется созданием различных империй с очередным народом господином и стабильным автохтонным населением.

6) Правящие династии представляли уже полиэтничные союзы вождей различных племен и искусственно выведенных царских родов. История разделилась историю царских фамилий и национальную. При этом, по правящему царскому роду часто называли и весь народ; (вроде как при русских помещиках барская фамилия переходила и на крестьян). Народ при этом постоянно переименовывался по воле придворных историографов. Каждая династия создавала свой искусственно выведенный придворный язык (жаргон) отличавшийся от первородного (по принципу «мать родная не узнает).

7) Распад праславянской цивилизации был приостановлен в I тыс. н.э принятием христианства базировавшегося на ведических верованиях руссов в единого Бога Творца и древних арийских книгах. Раскол христианства на Католичество, Православие, разные автокефалии и секты помешал воссозданию арийского культурного пространства. Это закончилось потерей Малой Азии и Северной Африки и мусульманской экспансией в Европу.

8) Единственной империей созданной на основе Православия оказалась Россия, гегемония которой была подорвана не «невежественными азиатами», а католическим Западом впавшем в масонскую ересь.

9) Древние дружины Ариев (предтечи русского казачества), участвовавшие в создании всех великих цивилизаций Евразии, были растворены в иноэтничной среде.

10) Русское казачество, корни которого в общинах воинских дружин древних русов, выжило только благодаря приверженности Православию. Поэтому Россия, оказавшая в средние века «меж двух жерновов» - латинян и турок, смогла не только отстоять свои южные пределы, но и расширить свои рубежи до Тихого океана.

Письмена антов

Происхождение письменности на Руси, время её возникновения, ёё характер –одна из самых дискуссионных проблем русской истории. Ученые настойчиво пытались доискаться, не послужил ли всё-таки Кириллу и Мефодию какой-либо из современных им алфавитов в качестве образца.

[Здесь, правда, единодушия не обнаружилось: глаголицу поочередно возводили к коптскому, арабскому, еврейскому, самаритянскому, финикийскому, древнеперсидскому, готскому, латинскому, армянскому, грузинскому алфавитам или (эта точка зрения является преобладающей) к греческим минускулам.]*

По мнению В.А.Чудинова, (самого продвинутого на сегодняшний день русиста) славянское письмо является первоосновой для всех европейских алфавитов. Речь, прежде всего, идет о самом древнем «Винчанском письме» датируемом V тыс. до н.э., найденном в Сербии. Письмо это буквенное, руническое; Впоследствии оно было распространено по всей Евразии. Дешифровки этого письма выполнялись помимо самого В.Чудинова, сербскими лингвистами – Р.Пешичем и Д.Античем, при активном участии Йоханы Вайдерс-Миролюбовой (дочери того самого Ю.Миролюбова).

Письмо у древних славян носило магический и обрядовый характер, Длинных текстов, подобных Египетским, Шумерским и др. «оазисных цивилизаций» пока не обнаружено. Собственно нужда в «многописании» была у классовых рабовладельческих обществ. Всякие «законы царя Хаммурапи» предполагали мощную бюрократию и жреческий клан уже не способный передавать «из уст в уста» религиозную информацию. У славян родовая демократия сохранялась довольно долго и лишь с принятием христианства возникла потребность придать единообразие существующей письменности.

Болгарский монах Черноризец Храбр, оставивший трактат , сообщает:

[Получается, что «многа лъта» у крещеных славян уже существовала письменность с применением римских и греческих букв, а славяне язычники пользовались «чертами и ръзами»]

*Если даже лингвисты затрудняются, к какому алфавиту отнести глаголицу – коптскому, арабскому, самаритянскому, готскому и т.д., то логично считать первоосновой славянский разнесенный «скифами» по всем «палестинам», так как миграции индоевропейцев, в древности, исходили из Русской равнины, а не наоборот.

«Паннонская летопись, признанная одною изъ достов рныхъ сказанiй о жизни и д ятельности св. апостоловъ Кирилла и Мефодiя, говоритъ, что при путешествiи въ Хозарiю братья встр тили въ Готiи книги священнаго писанiя на "рушкомъ" язык и что богослуженiе у этого народа совершалось на языке "рушкомъ" же. Это подтверждается и изследованiемъ архимандрита Арсенiя о готской епархiи, гд онъ утверждаетъ, что Готы говорили на "рушкомъ" язык и им ли на этомъ же язык книги св. писанiя.»*

* Е.П. Савельев « Типы Донских казаковъ и особенности ихъ говора» Новочеркасск 1908 г.

Иоанн Златоуст в своей речи в 398 году сказал: скифы, фракийцы, сарматы и те что живут на конце света, философствуют, каждый, переводя Слово Божие на свой язык.

Узаконив « Священное писание на славянском языке св.апостолы, модернизировали славянскую азбуку, хотя еще «многа лъта» в обиходе сохранялись различные типы азбуки – глаголица, кириллица, руница (черты и резы), а также варианты иерографических знаков (например, княжеские печати).

В отличие от древних «мертвых языков» - шумерского, хеттского, этрусского, латинского и готского, русский язык, почти в неизменном виде живет и здравствует и поныне, что конечно говорит о его совершенстве. Русская письменность, как древняя, так и времен Кирилла и Мефодия представляла собой цельное историко-культурное явление, с фондом лексико-фразеологических единиц, сложным синтаксисом, нормированной фонетикой и морфологией; оно являлось полностью самобытным. Латинизация славянской речи (как например, в Польше) совершенно искажает смысл некоторых слов и меняет их фонетику. Часто одна и та же литера предполагает двоякое произношение ( =isiku, =imeti). Русские словами, перенесенными на романо-германскую почву вообще становились неузнаваемыми*. Вот например, английские аналогии – spirit (дух) вместо русского испарится, парить, cloud(облако) вместо клубиться, клуб дыма; gun (огонь);guess[gest](гость; grease[gri:s] (смазка) вместо грязь; shriek (крик, кричать); avert (отвернуться) вертеться;arable(пахать) др.русское орать, орало, оратай; town (таун-тын-ограда-город)

* Иногда создаётся впечатление, что слова вообще воспринимались со слуха и многие буквы вообще «проглатывались», так древнеангийское wader стало звучать water, а в произношении уотер. В немецком языке вода пишется wasser. В первородном русском от слова вода образуются слова водить, проводить, вести, а в английском это самостоятельные слова Поэтому этимология слова river (река) истолковать (Talk) можно только с русских позиций как Ra-va – река(вода) Ра

Современные романо-германские языки продукт смешения различных диалектов, племен и народов - своего рода эсперанто. Единственный порядок вносят в них латинские заимствования (хотя сам латинский – исковерканный и упрощенный этрусский, который не читается романо-германцами и дешифруется только учеными руссистами)

Этрусская терракотовая погребальная урна из Вей в дешифровке В.А.Чудинова.

Одной из особенностей русского алфавита это особый порядок букв в нем, так в германском руническом алфавите F U Th A R K G W H …готский алфавит порядок букв как и в греческом. В наш алфавит явно внесен текст дохристианской молитвы – АЗ БУКЫ ВЕДИ (я буквы ведаю), ДОБРО ГЛАГОЛЮ, ЕСТЬ ЖИВИТЕ ЗЕМЛЕ, КАК ЛЮДИ МЫСЛЕТЕ НАШ ОН ПОКОЙ. РЦЫ(говори) СЛОВО ТВЁРДО.

Евграф Савельев, автор самой романтичной «Казачьей истории», тоже много внимания уделил дешифровке древнейших надписей. По его мнению, «Этрусские, критские и хетские письмена, «Германские руны» переводятся только с помощью русского языка. Соответственно он числит древние арийские народы, прославившие себя в истории – хеттов, этрусков, ассиро-шумерцев, фракийцев и скандинавов за казачьих предков.

В наше время идея «Пан русизма», то есть первенство руссов во всех мировых цивилизациях, находит все больше и больше доказательств. Ниже приведена таблица трех образцов письма, из которых «Винчанское письмо» датируется IV-V тыс. до. н.э. ( т.е. древнее египетского)

Образец дешифровки на винчанской керамике (В.А.Чудинов)

Образец дешифровки на черняховской керамике (В.А.Чудинов)

Образец дешифровки рунического скандинавского письма (О.Л.Сокол-Кутыловский)

«МЪ-ЧИ-ЗЪ-ЧИ СИ ВЪ РО-СИ-Я БО-ЗЪ-ВА {ВЪ-НЪ}-ЧИ И-{НЪ-И}-И ЖИ-ВА», что на современном русском языке означает: «МУЖИ ЭТИ В РОССИИ БОЖЬЕЙ В НОЧИ, ИНЫЕ ЖИВЫ

Сокол-Кутыловский О.Л.

Тайны ларца из британского музея

«Ларец под названием «Franks casket». Он был найден в Аузоне (Франция) в XIX веке и в 1867 году был подарен Британскому музею, где находится и поныне.

Надписи на ларце сделаны в Британии народами, говорившими на языке славян и писавшими славянскими рунами.

В центральной, северной, северо-восточной и юго-восточной Европе в первом тысячелетии нашей эры существовала одна общеевропейская руническая письменность, – это руническая письменность славян или, если кто-то считает, что так будет точнее, – праславянская руническая письменность. В южной Европе древняя руническая письменность была у этрусков, но здесь ее мы касаться не будем. Поэтому рунические надписи на этом ларце можно попробовать прочитать при помощи славянских рун на славянском (русском) языке.

Так как около полутора десятков знаков на этой панели пока точно не определены (даны в круглых скобках или заменены вопросительным знаком), связный текст вне поля рисунка получить трудно. Улавливаются только некоторые возможные слова: «устанавливать», «решать», «люди», «ларь», «полный», «золото», «захотеть», «богатство» и некоторые другие. В поле рисунка также имеются надписи. В верхней части: «РЪ-И-РА-ЛЪ-И ВЪ-И-ТА {ВЪ-ВЪ-ЧЕ}», что означает «Пахари (землепашцы) приветствуют Волка»; в нижней части рисунка: «РО-БО-ЖЪ-БО», что означает «Работа» или «Труд

Руническое письмо славяно-русов обнаружено и на керамике Северного Китая и на юге Узбекистана.

Изображения насечек со стоянок Баньпо, Цзянчжай, Линкоу, Яньтоу, Улоу, Синье, Баньшань, Мачанъянь и Лицзягоу 2000-2500 гг. до н.э. (А.А.Тюняев)

Жаркутанские руны в Шерабадской степи в Сурхандарьинской области Узбекистана 2000-1000 гг. до н.э. (А.А.Тюняев)

По мнению лингвиста А.А. Тюняева «История возникновения мировой цивилизации -славяно-русский свастический алфавит М.2006 г» древнекитайское письмо и узбекские руны совпадают с крито-микенским линейным письмом на основе славянских черт и рез культуры Винча на Балканах.

Сами письмена оставленных племенами Афанасьевской и Андроновской археологических культур, давших начало арийским племенам восточной Сибири и Приаралья сакам, скифам, сарматам и пр.

С первого взгляда, кажется невероятным, как древнеарийские культуры от Англии до Северной Индии и Китая, включая малоазийские, и северо-африканские, могли отразиться на формировании казачьего этноса на Дону и Приазовье. Однако, сам феномен Великой России, явившей себя в 18-20 веках и показавшей себя «вселенской» силой, никак нельзя объяснить только экспансией жителей Московского княжества (происками жадных московитов).

По сути, Москва, на определенном этапе истории, стала очередным центром консолидации народов древней арийской мегакультуры. Эта культура, много раз растворявшаяся в среде аборигенов, сохранилась только в её истоках, в пределах Русской равнины, давшей начало великим рекам Днепру, Дону и Волге. Именно эти реки служили водными путями для расселения арийцев по просторам Евразии и именно эти реки консолидировали начало средневекового казачества.

Предки казаков живших по всему бассейну Дона, приняв Православие гораздо раньше, чем Киевская Русь оказались способными выжить в условиях дальнейших нашествий (гуннов, авар, венгров, болгар и прочих кочевников тюрок). А переведенная на славянский язык и «узаконившая» его Библия, позволило вне государственных рамок держать русский приоритет на территориях занятых кочевниками. Ярким примером тому служит область Червленого Яра под юрисдикцией Сарской и Рязанской епархий. Именно благодаря церковной переписке, по сути, сугубо деловой, мы и знаем о Православии на Дону времен Золотой Орды и о русских-казачьих поселениях на нем.

Воронежские историки и краеведы (например, М.Цыбин и А.Абассов), выдвинувшие версию о том, что « Со второй половины XIII века между русскими и собственно золотоордынскими землями стали возникать своеобразные «буферные зоны» с русским населением, но управлявшиеся монгольской администрацией», пока еще не оценили самого масштаба сей «буферной зоны» - от верховий Дона до его до станицы Качалинской, по площади соответствующей размерам средневекового европейского государства.

В рамках теории «Дикого поля» и школьных карт Средневековой Руси, больше напоминающих «Республику Советов в кольце Гражданской войны 1918-1920 г.г.», совершенно не понятно, для кого же существовали раннесредневековые, многочисленные пещерные монастыри по всему верхнему и среднему течению Дона, которые по своему устройству «соответствовали традициям сооружения культовых подземных помещений в Риме, Палестине, Сирии, на Афоне, в Крыму и Кавказе, относящиеся к этому периоду времени»

Многие ревнители «арийства» не могут понять, почему древняя Русь так легко и быстро отошла от языческих богов, и приняла Христианство в форме Православия и откуда взялось столь беспримерное религиозное рвение по строительству культовых сооружений. Особенно необъяснима христианизация вольных казачьих земель, ведь здесь никто насильно «крестом и мечем» Веру не насаждал.

Неоязычники хуля Православие, называя его иудо-христианством, искоренившим « ведическое учение», перечеркнувшим древнюю арийскую культуру в угоду иудаизму, не видят очевидного. Не могли арийцы принять чуждую семитскую религию неведомого племени и всемирно её распространить. Это возможно лишь в том случае если сами евреи переняли древнюю арийскую ведическую веру и основные её догмы.

В дальнейшем евреи отошли от первооснов впавши в Талмудизм, отрицавшим как самого Христа, так и живоначальную Троицу. Ведь сам этноним Израиль означает «народ богоборец» т.е. атеист, а канонические тексты Библии восходят не к еврейским манускриптам, а «Септуагинте» написанной в египетской Александрии на греческом языке.

Согласно Е.П. Савельеву: «Геты дали евреям и институт пророков…Все великие пророки этого народа мыслили не так, как вся бен-израильская масса…пророки изгонялись, побивались камнями.. только за то, что эта масса не смогла понять не свойственной ей арийской идее об Истине, так хорошо понятой и усвоенной на пространстве всего земного шара. Голова семита не вместила проповеди пророка-арийца, и голос его остался «вопиющим в пустыне». Это был голос Гета-арийца, волею судеб заброшенного на чужбину»

Неразумные хазары

Воронежские историки пишут: «В середине VII века в результате длительной борьбы за власть между различными племенами и народами на просторах Северного Кавказа, Приазовских степях, и Северном Причерноморье, сложилось одно из первых феодальных государств в Восточной Европе – Хазарский каганат, который на протяжении двух столетий играл значительную роль в истории народов Восточной и Юго-Восточной Европы, Кавказа. В составе Хазарского каганата одной из крупных этнических групп были аланы, потомки могущественных сармат, занявших в первых веках 1 тысячелетия н.э. предкавказаские степи. Другим крупным этносом каганата были болгары, которые кочевали со своими стадами по Тамани, и в Приазовских степях. С начала VIII века началось активное переселение алан с Северного Кавказа в северо-западном направлении. В этом процессе активное участие приняли и болгары. Река Тихая Сосна, Оскол и Северский Донец стали тем рубежом, на котором остановились аланы»1.

В дохазарское время на территори Приазовья и Нижнего Дона существовал союз племен (славяно-алано-готский) называемый Русским каганатом2, соперничавший с византийскими колониями. В житие Стефана Сурожского описан поход русского князя Бравлина на греков, завершившийся примирением и принятием русским князем Православия. В казачьей историографии это объединение называется Кесарией Боспорской т.е царством. Собственно название «кесария», переделаное на иной лад, и стало названием новой страны Хазарии*.

С приходом тюрко-язычных кочевников, (в последствии назвавшихся хазарами) этническое равновесие в регионе было нарушено. Готы, иногда их именуют тавро-скифами, укрылись в горных районах Крыма и основали там княжество Феодоро, просуществовавшее несколько веков. Аланы частично вошли в хазарский союз, а частично эмигрировали на Средний Дон. Славяне переместились вверх по Дону в район Воронежа.

Бoльшая часть византийских источников, в которых встречаются упоминания о хазарах, относится к VI в. (это хроника Иоанна Малалы, истории Прокопия Кесарийского, Агафия, Менандра Византийца и Феофилакта Симокатты). Кроме сочинений этих авторов, довольно много сведений о хазарах IX—Х вв. можно почерпнуть в трудах византийского императора и историка Константина Порфирородного

Разнообразные сообщения о хазарах и их предшественниках на Северном Кавказе попадаются в сочинениях армянских историков Моисея Хоренского, Егише, епископа Себеоса и Моисея Каганкатваци, Гевонда.

Одним из самых богатых сведениями источников по истории хазар является арабская и персидская литература IX—Х вв. В исторических сочинениях арабо-язычные авторы нередко освещали с той или иной степенью достоверности и более ранние события, относившиеся к периоду арабо-хазарских войн VIII в. Самое раннее по времени и самое насыщенное по содержанию — сочинение Ибн-Хордадбеха "Книга путей и царств". Ценнейший источник для истории многих кочевых народов Средней Азии и Восточной Европы — вполне оригинальное произведение Ибн-Фадлана, написанное в начале Х в

Через земли каганата — через необозримые степи Подонья — проходили торговые пути, связывавшие страны Востока и Византию со славянами и балто-финскими народами. Хазары, несомненно, брали подати с проходивших проходивших караванов. Иосиф сообщал, что он контролирует речные пути — задерживает русов, "прибывающих на кораблях" по Волге к Итилю. Считается, что в Хазарии существовала свобода религий. Характерным примером в этом отношении является организация хазарского суда, который состоял из семи человек: 2-х караим, 2-х мусульман, 2-х христиан и одного язычника. (Газис, "Татарская история", стр. 22). Однако господствующей идеологией стал иудаизм

Что касается хазар, иудеев у них было 4000 человек, в основном вельможи, армия состояла сначала из мусульман, затем, из наёмных варягов-руси. Основное народонаселение были идолопоклонниками. По Аль-Исхари и другим авторам, хазары имели язык,не схожий с языками других народов мира, в том числе тюрский и иранский. Считается что “хазары” (qazar) - это все лишь название одного из западных племён тюрок-тугю, которое чаще всего отождествляют с «ко-са» китайских источников.

Летописи донесли до нас название гвардейцев хазарского царя – «ал-арсийа» и упоминания о том, что было их около 10 тыс. и были они мусульманами – выходцами из страны, расположенной рядом с Хорезмом

«Повесть временных лет» под 859 годом сообщает, что «Козари имаху (дань) на полянъхъи на северъхъ и на Вятичъхъ». Начало хазарской дани летопись относит к временам легендарных основателей Киева – Кия, Щека и Хорива.

Историк Л.П.Якубинский (История древнерусского языка М.1953 г.) считал, что имена легендарных братьев на славянской почве необъяснимы. А поскольку буквально летопись сообщает о киевлянах (после смерти братьев): « и мы сидим платяче дань родом ихъ Козаром» (т.е. их родственникам хазарам) историк делает вывод, что имена Кий, Щек и Хорив хазарского происхождения.

Широкого распространения такая версия не получила, и вообще, после смерти Сталина, и его «знаменитой» борьбы с космополитами, такие темы оказались надолго закрыты. То, что русские князья иногда именовались «каганами», списывали на восточную традицию называть так всех верховных правителей (в отличие - от западно-русской князь и римско-греческой базилевс, и царь). В общем, все спорные вопросы списывали на наличие тюркизмов в русском языке. А такие курьёзы, как украинское слово «сало», которое, попало в армянское описание хазарской трапезы, относили к обратным заимствованиям из древнерусского языка; (вроде как древнерусские слова изба и печь в словаре половецкого языка «Codex cumanicus» XIII века.)

Следует заметить, что в настоящее время, хазарская тема сильно политизирована и часто раздута как «мыльный пузырь».

Некоторые «хазарофилы» просто рассчитывают на финансовую поддержку влиятельных еврейских кругов. Другие, к примеру, писатель Эдуард Тополь, будучи евреем по крови, в своём романе «Любожид», романтизируя девнюю иудейскую историю Пишет об упущенной перспективе русско-еврейского союза. А «хазарофобы», наоборот считают что «Русь изнывала под алчным и беспринципным игом иудейской Хазарии».

Особую остроту этот вопрос приобрел в связи с установкой памятника князю Святославу – победителю Хазарии. Скульптурная композиция, посвященная 1040-летию разгрома Хазарского каганата, была изготовлена скульптором Вячеславом Клыковым. Инициатором ее создания стал Международный фонд славянской письменности и культуры. Примечательно, что Федерация еврейских общин России и Евроазиатский еврейский конгресс заявили, что подадут на администрацию Белгородской области в суд, если памятник будет установлен. Руководство ФЕОР и ЕАЕК возмутил тот факт, что князь киевский Святослав на коне топчет хазарского воина, на щите которого изображена звезда Давида. Это дало повод представителям еврейских организаций заявить, что композиция господина Клыкова является "откровенно антисемитским изваянием". Генеральный секретарь ЕАЕК Михаил Членов, заявил корреспондентам, что установка памятника является элементом "широкомасштабной шовинистической кампании.

«Азиатский Еврейский Конгресс требует незамедлительного расследования обстоятельств и правомочности установки данного сооружения, политической, правовой и нравственной оценки, а также скорейшего уничтожения этого публичного символа антисемитизма.» - (из материалов Прессы.)

Памятник установлен в селе Холки Чернянского района Белгородской области, однако после многочисленных протестов «моген-давид» был заменен на абстрактный символ.

Проект памятника князю Святославу скульптора В.Клыкова

В докладе на Еврейском семинаре в Королеве, в 2002 г. предположили, что термин "хазар" в каком-то среднеиранском диалекте значит "пограничный". Т.е. этим термином Сасаниды называли народы, жившие (или защищавшие) на их границах. Соответственно, на Кавказе это были остатки алан и сарматов, а в Азии - как местное иранское, так и тюркское население. Так как, находится на службе у шахиншаха Ирана было крайне почетной обязанностью, то группа военной знати приняла название "хазар" как собственное обозначение

Те «хазары», которые проживали на территории современных Белгородской, Воронежской, Харьковской и т.п. областей. (т.е. без Кавказа и Средней Азии), относились к автохтонному, прежнему населению. По антропологическим данным, полученным из аланских-хазарских могильников основу "нации" составляло население родственное сарматам (европеоидное) с небольшой долей тюркского элемента. А черт, которые могли бы роднить их с семитской рассой там не выделено

Действительно, по антропологическим данным, в южнорусских степях от времен скифов до половцев обитало однородное, европеидное население. Европеидными, неотличимыми от тех же сарматов-алан в антропологическом плане были не только болгары, но и печенеги. Только с приходом якобы светловолосых половцев, наоборот, в степи наблюдается значительный приход монголоидного
населения. Но не следует забывать, что среди половцев помимо тюркоязычных сары-куман, было немало этнических монголов, вроде уран-каев (кимаков), баяндуровит.

Ученый «евразийского» направления Лев Гумилёв считал, что собственно тюрко-хазары проживали лишь в низовьях Волги, долинах Терека и Кубани, причем большинство их поселений было затоплено катастрофическими наводнениями

К сожалению, Лев Гумилёв не учел возможной интерпретации своих заключенй и произвел казаков от хазар, без обстоятельного анализа, за что и получил «свою долю проклятий» от обоих геополитических лагерей.

Казачий Словарь-справочник, составленный Г.В.Губаревым, рассматривает тему «Казарского царства», довольно подробно и отдаёт предпочтение термину «Кесария Боспорская», означающему древнюю провинцию Римской империи населенную гото-аланами или черкасами-касогами.

В частности Губарев пишет: «По всей стране, так широко распространен язык Подонских и Северо-кавказских славян, что на Руси казаров часто считали славянами. В великих Четьях Минеях на день 11 мая говорится:

«Козары коих греки козарами называли, римляне же газарами называли, был народ скифский языка славянского, страна же их была возле Меоти ческого озера».

Русский историк Татищев, вывел слово «казар» от персидского слова «хорсар», что значит разбойник и далее корсар (морской пират). Татищев так и пишет: «Некоторые думают, что остров Корсика от корсаров или разбойников именуем»

Сами правители Хазарии (переписка кагана Иосифа) очерчивали границы своего государства довольно туманно. В своём письме в испанскую Кордову он сообщает: «…на северо-западе живут девять народов, место расселения которых не поддаётся точному определению» ». В переписке названы бурт-с, булг-р, с-в-ар, арису, ц-р-мис, в-н-н-тит, с-в-р, с-л-виюн и сказано: «все они платят мне дань» Характер и размеры дани историки оценивают по разному. Преобладающей точкой зрения является, что данью считались торговые пошлины с проходящих купеческих караванов.

Русские летописные источники очень скупо пишут о «козарах». В былинном же эпосе русско-хазарская вражда отражена довольно широко. Это былины «Волх Всеславьевич» и «Бой Ильи Муромца с Жидовином», а так же сказки про Чудо-Юду. Большинство былин и сказок записано в поморской среде русского Севера или в землях Донского казачества.

Каган Иосиф в своём письме пишет: «Я охраняю устье реки и не пускаю руссов приходящих на кораблях, проходить морем, чтобы идти на исмаильтян. Я веду с ними войну. Если бы я их оставил в покое хоть на один час, они уничтожили бы всю страну до Багдада».

Столь лестную оценку, русы получили благодаря своим регулярным «персидским походам», сквозь земли могущественного кагана. Морские походы руссов трудно привязать к инициативе киевских князей, в княжеских летописях о них ни слова, все свидетельства о набегах оставила лишь потерпевшая сторона.

Арабские источники свидетельствуют о пяти крупных морских набегах руссов с 864 по 944 годы. После падения Хазарии, в 965 году, походы русских дружин на Восток совершались достаточно регулярно в XI и в XII веках. Например, около 1175 года русские на 72 судах совершили набег на Ширван (город в Персии), а таже захватили Шемаху. Историк В.Мавродин считает, что этот поход совершили бродники – прямые предки донского казачества2.

Некоторые историки видят в происходивших в то время событиях религиозную подоплёку. Если до 800 года Хазарская держава была в значительной части христианской страной, то после реформ кагана Обадии (799-809 г.г.), правящая элита страны официально приняла иудаизм. Принятие иудейской религии было связано с беженцами из государства Хорезм (Средняя Азия), где в то время начались религиозные гонения на иудеев.

Прибытие из Хорезма многочисленных беженцев, причем, весьма состоятельных, имевших возможность содержать наёмную гвардию, привело к долголетней, жесточайшей гражданской войне. Следы этой войны обнаружены археологами при раскопках Правобережного Цимлянского городища - мощной крепости на Дону полностью разгромленной правителями каганата в 810 -820 годах. Археологи пишут: «В жилищах и вне их на дворе Правобережной крепости обнаружены скелеты, главным образом женщин и детей, перебитых врагами ворвавшимися в крепость, разграбившими и сжегшими находившиеся внутренние постройки. В некоторых жилищах наблюдались скопления скелетов, возможно представляющие целые семьи, вырезанные беспощадными победителями (М.И.Артамонов. «История хазар» Л.1962 г.)

Такого рода карательные походы, совсем не способствовали укреплению авторитета правителей Хазарии, как и начавшиеся с того времени гонения на христиан, проживавших тогда в кавказской Алании и в Крыму.

Население Крыма восстало против хазар под руководством епископа Готской епископии Иооана. Востание было подавлено и всех его главарей казнили. По просьбе византийского императора самого епископа помиловали. Крупная христианская область Фулы-Джуфут-Кале (букв. двойная крепость) имевшая 40 городов в окрестностях современного Бахчисарая, была разгромлена, а топоним стал звучать Чуфут-Кале и переводится как еврейская крепость. Окончательно христианское население Крыма, под юристдикцией Готской епархии, было подавлено при завоевании Крыма турками. К моменту освобождения Крыма Екатериной II православных христиан там оставалось около 30 тысячи человек.

Под руководством мастеров из Хорезма в донском бассейне возводится целостная линия белокаменных замков, расположенных на высоких прибрежных меловых мысах; крепости располагаются на расстоянии 10-20 км одна от другой, всего их известно около 300.

Стоит отметить, что все без исключения крепости расположены на правом (западном), то есть русском берегу Дона, Оскола и Северского Донца и, значит, имели, а наступательное значение; это были своего рода плацдармы для нападений. Около крепостей располагались металлургические мастерские для производства оружия.

Хазарское пограничье заселялось мобилизованным алано-болгарским насе-лением, причем по многим данным, эта мобилизация не была добровольной, хазарские правители хазарские правители практиковали политику натравливания одних народов на другие. Полностью правящая верхушка Каганата могла положиться только на наёмную мусульманскую гвардию состоявшую из 7-12 тысяч отборных кавалеристов которые жили в столице Хазарии – Итиле.

Русский князь Святослав победил раздираемый внутренними противоречиями, некогда могучий каганат, всего за одну летнюю кампанию. Великая империя оказалась «колоссом на глиняных ногах», и все белокаменные фортификации оказались в запустении. Однако, есть основания предполагать, что многочисленные пещеры, ставшие впоследствии пещерными монастырями, были каменоломнями, подобными Керченским (аджимушкайским) или Одесским катакомбам, где добывали материал для строительства укреплений.

Население, исповедовавшее иудаизм, оттесняется на юг. На Северном Кавказе стали проживать горские евреи, в Крыму караимы, а в Подонье хазарские евреи разместились по Битюгу и Икорцу.

Л.Б.Вейнберг пишет о последних: «Нет сомнения, козары долго не русели и были христианами только по названию и продолжали соблюдать христианские законы лишь по внешности и, думаю, образовали впоследствии местную столь многочисленную секту иудействующих» В настоящее время многие из тех потомков хазарских евреев ныне проживают в Таловском районе, в селах Ильинка и Высокое.

Воронежские краеведы, анализируя данные писцовых книг, времён Федора Иоанновича и Михаила Романова, отмечают наличие « странных, по видимому не русских и не татарских имен, отчеств и фамилий…неведомого языка»1.

Почти до петровских времен в нашем крае сохраняются хазарские топонимы и оманононимы (козарский брод, козарские поля, козарское городище). В докладной Федору Иоанновичу, воронежский казачий голова писал в 1594 году что «розыскивамый Шишловъ не беглый крестьянин, а старый воронежский казакъ и отдал мне его въ списку съ служилыми казаки Козарин Крюковъ».

Многие историки считают, что хазарские городища, междуречья Дона и Воронежа были основаны беженцами из половецкой земли во время правления Владимира Мономаха. После ликвидации половецкой угрозы хазарская топонимика стала скорее архаизмом и более не несла этнической нагрузки.

Летописи того времени, в описаниях придонского края, употребляют названия Червленый Яр и Воронеж. Из хазарских «городов и весей», в Придонье остаются Балин, Чевшлюев, Сугров и Карачун, – хотя их принято считать половецкими. Дальнейшая судьба этих весей и веж пока неизвестна, а на месте старых козарских городищь на Воронеже была отстроена крепость Белгородской засечной черты. В 1702 году де Бруни зарисовал с натуры последние, ныне исчезнувшие саркофаги и гробницы хазарского времени.

Место описанное де Бруни как кладбище, называлось Аксенов бугор (сл. Гусиновка) Несколько севернее, очевидно на улице Бархатный бугор, археологи 30-х годов (Н.В.Валукинский) описали древнее славянское городище, находящееся на высокой террасе, с западной стороны огороженное рвом и валом.

Если предположить, что Вогресовская дамба и улица 20 лет Октября унаследовали древнюю переправу и дорогу (т.е. караванный путь)*, то городище летописное городище «Казаръ» возможно и есть найденная на Бархатном бугре, археологом Валукинским, славянская крепость, контролирующая эту переправу. Существует ещё одно место, которое в средневековых источниках именуется «Козарь» это «Кузнецовское городище» расположенное за сан. Горького у Отроженских мостов. Отроженские мосты тоже называют «козарским бродом».

Наиболее проторенной дорогой следует считать приустьевую часть реки Воронеж, где сходятся речные и караванные пути

По археологическим данным все эти поселения относят к древнеславянским городищам. Линия таких укрепленных городков тянется по всему правобережью р. Воронеж вплоть до Липецка. Собственно ничего «хазарского» т.е. «Салтово-маяцкой культуры» археологи пока не нашли. Единственным «подозрительным» местом является вышеупомянутый «Аксенов бугор», ведь если верить точности описания де Бруни – «гробницы и саркофаги», то у славян обряд захоронения был другой. Аналогом этих могил могут служить только погребения «Маяцкой крепости» у Дивногорья.

*Косвенно о караванном пути говорят найденные при раскопках кости верблюда обнаруженные в поселении южнее ВОГЕСа и Борщове

Р е з ю м е

1) Этноним хазары местного происхождения с характерным для Каспийско-Азовского региона корнем аз или ас. Этот этноним имеет параллели во всех индо-европейских языках и употребляется в разных значениях, например, морские дружины (корсары), легкое конное войско (гусары) или пограничная стража (gazar) в Хорезме.

2) На степных и лесостепных просторах, от Азова до верховьев Дона, в дохазарский период существовал славяно-аланский союз племен называемый историками Русским Каганатом со столицей Ас-гард в районе Азова.

3) Из портов Азова, Тамани, Корчева и Сурожа флотилии славян совершали далёкие морские походы

4) Судоходство было распространено от дельты Дона до бассейна реки Воронеж, а цимлянская переволока( впоследствии станица Качалинская) позволяла проникать русским дружинам на Каспий.

5) Пограничье Хазарского каганата было заселено славяно-яланами, которые вкупе, наверняка прозывались козаринами и казарцами, что действительно схоже с летописным «народ зовимый козаци». Во всяком случае этноним «хазары» у самих евреев не прижился и был совершенно забыт, то есть оказался для них обсолютно чужероден.

6) Поход киевского князя Святослава был направлен против аристократической верхушки принявшей иудаизм. Поэтому памятник скульптора Вячеслава Клыкова абсолютно правомочен. Не смотря на возмущение ЕАЕК князь Святослав (de Fakto) ликвидировал иудаим на значительной территори Южной Руси и во многом благодаря этому на Руси восторжествовало Православие. Фактически Святослав включил в свою державу территории с уже существующми Епархиями (Азовской и Готской) после чего принятие Православия по всей стране оставалось лишь делом времени.

7) В «хазарские» времена Воронеж безусловно существовал как городское поселение из цепи феодальных замков, иначе откуда бы в петровские времена дошли топонимы «Старое козарское городище», «Козарские поля» и « Козарский брод»

.

Казачество Верхнего Дона в период Киевской Руси

В XI-XII веках основной ход русской истории перемещается на берега Дона. Именно здесь начинают происходить главные исторические события. В этот период русское государство достигло наибольшего расцвета и занимало огромную территорию от Карпат до Кавказа. От Балтийского моря до Черного, а по своему культурному развитию и военной мощи оно не уступало Византии.

Государственно-державный быт Руси преобладает над родо-племенными отношениями, а различные этносы страны осознают общенациональное единство. К сожалению, феодальному периоду всегда сопутствует и период феодальной раздробленности, разрушающего государственные устои. В смутные времена феодальных усобиц, из азиатских степей, на Киевскую Русь пришли новые полчища хищных кочевников – половцев.

М.А.Караулов, атаман Терского войска, пишет в своей истории «Одно за дру- гим гибнут русские поселения на южной украине. Опустошенное Подонье надолго попадает в руки кочевых орд. Гибнет в волнах степного нашествия оторванная от ообщей связи с Русью отдаленная Тмутаракань. Самому Киеву грозит непрерывная опасность от кровожадности хищныхъ половцев. Приходится Руси оставить мысли о дальнейших завоеваниях, подумать о собственной защите. Начинают князья земли Русской строить по южной границе города, «остроги» (сторожевые укрепления), делать засеки, проводить на целые десятки верст огромные валы, усаженные крепким частоколом. Эти города получают исключительно военное значение и для заселения их вызываются из внутренних областей « мужи лучшие», т.е. храбрые, воинственные люди, горящие непреклонным желанием постоять за Святую Русь готовые за сирот, за вдовиц убогих биться до последней капли крови со всякой «нечистью поганою», которой кишела

степь ».

Возникает новый род воинства – богатыри-свято-русские. По мнению Караулова они «ближайшие наследники и прямые потомки славных когда-то великих могучих богатырей Святорусских - казаки…не знатностью,не богатством а исключительно только личными достоинствами и заслугами создаётся положение среди этих «лучших мужей свое-го времени. И все что было в ту пору на Руси сильного, бодрого, храброго, смелого, всё стекалось на эти заставы богатырские для «береговой» (охранной) и «станичной» (разъездной) службы

В атаманах у богатырей того времени был «старый, матёрый казак» Илья Муромец. По церковному преданию преподобный Илия Муромец (ум.около 1188 г) считается воронежским чудотворцем1, так как с дружиной князя Владимира Мономаха прошел походом по Дону к Азову, очищая от половцев южнорусские земли.

Следует заметить, что в русских былинах казак Илья Муромец присутствует как при Владимире Красное Солнышко, так и при Владимире Мономахе. Несомненно, это два разных человека воплотившиеся в народном эпосе в один образ. Мощи Ильи Муромца, хранящиеся в подземельях Киево-Печерской лавры, ученые относят к XII веку, то есть ко времени Владимира Мономаха.

Илья пришел в Киев из города Мурома, села Карачарова – из земли вятичей. На месте стоял дом былинного богатыря установлена памятная доска, а кроме того, , есть люди числящие себя потомками Ильи Муромца и его жены Забавы Путятишны.

В период оголтелого атеизма и антирелигиозной пропаганды, воинствующие безбожники вскрывавшие мощи русских святых, добрались и до останков святого Ильи Для унижения национального достоинства они злорадно заявили, что мощи являются останками монгола, однако последующая научная реконструкция, по методу М.М.Герасимова наглядно демонстрирует абсолютно славянскую внешность былинного богатыря1 Одна из причин дегероизации «старого казака Ильи Муромца была видимо в том, что он, как и его былинный предшественник сражался с Жидовинами и Чудо-Юдами т.е. был, как говорят «немножко антисемитом».

Политика государственного антисемитизма практиковалась почти во всех странах средневековой Европы. Так и князь Владимир Мономах на совете князей у у Выдобича в 1113 году принял закон гласивший «Ныне из всей Русской земли всех жидов со всем их имением выслать и впредь не пускать; а если тайно войдут, вольно их грабить и убивать2».

Владимир Мономах по праву может считаться первым русским монархом. Он состоял в династическом родстве с европейскими королями и князьями, а император Византии Константин Мономах доводился Владимиру дедом. В последствии, все все российские цари венчались на трон шапкой Мономаха.

О эпохе князя Владимира (II) сложился былинный эпос, наподобие британского эпоса о короле Артуре и рыцарях круглого стола или о Ричарде Львиное сердце. Три всадника князя Владимира представляют собой три составляющих российского воинства – боярин Добрыня Никитич, сын священника Алёша Поповичь и казак Илья Муромец.

Князь Владимир Мономах был знатным воином, совершившим 83 похода, светским писателем, написавшим знаменитое «Поучение» и искусным дипломатом и законодателем замирившем всю русскую землю.

Избавивши Русь от половецкой опасности, Владимир Мономах создал на границе со степью «буферную зону» - линию укрепленных поселений, заселив её выходцами из Азовской Руси звавшихся: аланами-асами, касогами, черными клобуками, торками, ковуями, казарами-беловежцами, берендеями и бродниками, бывших законными предшествениками Донского и Днепровского казачества.

Реконструкция облика св. Ильи Муромца и его гробница в Печерской Лавре

Первое упоминание о мощах Ильи Муромца, которого в Западной Европе называли Илья Русский, было отмечено в послании от 1594 года в «Путевых записках» Эриха Ласотты Посетив древний Киев римский посланник описал две богатырские могилы –первая находилась в приделе Софийского собора, рядом с приделом где были захоронены князь Святослав Мудрый и святая равноапостольная княгиня Ольга, а вторая в Антониевой пещере Киево-Печерской лавры (где собственно и сохранились святые мощи) Описывая богатырскую могилу в Софийском соборе Ласотта сообщает, « гробница ныне разрушена, но в том же приделе сохранилась гробница его товарища» (очевидно Добрыни Никитича авт.). В пещере Киево-Печерской лавры римский посланник видел мощи другого богатыря по прзвищу «Чоботок». Существуют другие свидетельства, где имя «Чоботок» называется как народное прозвище Ильи Муромца. Таково описание Киево-Печерского монастыря и 64 его чудес в книге Афанасия Кальнофойского, изданной в 1638 году. Афанасий называет великана Чоботка Ильёй Муромцем и даже сообщает дату его кончины ( прим.1188 г.)

Получается что действительно, существовал Илья Муромец I, живший при Владимире I (святом) и Илья Муромец II живший при ВладимиреII (Мономахе). Гробница первого Ильи была разрушена в 1240 году, при взятии татаро-монголами Киева, вторая же гробница, находившаяся в Антоньевой пещере сохранилась.

Легендарный образ Ильи Муромца оказался настолько привлекателен, что Илья известен и в германских эпических поэмах, в польских хрониках. Русские же былины о нем сохранились и записаны на российском севере и в казачьих станицах на Дону. В наше время, краеведы различных городов(по принципу – каждый кулик своё болото хвалит), приписывают первородство Ильи своему краю. Вот наиболее «оголтелые» из них – «Муромец – это Murumets – « травяной лес» в переводе с эстонского. В Таллине всегда знали, что знаменитый русский богатырь на самом деле эстонец» или что Илья Муромец родом из Моравии, где в средние века было славянское княжество (государство Само).

Предки донских казаков периода похода князя Игоря

Святославича на половцев.

Поход Новгород-Северского князя Игоря Святославича на половцев воспетый «Словом о полку Игореве», подробно описан в трудах различных историков и литературоведов. Однако тема участия в анти-половецких походах возможных предков казачества нигде пока подробно не рассматривалась.

Лишь в книге известного академика Б.А. Рыбакова «Киевская Русь и русские княжества XII-XIII в.в.» этот вопрос, пусть фрагментарно, но присутствует. Как пишет Борис Рыбаков «Чернигово-Северские земли на большом пространстве были открыты степям; здесь строились пограничные оборонительные линии, здесь оседали побежденные кочевники… вытесненные половцами…Пограничное Курское княжество выдержавшее много половецких наездов, стало чем-то вроде позднейших казачьих областей, где постоянная опасность воспитывала смелых и опытных воинов - «кметей». Буй Тур Всеволод говорит Игорю:

А мои ти куряни – сведоми къмети:

Под трубами повиты,

Под шеломы възлелеяны,

Конец копия въскръмлени,

Пути имъ ведоми,

Яругы имъ знаеми,

Луци у них напряжении,

Тули отворении,

Сабли изъострени.

Сами скачютъ, акы серые влъцы въ поле,

Ищучи себе чти, а князю – славы.

Фрагмент русско-половецкой границы проходил и по реке Воронеж. От устья реки до нынешнего Липецка тянулся ряд пограничных крепостей, принадлежавших Рязанскому княжеству, а западнее устья на правом берегу Дона стояла Семилукская крепость, принадлежащая Чернигову.

Но славянские поселения существовали и южнее по Дону. Воронежский археолог Михаил Цыбин пишет «За юго-восточной границей русских земель, уже в непосредственно в Половецкой земле известны неукрепленные поселения с древнерусской керамикой по рекам Дон, Тихая Сосна, Битюг, Оскол. Возможно, эти поселки были оставлены бродниками 1».

Историк и этнограф Лев Гумилев, вообще, считал бродников этносом, заявляя «Это был этнос бродников, потомков православных хазар и предков низовых казаков. Бродники населяли пойму Дона и прибрежные террасы, оставив половцам водораздельные степи. Оба этих этноса враждовали между собою…2»

Наличие в воронежских краях поселений бродников, отмечаемое археологами А. Винниковым и М.Цыбиным, описание древнерусских укрепленных городищ на правобережье Воронежа Н.Валукинским, а также общепризнанная линия крепостей славян по крутому правобережью Дона и Тихой Сосны никем не оспаривалась. Но не обошлось и без казусов.

Так, историк В.Загоровский выводил древних жителей Воронежа из Черниговских земель. Якобы они и дали городу современное название. Кроме того, историк переносил летописный Воронеж в Липецкую область в с. Романово. Краевед А.Кожемякин наоборот настаивает на мордовской экспансии ("Воронежская неделя" • №37 от 12.09.2007г) и на мордовской этимологии топонима Воронеж.

Лискинские краеведы ( И.Афанасьев и В.Кулаков) в своём «Лекционном материале по истории казачества воронежского», предположили приход в наш край «енисейских хакасов», конные отряды которых влились в казачий субэтнос. Археолог Михаил Цыбин, как бы в подтверждение этой пока «зыбкой» версии, пишет: « На Семилукском городище найден… наременный наконечник, изготовленный средневековыми хакасами Южной Сибири4…»

Население пограничных районов Рязанского и Черниговского княжеств состояло из различных этнических групп. После разгрома Хазарии пределы Руси расширились до Крыма и предгорьев Кавказа. Княжество Тмутараканское, «мстиславовых времен» сплотило в одно экономическое пространство греков,готов, славян и аланов, а православные епархии обьединяли их духовно. От Сурожа и Корчева, через Тмутаракань и Азов и далее через Танаис и Белую Вежу поднимались русские корабли до устья Воронежа и далее до переволок, где торговые пути расширялись на восток или на север.

Этот путь имел для Руси не меньшее значение, чем путь из «варяг в греки» по реке Днепр. Кроме того, « донской путь» позволял купцам и русским дружинам проникать на далекий Каспий к берегам Персии. Воронежские городки-крепости (как перевалочные базы), занимали важнейшее место в этой уникальной этнополитической системе, а многочисленные нагорные дубравы и сосновые боры позволяли строить речные и морские суда.

К сожалению, дальнейшие события надолго прервали для южной Руси этот перспективный путь развития.

Экспансия половцев (кыпчаков или куманов) в начале XI века разрушила этнополитическое равновесие. Значительная часть населения Приазовья и Придонья эмигрировала на север; подальше от агрессивных кочевников. А великий князь Владимир Мономах приютил беженцев, расселив их приграничных городах, в том числе и на воронежской земле. Из летописей известны некоторые из них, это - Балин, Чевшлюев, Сугров и Карачун, которые некоторые краеведы итолковывают как Белый Колодезь, Тешев, Тавров, где впоследствии появились правоставные монастыри - Белоколоцкий, Тешевский, и Карачунский и тавровская корабельная верфь.

Половцы представляли собой враждебные иноэтничные орды, основным источником доходов которых были постоянные грабежи соседних государств откупы и торговые пошлины с проходивших караванов. Выше уже писалось, что Владимир Мономах своими походами ликвидировал непосредственную половецкую угрозу и создал пограничную линию укрепленных поселений, но половцы все равно оставались беспокойными и неудобными соседями, участвовавшими в княжеских «разборках» и совершавшими самостоятельные коварные набеги.

Ядром проживания половцев являлось Приазовье (легендарное Лукоморье), однако, кочевья их орд достигали междуречья Битюга и Савалы, а также – степных участков Прихоперья. В дружинах русских князей, воевавших с половецкими ордами, были полки Черных клобуков, Берендеев и Торков и Бродников. Как назывались подобные союзники в дружинах рязанских князей остается пока неизвестным, но, судя по наличию многочисленной «козарской» топонимики, распространенной в пределах Червленого Яра, их уже вполне могли называть казаками или близко созвучным именем.

Воронежский краевед Н. Сапелкин, не вдаваясь в хронологические и археологические подробности, но, отметив саму суть, довольно романтично пишет: «Слова летописцев подтвердили археологи, обнаружившие первые казачьи поселения – земляные городки. Обнесенные частоколом из срубленных тут же в лесу и заостренных дубов, они стали первыми гвоздями которые Русь вбивала во враждебную ей степь, силясь остановить её напор. Все чаще. Все глубже вбивались эти гвозди, и наконец, пригвоздили некогда царившего над Русью кочевника так прочно, что некуда было ему больше двигаться…» (Свете Тихий. Краеведческие этюды. 2006г.)

В половецкий период ослабленная внутренними смутами Русь, распавшаяся на уделы и вотчины все равно, вновь осваивала «дикое Поле». На степных окраинах русские поселения-станицы чередовались с половецкими вежами. Отдельно стоя щие степные города, в это время, не выживали. Это судьба Тмуторакани, Белой Вежи, городков Ясов и других славяно-аланских стационарных поселений. Ивестные в X-XII веках они надолго исчезли из поля зрения историков, однако, значительная часть оседлого населения так и осталось на своих местах, рассредоточившись по станицам. Это пограничное население и составило в дальнейшем основу Войска Донского, ставшего, по сути «речной республикой» на степных просторахоРусскойоравнины.

Понятие Половецкая Земля ( Дешт-и-Кипчак), известное из арабских и пер-сицких источников, географически заключало в себе, огромную территорию занимаемую в разное время половецкими ордами с XI поXVвека. Она простиралась от западных отрогов Тянь-Шаня до Дуная. По сути, это был зародыш будущей татаро-монгольской империи, воплотившей идею создания полукочевого государства. Распавшись на различные племенные союзы, они вошли затем в состав народностей татар, казахов, башкир, карачаевцев и кумыков. Отдельные орды вообще перекочевали в Трансильванию, где смешались с местным населением, войдя в этнос венгров.

Казачьи историки видят своих предков в скифах, сарматах, аланах, козарах, черных клобуках, касогах и пр., но никогда в половцах. Прочие историки иногда допускают такой неправдоподобный вариант. Например, П.Голубовский в книге « Печенеги, торки и половцы до нашествия татар», изданной в 1884 году пишет, что казак вообще половецкое слово. Киевского историка, очевидно, ввел в заблуждение так называемый « Алфавит» (словарь половецкого языка) при рукописи «Кодекс Куманикус» составленной в генуэзских факториях в XIII веке, где есть словосочетание «Хасал Косак», что переводится как « Казаки охраны». В известном по словарям половецком языке имеются слова заимствованные из греческого, латинского, славянского и даже еврейского языков, но это говорит лишь о малом словарном запасе собственно кипчакской языковой группы. Так в современном казахском языке полным -полно слов заимствованных из русского языка, но никто, кроме казахского поэта Олжаса Сулейменова, не выводит русские слова из казах- ских. ( Кстати, указанный поэт, в своей книге «АЗ и Я» попытался предста- вить «Слово» как тюркский эпос).

Не имеющие письменной истории и основываясь лишь на героических преданиях, потомки половцев могут представить свою историю в самом благородном виде. Русские летописцы порой пристрастно и объективно сообщая о княжеских усобицах и братских разборках, дают повод сегодняшним деятелям от истории сурово судить людей того времени меркой «абстрактного гуманизма».

Воронеж, находившийся на окраине княжества Рязанского, появился на страницах русских летописей под 1177 годом. Летописцы сторонних княжеств дали скупое сообщение о нем, а собственно рязанское летописание, увы, не сохранилось. Даже в книге « Киевская Русь и русские княжества» - Рязанское не удостоено собственного раздела. Поэтому сведения о древнем Воронеже местным историкам и краеведам приходится собирать буквально по крупицам.

Роль княжества Рязанского в те годы была довольно значительной, его князья претендовали на владимирский престол, что послужило поводом

для длительной усобицы с Всеволодом Большое Гнездо, и «благодаря» этой великокняжеской разборке появился на страницах летописей Воронеж. Южные рубежи княжества проходили по верхнему течению Северского Донца, по рекам Сосна, Битюг, Ворона, а далее начиналась половецкая земля.

Политика рязанских князей совершенно не отличалась от политики правителей других княжеств. Они воевали против половцев, совместно с половцами, а так же друг с другом. Собственно пафос автора «Слова» и был направлен против такой братоубийственной политики. Единственными, последовательными противниками половцев были Черные клобуки, берендеи и другие вытесненные кипчаками жители княжества Тмутараканского. Вот один эпизод 1170 года, когда половцы обманом, во время мирных переговоров сделали набег; берендеи сказали тогда князю Глебу « что ему со столь малым войском ехать непристойно» предложив все сделать самим, «Берендеи же вскоре нашли тот путь, которым шли половцы, и поехали за ними. Сначала наехали на стражу из 300 человек и, объехав тайно, всех побили…пленные сказали, что за ними идут ещё 700 человек…встретили половцев тех. С ними тотчас учинили бой, едва не всех половцев побили и весь полон русский бывший с ними, отбили… некоторые из пленников взяли оружие и коней по-ловецких… и вскоре увидели половцев полк великий и далеко в числе превосхо-дящий…брат князя Михаил поехал было наперед « но берендеи ухватили его за повод, возвратили, а сами наперед пошли…» отряд бился до тех пор « пока совершенно половцев не победили, ибо русские пленные, бывшие у половцев, друг друга развязав во время жестокого боя, женщины и дети с кольями, напав на половцев, стали побивать и привели их в крайнее смятение. Поэтому войску русскому удалось с помощью их совершенно разбить… и гнаться за ними до позднего вечера побивая и пленяя…». С русской стороны в том сражении участвовало всего 150 берендеев, 100 переяславцев, а так же 50 дворовых людей князя Глеба.. ( Здесь и далее сведения и цитаты из В.Татищева

«История Российская» т.2 )

Били половцев и на воронежской земле, так рязанский князь Роман Глебович в 1179 году, «собрав войска сколько мог, пошел на половцев. И найдя оных на реке Большой Вороне, после жестокого сражения победил…».

Как известно, большинство антиполовецких походов русских князей были «сепаратными»; усобицы не давали им выступить единым фронтом, а так же приводили к «историческим парадоксам», кода ранее воевавшие с половцами князья вдруг вступали с ними в союз. Тот же Роман Глебович, в 1181 году, выступил против Всеволода Большое Гнездо и втянул в эту распрю киевского князя Святослава Всеволодовича (с привлечением половцев), в княжеские усобицы был втянут и Новгород-северский князь Игорь Святославич.

Подчиненный киевскому князю Игорь Святославич, тем не менее, предлагал всем помирится говоря: «Весьма бы лучше тебе Святослав в покое жить и сначала помирится со Всеволодом … и согласясь, вместе всем Русскую землю от половцев оборонять…». Но волею обстоятельств, в 1181 году, полк Игорев, совместно с половецким отрядом, противостоял русским дружинам Рюрика Ростиславовича. Половцы тогда были разбиты, а сам князь Игорь с будущим недругом Кончаком бежал в одной ладье в Чернигов.

Тем не менее, князь Всеволод простил всех своих противников и на Руси наступило политическое равновесие, а княжество Владимирское стало наиболее влиятельным из всех прочих. Как сообщает В.Татищев: « великое княжение Киевское ничего более, как только одно название имело, князи уже ни во что его не почитали и все равными себя ему ставили…».

В 1184-1185 х. годах походы киевских князей на половцев были особенно успешны. По летописным данным было разбито 50 тыс. войско и взято в плен 97 половецких ханов. Но князь черниговский Ярослав тем не менее стал вести с половцами мирные переговоры. «Игорь Святославич, уведав о том гневался на Ярослава, что он, сим неприятелям веря, не хочет землю Русскую оборонять, ибо они хотя клятву дают, но всегда оную преступают.»

Решив более не слушать своего сюзерена, весной 1185 года князь Новгород- -Северский Игорь с братом Всеволодом и племянником Святославом выступили против половцев в самостоятельный поход. С тактической точки зрения время для похода было выбрано удачно, только что половцы потерпели сокрушительное поражение от киевских князей и шанс «дойти до града Тмутораканя» у него был, но стратегически поход был обречен на неудачу…

В своих следующих походах на половцев Игорь Святославич уже не ставил прежних глобальных задач. Так, в бою под Осколом (ныне Старый Оскол) в 1191 году, он проявил осмотрительность и избежал половецкой засады. А отступая применил военную хитрость - « велел по горе под лесом ночью всех коней поставить далеко за собою. И когда стало рассветать, сам, отступив от реки, стал на низком месте между болот, а велел ездить от коней к войску и от войска к коням по несколько человек. Половцы, видя по передвижениям на горе немалое войско русское, не смели за реку перейти, и так простояли до ночи…а Игорь спокойно отошел…».

Инициативу в борьбе со степью проявляли и черные клобуки. Зимой 1190 года «лучшие люди в черных клобуках, вздумав половцам обиду свою отомстить, приехали к Ростиславу Рюриковичу в Торческ и говорили ему: «Ныне половцы часто на нас нападают, и хотя мы могли бы, совокупясь, на их станы идти, но нам одним без князя того учинить невозможно … и пошел бы ты с нами, авось нам Бог поможет, из чего будет тебе честь и от нас благодарение»

Воронежская крепость XI-XII веков (реконструкция В.В.Гагина)

Р е з ю м е

1) Победа Руси над Степью была возможна не силами одного полка (на деле под началом Игоря было 6 полков), а полной консолидацией всех русских дружин. Но киевский Святослав, черниговский Ярослав, владимирский Всеволод и рязанский Роман на соглашения не шли.

2) Особо перспективным было бы сближение Рязанского и Черниговского княжеств (в то время Рязань была под церковной юрисдикцией Черниговской епархии) и если б нашелся в тогда духовный пастырь подобный Сергию Радонежскому, то ход отечественной истории был бы совсем иной. В случае удачного совместного похода в русское лоно вернулась бы земля княжества Тмутараканского с частью Крыма (Корчевым и Сурожем) и «Хасал Косахи» охраняли бы не генуэзские фактории, а южные рубежи Руси.

3) Походы русских князей на половцев почти всегда были успешны при привлечении легкой конницы черных клобуков, берендеев и других дружин русско-половецкого пограничья бывших предками современного казачества.

4) Новгород-Северский князь один из первых понял пагубность союзов со степняками. Именно союз с половцами в 1223 году, привел к пагубным для Руси последствиям. Кыпчаки Северного Кавказа легко предали алан, будучи купленными на иллюзию родовой близости с монголами; (Им было сказано: «Мы и вы один народ и из одного племени, аланы же нам чужие») Разгромленная позже половецкая знать обратилась за помощью к русским князьям и дружины трех Мстиславов,(галицкого, киевского, черниговского) ввязавшись в ненужную им распрю,были разбиты на реке Калка. Преследуя русские войска татары разорили Новгород-Северский.

И в русской литературе появилось другое «Слово»- «Слово о погибели земли Русской»

От Калки до Воронежа

«Пришел народ незнаемый, безбожные агаряне…многие пределы и государства попленили, ясов, обрезов, косогов покорив пришли к Дону на половцев…» - писали русские летописцы о первых татарах в 1223 году.

Узнав о русско-половецком союзе «приехали к великому князю послы татарские и говорили: хан с русскими никакой вражды не имеет и, слыша, что вы хотите за половцев конюхов вступаться, сожалеем, что вы хотите напрасно кровь проливать…если хотите быть в покое то учиним мир, а половцев к себе не принимайте…». Анализируя эти сведения многие историки предположили, что действительно русские вмешались в межродовые разборки и сделали это зря. Судя по тому, что татары загнали половцев в Венгрию, и истребили половецкую знать, доля истины в этом есть. Но войска хана Батыя в дальнейшем разорили и лояльную им тогда северную Русь (княжесва Рязанское и Владимирское), что говорит о причинах более глубоких, чем просто месть за убитых татарских послов.

В 1237 году: «Татары по их неисчислимому многолюдству и ненасытному кровопийству, коим весь мир к расхищению недостаточен был, победив и покорив себе столь многие земли и государства…пришли с восточной стороны чрез леса на область Рязанскую с ханом их Батыем и стали на реке Узле…» ( здесь и далее цитируется В.Татищев. т.II)

« …получили рязанские князи, что татары к их области приближаются, стали войска совокуплять и, собравшись, пошли к Воронежу, хотели там, укрепясь, оборонятся или, усмотрев надобность, бой учинить, а великому князю послали за помощью. Но князь великий ни сам не пошел, ни войск не послал…северские и черниговские, заявив, что как рязанские с ними на Калку не пошли, когда их просили, то и они помогать им и снова в страх вдаваться не хотят. И так ни один князь другому помогать не хотел…» Князь Олег Муромский видя слабость русских дружин, предложил подчиниться требованиям татар говоря братьям: « неприятелей наших многократно больше чем нас, поэтому не знаю, для чего мы хотим себя в страх крайней погибели приводить. Я ведаю, что поддаться и рабами себя учинить есть поносно и горестно, но противно тому самим погибнуть, жен, детей и всю землю в погибельи разорение привести… Вот мы же благо учинили, что против них с войсками вышли и не дали себе порока, что мы не видев силы их, им покорились…Дадим им дань… а потом, как они куда отойдут, узрим, что нам далее делать…» Но князья решили дать бой, кото-рый, как считают многие краеведы, произошел в устье реки Воронеж. Коственным доказательством тому служит маршрут хана Мамая в 1380 году, стремившегося повторить «батыево нашествие» во всех деталях. В « Сказании о Мамаевом побоище» мычитаем: «… И дошел уже до устья реки Воронежа, и распустил силу свою…». Другим основанием этому служит находка в Жировском лесу небольшой братской могилы «скудельницы», в погребении которой были обнаружены нательные крестики тех времен.

По сохранившимся фрагментам рязанских летописей (например, в церковной литературе – «Повести о Николе Заразском») мы знаем только, весьма общие сюжеты этой трагедии, такие как: «гибель князя Федора Юрьевича от безбожного царя Батыя на реке на Воронеже», «Повесть о разорении Рязани Батыем с рассказом о Евпатии Коловрате». Исследования воронежских археологов несколько восполняют летописный пробел. Так, Михаил Цыбин утверждает, что многие славянские населенные пункты возле Воронежа не были разорены и продолжали существовать и после разгрома монголами Рязанской земли. Это Семилукское и Животинное городища и Шиловское поселение.

Возможно, монголы, разгромив дружину рязанских князей, решили не трогать непосредственно воронежское население. Стремясь на Рязань, Коломну, Владимир и Суздаль они в какой то мере, хотели обезопасить свой тыл;

Карательный рейд небольшой дружины Евпатия Коловрата, наглядно проде-монстрировал способность русских к сопротивлению, равно как и героическая оборона Козельска. Во всяком случае « сурожский путь», начинавшийся из пределов воронежской земли, хоть и под ордынским административным контролем, оставался в основном славянским. Так, М.Цыбин пишет: « после монгольского нашествия не было длительного перерыва в заселении и хозяйственном освоении древнерусским населением лесостепного Подонья от устья реки Воронеж. На этой территории выявлено около 50 поселений с древнерусскими материалами второй половины XIII-XIV века…наряду с увеличением числа поселений, происходит освоение большого района Прихопёрья» (России Черноземный край. Воронеж. 2000 г.)

Многие современные историки, развивая концепцию «евразийства», отошли от безоговорочно «хулительной» оценки «ордынского ига». Это было сделано, скорее по принципу «нет худа без добра», нежели по каким либо иным соображениям. Причин положительно оценивать татаро-монгольское нашествие, а уж тем более восторгаться им, ровным счетом нет.

У казачьих историков (А.Гордеева, Е.Савельева и Г.Губарева) на первый взгляд, нашествие монголов не вызывает резкой негативной оценки. Области расселения казачьих общин (регион Червленого Яра) были своеобразной «буферной зоной» в русско-ордынском пограничье. Выступив на стороне монголов в битве на Калке бродники и прочие предки казаков, были включены Ордой в состав вспомогательных воинских сил, охранявших границы и переправы. В частности А.Гордеев пишет: « Вооруженные силы Золотой орды, её внутренняя организация, внешние и внутренние войны были «школой», в которой вырабатывались свойства « степной-казачьей» конницы» (А.А. Гордеев. т.I «Золотая Орда и зарождение казачества»). Из самого названия книги уже понятно, что Гордеев считает моментом возникновения казачества время ордынского господства, он даже заявляет: « Только после покорения монголами русских княжеств и образования Золотой Орды название «казаки» установилось за частью войск, составлявших среди вооруженных сил Орды части легкой конницы…слово «атаман» происходит из соединения монгольских слов и означает «отец-темник»…».

Сторонники «самостийной» Казаки (Губарев и Скрынников) доказывают более независимое положение казачьего народа, так, в «Словаре-Справочнике) говорится: «казачье население выставляло очередные ополчения, которые располагались на границах или принимали участие в походах на запад, но из его же среды выходили своевольные и подвижные группы, совершавшие самостоятельные набеги на соседей. Может быть, поэтому в Литве и Польше о казаках сложилось впечатление, как о племени, мало зависевшем от ханов и составлявшем как бы отдельную орду…».

Самый сенсационный вариант «татарских событий» развил Евграф Савельев.В его«Истории казачества» утверждается, что все организовал Папа Римский. Агенты Ватикана снабдили монгол осадными машинами (огнеметами и таранами) и дали географические карты, а рыцари-тамплиеры возглавили монгольские отряды. ( « с принятием через сто лет после покорения Руси татарами магометанства и уходом католиков эта полудикая орда осталась прежними ничего не знающими варварами, дикарями. Западные их учители ничего им не оставили и ничему не научили; да они и не старались чему-либо их обучить, так как им выгодней держать этот народ во тьме и невежестве, пользуясь для своих целей его силой и численностью…»)

В изложении Савельева многие, прежде «татарские» слова, на поверку оказываются латинскими. Например, татары – от латинского tutari (охрани-тели), орда – ordo (строй, порядок), а корень man (человек), в различных соче таниях, образует такие слова как Мон-гол ( ман-гоу – идущие люди), Ата-ман и Гет-ман (впереди идущий отец-командир)

Вручение римскому папе Григорию Х письма от Великого хана

Идеи казачьих историков, как говорится «дали хлеб» многим нынешним писателям от истории, которые, словно соревнуясь, выпустили свои сенсационные книги и совсем запутали историю того времени. Появилось три взаимоисключающие версии:

1) Нашествия не было, просто была очередная гражданская война.

2) Русские дружины (под видом татар) воевали с католиками.

3) Рыцари-тамплиеры (тоже под видом татар) били православных.

Ко всему прочему иногда утверждают, что хан Батый это казачий Батя, а темник Мамай (казак-Мамай) был родом из керченского поселка Мама Русская, после чего у доверчивых читателей голова вообще «идёт кругом».

Разбирать подобного рода гипотезы, нет особой нужды, поскольку есть более достоверные идеи, подтвержденные как письменными, так и археологическими источниками. Выше уже говорилось, что воронежский регион находясь под административным подчинением ханов Золотой орды, в плане церковном был под юрисдикцией Сарайской и Рязанской епархий (грамоты митрополитов Феогноста и Алексея) и наравне с православным славянским населением здесь проживали и татары (погребение татарского хана в могильнике п. Олень-Колодезь и золотоордынская мечеть п. Красный). Поселения в области Червленого Яра были в основном сельского типа (станицы), а прежние городки-крепости были оставлены (напр. Семилукское городище)

Характер взаимоотношений русского и татарского населения пока неясен, но судя по описанию Рубука (французского посла в 1253 г) они были не просты. «В Придонье собирались шайки руссов и алан нападая на дорогах на путешественников».

Однако, общие исторические итоги, тех «тёмных» времен подвела в 1380 году, всемирно известная Куликовская битва.

Участие донских казаков в Куликовской битве

По словам выдающегося русского философа Ивана Ильина – героическое прошлое и слава предков играют первостепенное значение в формировании национальной идеи. Таким героическим примером может служить батва на Куликовом поле

Историк Василий Ключевский прозорливо назвал подвиг русского народа на

Куликовом поле вздохом самоуважения русского народа, демонстрацией

несмирения с рабством, веры в себя, проявлением веры. Такие чувства пи- тают не народное самомнение, а мысль об ответственности потомков перед великими предками, ибо нравственное чувство есть чувство долга.

События, непосредственно предшествующие Куликовской битве, начали развиваться на воронежской земле, а точнее на левом берегу реки Воронеж .Именно отсюда, от русских сторож Московскому князю Дмитрию, пришло известие от приходе Мамаева войска. . Издревле данное место именовалось Червленым Яром. По сведениям воронежских историков область Червленого Яра занимала пространство между реками Воронежем и Хопром, а если мерить с севера на юг – от реки Цны до нынешней станицы Вешенской.

Давно установлено, что восточно-славянские поселения появились здесь ещё в VIII-!X вв., а затем в связи с экспансией кочевников часть населения была вынуждена уйти. Однако довольно скоро в Х-Х1 веках сюда снова явились русские переселенцы. Они оказались вне власти какого-либо княжества и именно здесь, на маловедомой окраине тогдашней Руси начало складываться средневековое казачество.

Вторжение на Русь войск хана Батыя пришлось на период междоусобия в русских землях и сопротивление захватчикам каждое княжество вело в одиночку. На этот период, по данным археологов, из 74 городов, существовавших на Руси в XIII веке, 49 было разрушено. Недавние раскопки в Пензенской области показали, насколько, насколько ожесточенной была эта война. Войско хана Батыя подойдя к переправе через реку Сура, полностью уничтожило защитников древнерусской пограничной крепости (Золотаревское городище). Крепость имела важное стратегическое значение, находясь на торговом пути из Булгара в Киев, обойти её было невозможно, справа и слева были непроходимые болота, и воевода решил оборонять город до последнего.

Наступала зима и река Сура, покрывшись тонким льдом, могла стать непреодо-

лимым препятствием на пути войск Батыя к Рязани. Завоеватели настолько спеши

ли, что оставили тысячи непогребеных тел защитников при оружии и доспехах, а сам город практически неразграбленным.

Город не был восстановлен, люди сторонились этих мест, назвав урочище Кудеяровым оврагом.

Войска татаро-монголов разорили северные города Руси, а крепости на междуречье Воронежа и Дона от нашествия не пострадали. Тем не менее, русское население их оставило и сместилось вниз по Дону. Поселения того периода в подавляющем большинстве - неукрепленные сёла, сокрытые от случайных нападений в устьях оврагов, на дюнах и террасах. Видимо пример разоренных татарами городов на севере Руси заставил южнорусское население рассредоточиться на относительно безопасных просторах Червленого Яра.

По утверждению казачьего историка А.А.Гордеева в составе Золотой Орды казаки занимали более привилегированное положение, чем жители непосредственно русских княжеств. Они пользовались не только автономией во внутренней жизни, но и за службу получали жалование недостающими предметами питания и вооружения. Несомненно, казачьи войска использовались в ордынских походах на страны Восточной Европы.

В обычной жизни казачье население осуществляло охрану переправ и справляло ямскую службу. Поскольку казаки издревле исповедали Православную веру

и не теряли своё этническое единство с русским народом, земли Червленного Яра

находились под церковной юрисдикцией Рязанской православной епархии.

С 1357 года в истории русско-ордынских отношений начинаются непрерывные дворцовые перевороты, многочисленные смуты, закончившиеся разделением этого царства. А Московское княжество наоборот, преодолевая внутренние распри, постепенно становится центром кристаллизации нового русского государства. Количество татарских набегов значительно снижается и размер выплачиваемой дани становится меньше. А вскоре многие русские князья вообще перестали считаться с мнением Орды.

Однако, при узурпации власти в части Золотой Орды (Синяя Орда) темником Мамаем над всей Русью возникла угроза полного завоевания иноземцами и отказа от Православной веры. Русскому народу предстояло превратится в этническую химеру, разделенную между католиками и мусульманами.

Войско Мамая, состоящее из крымско-кавказских головорезов, генуэзских рыцарей и прочего, зачастую вообще никакого отечества и веры не имеющего сброда, щедро субсидируемого генуэзскими и венецианскими купцами, имело цель вообще добить непокорные русские княжества и само по себе представляло немалую силу. Кроме того, военно политический союз Мамая с Литвой и Рязанью вообще делал положение Дмитрия и его союзников безнадежным.

Многие русские князья вообще предпочли отсидеться у себя в вотчинах, игнорируя угрозу окончательного порабощения. То, что не поняли князья, поняли казаки Червленного Яра. К московскому князю явились с войсками донские атаманы о которых предание сообщает «Там в верховьях Дона народ христианский воинского чина живущий, зовимый казаци в радости встречаша великого князя Димитрия, со святыми иконами и со кресты поздравляющее ему дары от своих сокровищ, имеху у себя Чудотворные иконы в церквях своих»

Донская икона Божией Матери, согласно преданию, была принесена донскими казаками на Куликовскую битву. После Куликовской битвы казаки передали икону великому князю Дмитрию Ивановичу, который поместил её в Благовещенский собор.

Неожиданное для всех появление хорошо обученной казачьей конницы не позволило литовским войскам соединится с Мамаем, а смелый рейд засадного полка, в составе которого, несомненно, были казаки, решил исход всей битвы.

Однако в 1382 году, через два года после Куликовской битвы Тохтамыш, ставший единовластным ханом Золотой Орды, совершил карательный рейд и сжег Москву. Успех его объясняют тем, что он двинул в набег «изгоном» т.е на рысях, и без обоза, как это стали практиковать дальнейшие ханы. Но власть Орды уже ослабла, и уже в 1400 году войска рязанского князя Олега у Червленого Яра разбивают ордынское войско Маматсултана, а в 1444 году, Казаки Рязанские почти поголовно истребляют войско царевича Мустафы грабившего окрестности самой Рязани.

Далее служилые казаки, в составе русских войск, ведут сторожевую службу на засечных чертах, берут турецкий Азов, держат рубежи России на Кубанской и Терско-Кумской сторожевых линиях. Казаки Ермака завоёвывают для России Сибирское ханство. Казачьи дружины идут и далее на восток, вширь и вглубь расширяя рубежи России.

В конечном итоге можно сказать, что после Куликовской битвы казаки и другие доблестные сословия прошли путь от Тихого Дона до Тихого Океана.

Историк Ключевский писал: « Россия родилась на Куликовом поле, и действительно, до битвы были: московиты, тверичи, рязанцы, казаки, а на Куликово поле пришли Русские.

Именно с этой битвы можно считать службу казачьей вольницы интересам Русского государства, защиты его рубежей от грабительских набегов. Куликовская битва стала синонимом героизма, мужества, стойкости и самопожертвования. И спустя более шести веков это сражение продолжает волновать умы наших современников.

Она относится к символическим событиям русской истории, так ярко и прочно вошла не только в наше прошлое, но и в настоящее. И ныне является предметом самых ожесточенных споров различных историков, в том числе и иссследователей вопросов казачества…

Донской казак времен Куликовской битвы

Р е з ю м е

1) Государство Киевская Русь просуществовало до ордынского нашествия и в период своего могущества простиралось от балтийского Поморья до Лукоморья азовского. На русском пограничье была организована сторожевая служба «богатырские заставы», воины которых стали предшественниками казачества. Воронежские лесостепи всегда являлись укрепленным пограничьем

русских княжеств и аванпостом движения на юг, а население верховьев Дона составившее, в этот период ядро казачьего войска было преимущественно славянским.

2) Ордынский период русской истории до сих пор можно назвать тёмными веками, когда территория государства сократилась до размеров большого уезда.

3) Множество альтернативных взглядов, возникших в последнее время не дают возможность обьективно оценить события той эпохи и поэтому в данном исследовании приходится придерживаться Православно-патриотической традиции. Казачество всегда являлось Православным воинством Христовым и всякие вынужденные компромисы не были определяющими в казачьей истории. Всем понятно, что казаки воюющие в войсках Батыя, Мамая, турецких султанов и далее Гитлера симпатии у большинства населения не вызывают и смакование таких подробностей ни к чему в казачьей истории.

4) Зачастую альтернативные исторические творения используются в геополитических построениях антироссийской пропаганды подвергающей ревизии русскую историю. Каждый раз нам предлагают очередной унизительный миф о заимствовании русской государственности извне. Если создателями Киевской Руси «объявляются» германцы-норманы, то Московское царство «сотворено» уже созидательным монгольским народом, а Иван Грозный – внук Мамая (свою официальную родословную Иван IV правда вёл от римского императора Августа).

5) Если согласится с мнением историка Гордеева, считавшего, что казаки использовались ордынской администрацией в качестве воинской силы, то следует признать лишь пагубность для Орды такого решения. Позднее уже в пределах Речи Посполитой реестровое казачье войско, созданное польской администрацией, начало свою освободительную борьбу ставшую причиной развала Польши и воссоединения Украины с Россией.

6) Татарское время «размыло» термин казачество и казаками в Диком поле стали называть всех без разбору, т.е. совершенно не беря во внимание этническую принадлежность. Наличие тюркизмов в говорах жителей Придонья, а также татарская ономастика личных имен и фамилий не говорит о метисации казаков и их смешанном русско-татарском происхождении. Без сомнения в казачьей среде присутствовал тюрский элемент, но неболее чем в российском дворянстве (разноэтническое происхождениедворянских фамилий не мешает названию – Русское Дворянство.)

7) Поход войск хана Батыя к «последнему морю можно считать последней попыткой создания кочевой империи. Великие золотоордынские города, пышно расцветшие в ХIVв., оказались историческим «пустоцветом» и в следующем ХV в. не оставили после себя ничего кроме величественных руин и воспоминаний. Города кочевников были искусственными, а главное эфемерными образованиями, возникшими вокруг ставок правителей путём насильственного втягивания людских и материальных ресурсов из зоны зрелых цивилизаций. Степняки всегда ощущали враждебность города их традиционному укладу жизни. Отношение кочевников к письменным текстам хорошо иллюстрирует судьба книг, а также списков переписи населения и указов, записанных по повелению Чингисхана. После его смерти они были брошены монголами в его старой юрте и забыты1.

8) Хан Мамай правил Крымом и Приазовьем т.е. фактически перекрывал донской торговый путь и выход к морю. Но даже этого ему было мало. Целью его похода была оккупация Московского княжества и создание паразитического государства городского типа с иноэтничной элитой, что-то вроде будущей Османской империи. Донские казаки вполне могли бы быть в таком государстве янычарами, но Православное казачество выбрало иной путь, и пришло на Куликово поле.

9) В русских летописях первое упоминание о казаках значится под 1444 годом, причем речь идёт о казаках Рязанского княжества, т.е. верхе-донских. Воронежские земли были окраиной Рязанского княжества и можно считать, что - корни донского казачества в Воронеже.

10) Этимологию слова казак с учетом воронежской топонимики, а также первого летописного упоминания о казаках рязанских следует объяснять не тюркскими созвучиями, а считать термином местного происхождения.

МОСКОВСКОЕ ЦАРСТВО И КАЗАКИ ВЕРХНЕГО ДОНА.

Если в предыдущих главах говорилось о древних предках верхнедонских казаков, история которых из-за отсутствия бесспорных источников все же пока представляет «белое пятно». То период с XV по XVII века является, образно говоря «тёмным пятном», сотканным из самых противоречивых сведений о казаках тех времен.

Из многочисленных архивных и летописных источников можно составить целую серию упрощенных и умозрительных исторических схем, на свой лад трактующих казачью историю.

Без учёта общей социально-экономической обстановки в регионе и исторических особенностей той эпохи эти схемы можно озаглавить так: а) Государство воюет против казаков, б) Государство воюет вместе с казаками, г) Казаки воюют против государства, д)Казаки воюют с казаками. И далее – казаки бьют турок -(Азовское сидение),казаки на стороне турок-(некрасовцы)

Если взяться за описание клерикальной обстановки в верхнедонском регионе, то выводы можно сделать ещё более взаимоисключающие. Казаки – ревнители Православия, казаки - раскольники, казаки – язычники. Одни казаки строят Воронежскую крепость, другие её жгут. Да что ж за народ казаки периода XV- XVII веков ?

Слово казак появляется на страницах русских летописей начиная с 1444 года, как говорилось выше, это были казаки рязанские. В летописях есть упоминание о казаках московских (1468г.), мещерских и путивльских(1491г.) Но одновременно с этим в летописях начинают появляться другие казаки (ордынские, татарские, азовские и аккерманские, черкасские и пр..). Одни казаки защищают Русь, другие нападают на неё: «приходили Татарове Ординскиа казаки, в головах приходил Темешем зовут, а с ним 200 и 20 казаков, в Алексин на волость Вошань, и пограбив, идоша...»;- Так написано в русской летописи за 1492 год (ПСРЛ.т.VIII).

О происхождении черкасских казаков В.Татищев сообщает: «они прежде из кабардинских черкес в княжестве Курском, под властью татар собравши множество сброда, слободы населили и воровством промышляли, из за многих жалоб татарским губернатором на Днепр переведены, и град Черкасы построили. Потом, усмотрев польское беспутное правление, всю Малую Русь в казаков поименовались...». (Василий Татищев. «История Российская» т.1).

В 1834 году В.Броневский в своей исторической работе «История Донского войска» разрешил проблему казаков, разделив их на татарских, исчезнувших без следа, и казаков русских.

В 1912 году М.Караулов в «Истории Терского казачества» писал: « И чем менее грозными для Русской земли становились татарские ханы и беки, всё более и более терявшие свою силу, тем опаснее и страшнее становились вездесущие и неуловимые татарские казаки, причинявшие не мало хлопот и бед жителям русских порубежных сел и городов, купцам, послам и иным людям, имевшим надобность бывать в степной Украине».

Московский царь Иван III в своей грамоте к Крымскому хану просит унять разбойничавших в Придонских степях Азовских казаков. Сын его Василий Иванович, требовал от султана, чтобы тот запретил Азовским и Белгородским (Аккерманским) казакам подавать помощь Литве против Руси. М.Караулов также пишет: « И вот против татарских хищников с одной стороны, выдвигаются украинные крепости, города «остроги» (строжевые укрепления, посты) населяемые служилым воинским людом – стрельцами, городовыми казаками и т.д., а с другой стороны степные речки и овраги заселяются охотниками-воинами, вольным казаками, собирающимися в большие дружины, военные общины – казачьи войска. Таким образом, навстречу татарским ордам Русь выставила верного стража и защитника – казачество служилое и вольное».

Историческая оценка XV-XVII веков давно приобрела политическую окраску и отличается необычайно большим количеством диаметрально противоположных теорий и гипотез. Символично что эта эпоха началась с правления Василия 2 прозванного современниками тёмным.

. Для истории казачества описываемое время является краеугольным камнем ибо именно в этот период «на Дону образовалось самостоятельное речное государство. Эта христианская казачья республика на недавних землях павшей Золотой Орды». Так, по крайней мере, утверждает «Казачий словарь-справочник» под редакцией Г.В.Губарева.

В исторической публицистике советских времен эту эпоху оценивали с совершенно противоположных позиций. Так, в книге Ф.Нестерова «Связь Времен», удостоенной первой премии и диплома первой степени на Всесооюзном конкурсе на лучшее произведение научно-популярной литературы «казачий вопрос» что называется замят. Автору книги при описании трёх веков Российской истории удалось вообще, не заметить казаков. Невероятно, но факт – перелистывая и перелистывая книгу об эпохе - ИванаIII , ИванаIV, Лжедмитрия, Шуйского, Романовых (Михаила, Алексея и Петра) встречаешь слово казак только при описании Петровских заградотрядов, то есть в качестве карателей. Впрочем, во всех учебниках истории советского периода восстания Болотникова, Разина, Булавина и Пугачева назывались «крестьянскими».

Исторический период от Василия II(Тёмного) до Петра I (Великого) – основополагающий, как для российской, так и мировой истории. Это распад Золотой Орды, завоевание Сибири, смена царской династии, война с Турцией и Швецией, воссоединение Украины, создание регулярной армии и военно-морского флота. Россия вошла в эпоху мятежным вассалом Золотой Орды, а вышла из неё великой мировой Державой.

Воронежский край стоял в то время в самом центре событий он стал первой официальной столицей Донского казачества (при царе Фёдоре Ивановиче) и первой неофициальной столицей России при императоре Петре I .

После распада Золотой Орды южные районы нынешней России стали называться Диким полем, т.е. местом, предоставленным самим себе, существующим без руководства и превратившимся в удобное поле для всяких случайностей и неожиданностей. Окружающие Дикое поле государства старались занести эту территорию в своё ведомство и подчинить своим интересам воинственное население живущее на его бескрайних просторах.

Жителей Дикого поля, без учёта этнической принадлежности, принято называть казаками. Казаком в своей грамоте, московский царь Федор Иванович называл и сибирского хана Кучума (противника Ермака), там например сказано

« ...остальные твои люди от тебя (Кучума) пошли прочь с двумя царевичами, а иные пошли в Бухары, Ногаи, и в Казацкую Орду; с тобой теперь людей немного, -это нам доподлинно известно; да хотя б с тобою было и много людей, то тебе по своей неправде как стоять! Знаешь и сам, какие были великие мусульманские государства Казань и Астрахань; и те отец Наш ( ИванIV), пришедший своею Царскою персоной, взял; а тебе, будучи на поле и живучи казаком, от нашей рати и огненного боя как избыть...».

Ногайский хан сам называл себя казаком, говоря царю Ивану «Я твой казак и твоих ворот человек». По сведениям В.Татищева был «и царевич Казачьей орды Бур-Мамет, который приехал при царе Фёдоре».

Дикое поле было поделено на сферы влияния между Литовской, КрымскойНогайской и Русской сторонами и каждая сторона «тянула одеяло на себя»

Русский князь Александр Невский, причисленный к лику Православных святых, утверждал « Бог не в силе, а в Правде!» и Московская Русь, раздираемая католическим Западом и мусульманским Востоком одержала верх в этой неравной борьбе, а истинным казачеством стало казачество Православное, отстаивающее общерусские интересы.

К а з а к и « Д и к о г о П о л я»

Вторая половина XV века, это эпоха правления двух великих Московских князей Василия II (Тёмного) и Ивана III (Великого), двух великих дипломатов сумевших без тотальных войн, и в основном политическим путем возвысить свой Удел до ранга Московского Царства.

Военная политика первых князей Киевской Руси была по-рыцарски прямолинейна. «Хощю на вы идти» - сообщал своим будущим противникам князь Святослав I

Казачий историк М.А.Караулов видит в таких действиях проявление казачьего духа. В частности он пишет « ...казачество является по духу и целям своим прямым продолжением богатырства святорусскаго, а потому его нужно считать столь же древним, как и самое Русское государство. Походы Игоря, Олега, Святослава – те же казачьи походы. Самый Святослав – типичный казачий атаман, ставящий выше всего своё товарищество, дружину свою хоробрую, готовый за неё положить свою буйную голову и жертвующий для воинской потехи своими лучшими привязанностями, семьёй, женой, детьми».

История становления Московского царства продемонстрировало и ещё одну сторону Русского характера - умение ждать... В своём знаменитом политическом завещании Гитлер грустно констатировал:

« русские проявляют терпение, достойное слона. Они абсолютно уверены, что рано или поздно и не прибегая к войне они установят своё господство ... благодаря внутренним противоречиям раздирающим эти страны...Обьяснение терпения русских следует искать в их философии,позволяющей им не рисковать и выжидать – год, поколение, столетие и,если необходимо, до тех пор, пока не придёт время для выполнения их

планов. Время для них ничего не значит...».

Именно это свойство, в период татаро-монгольского нашествия, помогло русскому народу победить и создать великое государство, ни чем не уступащее европейским империям. Даже,. известный своей русофобией немецкий философ Карл Маркс писал о Иване III:

« Изумленная Европа, в начале царствования Ивана едва замечавшая существование Московии, стиснутой между татарами литовцами, была поражена внезапным появлением на её восточных границах огромного государства, и сам султан Баязет, перед которым трепетала вся Европа,впервые услышал высокомерные речи московита».

Или ещё « ИванIII погубил одного татарина посредством другого..».

Политика русского государства основывалась, конечно, не на одной дипломатии и пассивном ожидании противоречий во вражеском стане. Иван III впервые начал вводить принцип всеобщей воинской повинности, чем сильно увеличил число ратных людей в своих войсках. Сам принцип народного ополчения, привычка мирных людей к боевой готовности, очень выручил русское государство в Смутное время, когда в никем не управляемой стране народная рать, собранная из всех сословий, изгнала польских интервентов.

Одним из таких служилых сословий стало казачество. Как говорилось ранее, казачество делилось на служилое и вольное. В первом случае казаки входили в категорию служивых людей « по прибору», в неё же входили стрельцы, пушкари, затиньшики, драгуны. Все они числились в Стрелецком приказе и получали за службу денежное и хлебное жалование. Часто правительство предпочитало вместо жалования наделять приборных служивых людей землёй, которая давалась на так называемом «четвертном праве» - на целую группу населения, без документов на владение землёй отдельными лицами. Воронежские служилые люди по прибору сами пахали землю, обрабатывали расположенные около города поля и этим кормились. Это были одновременно пахари и воины.

Казачество вольное жило за пределами Московского государства и управлялось войсковым атаманом. Кроме атамана в администрацию казачьего войска входили войсковой есаул, войсковой дьяк с подьячим, и войсковые старшины, а на время походов выбирался походный атаман. Все эти чины замещались по выбору на один год, и по окончании срока должностное лицо превращалось в обыкновенного рядового казака.

Как пишет М.А.Караулов: « Войсковому атаману принадлежала только исполнительная власть, что же касается до власти распорядительной, то она неотъемлемо оставалась за всем Войском в его целом. Для осуществления же этой власти войско собиралось по мере надобности в Войсковой Круг, в котором и решались все важнейшие войсковые дела».

Вольное казачество регулярного жалования не получало, но ежегодно назначались донские отпуска, куда входили боеприпасы и продовольствие.

В царских грамотах писалось: «об изготовлении жителями Украинных городов 578 стругов для Донского отпуску, да хлебных запасов муки ржаные семь тысяч сто шестьдесят две чети с полуосьминой...

... Для того же нынешнего Донского отпуску под хлебные запасы и под денежную казну, и под сукна и под зелье и под свинец и под вино сделать

вновь стругов на Воронеже...

...о даче струга с гребцами под сукно, посланное Донским казакам в награду за разорение раскольничьего городка...

С казачеством вольным, Московское государство сносилось через Посольский приказ, как с иностранным государством или с вновь присоединенными террито- риями в первое время после их завоевания (например, Сибирь, Смоленск, Украина). Такое положение вещей сохранялось до 1671 года, когда вольные казаки Войска Донского присягнули московскому царю Алексею Михайловичу и в результате - из добровольных союзников они превратились в подданных. С 1721 года казачьи части находятся в ведении казачьей экспедиции Военной коллегии, упразднена выборность войсковых атаманов и введен институт наказных атаманов. С юридической точки зрения казачество превратилось в сословие. Но это произойдет уже в XVIII веке.

Если с этнической принадлежностью служилого казачества вопросов не возника ет (казаки городовые, полковые, сторожевые являют собой особый род войск), то казачество вольное (казаки ордынские, азовские, рязанские черкасские, путивльские), несомненно, имело в каждом регионе свои отличительные этнические особенности.

К примеру, историк В.А.Потто в книге «Кавказская война» сообщает о началах Терского войска так: « Когда великий князь московский Иван III –собиратель русской земли – разгневался на молодечество рязанских казаков и пригрозил им наказанием, казаки Червленого Яра поднялись большой станицей, сели на струги с семьями и животами и выплыли весенним половодьем на Дон, оттуда перебрались в Волгу и пустились к устьям Терека»

« ...удалая станица Червленого Яра затем двинулась вверх по Тереку к пятигорским черкесам, нынешним кабардинцам и поселилась в предгорьях Кавказского хребта. С этого момента первые русские поселенцы на Кавказе становятся исторически известными под именем гребенских, то есть горных казаков».

На современной Украине, никто не рискнёт утверждать, что украинское казачество является особым самостоятельным этносом украинского народа (смешанного тюркско-славянского происхождения), хотя почти треть нынешней «Незалежной Украины» долгое время была под турками, так как большинство украинцев гордо считают себя потомками Запорожских казаков.

Но Россия, ставшая страной с «непредсказуемым прошлым», культивирует в основном историков-ревизионистов, а в поэтические пушкинские времена о казаках писали просто и ясно. Вот что можно прочитать в «Истории России в рассказах для детей» А.О.Ишимовой: Но главной защитой той части отечества нашего, которая лежала между Азовским и Каспийскими морями, сделался в то время храбрый и неустрашимый народ... Это были казаки, милые дети, казаки, которые так смелы на войне, так искусны в сражениях, так ловки и проворны на быстрых лошадях своих, казаки которых все вы так любите...

В своей «Истории...» Ишимова выводит казачий род из эпохи Владимира Моно- маха (т.е из Киевской Руси) и русско-половецкого пограничья.

Время правления ИванаIII не менее драматично, чем время ВладимираII и так же отражено в народном эпосе. Если образ Владимира Мономаха слился в русских былинах с образом Владимира Святого, то и в устных преданиях о ИванеIV-(Грозном) часто есть отголоски времен его деда Ивана III. Схожи и династические связи. Если жена ИванаIII, Софья Палеолог племянница последнего Императора Византии, то жена ВладимираI дочь греческого царя. Владимир Мономах внук императора Константина, а Иван Грозный внук греческого монарха из династии Палеологов. Можно привести и ещё немало разных параллелей, но нас интересует, прежде всего, преемственность казачества двух великих эпох.

До монгольского нашествия население Киевской Руси насчитывало почти 6 миллионов. После нашествия хана Батыя численность населения Руси силь но уменьшилась и составляла около 2 млн. человек (для сравнения в Англии было 7 млн. во Франции 18 млн. и в Италии 9 млн.человек), а учитывая нынешнюю демографию ( годовая убыль 2 млн.) России можно только удивляться тому, что мы вообще существуем как нация. Но за последующие триста лет русской истории население Московского царства увеличилось на 10 млн. человек, и это при беспрерывных набегах - татарских, литовских, немецких и многочисленных внутренних усобицах. Причин возвышения Московской Руси много, но большинство из них фокусируется в знаменитой триаде Православие, Самодержавие и Народность.

Православие

Русская православная церковь, после взятия турками Константинополя в 1453 году и гибели Византийской империи, начала пропагандировать идею о превращении Москвы в Третий Рим. Все басурмане были названы безбожными язычниками. Церковью велась интенсивная «идеологическая подготовка», все правители Орды именуются безбожными, окаянными и нечестивыми, а политика татарских ханов состоит в том, чтобы «попленити християны» и в принуждении их «с собой воинствовати».

Московское царство провозгласило идею создания новой Православной империи ( III Рима.) Православная теократия цементировала разноэтнические племена, создавая более совершенную государственную систему. Структура нового царства изменилась, вместо прежней родовой аристократии с её феодальными и удельными предрассудками, в государственном устройстве принимают участие представители всех сословий и всех состояний.

«Мужи лучшие - храбрые люди, горящие непреклонным желанием посто- ять за Святую Русь за веру Православную» Презрительное слово смерд применительно к русским заменилось термином «крестьянин», т.е. православный христианин.

Самодержавие

Правитель Руси стал именоваться царём и самодержцем, происхождение династии теперь велось от римского цесаря Августа и символом государства стал двуглавый орёл. Московия получила новое название на греческий манер - Россия. Царское достоинство наследника «кесаря» стало несовместимым с подчинением ордынскому «царю». Государственная политика ныне упиралась больше на дипло- матию и мирные переговоры, чем на кровопролитные боевые действия. Разбить врагов по одиночке и лучше их же руками. « Византийское коварство» применялось и в ведении боевых действий. Со стороны Москвы военные действия велись по тщательно продуманному плану, в соответствии с которым захват спорных территорий производится, как правило, местными князьями, отьехавшими ранее на службу к московскому великому князю. Его воеводы вступали в бой лишь тогда, когда происходило ущемление прав того или иного князя, пожелавшего отъехать к Москве.

Иные казанские ханы осознавали преимущество единодержавия и говорили своим подданным « Если знаете, что деды наши и прадеды наши от Руси дань имели того ради, что Орда была едина, имели одного хана, и все султаны и князи того слушались и боялись, что повелевал таки было

Русские же князи тогда многие были, и великого князя не слушали и не болись, но приходя в Орду к ханам, друг друга губили, и один на другого дани возлагали на себя, и, беря от хана воинов, один на другого земли разоряли. Тогда не дивно было ими владеть и дани от них брать» и далее: Мы

«... в султаны разделились сами на себя восстали воевать, беря русских в

помощь... а у русских один остался князь великий и тот силен есть, не можем противиться ему... а на крымского хана нам надежды нет, ибо тот хочет всё себе покорить».

Народность

«Образованные» европейцы, желая очевидно унизить, придумали забавную посло -вицу «поскреби русского - обнаружишь татарина».

Сей, «забавный» афоризм, скоро впору стоит применить к самой Западной Евро -пе, успешно осваиваемой мусульманской диаспорой, (даже королевский двор Великобритании чуть было не породнился с арабскими шейхами).

Однако, применительно к России пожалуй можно переиграть термин, сказав: «поскреби татарина и обнаружишь русского».

После принятие ислама ханами Золотой Орды в 1321 году, многие подданные стали считаться « a priori» татарами, хотя были кем угодно. Более того, сам ислам, стал проповедоваться на Руси ещё в раннем средневековье (вспомним спор о выборе веры Владимиром I) и случаи ренегатства происходили и ранее. В любом случае этническая принадлежность народов населяющих европейскую Россию в XII-XIV веках, до сих пор является предметом самых широких дискуссий и гипотез. Самая фантастическая из них выражена в книге А.Бычкова «Киевская Русь. Страна которой никогда не было»(2005г.) где довольно цинично утверждается «Славянам нет места на карте. Славянский народ, образовался из конгломерата балтов, иранцев, кельтов, германцев и иллирийцев. Языком у них был сильно испорченный иранцами с примесью германской лексики. Этот обще понятный жаргон и стал основой великого и могучего русского языка...».

«Киевская Русь писала по-арабски» «Христианство принято в 1666г. , а ранее был ислам». И, наконец, ожидаемое - «русский алфавит создан на основе еврейского».

Используя различные надписи и символику арабского, скандинавского, тюрского, уйгугского и иранского происхождения найденные на территории Восточной Европы в различное время можно создать немало разных версий, чем и пользуются нынешние ниспровергатели прошлого.

Историческая фантастика г. Бычкова вероятно рассчитана на низкий культурно-исторический уровень нынешнего читателя и его любовь к сенсациям

Конечно, трудно представить, как славянский язык мог образоваться из конгломера та народов, столь разделенных во времени и пространстве; даже по - чисто «техническим причинам». Теория общего праязыка выглядит более правдоподобно и глав ное ни для кого не обидно. Но заявление, что для 300 млн. славян «нет места на карте» звучит довольно оскорбительно.

Впрочем, данное оскорбление заготовлено исключительно для русских, (в других славянских странах подобные книги не принято издавать) потому, что благодаря русским усилиям, славяне вообще существуют. Бисмарк писал:

«Даже самый благоприятный исход войны никогда не приведет к разложению основной силы России, которая зиждется на миллионах собственно русских... Эти последние быстро вновь соединятся друг с другом, как частицы разрезаемого кусочка ртути...»

Столь откровенное признание германского канцлера показывает грязную изнанку любой русофобии, за которой обязательно стоит чей-то национализм и скрываются чьи-то геополитические интересы. Не даром удар большевиков в 1919 году пришелся сначала по казачеству, (как по воинской составляющей русской нации) а лишь затем, в 30-х годах по крестьянству (как по экономической основе нации).

И все же именно на карте территория населения добровольно осознавших себя одним народом проявляется особенно очевидно. Так топоним Воронеж ( в различных его ипостасях) словно ёж ощетинивает западные рубежи России. Так, На современной карте мы видим :

Образно можно сказать – рубеж был «от Норвежцев до Беловежцев».(Следует вспоминть, что в Варанген-Фъорде в XII веке было древнерусское поселение)

- «Частицы разрезаемого кусочка ртути» соединившись между собой двинулись осваивать азиатское Дикое поле, но была ли это экспансия ?

География казачьих земель.

На старинных средневековых картах и составленных в основном в Западной Евро пе часто встречаются надписи Cassakia, Cozaxi, Cozaki orda, Casaki Tartari, это карты Мартина Вальдзеемюллера (1507 г.), Себастьяна Мюнстера (1544 г.), Энтони Дженкинсона (1562 г.) и Якоба Блау (1608 г.).

Составители древних карт пользовались более ранними источниками XII- XIV веков, например описания Асселини, Марко Поло и Плано Карпини. Использовались и древнерусские карты, впоследствии исчезнувшие из русских архивов ( в период смутного времени) и иногда «всплывающие» в архивах Ватикана, Парижа и Лондона. По этим картам «казачьи земли» расположены в регионе современного Северного Казахстана ( Сев. Каспий, Южный Урал, Приаралье и горный Алтай).

Как говорилось ранее, ареал расселения индоевропейцев в III-II тысячилетиях до нашей эры находился в Южной Сибири, Приуралье и на Алтае, а далее индоевропейцы заселили Русскую равнину, побережье Балтики и Азово-Черноморские степи, хотя некоторые учёные рассматривают и обратный вариант. Так или иначе, но последующее направление русской колонизации, начиная с XVI века, совпадает с ареалом казачьих земель на древних географических картах и соответствует территории древней прародины ариев

Социальные и торговые контакты индоевропейцев, от Алтая до Волгодонья сохранялись и в XII веке (до периода татаро-монгольского нашествия), что подтверждается археологическими находками Золотарёвского городища на реке Сура.

Золотарёвская крепость была построена в X-XI веках и являлась одной из самых мощных в системе пограничных фортификаций верхнего Посурья. Крепость охраняла восточные рубежи русских земель и контролировала торговый путь из Булгара в Киев. Ранее уже описывалась её героическая оборона от войск хана Батыя и полное истребление её защитников. Для защиты города использовался военный отряд, где главную роль играла конница. Благодаря конскому снаряжению археологи установили, что ведущее место в отряде занимали выходцы с Алтая, где в это время существовала ас-кизская культура. Как пишет археолог Г.Белорыбкин (ж-л «Родина» 11-2003) О значимости и влиянии этих воинов можно судить хотя бы по моде на аскизские украшения с XII века по всему Поволжью и Подонью. По степени влиянияи основным занятиям( война и торговля) их вполне можно сопоставить с варягами...аскизы господствовали в Волго-Уральском регионе, а Волго--Донье было контактной зоной.

В итоге можно сказать, что начиная с XVI века Московское княжество продолжило собирать не только собственно русские земли, но и все территории древней индоевропейской прародины, возрождая прошлую этно-культурную общность народов этого региона.

Карта Дженкинсона (1562 г) располагающего казачьи земли в Приаралье

Карта Якоба Блау 1608 год

Ниже приводится карта казачьих земель времен первых Романовых

Фрагмент карты Якоба Брюса с землями Белгородского разряда разграниченной с землями казаков

Сурожский путь.

После успешного карательного рейда хана Тохтамыша против татар Подонья и Приазовья вновь открылся торговый путь в крымский Сурож по реке Дон. Тех, кто торговал с городом Сурожем в русских княжествах ещё в XIV веке называли сурожанами. Так, Дмитрий Донской отправляясь на Куликовскую битву, берет с собой купцов сурожан, о чём историк В. Татищев пишет:

« Взял же тогда князь великий с собою десять лучших мужей сурожан гостей, чтобы видели: если Бог случит, поведают в дальних землях, посколь ку они ходили из земли в землю и знаемы всеми в ордах и во фрязях;и другая вещь: если случится недостаток в коей потребе, сии куплю сотворят по обычаю их».

Видимо число таких сурожан при царе Иване III было настолько достаточным, что они в 1470 году вошли в состав народного ополчения. В этом году, московская рать в составе которой значились суконники, сурожане и прочие, которые пригожи по силе, а также воевода Иван Рун с казаками, воюет места Казанские. Часть крымского полуострова с городами Сурож и Корчев входила в времена Киевской Руси в состав древнерусского государства и как сам Крым была населена значительным количеством православных людей.

Несмотря на татарский анклав в зоне Дикого поля в факториях Причерноморья продолжали жить потомки автохтонного (коренного) населения.

В генуэзских владениях восточного Крыма (Суроже, Кафе и Керчи) помимо греков, итальянцев и армян проживали и выходцы из Руси сурожане.

В конце XV в. крупный политический деятель Венецианской республики, опытный дипломат Иосафат Барбаро написал сочинение «Путешествие в Тану» (1436—1452 гг.) [Viaggio alla Tana 1488 г.], где писалось: « В городах Приазовья и Азова жил народ, называвшийся казаки, исповедовавший христианскую веру и говоривший на русско-татарском языке».

В уставах генуэзских колоний часто упоминаются казаки так:

«В уставе Кафы (1449 г)п66 гласил « Если случится, что будет взята какая нибудь добыча на суше казаками, или оргузиями, или кафскими людьми» запрещалось отбирать её и взимать с неё налоги.»

«В уставе Солдаи и Чембало требовалось, чтобы казаки, если возьмут добычу, выделяли четвертую часть консулу города, а остальные три четверти делились пополам между казаками и городской общиной». (Запорожская сечь. Рыцарский орден Днепра.Сб документов. М.Алгоритм.2004г.)

По русским источникам казаки рязанские сопровождали купеческие и посольские караваны и охраняли свою часть донского пути в Крым.

Если во времена Дмитрия Донского сурожане попадали на Дон через переволоки; через Чур-Михайлов и Епифань (будущие Епифановские шлюзы) или воронежским путём через реку Ряса. В летописи за 1389 год читаем:

« сопроводили ж с нами и три струга да насад на колёсах. В четверток же пришли к реке Дону и спустили суда на реку Дон». То во времена Ивана Васильевича III служивое и вольное казачество начинает строить свои торговые суда на Дону и Воронеже, имея пристани и верфи. Одна из первых известных по летописям верфей (с 1499 г.) находилась в устье р. Красивая Меча.

На Дону живут разбойники .

«На Дону живут разбойники без Нашего ведома...Мы и прежде всего посылали истребить их, но люди Наши достать их не могут» - всякий раз писало Московское правительство в ответ на жалобы Крымского Хана по поводу дерзких казачьих набегов, оказывая на деле казакам поддержку и помощь оружием, пороховой, денежной и хлебной казной. Казачьи набеги на крымских и приазовских татар были ответом на турецкую экспансию султана Баязета, пока «номинально» подчинишего Крым и повелевшего хану Менгли - Гирею арестовать «казаков азовских и других казаков, сколько их найдется в городе, схватить и привести в Царьград».

Для охраны Азова турки поставили своих людей, которых русские послытакже стали именовать казаками, так как они выполняли те же поручения, т.е.провожали и встречали послов, охраняли купеческие караваны и проч. Эти «казаки» в соединении с крымцами и ногайцами впоследствии часто нападали на рязанские украины, а «старые азовские казаки» наоборот просят московского великого князя принять их к себе на службу и дать земли для поселения со своими женами ... Про подвиги «новых» азовских казаков пишут:

« в 1500 году, в сентябре, пришли татары, ордынские казаки и азовские под Козельск и взяли сельцо Олешню... татары, азовские казаки Угус-Черкасс и Коробай ограбили княжеское посольство к Менгли-Гирею - иных побили, иных полонили... (Василий Татищев «История Российская».

В Истории... А.О.Ишимовой наоборот, «азовские казаки оказали важную услугу нашему отечеству. 16 тысяч казаков, с князем Иваком побеждают последнего хана Золотой Орды Ахмата в устье Донца».

По дипломатическим соображениям, Московское правительство призывало донских казаков не совершать набегов на Крым и Азов. В грамоте писалось:

« Ссоры ваши с азовцами препятствуют старанию нашему иметь союз с

турками... Покажите теперь верную службу вашу, заключите мир с азов-цами и лучше терпеливо сносите от них обиды, но их не трогайте, по край ней мере, дотоле, пока не приедет к нам турецкий посланник...» («Историческое описание Земли войска Донского» за 1903 год).

Крымское ханство традиционно воевало с Казанским, как в XIV веке (Мамай и Тохтамыш) так и в XV (Менгли-Гирей и Шах-Ахмат) и Дикое поле было «поделено» на крымскую и ногайскую стороны. Русские правители грамотно воспользовались этими раздорами и в XV веке вели строго прокрымскую политику. После очередного «коварного» нападения крымцев на Русь, царь и боярская дума решая «посылать ли к хану казаков с грамотами», приговорили продолжать мирные отношения с Крымом «чтобы хан прямо не отстал от Москвы».

Тем не менее, по 1515 год, Крым официально считается союзником Москвы

Из « Москов. Арх. Мин. Ин. Дел. Крымские дела, №1, год 1474» известна грамота Менгли-Гирея к Ивану III « .я, Менгли-Гирей царь, пожаловал с бра том своим, великим князем Иваном, взял любовь, братство и вечный мир от детей на внучат. Быть нам везде заодно, другу другом быть, а недругу недругом. Мне, Менгли-Гирею... твоей земли не воевать, ни моим уланам, ни князьям, ни к о з а к а м; если же без нашего ведома люди наши твоих людей повоюют и придут к нам, то нам их казнить и взятое отдать...».

Но в 1475 году Крым был завоёван турками; Менгли-Гирей оставался ханом в качестве подручника султанова и написал Ивану «Султан посадил в Кафе сына своего: он теперь молод и слова моего слушается, а как вырастет, то слушаться перестанет, я также не стану слушаться, и пойдет между нами лихо: две бараньи головы в один котёл не лезут» (Крымс.Дела №2)

До самой своей смерти Менгли-Гирей держал своё слово и был верным союзником русских, это показало знаменитое Стояние на Угре, бывшее в 1480 году, когда крымский хан своим нападением на Литву не дал соединиться двум союзникам (Казимиру и Ахмату), чем сорвал казанский набег на Русь

Пользуясь нейтралитетом, а то и прямой военной поддержкой русские дружины, ещё до разгрома Ахмата, делают 7 удачных военных походов на саму Казань. Иван III писал тогда в Крым: «Посылал под Орду уланов, князей и к а з а к о в всех, колко их ни есть в моей земле».

Набеги казанских татар, а они были почти каждый год, успешно отражались. Военные сводки того времени почти однотипны - «И слышали ханы ордынские про силу многую великого князя в Поле, убоялись и возвратились; силы же великого князя возвратились восвояси без брани» или же –«услышали казанцы, что идут на них воеводы великого князя с силою, и побежали восвояси, и воеводы великого князя возвратились к Москве».

При нападении на Рязань в 1461 году хан Ахмат « ...нисколько не преуспев у града того, со срамом отступил от него и отошел в Поле».

Поэтому когда хан Ахмат требует в 1480 году с ИванаIII дань за прошлые года «,а то, пленю твою землю и тебя самого взяв, рабом учиню», то это выглядит пустой угрозой (смешной бравадой).

Резюме:

1) На Диком поле, казаками называли всех «воинского чину» людей, что смы ло этническую принадлежность казаков того времени. Поэтому, за истинное казачество (в период Московского царства) следует считать лишь православную его часть. Об этнической принадлежности казаков Верхнего Дона вопрос вообще не стоит, так как основная его часть постоянно пополнялась вольными людьми из русских княжеств. Современный политолог М.Назаров назвал средневековое казачество «Спецназом» Третьего Рима. В частности он пишет: «Казачество-это самоорганизующаяся, выработавшая особый жизненный и служебный уклад, наиболее деятельная, мужественная и жертвенная часть богоносного русского народа, которой досталась миссия служения Божию замыслу о России как - Третьем Риме, удерживающем мировое зло». «Казачество расширило просторы православной государственности».

2) Союз Ивана III с Менгли-Гиреем, сделал реку Дон главной дипломатической и торговой связующей артерией со странами Западной Европы, Ближнего Востока. Всем известный Афанасий Никитин в своём «Хождении за три моря» (1466г) описал как опасен и труден был волжский путь. Обратная дорога через Крым донским путём в трудностях не представлена, что предполагает его относительную безопасность. Торговые и посольские караваны часто проходили под охраной казачьих отрядов, на Верхнем Дону казаков рязанских, на Нижнем Дону азовских. До ссоры с Крымом на Верхнем Дону (устья рек Вязовка, Красивая Меча и Сосна) и на реке Воронеж ( селения Доброе, Казанка и Рамонь) располагались корабельные верфи, а ниже по Дону (в устьях рек Воронеж, Тихая

Сосна, Битюг, Богучар, Хопёр и Медведица и пр.) находились пристани В описа- нии посольства митрополита Пимена говорится от запустении Подонья «бяше бо пустыня зело всюду, не бе бо видети тамо ничтоже ни града, ни села... нигде бо видети человека, точию пустыни великиа» что приводит в заблуждение многих историков. Но и ныне плывя по Дону можно. (правда с некой долей условности) заявить «берега его пусты». Просто, население Подонья селилось в укромных и неприметных местах, по речным протокам и притокам (например монастырь в Костомарово).

3) «Дружба с Крымом» закончилась в 1521 году, когда все татары стали солидарны в своих антипатиях. После «стояния на Угре» с 1480 года Москва назначает ханов в Казани, но даже «верные» ханы восставали против великого князя. Например, ещё в 1505 году, любимая жена казанского хана Махмед-Аминя – Урбетъ подстрекала мужа, говоря ему: «Стыд тебе есть великий, что деды наши Русью владели и дани взимали полётные а нынче ты со всею ордою служишь русскому князю, и дань даёшь ему..»

Тогда хан поднял восстание, перебил или пленил всех русских в Казани и

напал на беззащитный Нижний Новгород. Город спасся лишь тем, что военнопленные литовские ратники «жолнеры» стали на его защиту. Пушечным огнём они отразили татарскую рать. Но в 1521 году с Русью воевали все сразу. И казанцы, которые «долго во смирении и без мятежа не любили жить, и литовцы, под Оршей и Могилёвым, и крымский хан с Крымской, Ногайской и Волжской ордами подходит к самой Москве.

В следующем 1522 году московским царем Василием III был осуществлен первый опыт станичной службы на Поле, на Муравский шлях выдвинулись путивльские казаки.

5) Череда непрерывных крымских набегов (с 1527 по 1550 г.г)превратила область Подонья в действительно дикое поле, где свободно кочевали татары доходя до Красивой Мечи. И Россия вынуждена была создавать на своей «Украине» мощную общегосударственную систему обороны, прикрываясь со стороны поля многочисленными полками, сторожами и станицами, укрепленными градами и засеками. Эти немногочисленные пока «укрепрайоны» за сто лет до Белгородской Черты перекрывали только важнейшие направления татарских набегов.

6) С 1550 года Московское царство начинает официально оформлять свои отношения с вольным казачеством Верхнего Дона, поддерживая с ним дипломатические отношения (на уровне посольств), через созданный годом ранее Посольский приказ, первым дьяком которого был Иван Висковатый. О существовании в те годы на Воронеже казачьих городков свидетельствует жалоба ногайского княза Юсуфа (1550г), который пишет: «холопи твои, нехто Сарыазман словёт, на Дону в трех и в четырех местах городы понаделали, да послов наших и людей наших бьют... и на Воронеже твои люди - Сарыазман-разбойник твой пришел и взял их Вольное донское казачество, уже в качестве регулярной войсковой союзной единицы, участвует во взятии Казани (1555 г.), совершает морской поход на Керчь (1556г.) и воюет с Ливонским Орденом (1558г.). Когда турки в 1569 году задумали рыть канал от Дона до Волги то полки князя Серебрянго и 5 тыс. казаков истребили войска султана.

Иваном IV донскому вольному казачеству была пожалована река Дон «до тех мест, как им надобно», а с царской грамоты (1570 г.) «О службе России» ведется официальное начало Донского казачьего войска.

7) В 1571 году Стрелецким приказом, в ведении которого были городовые служилые казаки, был составлен «Устав сторожевой и станичной службы». В составлении этого Устава принимали участие «дети боярские станичники и сторожи и вожжи». Вот некоторые положения из него, наглядно демонстрирующие ту тревожную обстановку: « Стоять сторожам на сторожах с коней не ссаживаясь...огня не раскладывать в одном месте дважды...в котором месте полдневали не ночевать..».

8) Несмотря на принимаемые меры, ни «Донская республика», ни «сторожевая и станичная службы» не смогли сдержать глобальных татарских набегов, например, таких как произошедшим летом того же года набега Крымского хана Девлет-Гирея – разорившего саму Москву и разграбившего земли Рязанской Украины. И правительство принимает решение строить города на Поле.

8) В 1585 году, на старых древнерусских городищах возводят новые города крепости, ставшие основой Белгородской засечной черты, полностью отстроенной к 1653 году. В Воронежской крепости, поставленной перво -начально на Чижовских горах помимо воеводы, жил казацкий голова, власть которого указом московского правительства, должна простираться и на всех донских казаков, что являлось первым опытом соединения казаков, служилых и вольных. Однако назначение царских воевод на руководство казачеством вольным не прижилось в Донском Войске, где говорили: « Прежде мы служили Государю и голов московских у нас не было, служили Государю своими головами». Собственно деление казаков на вольных и служивых в пределах верхнего и среднего Дона было весьма относительным, например донской атаман Ермак Тимофеевич за свою долгую жизнь был то тем, то другим. Он служит воеводой донских казаков на Ливонской войне, затем, со своей дружиной охраняет границы от Астрахани до Дона, потом грабит суда персидских и бухарских послов на Волге, и, наконец, отдаёт под царскую руку Сибирь. По распространённой версии Ермак родился на среднем Дону в станице Качалинской, но есть и «воронежская легенда», записанная казачьим писателем А.Дегтярёвым. По его версии Ермак является уроженцем казачьего городка на Чижовских горах Воронежа, что в принципе не так уж невероятно, (достаточно вспомнить воронежские корни атамана Стеньки Разина).

10) Границы казачьих земель не были четко определены даже в концеXVIII века, а распространение царской администрации на верхнем Дону послужило причиной социальных конфликтов уже в правление Бориса Годунова. Годунов построил свою крепость Царьборисов близ Раздор (столицы низовых казаков). Магнаты Речи Посполитной умело интриговали в казачьей среде; например в 1590 году каневские черкасы, будучи подданными польского короля, обманом овладевают воронежской крепостью: «казаки тот город сожгли, и государева воеводу убили, и людей многих побили, а иных сожгли, и иных живых поймали». Самозванцы периода Смутного времени (Лжедмитрий I и II) явились из пределов Польши.

10)В 1671 году Войско Донское присягнуло на верность московскому царю и из добровольных союзников все казаки стали его подданными. С XVIII столетия государство постоянно регламентировало жизнь казачьих областей. превратив их в составную часть имперской административной системы. С 1721 года казачьи части находились в ведении казачьей экспедиции Военной коллегии и юридически казачество превратилось в сословие.

Кем и когда был основан Воронеж?

Исторические даты имеют большое значение в общественной жизни, позволяя обществу и государству сохранять историческую память как важную составную часть национальной идентичности. Выбор значимых дат не является случайным. Он прежде всего определяется интересом людей к тем событиям и эпохам, которые представляются важными живущим поколениям.

В своё время в воронежских историко-краеведческих кругах проходили оживленные дебаты о дате основания нашего города. Спор шел о том, что брать за основу генеалогии – царский ли указ (1585г.) или первое летописное упоминание (1177 г.). Наиболее горячие головы утверждали, что Воронеж «существовал всегда», по крайней мере, со скифо-сарматских времен.

Местные археологи, исследовавшие остатки протогородов, расположенных по всему бассейну реки Воронеж, подтвердили древнейшую заселенность этой территории и преемственность всех сменяющих друг друга культур. Их находки, вкупе, могут составить целую экспозицию на тему «Воронеж древний», достойную украсить лучшие археологические выставки мира.

Однако, Воронеж не Казань, чья дата основания неоднократно удревнялась сообразно сменявшимся идеологическим установкам. У нас всё решалось на «строго научной основе». Когда решался вопрос о целесообразности празнования 800-летия Казани, то Академия наук этому воспротивилась. Ведущие авторитеты в области отечественной истории академики Б.А. Рыбаков и Л.В. Черепнин выступили против, полагая, что письменные источники не подтверждают эту дату, а археологические находки недостаточны, чтобы утверждать, что на этом месте в то время располагалось именно городское поселение. Но все-таки казанцы отпраздновали юбилей своего города.

Тогда, в 1980 году ученый спор шел в основном о достоверности сведений, содержащихся в летописной «Казанской истории», где в частности сказано:« Бысть же на Каме на реке старый град, именем Брягов, оттуда же прийде царь, именем Саин Болгарский. И поискав по местам проходя в лета 6685 (1177 год) и обрете место на Волге, на самой Украине русской…И бысть Казань стольный град вместо Брягова…».)*

*Воронеж тоже появился на страницах русских летописей в 1177 году и эти города, в каком то смысле, летописные побратимы. Но нашему городу не повезло и датой его основания считается указ о строительстве крепости, т.е.1585 год. Казанцы не стали мерить рождение города от начала строительства Казанского кремля, а пошли намного дальше – 800 лет им показалось до обидного мало и они удревнили свою историю ещё на 200 лет.

Основанием этих теоретических построений стали найденные в ходе архео-логических работ две древние монеты – саманидский дирхем (900 г.) и чешский динар (930 г.) обнаруженные в до монгольском слое раскопок. Для подобного персмотра даты основания Воронежа не достаточно ни летописных данных, ни найденных археологами поселений городского типа с крепостными и фортификационными сооружениями домонгольского периода.

Казалось бы, раз ученые «уперлись» в своём буквоедстве, дело за писателями и журналистами, которым академики и профессора не указ. Но и тут та же картина. Например, журнал «Воронеж» в №10 за 2006 год, в разделе «Историческая сенсация» утверждает, что: « Воронеж усновал потомок золотоордынской знати», (вот ведь какие татары – в X-м веке Казань основали, а в XVI-м до Воронежа добрались). Статья подписана не каким-то татарином, а атаманом казачьего общества «За возрождение Донского казачества» Алексеем Ломакиным и поэтому вызывает некое недоумение…

Суть статьи вот в чем: сподвижник разорившего Москву хана Тохтамыша татарский эмир Бек Ярык Оглан сбежав, от преследования армии Тимура (Тамерлана) в далекую Рязань, принял там православие и стал именоваться Иваном Михайловичем. Сын его Берке дал начало боярскому роду Биркиных. А город Воронеж «основал на пустыре Биркин Василий Григорьеывич его правнук…»

Мораль статьи, очевидно, в следующем: мол, смотрите, «дети», как перековался род татарского эмира под русской эгидой. Ещё в 1382-ом году, он, будучи сподвижником Тохтамыша, жгёт Москву, а уже в 1395-ом служит рязанским князьям и воюет с татарами. Его потомки - Григорий с сыновьями Василием и Петром, как стоялые головы, назначаются организаторами станичной и сторожевой службы на разанских украинах. Сам Василий Биркин стал первым казачьим головой – официальным начальником донских казаков.

В своё время уже бытовала довольно спорная версия, что все мало-мальски приличные люди в государстве Российском происходили из родов крещеных татарских мурз, но исходила она не из казачьих уст и не с их подачи. Казаки больше воевали с турками и татарами, нежели сотрудничали с ними. Но дело не в этом. В конечном итоге, все равно, был ли спор «славян между собою» или спор «татар между собою», все это - далекая история, как и «Ахматовы слободки» княжестве Курском, откуда согласно Татищеву идут казачьи истоки. В дальнейшем эти взгляды развития не получили, а наличие на Верхнем Дону и на Воронеже многочисленных древних казачьих городков говорит о том, что корни казачества следует искать все же на воронежской земле.

Воронеж не был построен «на пустыре», как утверждает А. Ломакин, он был скорее возобновлен как крепость на месте старых казачьих поселений. В нашем регионе существовало более 40 казачьих городков (по росписи В.Биркина, т.е до 1585 г.), причем, более раннее их существование подтверждено сведениями из русско-турец кой дипломатической переписки (XV в) и грамо-тами рязанских и сарайских митрополитов к жителям Червленого Яра (XIVв) В отрывке старинной казачьей летописи сохранившемся в записях «Вкладной книги» часовни на Лубянке ( г.Москва) довольно определенно сказано: « Там, в в е р х о в ь я х Дона, народ христианский воинского чину живущий, зовомии Козаци». По этим сведениям времен Куликовской битвы (1380 г.) так географически можно локализовать только воронежский регион.

Версию о татарском прошлом рода Биркиных автор основывает на данных из так называемой «Бархатной книги», составленной в 1682 году, то есть через сто лет после строительства воронежской крепости. Как сообщает «Историческая энциклопедия»: « Бархатная книга» – родословная книга наиболее знатных боярских и дворянских фамилий…В Бархатной книге имеются фактические ошибки, фальсификации; она требует критического к себе отношения…». Поэтому производить от татарина Берке род Биркиных однозначно не следует.

Само слово Бирка очень древнее. Известен город Бирка XI-X веков, расположеный в Швеции. Это слово имеется в «Повести временных лет» написанной первым летописцем Нестором, встречается оно и в чешских, валахо-болгарских грамотах XI-XII веков, и означает что-то вроде судейского чиновника. К татарским временам оно никакого отношения не имеет, а как прозвище вполне подходит к обозначению рода занятий служилого клана Биркиных. В справочнике по именам и фамилиям «Ономастиконе» значится и владимирский крестьянин Бирка (1510 г.), что доказывает распространение этого прозвища-фамилии в различных социальных средах.

Статья Алексея Ломакина, ко всему прочему, назвавшимся казачьим атаманом, ничего не говорит ни о казачьем прошлом воронежской земли, ни о сторожевых и пограничных крепостях времен Киевской Руси, расположенных на Воронеже и Верхнем Дону. Обозвав казачьего голову Василия Биркина татарином, автор совершенно забывает тот факт, что именно в те годы русско-татарское противостояние было самым жестоким и беспощадным. Не от хорошей жизни строили города-крепости и сплошную линию обороны - Белгородскую черту. Не просто так Василий Биркин наказывал станичникам:

« Стоять на сторожах, с коней не ссаживаясь, станов не делать, огонь раскладывать не в одном месте дважды, где полдневали там не ночевать...»

Именно для тех лет верна поговорка «Незваный гость хуже татарина».

Не подпишись Ломакин казаком, да ещё и атаманом, все было бы проще. Ну, мало ли сейчас оглушительных исторических версий. Одной больше, одной меньше, но воронежские казаки могут не понять почему, фактически от их имени, пущена в свет такая информация, а, по сути, дезинформация об историческом прошлом Воронежа.

В русской истории много парадоксов, были и обрусевшие татары, служившие «царям Иванам», и отатаренные русские, служившие «салтанам». Казаки, как известно, тоже бывали разные (ордынские, татарские, воровские…).

В битве при Калке татары заслали в русский лагерь воеводу бродников* Плоскиню, уговорившего князей сдаться. Этот факт стал хрестоматийным и часто служит для осуждения предков казаков - бродников. Но было и взятие Азова, покорение Сибири и Кавказская Линия – гордость казачьей истории.

Татаро-монгольское нашествие выявило раздробленность и разобщенность русских княжеств, полное отсутствие общенациональных интересов, когда для достижения сиюминутных выгод шли на любой компромисс.

Похоже, подобный элемент присутствует и в статье Ломакина. Непонятно, чем руководствовался г-н Ломакин и чьи интересы он представляет. Во всяком случае, не интересы воронежцев, предлагая им «усеченную» дату основания города (пусть пока и официальную), и не интересы воронежского казачества, чьим именем он косвенно прикрывается.

Может быть, он и «казачок то засланный»…

* Бродники считаются предками казачества у целого ряда исследователей. В русских летописях они упоминаются всего четыре раза – под 1147, 1216, 1223 и 1353 гг. Лев Гумилев полагал, что бродники народ русско-хазарского происхождения исповедовавшего христианство и жившего на Дону. О Бродниках сообщают как персидские летописцы, так и европейские источники – 1222 год грамота Андрея II (короля Венгрии), 1254 г письмо Белы IV к папе Римскому Инокентию IV и пр. Известные по письменным источникам бродники археологически проявлены в регионе Верхнего Дона до устья р.Богучарки. На територии Воронежа, на левом берегу археологами описано 4 поселения бородников –Тавровское, Шиловское II, Университетское III и поселение в районе Отрожки. Многие поселения пережили «татарское время» и сохранились до XVI века, т.е до времени «возобновления» Воронежа, а некоторые из них попали в роспись казачьих городков составленную в 1588 году Василием Биркиным.

ВОРОНЕЖСКОЕ КАЗАЧЕСТВО В XVII ВЕКЕ.

«Исследователи русской истории ХVII в. всегда сталкиваются с обилием архивных документов. После пожара 3 мая 1626г. в Кремле стихийные бедствия не мешали больше накапливать тысячи бумаг. Масса документов сосредоточилась в Разрядном приказе, в ведении которого находились южные города страны. Только в столбцах Белгородского стола Разряда сохранилось 1911 обьёмистых дел – примерно один миллион листов рукописных текстов. Эти документы находятся сейчас в Центральном государственном архиве древних актов (ЦГАДА) в Москве». (В.П.Загоровский)

[При хорошем зрении можно лишь просмотреть в час листов двести. Даже при такой скорости «изучения» для всего просмотра потребуется пять тысяч часов. Многие документы просто не были у историков перед глазами и получается парадоксальная на первый взгляд ситуация – изобилие архивов мешает написать полноценную историю Воронежа. Так что этот период воронежской истории ещё ждет своего Карамзина. Одним из первооткрывателем «Столбцов Белгородского разряда» и отписок «Воронежской приказной избы» стал Владимир Глазьев (Воронежские воеводы 2007г); Его книга и легла в основу данной главы].

Официальные отношения с донскими казаками начались с царской грамоты 1570 года. Во времена правления царя Фёдора (а по сути Бориса Годунова) Дон стал осваиваться Московским царством. Верховья Дона вошли в систему фортификационных укреплений Руси, а средняя часть его охватывалась системой станичной и сторожевой служб. Именно в это время на месте казачьих поселений стали возникать города-крепости в том числе и Воронеж. « В Воронеже в первые годы его существования поселилось много казаков. На Руси в XVI-XVII вв. различались казаки вольные и служивые. Первые размещались по берегам Волги, Дона, Яика, Терека, выбирали себе атаманов, сохраняли самоуправление. Вторые жили в городах крепостях и подчинялись головам и сотникам, назначаемым правительством. Первые и вторые были связаны между собой. Из числа вольных казаков воеводы и головы набирали служивых- городовых. Городовой казак мог бросить службу и уйти в вольные на нижний Дон.

Воронежские казаки в отличии от пеших стрельцов несли конную службу. Казаки направлялись в походы против неприятеля, посылались в составе станиц для дальнего обнаружения татар, стояли на сторожах в окрестностях крепости, в караулах на стенах и башнях.» ( В.Глазьев «Воронежские воеводы» В.1997г.)

Первым казачьим головой стал Василий Биркин (1585 г), кто был после него, сведений нет, а в 1553 и 1608 годах казачьим головой служил Борис Лукич Хрущев.

В те годы в Воронеже существовало двоевластие, городом управляли одновременно воевода и казачий голова. Часто воевода представлял царские интересы, а голова сугубо казачьи, что вызывало немало смут.

Противоборствующие стороны старательно создавали свой положительный образ, стремясь опорочить противника. Так воевода Кобяков отписывал в Москву на казачьего голову Хрущева мол он: « Не пускает в казачью слободу приставов, не переводит казаков из Стрелецкой слободы в казачью; не отдаёт дворянам беглых крестьян, записавшихся в казаки и велит им прятаться в лесу…»

В помощь казачьему голове назначали сотников из числа дворян, а пятидесятников и десятников выбирали сами казаки. Хрущев стремился не допустить реальной власти сотников над казаками, для этого он не отдавал сотникам списки подчиненных без чего они не могли управлять. В Москву же он отписывал, мол сотники « уезжают в свои деревни надолго, не проверяют по ночам караулы, ругают голову..»

Летом 1594 года 50 стрельцов перевели в казаки и переселили в Казачью слободу. Новонабранные казаки получили места под дворы: восемь саженей в длину, восемь в ширину ( т.е по три сотки). На переселение отвели три недели, на этот срок они получили освобождение от городового строительства.

Воронежские казаки наравне с детьми боярскими наделялись землёй на так называемом четвертном праве, причем атаман имел право на 25 десятин, а казак на 15 десятин. Спорные земельные вопросы решались челобитьем. Например, в 1682 году казаки пишут: « ...дети боярские Фёдор Григорьев сын Струков в Борщевском стану с товарищами с той земли сгоняют, неведомо для чего и хлеб всякий жнут и сено покошенное перевезли к себе…»

В ответ на челобитья казаков царская администрация узаконила их земли с курьёзной дотошностью: « ...в Борщевском стану в урочищах от реки Дону на дуб виловытый, на нём грань, а от дуба на березу..на столб от старых их дач на курган, в кургане ивка, от той ивки на вершину.. а в вершине камень, а с вершины Орлово Гнездо, с него две рассошины…».

Для предупреждения о вражеских набегах вокруг Воронежа разместили пункты наблюдения – сторожи, где несли службу воронежцы. Так, в 1594 году на село Айдарова напал татарский отряд в 50 человек. Татар преследовали до устья Ведуги, где их след потерялся, зато два других набега татар были отбиты. Отряд Хрущева разгромил Трубегея и Кочарогу взял «языков» и отправил в Москву.

В конце XVI века в России произошла смена династий на престол взошел Борис Годунов. Он дал посланным в Воронеж гонцам невиданное поручение - у дворян, казаков и стрельцов спросить о их здоровье. В 1599 году в Воронеж прибыл новый воевода Ф. Елецкий, а головой по прежнему остался Борис Хрущев.

Первая Смута

XVII век – время постоянной политической нестабильности как для России, так и для её превентивных противниц Польши и Турции. Для нас это эпоха от царя Бориса до царя Петра (7 официальных царей и 17 самозванцев). Для Турции – от султана Мехмета III до Мустафы II (всего 11 султанов), и для Крыма – от хана Газы-Гирея до хана Девлет-Гирея ( всего 19 ханов).

В такой политической чехарде нормальная дипломатия совершенно немыслимма в том числе и прошлые договоры остались пустой фикцией. Смена династий сопровождалась национальными и социальными вооруженными конфликтами и привела к ослаблению государственной власти в России, Польше и Турции.

Для России время с 1605 по 1615 г можно назвать периодом - Первой Русской революции, хотя хрестоматийно он именуется Смутным временем. Несмотря на глубокие социальные, экономические, национальные и религиозные корни символом вооруженной борьбы стало «Восстановление прервавшейся законной наследственной династии московских царей».

По всем законам марксизма-ленинизма в России имелись все признаки революционной ситуации, (низы не хотят, верхи не могут и интервенция). Абсолютно все историки солидарны в том, что казаки были основной воинской составляющей времён Смуты, причем одни видят в этом «казачье воровство», другие же верность казаков «старой династии».

Казачий справочник Г.В.Губарёва например, сообщает: «По существу все это было участием в интервенции, вооруженное вмешательство в дела соседнего государства, ослабленного междуцарствием и Смутой...».

Как всегда получилось что «казачий вопрос» был политизирован и опять казаками именовали всех без разбору. Ещё в смутные времена тогдашнее «Временное правительство» (Земское правительство или Триумвират) в составе Ляпунова, Заруцкого и Трубецкова обращалось к народу с призывом:

« Всем служащим в казаках предоставляется право стать свободными,

независимыми от помещиков, оставаясь казаками, стать служилыми людьми, получать особый корм и деньги за свою службу».

Историк-казак А.А Гордеев писал: «Возглавителем бывших стрельцов и казаков из холопей был стрелецкий голова из Стародуба Заруцкий. В составе Триумвирата Заруцкий пользовался большим влиянием. Он всячески поощрял возглавляемые им отряды новых казаков, назначал атаманов, жаловал им не только земли, но и города. Казалось, что Русь того времени превратилась вся в казачий лагерь и поставила целью самоуничтожение»

В правление Бориса Годунова на Воронеж была возложена обременительная повинность – десятинная пашня. Воронежцы должны были обработать 300 десятин и сдать хлеб в государственные житницы. Недовольство горожан вылилось в поддержку первого самозванца и в 1605 году Воронеж присягнул Лжедмитрию I. Самозванец издал указ, обеспечивающий ему прочную поддержку – отменил десятинную пашню. В правление Гришки Отрепьева началась подготовка к очередному походу на Азов. Воцарившийся Василий Шуйский послал в Воронеж Елецкого и Хрушева, но власть над городом все же была утрачена.

Так, в 1610 году, Воронеж поддержал Лжедмитрия II, который готовил в городе очередное убежище и снабдил город продовольствием и оружием. Московский контроль над городом удалось установить только летом 1613 года, когда казачий отряд мятежного атамана Заруцкого был разбит правительственными войсками, воеводами Куракиным и Жуком у Русского рога (ныне окраина Северного микрорайона). Наиболее известным казачьим атаманом участвовавшем в Первом и Втором ополчениях под руководством Минина и Пожарского был Борис Каменное Ожерелье. За свои заслуги Борис был пожалован поместьями в Воронежском уезде, каменной лавкой в Москве и должностью стрелецкого и казачьего головы в воронежской крепости. Учитывая его боевой опыт правительство поручило Борису Каменное Ожерелье обеспечить казаков и стрельцов города ручным огнестрельным оружием - самопалами

После Смуты в Воронеж был назначен новый воевода Никита Борятинский в правление которого, подьячим Григорием Киреевским, была составлена Дозорная книга – первое сохранившееся до наших дней подробное описание Воронежского уезда.

В «Воронежской дозорной книге» составленной в 1615 году, описан состав населения семи воронежских слобод. По данным «дозорной книги» население трех городских слобод составляли в основном казаки.

1. Слобода Беломестных казаков.

Была расположена в районе Покровского собора и насчитывала 108 казачьих дворов. Среди служилых людей воронежского гарнизона беломестные атаманы и казаки занимали привилегированное положение, имели наиболее крупные земельные наделы и были освобождены от уплаты налогов. Нынешний каменный кафедральный собор расположен на месте древней деревянной церкви построенной беломестными казаками.

Позже в 1780 году беломестная слобода была перенесена в район Архиерейской рощи ( нынешняя «Юнатка» на Динамо) и стала называться слободой Троицкой – по названию расположенной там церкви св. Троицы.

2. Слобода Полковых казаков.

Находилась на месте современных улиц К.Маркса и Плехановской (Ново иСтаро-Московские улицы) и составляла 296 дворов.

3. Ямская слобода

Между слободами Беломестной и Пушкарской, в районе современной улицы Орджоникидзе (бывш. Воскресенская) были отведены земли для Ямской слободы. Но ямщики поселились здесь только в 1624 г., до этого времени землей владели беломестные казаки, пушкари и затинщики.

Вокруг воронежской крепости стал складываться Воронежский уезд, при – чем он образовывался не по решению правительства, а исторически. Всё, что «тянуло» к городу в отношении хозяйственном, административном или военном, было к нему, как говорили тогда, «уехано», составляло его уезд.

Воронежский уезд делился на 4 стана – Борщёвский, Чертовицкий, Усманский и Карачунский. В пределах станов располагались казачьи станицы, слободы и городки. В окрестностях нынешнего Воронежа это – казачий городок на Чижовке, слобода Придача и село Чертовицкое

Число казачьих городков в пределах современной Воронежской области в точности неизвестно. В «Росписи по казачьим городкам» составленной казачим головой Василием Биркиным зафиксировано 43 городка. Небольшие казачьи поселения в эту роспись не попали, да и сама она была лишь предворительной и незавершенной. Однако, есть все основания полагать, что от Карачунского стана до села Монастырщина,(за Богучаром) рядом с древними православными монастырями существовали казачьи поселения. По данным писцовых книг, донскими казаками были построены монастыри:

Успенский мужской и Покровский женский монастыри в Воронеже, и вниз по Дону - Борщевский и Дивногорский. Построены они, как говорится, на «дачье донских атаманов», а всего « на степях и в дебрях воронежских» казаками в начале XVII столетья основывается более 10 монастырей.

Православные монастыри всегда являлись показателем нравственного развития общества. Это своего рода термометр, определяющий, какими идеальными стремлениями и в какой мере живет сообщество людей, на какие нравственные подвиги оно способно. Устройство укрепленных городков в Диком поле, было бы пустой затеей если бы ранее правительственной колонизации не началась монастырская.

Воронеж времен царя Алексея Михайловича (реконструкция В.А. Митина)

Как уже писалось ранее, христианство на Дону, возникло уже в начале нашей эры – по проповеди апостола Андрея Первозванного*. Архитектурные особенности первых пещерных монастырей соответствовали традициям сооружения культовых подземных помещений в Риме, Палестине, Сирии, на Афоне и Кавказе. Устроение пещер было делом весьма трудоёмким и происходило на протяжении многих столетий. На территории Воронежской области известны около 40 пещер, использовавшихся как храмы.

В начале XVII века, в период активного строительства укрепленных поселений появилась возможность ставить деревянные и каменные храмы. К 1615 году ( согласно Дозорной книги ) в Воронеже на 6 тысяч населения было 7 церквей и 2 монастыря, на весь уезд насчитывалось 27 приходских церквей.

Учитывая, что с «основания Воронежа» прошло только 30 лет, а также «смуту и двойной разор», следует признать, что у донского христианства имелись весьма древние корни, и это корни – казачьи.

В статье С.А.Евлаховой и Л.А.Межовой « Анализ развития православных монастырей воронежской области в московский период (с концаXVI-XVIIвв.) опубликованной в « Вестнике Русского географического общества» (2001г.) Они классифицируются на монастыри донских, полковых и черкасских казаков. Монастыри донских казаков возникли из желания казаков иметь «место успокоения от тревог бранной жизни и приют под старость». Так, в 1613 году они устроили Борщов монастырь по Дону. Для отражения татарских набегов казаки сделали из него постоянную крепость (с дубовым острогом и башней с бойницей). В1623 году возник Воронежский Покровский женский монастырь. В 1652 году основывается Усть-Медвец кий монастырь.

Монастыри полковых казаков – православные обители северного Дона. Возникли при участии и под покровительством местного служилого населения. Самыйсеверный – Донской-Троицкий-Лебединский монастырь. Его основание, по преданию, относят к глубокой древности, связывая его начало с именем князя Юрия Святославича Смоленского и атамана Тяпли. В 1619 году основывается Троицко-Елецкий монастырь. На юго-востоке от него основывается Тешевский. К монастырям казаков черкасских относятся Дивоногорская и Острогожская мужские обители.

* В 1953 году аксайским краеведом А.Скриповым на раскопках «Кобякова городища» был обнаружен монументальный каменный крест поставленный во двор краеведцеского музея аксайской средней школы. Предполагают, что он был поставлен св.Андреем. Местные атеисты закопали крест в землю и пока он ещё не обретен.

Во время войны с Речью Посполитой воронежские полки участвовали в обороне Стародуба, а в начале1617 года Воронеж был осажден польско-литовским отрядом.

В февральский день 1617 года над Воронежем и окрестностями раздался звон вестового колокола. К городу с запада продвигался польско-литовский отряд численностью более пяти тысяч человек. Воеводы Пронский и Лодыгин спешно собрали за крепостные стены городских и уездных служилых людей. Всего по спискам под их началом находилось 971 воин-воронежец…В составе осажденных были дети боярские… атаманы и полковые казаки, стрельцы и пушкари. К обороне крепости привлекли торговцев и ремесленников, всех, кто способен держать в руках оружие и защищать деревянные стены.

Окружавшие город поляки и литовцы изготовились к бою. Перед штурмом они обстреляли крепостные стены из пушек, затем с разных сторон ожесточенно ринулись в бой. Неприятель использовал принятые в ту пору средства взятия крепостей. Вражеские отряды несли перед собой огромные щиты для защиты от огня. К крепостным стенам они привалили хворост и бревна, а затем поджигали.

Но, несмотря на численное превосходство нападавших, их приступ завершился неудачей. Защитники Воронежа мужественно оборонялись. Нападавших встретил плотный огонь из пушек, пищалей и луков, на их головы летели камни, бревна, горящая смола. Воронежцам удалось отбить два штурма, а затем совершить успешную вылазку. Вырвавшиеся из города конные люди изгнали нападавших с посада и не позволили его поджечь. Они захватили пленных литовцев и черкас, знамена, литавры и порох.

На следующий день воевода Лодыгин вывел из города служилых людей. Поляки и литовцы не выдержали контрудара и побежали. Лодыгин преследовал неприятеля около десяти верст по Оскольской дороге до реки Дон. Воронежцы отстояли свой город. «Воронежское осадное сидение» завершилось для защитников успешно» (В.Глазьев «Воронежские воеводы)

В честь победы над поляками воронежцами, на Акатовой поляне был устроен Алексеевский монастырь. А в 1623 году был построен Покровский женский монастырь, где среди прочих постригались вдовы донских казаков. Донское казачество выступало покровителем монастыря.

В 1621 году состоялся Земский собор, призвавший служилых людей к подготовке к новой войне с Польшей. В этот год, на городской площади Воронежа состоялся смотр ратных людей из 624 человек.

« отдельную группу составили атаманы, есаулы, казаки, которые после Смуты за заслуги перед правительством Романовых получили поместья в Воронежском уезде. Среди явившихся на смотр были и беломестные атаманы, жившие в городе, атаманы сел Боровое, Усмань (ныне – Новая Усмань) Ступино, Излегощи. Потомки атаманов и сейчас живут в этих селах» (В. Глазьев)

В 1622 года воронежским воеводой был назначен Василий Третьяков – потомок сурожских греков Ховриных ( по видимому, это были потомки правящей династии княжества Феодоро описываемого нами ранее). В правление Третьякова была составлена новая роспись воронежских сторож « которые выставлялись на Червленом Яру, на устье Воронежа, в Таврове, Малышеве, устье Девицы, на Оскольской дороге, в Торопливом лугу, у русского рога, в Кривоборье, на Битюге и Хаве».

Сторожи выполняли и обратную задачу – не допустить бегства в земли донских вольных казаков крепостных и служилых людей. Эти годы были преддверьем грандиозных крестьянско-казачьих бунтов именуемых в документах тех лет «воровством». Так в 1623 году, на Хопре, «грабил» атаман Кубышка Малой, родом воронежец. Сохранился интересный документ – челобитная лебедянского крестьянина Побежимова у которого «воронежские казаки отняли 103 сазана, 10 возов щук, лещей и иной рыбы,25 куниц, 25 лисиц, котел и 40 рублей денег»

Самым известным «бунтовщиком» тех времен, советскими историками был «назначен» воронежский казак Герасим Кривушин. Он считался предтечей Степана Разина, хотя он по поручению полковых казаков отвез в Москву жалобу на воронежского воеводу Василия Грязного о невыплате жалования. По приезду в Воронеж Кривушин «застращал» воеводу выдуманным «царским указом» и тот сбежал на три дня из города.

Правительство Михаила Романова не поощряло самостоятельности казаков. Чтобы отправится на нижний Дон для торговли или выкупа пленных родственников требовался запрос в Москву. Строго-настрого приказывалось уезжающим на Дон людям не участвовать в морских походах донских казаков.

При первых Романовых в Воронеже, по-прежнему сохранялось двоевластие – воевода посылаемый Разрядным приказом и казачий-стрелецкий голова направляемый Стрелецким приказом. Так, в 1630 году казачий атаман Василий Шайдур соподвижник Бориса Каменное Ожерелье отказался подчиниться молодому воеводе Семену Львову.

Как обычно в таких случаях, воевода пожаловался в Москву – «голова к нему советоваться не ходит, караулы по городу и острогу не проверяет. Стрельцы и казаки живут за пределами острога в двух-десяти верстах, а в остроге дворы их пусты».

Стрельцов и казаков можно понять. Правительство, экономя деньги, наделяло их землей. Добывая пропитание сельским хозяйством, стрельцы и казаки стремились быть ближе к земельным наделам. На казачьих землях возникли загородные слободы Подгорная, Семилуки, Подклетная, Девица….(В.Глазьев.)

Спор был разрешен назначением более «лояльного» головы – Лариона Комынина бывшего около года и градоначальником и головой. Только в 1632 году в Воронеж прибыл воевода Матвей Измайлов. В этом же году началась новая русско-польская война. Из воронежского гарнизона на эту войну отправилось три казачьи сотни. Матвей Измайлов не хотел оставлять крепость без гарнизона и потому слукавил, что в Воронеже остались только «худые, бедные и старые казаки». Гарнизон пригодился для отражения двух отрядов «воровских черкас» из Речи Посполитой. Один из отрядов нападает на Борщевский монастырь, а другой направлялся через Марковские леса к монастырю в Костомарово. Оба нападения успешно отбиваются « деть ми боярскими и поместными казаками» под предводительством Лариона Комынина и Трофима Михнева. Михнев получил тогда царскую награду – 10 рублей, тафту и дорогое сукно.

Весной 1633 году на реке Черная Калитва отрядами Петра Красикова и Плакиды Темирязева был отбит набег крымских татар. Сотник Афанасий Вальцов посланный в Москву с донесением тоже был щедро награжден.

Летом 1634 года татары появились под Воронежем и напали на село Губарево. Воевода послал против них «детей боярских, беломестных атаманов и полковых казаков» под руководством казачьего головы Плакиды Темирязева. На реке Девице татарский отряд был разбит. На радостях воевода отправил в Москву двух гонцов, чем заслужил порицание « А впредь по два человека не посылать».

Война 1632—34 годов была для России неудачной, московскому царю не удалось возвратить отторгнутых Смутой русских земель, но отряды воронежских казаков на ней отличились. В бою под Трубчевском возглавляемые Родионом Кулпинским и Иваном Орефьевым, казаки разбили отряд полковника Рассудовского, захватив при этом полковые знамена и литавры. За этот бой Кулпинский был награжден английским сукном и 6 рублями.

После заключения Поляновского мира с Речью Посполитой на повестке дня оказался татарский вопрос. Так в 1637 году донские казаки неожиданно взяли штурмом Азов который удерживали до 1642 года. Захват Азова подрывал базу татарских набегов, но не мог исключить их совсем.

В 1638 году в Воронеж прибыл воевода Мирон Вельяминов, к нему сразу обратились полковые казаки с просьбой помочь восстановить обветшалую Ильинскую церковь. Церковь в старой казачьей слободе была восстановлена воеводой за казенный счет и стала Троицкой с двумя приделами святого Ильи и святых Фрола и Лавра. Авторитет Вельяминова среди казаков был столь велик, что казачий голова Плакида Темирязев лично снес в съезжую избу список полковых казаков и стрельцов, показывая своё уважение к воеводе.

Из отписок царя Михаила Федоровича воронежскому воеводе Мирону Вельяминову за 1639 год мы видим сложность земельных отношений тех времен:

« Били нам челом воронежские городовые беломестные атаманы Богдан Сукочев с товарищи, а сказали дано де им жалование, поместье на реке Усмони в сельце Бобяковом, а на другой против них на той же реке Усмони живут дети боярские и поместные казаки.. (которые) же хотят владеть тою всею рекой, обема брегами, насильством...

...и по Нашему указу велено воронежским атаманам Богдану Сукочееву стоварищи с детьми боярскими и с казаками рекою Усмонью владеть сообща... потому что они оброк с тое реки платят с ними вопче, а в захвате им владеть не велено... а если будут оттеснять тое реку отымут и отдадут тем беломестным атаманом Богдану Сукачеву с товарищи, а им за самовольство быть в наказанье...».

После 1642 года набеги татар на воронежские земли значительно участились и новый воевода Ромодановский стал срочно ремонтировать городские и окрестные укрепления. Ревизия и восстановление укреплений проводились как нельзя вовремя. Для Воронежского края одним из сложнейших оказался 1643 год, когда татары разорили левобережье Воронежа и напали на слободу Чижовку. В эти годы численность воронежских стрельцов и казаков увеличилась в два раза. В городе появилось две стрелецких и казачьих головы.

В 1645 году умер царь Михаил и на престол зашел его сын Алексей Михайлович, прозванный Тишайшим. Однако, период правления второго Романова, стал не менее бурным, чем прошлые «Смутные времена». С одной стороны границы России стали более укрепленными – это относится прежде всего к южным границам где к концу 40-х годов было закончено Белгородской черты (от Воркслы до Тамбова), а с другой это череда войн с Польшей, Швецией, Турцией и что самое обидное самих с собой; ( речь идет о крестьянко-казачьих восстаних)

Воронеж тех времен жил по самым что ни на есть «вечевым порядкам» - городская аристократия - беломестные атаманы, дети боярские, дворяне часто отправляли «городовое челобитье» на неугодного воеводу добиваясь его смещения. Окружение царя Алексея решило обуздать произвол местных администраторов и издало грамоту, в ней говорилось: «Государю стало известно об обидах и притеснениях местных жителей от воевод… по этой причине многие оскудевшие служилые люди уходили из пограничных городов…» Воронежскому воеводе вменялось, относиться к воронежцам «с лаской и добрым приветом…суд проводить по соборному уложению – в правду, взяток ни за какие дела не брать… В случае нарушения предписания воеводе следует великая опала и возмещение ущерба по искам пострадавших».

Кроме того, царь простил воронежцам ряд налоговых задолженностей. По указу Алексея Михайловича воронежский воевода не имел права производить суд по беглым крестьянам, разбирательство переносилось в Москву. Возвращать беглых через Москву помещикам стало труднее. Так правительство боролось с помещичьим произволом, способствуя увеличению населения городов Белгородской черты.

Набеги крымцев принесли огромный ущерб населению южной окраины страны. Наряду с продолжением оборонительных мероприятий, правительство разработало план ответного нападения на Крымское ханство. В низовья Дона из Воронежа должны были отправится добровольцы во главе с Жданом Кондыревым. Далее намечался их морской поход к берегам Крыма вместе с донскими казаками.

Воронежский воевода Бутурлин получил приказ за один месяц построить речные суда. Помимо рязанских и коломенских плотников, суда строили ступинские плотники, ранее делавшие суда на продажу торговым людям. Воевода лично днем и ночью руководил сооружением стругов. За эту работу воевода дважды получал похвальныецарские грамоты ( В. Глазьев)

Поход 1646 года под руководством Кондырева, Покушелова и Ивана Каторжного окончился неудачей. Государство было ещё не готово к масштабному наступлению на крымских и азовских татар. Оставалась только активная оборона.

С 1646 по 1648 год по окрестностям Воронежа вновь прошла череда татарских набегов. Татары напали на Шилово, Устье, Малышево, Костенки, но до городских полей не дошли. «Для возведения преград кочевникам в 1647 году всем миром построили дубовые надолбы по левым берегам рек Воронежа и Дона длинной более семи километров. Кроме того, в Усманском стане, в Собакиной поляне был вырыт ров глубиной более двух метров, а в районе Шилово сооружали тарасы – деревянные дубовые срубы, засыпанные землей» (В.Глазьев)

Карта Воронежского уезда времен первых Романовых
БЕЛГОРОДСКАЯ ЧЕРТА - «Великая и неизвестная»

Царский указ от 1646 года гласил: « От басурманских и татарских без-вестных приходов... построить черту от крымской стороны через Муравскую и Кальмиусскую сакмы, от реки Пселл к реке Дону на 377 верстах, а от реки Воронеж через Ногайские сакмы вверх по реке Воронежу к Козлову и Тамбову, на 205 верстах».

Как уже говорилось выше, первый опыт организации станичной службы на Поле состоялся в 1522 году, когда русские войска во главе с великим князем Василием III совместно с казаками-путивльскими выдвинулись на Муравский шлях. Тогда рубежи русской обороны проходили по Оке, но каждый год они смещались на юг и на восток, там строились новые города и крепости.

Одновременно впереди укреплений высылались сторожи. Число сторож и расположение их не было постоянным. Обстановка и опыт подсказывали, где нужно поставить новую сторожу, снять прежнюю. К концу XVI века на верхнем Дону располагалось 18 крупных сторож, самые южные из которых находились на Тихой Сосне и Битюге. Строительство крепостей Усерд, Ольшанск, Острогожск, Коротояк, Костенск, Орлов, Усмань, Белоколодск и пр., сопровождались валами, надолбами, ямами и лесными засеками, полевымибашнями и другими фортификационными сооружениями того времени.

Белгородская оборонительная линия, построенная в 1635-1653 годах, имеет мало аналогов в мировой фортификационной истории. Фактически она начала возводится значительно раньше, ещё при Василии III в 1512 году. И продолжала строиться после 1653 года, дойдя до Сызрани в 1684г Строительство защитных линий продолжалось до присоединения Крыма в 1784 году.

Одним из аналогов черты является Кавказская Линия с её казачьими войсками Кубанским и Терским. Однако, во всех известных трудах казачьих историков ( Савельева, Гордеева, Караулова, Синеокова, Губарева и пр.) о Белгородской черте почти ничего не говорится. Белгородская черта не значится и в московских изданиях «Казачество. Энциклопедия» и «Казачество – щит Отечества».

Столь странное единение «державников и самостийников» можно обьяснить цитатой из недавно вышедшей книги «Тысячелетняя битва за Царьград», где автор пишет: «Вольные казаки и государство в XVI-XVII вв. в большинстве случаев действовали независимо друг от друга. Причем стратегия Московского государства в борьбе с Крымом сводилась к пассивной обороне (за редкими исключениями), а казаки предпочитали молниеносные войны». А.Б.Широкорад. «1000-тняя битва за Царьград» М. 2005г.)

Следовательно - Белгородская черта это «пассивная оборона ?»...

Казачий пост

Схема укреплений белгородской черты

Ради объективности следует помнить, что московская дипломатия всё же обеспечивала относительную безопасность жителей своих « украин», а вот правительство Польши в 1652 году согласилось предоставить крымскому хану свою «Украину» на 40 дней, в течении которых татары могли безнаказанно грабить, разорять и уводить в рабство русское население. В донесении московского посла, относящемся к этому времени, сообщалось, что малоросы жаловались: « От ляхов и татар пропали, татары их емлят да в Крым водят, а ляхи их секут». По сообщению посла- Михаила Литвина, один меняла-еврей, живший у Перекопа и наблюдавший возвращение орды после набегов с длинными вереницами пленных, с удивлением спрашивал, остались ли люди в тех странах, куда ходили татары...

Оценивая результаты польской политики, немецкий философ Энгельс сказал: « Поляки никогда не совершали в истории ничего иного, кроме храбрых драчливых глупостей. Нельзя указать ни одного момента, когда Польша, даже по сравнению с Россией, играла бы прогрессивную роль или вообще совершила что-либо, имеющее историческое значение»

Следовательно «молниеносные» войны, которые предпочитали казаки, в

малороссийском варианте не дали результата, а в российском «на порядок или два порядка превосходили оборонительные мероприятия русских царей …

Если единодушное «замалчивание» значения Белгородской засечной черты в трудах казачьих историков используется для идеализации блицкригов (например, охотно пишут о Ермаке, Разине и взятии Азова), то в обычных исторических работах о «засечной черте» замалчиваются уже сами казаки, её строившие и охраняющие (они именуются «людьми по прибору»).

«Казачий словарь-справочник» Г.В.Губарева в своих справках о казаках беломестных, городовых и полковых, несших гарнизонную и станичную службу на Верхнем Дону и районах Ельца, Курска, Орла и Путивля целых три века говорит: « ... после изгнания их Татарами с берегов Дона, то есть с того времени, когда они прийдя в себя на ч у ж о й земле, начали боевую службу князьям Московским».

Е.П.Савельев в «Древней истории казачества» неожиданно задаёт вопрос:«К какой же народности принадлежали казаки сторожевых постов Воронежского края?» (при описании других краёв у него таких вопросов нет), и сам на него отвечает « На это нам дают обстоятельный ответ грамоты царя Михаила Фёдоровича: « А они, воронежские Черкассы, люди добрые: как пришли от Поляков, от их разорения и смертного убойства и посечения, своё крестное целование помнят».

Не менее «обстоятельный» ответ о казаках-черкасах дает и историк Татищев

«Они прежде из кабардинских черкес в княжестве Курском, под властью татар собравши множество сброда, слободы населили и воровством промышляли, и из за многих жалоб татарским губернатором на Днепр пере-ведены, и град Черкассы построили. Потом усмотрев польское беспутное

правление, всю Малую Русь в казаков поименовались...»

Если суммировать все мнения, то получается, что строившие и служившие на засечных чертах казаки (беломестные, городовые и полковые), по сути дела с XV по XVIII век, образовавшие Астраханское, Оренбургское и Сибирское казачьи войска, и наконец дошедшие до Америки, служили на чужой земле, были из кабардинских черкас, от «польского беспутного правления» сбежавших и служивших на «малоэффективных» оборонительных чертах.

Описание Белгородской засечной черты стало уделом местных краеведов. Это не великий поход или великая битва и даже не «поход за зипунами» В общем, не «казачье» это дело, тем более, что строили черту помимо казаков – стрельцы, пушкари, дети боярские, да бобыли с захребетниками.

Должность казачьего головы иногда исполнял стрелецкий голова, при назначении которых требовалось: « что бы человек добрый и знающий и на Великого Государя службах и в посылках бывал и в приказном деле будет ему мочно верить».

Все же военная история демонстрирует большую эффективность оборонительной стратегии, именно она спасала государства, - а её игнорирование их рушило. Даже турки стали опасны тем, что стали практиковать строительство мощных цитаделей – Азов, Очаков, Бендеры, Измаил, Кинбурн и др.

В дальнейшей военной истории России все «шапкозакидательские» авантюры (силами «парашутно-десантного полка») чаще всего кончались конфузом (например, штурм «Линии Маннергейма» в советско-финской кампании), а «нападательные» планы красных стратегов (вроде Тухачевского) дали хороший повод нынешним диссидентам-историкам утверждать, что не Германия в 1941 году напала на Советский Союз, а вроде как бы и наоборот...

Вообще именно Великая Отечественная война дала многочисленные примеры героической обороны (Брест, Севастополь, Ленинград, Сталинград, Воронеж)и пример того, как ликвидация пограничных укреплений способствовала громадным потерям первых месяцев войны.

Вся история России являет пример чередования победных сражений и «неприметных» оборон. Марш-бросок Святослава и богатырские заставы Владимира I, поход на половцев Игоря Святославича и строительство крепостей Владимиром II, Куликовская битва и стояние на Угре, битва при Бородино и «Тарутинский манёвр». Аллегорически все это можно назвать «хирургией и терапией» военного искусства.

Воронежские черкасы

Как пишет казачий историк Савельев:«воронежские черкасы люди добрые», пришли от поляков от, их разорения. Для историка «казачьей Арианы» и «описателя казаков от Сирии до Египта и Месопотамии» видевшего казачьих предков в этрусках, варягах, гуннах и скифах, задавать себе вопрос – какой народности принадлежали казаки сторожевых постов Воронежского края крайне непоследовательно. В «Казачьем словаре-справочнике» Губарёва об этом однозначно и резко сказано: «Казаки и их предки сохраняли особый от остального населения Украины быт. Но в XVIIвеке на казачьи земли пошла экспансия украинских переселенцев и они стали преобладать количественно... в наше время этот вопрос проявляется в кругах украинских националистов стремлением далеко на восток и желанием потеснить казаков на их коренных землях».

Город Черкассы долгое время являлся столицей Войска Донского и никакого отношения к землям Литвы или Речи Посполитой он никогда не имел. А вот город Острогожск основанный в 1650 году полковником Дзиковским, действительно населили 1000 семей вышедших из Литвы черкасов.

С одной стороны воровские черкасы дважды (в 1590 и 1613гг.) разоряют Воронеж и дважды нападают на него (в 1620 и 1632г.г). С другой стороны, из заметок Корнелия де Бруина мы узнаём: « Большая часть царских дворов (кабаков) около Воронежа заселена черкасами. Люди эти очень опрятны...вообще нрава они веселого и живут весьма приятно, забавляясь всегда игрой на скрыпке... продают тут же мед и водку; меж ними есть и женщины, оказывающие проезжим разные услуги. Одежда у них особенная, вовсе не похожая на русскую, в особенности одежда женщин».

Из писцовых книг мы узнаём: «об учинении строго заказа Черкасам чтоб не обижали, не грабили Коротоячан, а Коротоячанам что б не обижали и не грабили Острогощан и не спорили о земельных угодьях, впредь до прибытия писцов из Москвы».

В челобитной Острогожских казаков расписаны границы выделенных им земель: « ...на Крымской стороне дана в угодья река Черная Калитва, от верховия и до Дону, со всякими угодьи, да река Тихая Сосна, от Крутого Боярака с упалыми речками до реки Дону». Фамилии у осторогожских черкас (атаманов, есаулов и сотников) в этой челобитной вполне русские – Голосков, Иванов, Ершов и Тимофеев.

В описании уездных городов составленного Е.Болховитиновым мы узнаём численность черкас в губернии – около 120 тыс. чел (1798г.) и количество их по некоторым уездам – (Павловский уезд – 28 тыс. чел; Коротоякский уезд – 7 тыс.чел; Землянский уезд – 67 человек; Задонский уезд –16 чел. итд)

Столь подробный подсчет, произведенный Болховитиновым говорит от том, что воронежские черкасы составляли особую часть населения нашего края. Для лучшего понимания данного вопроса, следует, обратится к историческим событиям XVII-XVIII веков происходивших в землях современной Украины.

В современных русско-украинских отношениях много спорных и неясных вопросов, начиная с «первородства Воронежа» и заканчивая законностью передачи Крыма и Севастополя под украинской юристдикцией. Поэтому в описании событий, происходивших на «украинных землях» в период XVII-XVIII веков, следует обратится к источнику «умеренного толка»- (История СССР под редакцией К.В.Базилевича и Г.А.Новицкого, 1945 г.),написанного в только что победившей - великой тогда стране.

- Ещё в 1569 году в землях новообразованного королевства Речи Посполитой была произведена реестриизация земель. Согласно «Уставу на волоки» земля отбиралась у владельцев не сумевших представить нужные королю документы. Сельское население господарских владений было прикреплено к своим участкам.

Крупные польские феодалы стали расхватывать общинные земли среднего и нижнего Поднепровья, обращая свободных селян в крепостных. На частновладельческих крестьян были перенесены польские крепостные порядки, являвшиеся наиболее тяжелыми во всей феодальной Европе. Паны распоряжались не только имуществом, но и жизнью крестьянина; пан мог подввергнуть его любому наказанию, даже убить. Многие недовольные новыми порядками люди стали уходить к Днепровским порогам. Главным центром поселения ставших вольными «запоржскими» казаками крестьян стал остров Тамань у Хортицы. По системе укреплений, образуемых засекой из поваленных деревьев, место получило название «Сичь» (Сечь). Король Стефан Баторий узаконил часть казачества в числе 1000 человек пехоты.

Французский инженер Гийом де Боплан, служивший у поляков, писал: «Казаки хорошо воюют на море, но верхом на лошадях они не столь искустны. Мне приходилось видеть, как двести польских всадников обращали в бегство 2000 их лучших воинов». По мнению Боплана привычных к войне казаков было в его время не менее 120 тысяч.

До Богдана Хмельницкого у казаков было не менее 7 мятежных гетманов, воевавших против польских угнетателей. Первое крупное восстание началосьв 1591 году под предводительством гетмана Косинского, когда казаки взяли Белую Церковь и Киев. Благодаря наёмной венгерской пехоте и ренегатству Северина Наливайко выступление казаков было подавлено.

В 1596 году произошло второе восстание, уже самого Наливайко. Около города Лубен казаки были разбиты гетманом Жолкевским, 9 тысяч восставших были уничтожены. Сам Наливайко заживо казнен в Варшаве в медном быке.

В 1620 году гетман Сагайдачный прислал в Москву послов с извещением, что казаки готовы ходить на татарские улусы и хотят служить Московскому царю «всеми головами своими». Польский же король наоборот заключил мир с турками и допускал их грабеж на Поднепровье.

Гетман Сагайдачный восстановил (после Брестской унии) православную ие-рархию, а митрополит киевский Иов вступил в тайные переговоры с русским царём о соединении Украины с Московским государством. Боярская дума ответила посланцу киевского митрополита: « Из твоих речей видно,- что мысль эта в вас самих ещё не утвердилась, так теперь дела этого царскому величеству начать нельзя, но если впредь вам от поляков будет в вере утеснение, а у вас против них будет соединение и тогда вы дайте знать царскому величеству и святейшему патриарху и они будут мыслить, как бы православную веру и вас всех от еретиков в избавлении видеть».

В 1625 году на Украину были посланы карательные польские войска под командованием гетмана Конецпольского и у Курукова озера казаки были разбиты. По указу короля был установлен казачий реестр численностью 6 тыс. человек, а не вошедшие в реестр казаки должны были вернуться в прежнее состояние. Самостоятельные походы в Крым и Турцию запрещались.

В 1630 году казаки Поднепровья, избрав гетманом Т.Ф. Трясилу двинулись освобождать Украину и в битве под Переяславлем потеснили войска поляков и казачеству были сделаны некоторые уступки. Польский Сейм между тем заметил, что «казаки действительно составляют часть Польского государства, но такую, как волосы или ногти на теле человека: когда они сильно вырастают их стригут». И по указу Сейма выше Сечи была построена польская крепость Кодак, перекрывающая сношения с Украиной, и доставку туда продовольствия и боеприпасов. В 1635 году гетман Сулима разбил гарнизон крепости, но затем попал в плен и был казнен, а в 1637 году разразилось новое казацкое восстание под предводительством гетмана Павла Бута

Но в среде казаков произошел раскол; зажиточная часть не хотела ссориться с польским правительством и гетман Павел Бут(Павлюк) потерпел поражение.

Репрессии против казаков 1637-1638-х годов, своими жестокостями превзошли всех азиатских кочевников. Гетман Потоцкий всю дорогу на Нежин обставил кольями с посаженными на них казаками. Людей колесовали, подвешивали на длинных гвоздях, даже маленьких детей жарили на решетках или, посадив на кол, сжигали на кострах. Польский Сейм принял закон против казачества, где отменялись все казачьи льготы и самоуправление. Казаки не могли жить в городах, кроме пограничных, а горожанам (мещанам) запрещалось записываться в казаки и отдавать замуж за казаков своих дочерей.

Однако в том же 1638 году казаки под предводительством Якова Остранина и Дмитро Гуня-с помощью отряда донских казаков вновь подняли восстание. После поражения отряды Останина и Гуня ушли за московский рубеж.

Позже гетман Хмельницкий в «исчислении обид» писал: «Паны украинкие урядники насильно берут все в доме казака; жены, дочери казацкие принуждены плясать, когда они заиграют», а московские агенты сообщали царю: « Польские, литовские люди христианскую веру нарушали...и людей собирая в храмах, поджигают, пищальное зелье насыпают в их пазуху, и сосцы у жен их резали, и дворы и всякое строение разорили и пограбили».

Следующее десятилетие 1639-1648 гг. поляки называли временем «золотого покоя» поскольку крупных казацких выступлений в это время не было. А бунт Хмельницкого поляки спровоцировали своим «беспутным правлением».

«Век золотого покоя» Польше обеспечил её тесный союз с крымскими ханами Джанибек Гиреем и Ислам Гиреем, а также с турецкими султанами Мурадом IV и Ибрагимом I

Поражение под Смоленском и неудача под Азовом, ослабленной «смутнымвременем» страны показало преждевременность «наступательной» тактики и своевременность оборонительной. Поэтому во время восстания Хмельницкого и «Азовского сидения» боярская дума не стала принимать скороспелых и авантюрных решений. Даже «Переяславская Рада 1654 года» до сих пор вызывает неоднозначные оценки у историков. Выбирая московский протекторат гетман Богдан перечисляет и другие возможные варианты (хан, султан и польский король), а сам в 1657 году вступает в тайные переговоры со Швецией.

Двойные игры украинских политиков с тех времен собственно никогда и не прекращались. Сын Хмельницкого, гетман Выговский, Мазепа и современные Хрущёв, Кучма и.т.д. – все они были склонны к политическим интригам против породившей их России. Увязнув в «польском вопросе» Великороссия получила «перманентно нестабильные» западные рубежи, польских конфедератов и украинских сепаратистов.

Отношения с государственной властью казачества днепровского и казачествадонского полярно похожи – в первом случае главную роль играл этнический фактор (шляхта состояла большей частью из этнических поляков, а казаки являлись потомками древних русов), то русская аристократия была интернациональным сословием каковым, впрочем, стало и позднейшее казачество.

На Украине шла таким образом война национально-освободительная, а на Дону за восстановление социальной справедливости. Не даром в «Истории СССР» за 1945 год вожди казачьих восстаний именуются «царистами».

Следует отметить и официальную численность казачьих войск на Дону и Украине. Если «Донских казаков по ведомости Военной коллегии ( 1700г) показано служащих 14 266 человек», то число реестровых запорожских казаков в 1654 году указано 60 499 человек.

Число вынужденных переселенцев с «ополяченной» Украины в Московские пределы с каждым годом росло. В воронежских землях их стали называть (для отличия) черкасами, и обосновались они в основном в Острогожске, Коротояке,Урыве, Землянске, Ендовище, Перлевке и в других местах правобережья Дона. Ошибочно считать, что переселенцы-черкасы целиком влились в состав донских казачьих формирований. В основной своей массе они составили сословие приписных крестьян и городских обывателей. Часть переселенцев основала много слобод и хуторов и называлась слободскими казаками. Из запорожских казаков были сформированы и полурегулярные войсковые соединения (например, Острогожский черкасский полк) которые затем были переформированы в гусарские полки. Остатки запорожских казаков на Левобережной Украине именовались полтавскими казаками. Бытует мнение и о том, что Кубанское казачье войско было образовано первоначально из «запорожцев-черкасов». Но казачий историк Владимир Синеоков пишет: «Начало Кубанского войска ведется от Хопёрского полка, принимавшего участие во взятии Азова в 1696 году, а затем переведенным на Кавказскую линию... Кубанское войско составилось именно из русского народа. Это подтверждает и название некоторых станиц ... Воронежская, Тверская, Рязанская, Калужская, Пензенская и Саратовская...».

Ранее уже писалось, что истоки Терского казачьего войска тоже на Верхнем Дону из области Червлёного Яра.

Азово-Моздокская Линия, кроме казаков Хоперского полка пополнялась казаками Донскими. Слободскими, Донецкими, Казаками-однодворцами и городовыми, приходившими на Кавказ из районов среднего и верхнего Дона.

Люди по прибору

Во второй половине XVII века служилые люди по прибору составляли большую часть населения Воронежского уезда. Они жили как в самом Воронеже, так и во многих селах и деревнях уезда.

Служилыми людьми по прибору, как уже отмечалось выше, были стрельцы, казаки, пушкари, затиньщики, воротники и драгуны. Они несли гарнизонную службу в городах, ходили в походы, стояли в далёких сторожах на краю Дикого поля, обслуживали артиллерию, копали рвы, устанавливали надолбы и другие заслоны от татарской конницы, строили государственные суда. Причем участие в походах было обязанностью служилых людей полковой службы, а оборона городов – служилых людей городовой (осадной службы).

В середине XVII века на южной окраине России был образован военно-административный орган – Белгородский разряд. Воевода Белгорода стал одновременно «ведать городы и в них воевод и ратных полковых и осадных всяких чинов службою и судом и денежными и всякими доходы» В состав Белгородского полка вошел и Воронеж. Образование Белгородского полка также привело к увеличению числа приборных служилых людей на юге России.

Приборные служилые люди должны были выполнять не только военную службу, но и вносить в пользу государства натуральные хлебные налоги. Этот налог получил название четверикового хлеба Собранный хлеб направлялся на Дон и выдавался в качестве жалования низовым донским казакам (донские отпуска).

После ряда восстаний размер налога для служилых людей южных городов, в том числе и Воронежа был снижен.

Кроме натуральных хлебных налогов служилые люди платили «полоняничные» - на выкуп пленных, ямские деньги (на содержание ямской гоньбы) и даже особый налог «на чернила и бумагу по шесть денег со двора» Но денежные налоги людей по прибору были не велики, а вот с посадских людей (городской буржуазии) государство собирало налог главным образом деньгами.

Крепостных крестьян в Воронежком уезде было мало ( немногим больше тысячи дворов). Это было вызвано правительственными мероприятиями со созданию «заказных городов» где дворянам нельзя было приобретать вотчины и поместья. Кроме того, в 1646-1648 гг. правительство перевело на юге страны много крестьян на положение приборных служилых людей.

Посадских людей к 1669 году в Воронеже насчитывалось 222 двора, а после 1684 года уже 344. Посадские составляли значительную финансовую силу, занимавшейся в основном Донской торговлей. (Очерки истории Воронежского края Т.1 ВГУ 1961 г.)

«Воронежские корни атамана Разина».

Ранее считалось, что Степан Разин, предводитель крестьянского восстания в 1670-1671 г.г. не имеет к Воронежу никакого отношения. Ну, разве что проезжал с посольством донских казаков через окрестности Воронежа, да брат его Фрол подплыл к Коротояку, но был разбит воеводой Ромодановским.

Самой доступной для массового читателя является книга «Степан Разин» из серии «Жизнь замечательных людей»(1973 г.) Андрея Сахарова*. В царской историографии эту эпоху оценивают как «воровскую», а сам Разин описан «криминальным авторитетом»; В советской, он конечно борец за «народное счастье». Казачьи историки, всех времен, симпатизируют Разину, осуждая только его необузданную жестокость. По расхожей версии Степан Разин «мстил за брата» казненного царским воеводой, но, скорее всего эта версия разновидность анекдота про Ленина который тоже «отомстил за брата». Согласно С.Соловьёву версия о казни брата излагается только в иностранных источниках.

[Личность Разина привлекала огромное внимание современников и потомков, он стал героем фольклора, а затем — и первого российского кинофильма. По-видимому, первый русский, о котором на Западе была защищена диссертация (причём уже через несколько лет после его смерти), а литографии Разина в голландских газетах, появились благодаря Стрейсу, служившему на корабле «Орел» в Астрахани. ]

Считается, что Разин родом из станицы Зимовейской, но иногда пишут что он из Черкасска или станицы Пятиизбянская (Е.Савельев). О воронежских корнях мятежного атамана пишут только местные краеведы:

« …Воевода конфисковал имущество дяди Степана Разина атамана Никифора Чертка. До ухода на Дон Черток вместе с вдовой-матерью Анютой жил в Новой Усмани. По всей видимости, и отец Степана Разина Тимофей Разя до ухода на Дон жил в Воронежском уезде» (В. Глазьев).

Согласно Википедии Новая Усмань - «Село основано в 1601 году воронежскм воеводой В.В. Собакиным, и было названо Усмань Собакина. Родом из села были родители Степана Разина. Никифор Черток, дядя Степана, был коренным жителем Усмани Собакиной».

Историк Андрей Сахаров, пишет, что Тимофей Разя, разбогатевший в походах на персов и турок «промышлял и торговлишкой…В Воронеже торговал брат его родной – Иван Черток, а уж через брата налаживал торг и Разя».

*Книга Сахарова грешит неточностями, так Черток назван Иваном, далее он уже Микифор Чертенок, воевавший со Степаном в Персидском походе (получается что это два разных человека). А то, что в 1630 году родившийся Разин в том же году «глядел с лежанки во все глаза на своего крестного маленький Стенька, слушал» входит в разряд «сказок о добром дедушке Разине».

Между тем, правду о Степане Разине, было написать легче, чем что-то выдумывать. В Московских архивах существует целое «уголовное дело» с допросом и обвинительным приговором. Но по видимому, «революционные акафисты» писать прибыльней.

Казачьи биографы игнорирую воронежские корни Разина по причинам другого порядка. Воронежская родословная дискредитирует идею «самостийной Казакии». Ведь на деле, низовые казаки находились на «государевом жаловании» т.е экономически зависели от Москвы. Воронежские предприниматели Г.Гарденин, И.Хрипунов, П.Носков, В.Тихонов и др, субсидировали разинский поход на Персию. Трудно поверить что они «спонсировали» неведомого им «разбойника». Между тем, Сахаров, смело пишет « идти через Воронеж к Москве опасно. Это значило появится в незнакомых местах, где никто его, Степана, даже не знал в лицо и не ведал».

Между тем, двигавшийся на Воронеж Фрол Разин, оказывается, лично знал воронежца Севастьянова и дал ему поручение; наказ посадским людям – не возить имущество в город, потому что скоро в Воронеж придут казаки-разинцы. (В.Глазьев) – Налицо явный сговор давних знакомцев.

В архиве древних актов есть документ гласящий «Микифорка Черток, Стеньке Разину дядя по отце, а родом воронежец. Мать и жена его на Воронеже…»1

Личность Разина и его влияние на Дону, было гораздо шире и серьёзней нежели мы себе до сих пор представляли. Это был не «бессмысленный и беспощадный бунт голытьбы», а спланированное посадскими людьми (т.е. средним классом) выступление против всесилия воевод. Об этом говорит и малочисленность разинских отрядов посланных под Воронеж. Например, Острогожск был взят отрядом Ф.Колчева из 23 человек. Вот выдержка из документа тех лет:

« ...идут къ Коротояку рекою Доном снизу крестопреступники и изменники воровские казаки в семидесять стругахъ и бударехъ... пристали стругами и бударами к берегу у земленого валу и крепких местах в лесу в воденных заливах... учинили бой... ратные люди воровских казаков многих побили и поймали, а остолные воровские казаки видя от ратных людей промысл и жестокое наступление, пометались в струги и будары и побежали вниз рекою Доном... языки сказывали в расспросах- приходил де вора и клятвопреступника Стеньки Разина брат его родной Фролка, а с ним две тысячи человек».

Основные силы Разина пошли на Волгу и вынесли на Круге решение: « Идти рекою Доном на Русь и на украинные города немочно, потому что Дон река коренная, и как запустошить украинные города, которые к Дону близко, и на Дону запасов не будет».

Когда под угрозу стали «донские отпуска»- царево жалование донским казакам (во время бунта Дону была объявлена экономическая блокада и казачьи старшины сами поставили Разина вне закона). Да и сам бунт давно перерос в никем не контролируемую крестьянскую войну с помещиками. К тому времени Разин уже сам плохо контролировал ситуацию (в боях под Симбирском, он расстрелял крестный ход; «и был “рублен саблею и застрелен ис пищали в ногу”.),и давно пошел против интересов коренного казачества. В результате сами казаки, во главе с атаманом Корнилой Яковлевым, отвезли мятежника на казнь в Москву.

На верхнем Воронеже мятеж подавляли сами казаки. Советские историки сообщают «Царское правительство не располагало тогда достаточными силами… Наоборот воеводе Бухвостову было приказано направить конный отряд к Тамбову для подавления восставших крестьян. Ядро отряда составили беломестные атаманы из сел Усмань-Собакино и Бобяково, занимавших привилегированное положение среди воронежских служилых людей по прибору и поэтому наиболее преданных царизму».

Один из известных разинских атаманов Фрол Минаев, в дальнейшем, как ни в чем ни бывало, служил сначала царю Алексею, потом Петру I , был атаманом Войска Донского, воевал в Крыму во главе походного войска В.В,Голицина в 1687 году, Он стал одним из сподвижников Петра и героем взятия Азова. Казачья флотилия под командованием Минаева одержала первую «правильную» победу над турецким флотом. В конце жизни Фрол Минаев постригся в монахи под именем Филарет.

Воронежский «укрепрайон» являлся в те годы надежным тылом и экономической базой донского казачества. В приказе Петра за 1698 год донскому атаману Минаеву звучит: « ..К войсковому атаману Фролу Минаеву с товарищи писано, чтоб они в отпор неприятельских людей были во всякой готовности... всякие крепости и бойницы и верхние бои на стенах и на роскатах и подлазы и выходы и подкопы и иные всякие крепости, которые к тому надлежат нынешним летом сделать неотложно.Чтоб в приход неприятельских людей в тех городех Нашим, Великого Государя ратным людям сидеть было надежно и отпор и поиск над теми неприятельсскими людьми чинить свободно, а мелниц железных к городовым делам, то ныне есть в готовности, болши того делать не велеть....

Во время разинского мятежа Воронежская крепость была обновлена воеводой Бухвостовым. В выписках из Строельной книги за 1670 год где перечисляются все сословия ремонтирующие Воронежскую крепость мы читаем: «Башня Московская. ...А ставили ту башню преж сего Воронежские полковые казаки...А сверх обламов срублен верх и накрыт тёсом, поверх тёсу положены котки в два ряд длиною трёх сажень. Да за городом вычещено вновь старого рву тридцать семь сажень. А делали ту поделку городовую стену Воронежские пушкари и затинщики и посадские люди.

Башня Глухая. ... А ставили и надрубали тое башню Воронежские полковые казаки. От той глухой да наугольной башни срублено вновь в дубовом лесу городовая стена... А делали ту городовую стену Борщева до Корочюнского монастырей крестьяне и бобыли, да Усмонские отаманы...

Башня Глухая Наугольная... а ставили тоё башню беломестные отаманы и казаки... а делали городовую стену Усманские отаманы одиннадцать сажень, беломестных и полковых казаков, крестьян и бобыли одинадцать сажень, дети боярские три сажени, да полковые казаки деревни Придачи восемь сажень.

Да старого строения тайник проведен к реке, к Воронежу и покрыт лесом и насыпан землею шестьдесят пять сажен.А конец того тайника в городовой земле срублена башня... И всего по городу с проезжими вороты пять башен, да глухих двенадцать башен, да в Малом городке две башни старые..». ( «Губернские ведомости» 1880 г. Воронеж.)

«В итоге стены крепости были перестроены в форме «рубленого города» - соединенных между собой деревянных срубов. Были отремонтированы и вновь сделаны 5 башен с проезжими воротами, 12 глухих башен и 740 саженей крепостной стены, а также укрепления за городом. Кроме того, воронежцы очистили от песка и выложили бревнами тайный подземный путь к колодцу» (В.Глазьев)

Три прижизненных портрета Степана Разина. От царского слуги до каспийского корсара и разбойного атамана, а в итоге плаха. Таков жизненный путь нашего строптивого земляка.

После подавления разинского мятежа, в Воронежском и Усманском уездах вновь возобновилось масштабное судостроение. Воевода Бухвостов в 1673 году пишет царю « И по твоему, великого государя указу, я холоп твой, велел делать струги в Усманском уезде на Ступинской пристани, дав Воронежском уезде на Куринской, Инютиной, да на Борщовской пристанях …всего, государь, на тех всех пристанях сделано 465 стругов»

До смерти царя Алексея Михайловича казачьим головой Воронежа был Федор Струков смененный при царе Фёдоре Алексеевиче Родионом Толкачевым. Государственная политика оставалась прежней – неудачные азовские походы (1677г. воеводы Ивана Волынцева ) и бесконечная русско-турецкая война. В рамках воронежской истории это частая смена воевод. Устав от неё воронежцы писали в 1680 году царю, прося оставить воеводу Михаила Вырубова чтобы: «от частых перемен воевод в лишней тягости и в разорении не быть».

В правление Софьи (1682 г.) воронежские стрельцы, полковые казаки и пушкари писали: « А наши отцы и деды, и мы служим деду и отцу вашему великих государей и вам великим государям ныне служим, а измены и бунтовства от нас не было».По этой челобитной с воронежских казаков и стрельцов была снята недоимка по «четвериковому хлебу» и уменьшен размер этого налога.

В 1685 году воеводой стал Василий Логовчин. Ему было передано руководство казаками и стрельцами.

В 1686 году воевода осуществил приписку крупнейшего монастыря Воронежского уезда Троицкого Борщова к Воронежскому архиерейскому дому, которым ведал епископ Митрофан…До приписки Борщову монастырю покровительствовало Войско Донское. В обители находили приют раненые, больные и престарелые донские казаки ( В.Глазьев).

Следующим воеводой и одновременно казачьим головой был назначен Никита Головкин. Известно письмо Фрола Минаева « от всего Войска Донского» к Головкину где он почтительно именовался князем, хотя такого титула не носил. Воевода заслужил уважение у низовых казаков за умелую организацию «донских отпусков».

По архивной выписке за №100 мы читаем:

« О изготовлении стругов и провианта для Донского отпуска 1680 января 12-го стольнику и воеводе Миките Лукичу Головину.

... под хлебные запасы и под денежную казну, и под сукна и под зелье и под вино и под дворянина, который с казной послан будет...сделать вновь стругов на Воронеже: Воронежцом 8, Елчаном 10, Землянцом 3, Лебедянцом 5,Чернавцом 5, Донковцем 4 струга, Орловцем 4, Усманцом 3, Костенцом3, Козловцом 15 стругов...Всего на Воронеже сделать 86 стругов».

За период от Софьи до Петра в Воронеже началась уже чехарда с назначением казачьего и стрелецкого головы. Одно время казачьим головой был иноземец Шарф. В итоге казаки просили Москву передать их в подчинение воеводы: « А как нас ведали одни воеводы, и нам было гораздо льготней»

Воронежские корабелы

Ранее уже писалось о «Петровском мифе» т.е. о создании Петром I Российского флота. Однако царский указ – строить суда на Воронеже вышел ещё в 1646 году. Казаки Верхнего Дона под руководством атамана Кирилла Петрова начали строительство первых «царских» кораблей. Из первых корабельных мастеров известны Лукьян Высоцкий, Григорий Кирилов, Никита Яковлев (А.Смирнов «Морская история казачества)

Каждый год на Верхнем Дону и Воронеже строили и спускали на воду не менее 200 судов. С 1673 по 1675 годы возвели уже 1270 боевых кораблей и судов. В те же годы был составлен «Морской устав» «34 статьи артикульные – о корабельной науке и практике (1647г.)

Донские казаки в союзе с Днепровскими совершали почти ежегодные морские походы, доходившие до Стамбула Трапезунда и Синопа. Мелкие казачьи струги вооружались1-2 фалькнетами (мелкокалиберными пушками), а большие струги (дубасы) имели палубы и несли 4-5 пушек. В крупных морских походах участвовало до 100 стругов вместимостью 60-100 человек.

В мирное время по Дону проходили обычные торговые суда. По сообщению одной из старинных лоций:

Судоходство по Дону отправляется на разных судах, смотря по временам года: весною в большое половодье могут проходить по нем морские корабли. О 22 пушках и большие барки, именуемые белянами, имеющие в длину до 20 и в ширину до 8 саженей, с грузом от 45 /Т до 50/ Т. пудов; в воде погружаются до 4 S аршин. В среднюю воду употребляются так называемые коломенки, имеющие 17 саж., а ширины от 9 до 12 арш., с грузом до 12 пудов; погружаются в воде на 12 и 14 вкршков, разумеется. В полноводие; когда же вода начинает сбывать, то они берут грузу не более как от 5/Т. до7/Т. пудов. Во время прибылой воды употребляются таже масаловки, имеющие 15 саженей длины, 5 саженей ширины и два аршина под грузом в воде. Во время убыли воды плавают по болтшей части полубарки, от 7 до 12 саженей длины, ширины же неопределенной, но не превыша ющей 4 саженей, с грузом от 2/Т. до 5/Т. пудов, углублясь под воду весною до2S аршин, также черные лодки, с грузом от 600 до 2/Т. пудов, и наконец дощатники, самые малые суда, имеющие не более 5 саженей длины и поднимающие грузы до 600 пудов. Сверх того ещё сплавляются по Дону плоты сосновых брусьев, кои имеют в глуьину 8 и 10 рядов.

Судоходство по Дону начинается тотчас по освобождению реки ото льда; в сиё время бывает самая большая вода. Около июня месяца вода начинает убывать; но плавание всяких судов все ещё свободно. Около июля месяца оно становится затруднительнее; а в августе вода самая малая. Но в если в сентябре месяце по верховью Дона идут сильные дожди, то плавание на судах меньшего сорта продолжается до самых заморозков».

Р е з ю м е

1) По истории казачества Верхнего Дона, периода XVII- начала XVIII вековсуществуют обширные архивные материалы, которые находятся в ЦГАДА (Центральном государственном архиве древних актов), так же опубликованные воронежскими историками XIX века акты первых лет строительства Воронежской крепости и основания Воронежского уезда. Это прежде всего « Древние грамоты и другие письменные памятники. касающиеся Воронежской губернии и частию Азова – 3 тома» и книга И.Д.Беляева «О сторожевой, станичной и полевой службе на польской Украине Московского государства до царя Алексея Михайловича» и «Воронежкие писцовые книги» опубликованные Л.Б.Вейнбергом. Однако, систематических исследований по казачьей тематике современными воронежскими историками (кроме Владимира Глазьева) пока не проводилось.

2) При написании учебных пособий, научных трудов и энциклопедий, например «История казачества России», «Казачество. Энциклопедия», «Казачий Дон: Очерки истории», изданных в начале XXII века (в Москве и Ростове на Дону) используется прежний методологический подход. Казачья история предстаёт чередою военных походов и мятежных бунтов (подробно рассматривается даже малозначительный Индийский поход 1801 года), а такой героический период как строительство Белгородской засечной Черты создавший казачество служивое и давший надежный тыл казачеству вольному не заслуживает особого внимания авторов энциклопедий и учебников. Воронеж вообще предстаёт « безнадежным тылом» поставляющем продовольствие и всякие товары донским « чудо-богатырям». В землях воронежских традиционно царит «тирания и угнетение» и бедные люди бегут на вольный Дон, а из города за ними следуют карательные отряды царских воевод.

3) При изучении архивных материалов времени «романовской династии» следует помнить, что большинство древних грамот являются отписками по административным и уголовным вопросам, а это равносильно тому, что судить о нынешней истории по данным милицейских сводок и гражданских исков

4) Казаки верховьев Дона и Воронежского уезда входили в состав служилых людей « по прибору» и назывались Беломестными, Полковыми, Городовыми. Они также служили в районах Ельца, Курска, Орла и Путивля и управлялись местными атаманами, но подчинялись местным воеводам. В группу людей «по прибору» входили казаки «станичные или сторожевые», которые несли пограничную службу. Наравне с казаками городовую и сторожевую службу несли стрельцы, пушкари и « дети боярские».

Служилые люди по прибору каковыми, по сути своей являлись воронежские казаки наравне со стрельцами, пушкарями, драгунами и солдатами, составляли основную часть населения Воронежского уезда во второй половине XVII века. То же преобладание людей «воинского чину» было характерно и для других уездов региона Верхнего Дона (Землянского, Коротоякского и Усманского). Причем помимо ведения городовой и сторожевой службы они были обязаны участвовать в военных экспедициях русского государства. Кроме того, началась государственная колонизация земель верхнего Дона которая в казачьих справочниках и принимается за «Покорение Дона», а в трудах советских историков именуется периодом городских восстаний.

5) В XVII веке Воронеж управлялся одновременно воеводой и казачьим головой, причем царь часто ограничивал «своеволие» воевод в пользу местного самоуправления. Так, в противостоянии казачьего головы Винникова и воеводы Кривцова (1664г) Москва взяла сторону казачьего начальника, а воеводу судила за халатность. Иногда воронежские воеводы даже смещались по «городскому челобитью»

6) В период первых Романовых в Воронеже появилась третья политико-экономическая сила Посадские люди. Они вышли из казачьей среды и начали образовывать класс средней буржуазии. Занимаясь донской торговлей они часто финансировали военные экспедиции донских казаков. Именно посадские были кровно заинтересованы в выходе к Черному морю.

7) Существование автономной «Донской республики», равно как автономной «Запорожской сечи» описываемой в трудах казаков-самостийников не следует понимать буквально. Эти республики состояли на государевом жаловании и подпитывались людскими ресурсами Центральной России. Казачьи войска были скорее «живым щитом» Московской Руси, нежели равноправным сюзереном.

8) Азовские походы, сначала как «чисто казачие», превратились в предприятия общегосударственного значения и сделали «воронежский узел» временным центром России периода XVII- начала XVIII веков и привлекли на Дон значительное количество «не казачьего» населения и привнесли иной жизненный уклад. Однако они же и расширили «казачью географию» от прегорий Кавказа до Семиречья и Амура. То есть, им было предоставлено почти автономное право, вольно определятся на российских рубежах.

Расширение России на Юг следует считать, прежде всего, инициативой казачьего населения. Царские «устремления», в отличие от казачьих, традиционно проводились в направлении Балтики. Инициатива, как и положено, оказалась наказуемой, и прежде свободное от тяжких повинностей население было включено в систему государственного абсолютизма при Петре 1.

Казачий струг времен Азовских походов

Воронеж на карте конца 17 века

ВОРОНЕЖСКОЕ КАЗАЧЕСТВО В XVIII ВЕКЕ

С 18-го века вольные казачьи общины были полностью включены в государ-ственную структуру России и вошли в ведение Военной коллегии став, военно-служивым сословием или особым родом войск. Казачьи земли вошедшие в составгосударства, стали подчинятся общему закономерному ходу его внутреннего устройства. Районы компактного проживания казачьих общин получили статус местного самоуправления и внутренней автономии. Управлялись они Войсковыми атаманами, по сути - генерал-губернаторами.

С 1708 года вся Россия была разделена на губернии и далее на провинции с уездами. Всего насчитывалось 11 губерний, разделенных на 50 провинций. Первоначально административным центром донского края была Азовская губерния, состоявшая из провинций Воронежской, Елецкой, Тамбовской, Шацкой, Бахмутской и провинции Донских казаков. Столицей губернии вначале был Азов, а с 1711 года - Воронеж; с 1725 года вся губерния стала называться Воронежской.

Уничтожив значительное число верховых казачьих городков, правительство уменьшило территорию Войска Донского. Земли верховьев Дона и по рекам Воронежу, Хопру, Бузлуку, Медведице были приписаны к Воронежскому краю. Район Северного Донца отошел к Бахмутской провинции, а земли по Айдару были отданы Острогожскому казачьему полку. В середине XVIII веке в Воронежской губернии остались Елецкая, Тамбовская, Шацкая провинции, каждая из которых делилась на уезды.

Города оборонительной Белгородской черты потеряли своё прежнее значение в связи с продвижением границы государства к югу. Многие города-крепости стали селами и наоборот прежние села или слободы становились городами и даже уездными центрами. Воронеж, однако, не потерял своего ни административного, ни хозяйственного значения, хотя как город-крепость он уже не выглядел. От былых укреплений оставался лишь вал со стороны Московского тракта протяженностью 580 сажен и высотой 1-2 аршина, за которым сохранился ров шириной около 2 сажен.

Но в начале века Воронеж ещё оставался военным городом и весь наш край был населён преимущественно служилыми людьми воинского чину. Из отписки царского стольника И. Львова за 1696 год явствует, что они назывались:

1) помещики и вотчинники московских чинов,

2) дети боярские полковых и городовых служб,

3) казаки, стрельцы, пушкари, копейщики, рейтары, драгуны и солдаты.

По царским указам служилые люди «мелкого чину» постепенно стали переи-меновывать в разряд однодворцев, которые по своему общественному положению приблизились к категории государственных крестьян, хотя долгое время сохраняли свои прежние привилегии, так как несли полурегулярную службу в учрежденной с 1713 года ландмилиции.

Слово казак стало постепенно исчезать из воронежских административныхдокументов и заменяется на другие присущие тому времени сословные градации. Но это, конечно, не говорит о том, что воронежские казаки по мановению неких указов вовсе исчезли (испарились), хотя историки и многие обыватели, забыв эту простую истину, стали считать что воронежских казаков нет – потому, что не может быть никогда.

Для подтверждения этого достаточно проанализировать недавний учебник «История казачества России»(2001 г.), подготовленный издательством Ростовского университета для кадетских корпусов и других казачьих учебных заведений. Он написан в традиционной манере (описание военных экспедиций), лишен сенсационных заявлений, по возможности, избегает пристрастных оценок казачьего вопроса, и повествует прежде всего, о землях казачьих войск. Появление казаков ростовские историки относят к XIV-XV векам, хотя описаны и ранние скифо-половецкие периоды. Однако, казаки Чевлёного Яра ( в т.ч. и Воронежа) в учебнике отсутствуют, лишь сказано: «есть упоминание о Смоленских и Рязанских казаках».

В других современных исторических трудах по казачеству Воронеж тоже обходят стороной. Скорее всего, исследователи разных толков (державники и самостийники) имели ввиду, что воронежцев нельзя локализировать как «тюрко-славян», и вписать в строй Войска Донского. Сложившийся стереотип о «неказачестве» воронежцев распространен и в обывательской среде, где воронежских казаков ныне обычно именуют «асфальтовыми казаками» и « ряженными».

Что правильно с точки зрения политики не всегда соответствует истине. Выше уже приводились многочисленные письменные источники подтверждающие «воронежское первородство», или вообще наличие казаков от истоков Дона до «битюгских ухожей» с самых дальних времен истории.

Археология Придонья тоже свидетельсвует о наличии христианского-славянского населения периода X- XIV веков. Термин «казак», как уже говорилось ранее, имел всегда двоякую оценку (этническую или социальную) и не всегда служит надёжным аргументом в исторических спорах.

Искать града Тмутораканя

Период строительства военного флота в верховьях Дона и на Воронеже исто-рически краток (1695-1711 гг.), но является одной из ярких страниц истории России XVIII века. Это пример быстрой мобилизации людских и материальных ресурсов, говорящий о высоком нравственном потенциале русского народа, стоящем на многовековых традициях прежних славных лет.

Верфи на Верхнем Дону и Воронеже, известные еще с XV века, строившие струги, будары и прочие малотоннажные суда, за короткий временной срок построили парусный флот, во многом не уступавший морским кораблям ведущих морских держав той эпохи.

В рамках казачьей истории об этом повествует книга «Казаки и военное судо-строение на речных верфях Дона и Днепра в XVII-XIX вв.» В.Д.Батырева, изданная в 2005 году. В трудах воронежских историков, например, книги - «Очерки истории Воронежского края» (1961 г.) и « Воронежские корабли: Зарождение Российского регулярного флота» (1996 г.) в фрагментарном виде, тоже освещается участие воронежских казаков в судостроении на Дону.

К сожалению, в трудах нынешних военных историков роль Азовских походов намеренно принижается и низводится к «воинской потехе 23-летнего недоросля и его компании с Кукуя». Данные строки приведены из вышеуказаной книги А.Широкорада, который считает, что единственным выходом России к морю было лишь устье Невы и затраты на выход к морю Черному «были неимоверны». Зато «казачий вопрос» освещен военным историком достаточно широко (в пристрастном, правда, тоне): «Петр 1 ненавидел казаков. Царь видел в русском народе только рабов, беспрекословно повинующихся господину... он устроил геноцид казачества подобный 1919 году...»

Несомненно, казаки имели претензии к Петру – но скорее обратного порядка, так атаман Кубанского войска А.П.Филимонов в июле 1919 года в своей речи на съезде казачьих войск в Екатеринодаре сказал: «...Казаки – чисто русские люди, наиболее сильные в физическом и моральном отношении, с наибольшей энергией и предприимчивостью.

Гений русского народа всегда тянулся на юг, а не на север, а поэтому Петровская реформа – историческая ошибка. Казаки олицетворяли собою тягу на юг, туда где больше света, больше тепла, больше солнца».

Историк Синеоков в свою очередь написал : «Царь Петр I потребовал от казаков большей службы и поэтому жалование увеличил. Так Дон стал теперь получать 5000 рублей, 6500 четвертей хлеба,500 ведер вина, 230 пудов пороху, 115 пудов свинцу, 10 пудов железа и 430 поставок сукна... С 1700 года по 1718 год Царь Петр утверждает выборы атамана. С 1703 года сношение с Доном происходит через Азовского, а затем Воронежского воевод...».

При Петре донскими атаманами были Фрол Минаев, Лукьян Максимов (избиравшийся 5 раз и убитый Булавиным) и Василий Фролов.

За верность государю во время Астраханского и Царицинского стрелецких бунтов царь Петр пожаловал донским казакам грамоту и честные клейноды

« Знатные воинские клейноды состояли: из серебряного пернача с цветными камнями, позолоченного; из бунчука с яблоком, доской серебряною, позолоченной трубкой; знамени с золотым тканьём; шесть писанных золотом и серебром станичных знамён». Донские казаки выносили эти награды на каждый круг и под петровскими знаменами принимали присягу.

«Репрессии» царского правительства касались в основном новоприходцев и не относились к донским старожилам. В 1703 году на Дон были посланы стольники Максим Кологривов и Михайло Пушкин с предписанием разделить жителей городков на следующие группы:1) старожильцы, то есть все поселившиеся до 1695 года; 2) Участники Азовских походов; 3) новоприходцы, поселившиеся после 1695 года (их предписывалось высылать по прежнему месту жительства). Существовавшие «перегибы на местах» ни коим образом не свидетельствует ни о вечных репрессиях «московских тиранов» не говорят о «казачьем геноциде». Казачье население Дона к началу XVIII века неуклонно увеличивалось и составляло 28 570 человек учтенных в 127 городках.

Струговое и корабельное дело действительно являлось тяжелой повинностью. Массовые наряды на работу охватывали, как правило, города и уезды Белгордского полка. Эту повинность несли воронежцы, костенцы, землянцы, усманцы, коротоякцы, урывчане, добренцы, белоколодцы, лебедянцы, острогожцы, орловцы, ольшанцы и козловцы. Их касался каждый наряд и они должны были являтся на работу почти все поголовно.

Для эффективности административного управления Петр I передал из Бел-городского разряда в Адмиралтейский приказ (1701 по 1709 гг.) 25 городов с уездами, в которых насчитывалось 122 404 жителей мужского пола. Ежегодно жители приписных городов выставляли для стругового и корабельного дела 26 976 человек и были освобождены от выплаты корабельного налога.

Работы по созданию Донской флотилии охватывали все категории населения Воронежского края – детей боярских, казаков, посадских людей, крестьян всех категорий (посошных, дворцовых, помещичьх, бобылей). Трудовую повинность отбывали и подростки (недоросли): «ребятишек самых малых, истинно многие лет по семи и по осьми». [Из отписки А.П.Протасьева]

Из категории курьёзов выглядит и отправка усманским воеводой на кора-бельные работы священников, на что воронежский воевода сделал порицание: « А что ты прислал трех человек попов, и то ты делаешь не гораздо, потому что и в указе тебе попов высылать ненаписано, и те попы с Воронежа отпущены на Усмань попрежнему».

Указами 1698-1699 гг. предписывалось выслать на очистку рек и корабельную работу воронежцев городовой службы в количестве 843 человека, стрельцов и казаков 1498 человек. Тяжелый и малооплачиваемый труд (3-4 деньги в день на человека) вызывали неявку на работу (нетчики) и побеги в низовые городки (беглецы), за которые родственники (нетчиков и беглецов) подвергались административному взыску (арест и конфискация имущества). Вместе с тем, часто возникала и канцелярская путаница, когда карали - кого попало. Из челобитной коротоякских казаков следует: « Сидорка Ковров с товарищи... мы работали на очистке рек Воронеж и Дон, в устройстве земляных валов около кораблей и возке лесных припасов из бора... но имена наши значатся в нетях и воевода держит в приказной избе женишек и детишек наших и морит голодной смертью». Администрация верфи(А.П.Протасьев) приказала воеводе освободить семьи казаков так как: «...они на Воронеже были у дела и ныне на Воронеж явились».

В петровские времена самыми жестокими наказаниями для нетчиков и беглецов (помимо кнутов, батогов и дыб) были ссылка на вечное житьё в Азов и работа на стругах в качестве кормщиков и гребцов.

Помимо стругового и корабельного дела жители Воронежской губернии выполняли в пользу государства немало других повинностей. В то время Воронеж был не только крупным центром судостроения, но и важным промежуточным пунктом на пути из Москвы в Азов. Для перевозки людей и различных грузов, следовавших в эти города, требовалось большое количество подвод, поставлять и обслуживать которые обязаны были всё тяглое население. Подводную повинность несли «с посаду и уезду, со всяких чинов людей» - казаки, стрельцы, пушкари с воротниками и пришлые люди с «крестьянских, бобыльских, задворных и деловых людей дворов»

В случае большой нужды в транспорте с каждых двух дворов брали подводу. Именно так поступили в 1696 году во время второго Азовского похода, когда Воронеж и уезд должны были выставить 1310 подвод, а Козлов и уезд предоставить 2079 подвод. На каждом стане от Ряжска до Воронежа должны были стоять в готовности не менее 150-200 подвод.

Для выполнения почтовой повинности (помимо ямщиков и посадских людей с «хорошей репутацией») привлекались и переселенные казаки. Так грамота 1700 года предписывала Войску Донскому казаков, живших в верховых городах по Хопру, Медведице и другим рекам, поселить по дорогам, которые шли от Валуек и Острогожска к Азову. Переселенные казаки должны были обслуживать почтовый тракт, связывающий страну с Азовом. К 1701 году Войско переселило на указанные дороги около 1000 казачьих семей.

Царская администрация старалась регламентировать порядок построения новых городков. По мнению правительства, городки, построенные самовольно, а не в указанных местах, вдали от проезжей дороги и поблизости от руских украинных городов, превращаются в скопища беглых, которые укрываются от «азовских и воронежских работ».

Сами казаки тоже подозревались в сговоре с беглыми. Помещики доносили царю: «Бывая в Зимовой станице, казаки подговаривают к побегу крестьян и холопов, а затем при возвращении свозят их на Дон в стругах по реке».

Воронеж при Петре I (художник А.Курзанов)

Из разных архивов

Крепость Азов (Тана) - после покорения половцами Тмутараканского княжества, в XIII веке перешел к генуэзцам и был ими укреплен каменными стенами и башнями. Город стал центром индо-китайской фактории. Взятый в 1471 году турками город пришел в упадок и превратился в турецкую крепость ненавистную донским казакам, как препятствие к выходу в море. Как писалось ранее, генуэзские фактории были под охраной казаков, и ничего удивительного не было в том, что генуэзское купечество щедро финансировало их походы. Город имел замкнутую крепостную стену обводом в 600 сажен. Со стороны Дона стена достигала 10 саж.высоты. Крепостные рвы имели 4 саж. ширины и 1.5 саж глубины. Оборонительную силу составляли 11 башен. Крепость защищало 5 тыс.человек и 200 пушек.

Крепость Азов

"Краткое описание всех случаев, касающихся до Азова от создания сего города, до возвращения оного под Российскую державу".Готлиб Зигфрид Байер. 1734 год

В 1696 году, во время второго похода Петра I, когда русское войско окрепло флотом и увеличилось численным составом служилых людей, стало очевидно, что победа весьма близка. Да и турецкие перебежчики, кои попадали в русский лагерь, "объявили, что в городе от российского бомбардирования и пушечной стрельбы нигде без опасения быть не можно, что магазин с провиантом разорен и от того в городе уже немалый недостаток произошел". Но те же перебежчики поведали и о том, что продовольствием турок снабжали один немец и трое русских людей. Сведения, приводимые у Байера, более нигде не встречаются, и в последующих описаниях сей эпизод опускается. Поэтому, вероятно, следует его привести. "Для пресечения тайного привозу в город съестных припасов, приказано было тотчас стеречь таких неверных людей. Пойман был русский, который на допросе объявил, что он выходит из Азова уже в третий раз покупать хлеб для тамошнего гарнизона. Хлеб покупается по грошу, продается в городе по рублю"

В решающий момент осады Азова русскими войсками понадобились силы казаков. Настало время проявить себя. Запорожские казаки во главе с гетманом Мазепой и донские казаки под командой атамана Фрола Минаева начали приступ крепости. После долгого, длившегося более шести часов, сражения, турки предложили заключить договор о сдаче крепости, так как оправиться после битвы были уже не в силах. В договоре было предписано: "Турецкому гарнизону идти с женами и детьми на бударах до морского устья, пожитков столько взять с собою, сколько кто подымет, а все прочее вместе с военной казной оставить в крепости". Договорились о выдаче перебежчика Якушки и "всех прочих ренегатов". Якушка был у них инженером крепости. "В Москву его привезли на высокой телеге, на которой сделана была виселица". Возле преступника находились два палача с топорами. На груди у Якушки висела медная доска с надписью: "Сей злодей четырежды свой закон переменил и изменил и Богу и всему народу". Четыре раза Якушка менял свою веру, был в Римском законе, затем в протестантском, греческом, и напоследок в магометанском. Сработала древняя мудрость: "Изменивший единожды, изменит не один раз". Якушку казнили в Москве, а голова его, торчащая наоколу,ещеодолгоонапоминалаонародуообоизменнике.


Азов пришлось возвратить Турции.после неудачного Прутского похода 1711.Только в 1736 г. Азов был снова взят армией фельдмаршала Ласси и на этот раз уже навсегда. По условиям Белградскаго мира (1739 г.) с Турцией Россия обязалась разрушить укрепления Азова, что и было исполнено в 1747 г. Но в 1769 г., по повелению императрицы Екатерины II, Азов был восстановлен.

Р е з ю м е

1) Период «покорения Дона» продолжался с 1695 по 1711 годы и, действительно, сопровождался громадным административным нажимом на местное население. В трудах воронежских историков советского периода всегда прямолинейно писалось: «Народ искал более действенные способы борьбы с угнетателяли. Выход им подсказывало географическое положение Воронежского края, по соседству с которым находились плодородные малонаселенные земли и область Войска Донского, где казачество пользовалось внутренней автономией и не знало ещё вполне сложившихся феодальных отношений. Спасение от социальных и экономических бедствий воронежцы искали в переселении на реки Икорец, Битюг, Хопер, Медведицу и Дон. Наиболее отважные люди уходили на Яик и Кубань. Попав в руки властей беглецы заявляли- «бегали мы на Икорец, и Бетюк и на Дон к казакам не под подговору, а собою от великой скудности, потому: от брегантинного строения и от заготав ливания лесных припасов мы обезлошадели и обезхлебили и кормица нам стало нечем..» (Очерки истории Воронежского края т-1. 1961 г.) . 2) Те же историки, подводя итоги воронежского кораблестроения, считают вполне оправданными «огромные затраты денег, материалов и рабочей силы. В течении полутора десятков лет было построено более 200 судов, в том числе-75 кораблей, 7 бомбардирских судов, 9 брандеров, 114 галер и бригантин, 4 яхты и 8 других мелких судов. Почти все строившиеся суда были спущены на воду, часть их удалось провести в Азовское море для несения боевой службы; некоторые суда использовались для перевозки грузов по воронежско-донскому речному пути. Корабли и галеры, построенные на воронежских верфях, представляли собой боевые морские суда, оснащенные пару сами, с сильным артиллерийским вооружением. По своим мореходным и боевым качествам они на много превосходили русские струги XVII в. и не уступали военным судам европейских морских держав» («Очерки истории..»)

. *Если мерить петровские реформы «Достоевской слезой ребенка», то они конечно, этого критерия не выдерживают. Но ни одно государство мира - ни прежде, ни сейчас этой «доктриной» не руководствовалось. Собственно развенчивать «Петровский Миф» стали почти одновременно с его созданием, (можно сказать - у него «длинная борода»), а значит это вопрос, прежде всего идеологический. Но следует заметить, что ныне модно возносить и вовсе - «людоедские режимы», например империи Чингиз-хана, Батыя и Тамерлана и слезу ребенка там никто не ищет. Более того, их предлагают как образец для подражания в вопросах налогообложения и веротерпимости. Нам же по нашей «скудности», суждено вечно судить «проклятое прошлое» и строить очередной «воздушный замок» с верой в светлое будущее, торжества каких то очередных «общечеловеческих ценностей».

Воронежские однодворцы

После проведения петровских реформ с 1725 года слово казачество и казакстало исчезать из административных документов Воронежской губернии. Оно стало носить территориально-сословный оттенок, относясь к служилым людям земель казачьих Войск. По проведенным переписям населения, регулярно проводившимся в России с 1719 года до середины Х1Х века, через каждые 20-22 года, можно судить о количестве бывших казаков, поэтапно переведенных в разряд однодворцев, войсковых обывателей и государственных крестьян. Поскольку, основной целью переписи являлось выявление населения подлежащего податному обложению, в переписи не учитывались такие категории населения как дворяне, духовенство и служилые люди - казаки, солдаты, поселённые драгуны и прочие воинских и чиновных званий люди.

Создание регулярной армии привело лишь к простому переименованию казачьего населения Воронежской губернии в различные сословия и никоим образом не говорит об исчезновении его «вообще».

Верховья Дона являются районами исторического проживания казаков и родиной донского казачества. После «петровских реформ» административная структура казачества изменилась, но ещё не менее 150лет казаки «де юре существовали в пределах Воронежской губернии и «де факто» живут и по сей день. В « Географии Российской империи» за 1835 год, в разделе «Об обитателях государства, их языках, вере и упражнениях» Сказано:

«Народы славянские:

1) Россияне, владеющий народ в Российском государстве, живут везде в

России.

2) Казаки, как суть:

а) Донские, живущие по обеим сторонам Дона, начиная от Воронежа

до Азовского моря, по Донцу, Медведице, Хопру и Бузулуку....

Межевание земель Войска Донского было произведено в конце XVIII века, а прежде земли принадлежали донским казакам как по принципу «четвертного права» на всю казачью общину (без документов владения землей отдельными лицами), так и в личной собственности (имения однодворцев).

Дольше всего сохранилась категория слободских казаков, несших военную службу на Украинской линии и живших на территории Острогожского уезда. Казаки Острогожского полка расселялись так же по рекам Черная Калитва, Айдар, Толучеевка и Богучар.

Слободские казаки пользовались многими привилегиями. От уплаты подушной подати и налогов они были освобождены. Им предоставлялось право беспошлинной торговли, право винокурения и продажи вина. Они имели своё самоуправление и суд. Единственной их обязанностью перед государством была военная служба. Привилегированное положение слободских казаков существовало до 1763 года. Затем в результате ряда реформ казачьи слободкие полки были уничтожены, и вместо них учреждены регулярные гусарские полки. Для содержания гусар был установлен подушный налог на бывших казаков, обращенных в податное сословие и называвшихся войсковыми обывателями. По данным четвертой ревизии (80-е гг.) около 50 тысяч.

В первейших описаниях Воронежских уездов (например, «История Богучарского уезда И.Токманова 1890 г.) сообщается « Первые жители Богучарского уезда, принадлежали в административном отношении, ведению острогожского полковника, пользовались всеми преимуществами казаков Острогожского полка, как-то: имели вольные земли, свободное винокурение, назывались казаками и т.п. После 1773 года Богучарский уезд был подразделен на два комиссарства: Меловатское и Калитвянское. В 1779 году учрежден город Богучар из слободы Богучара. В 1819 году у жителей-малоросов уничтожено право свободного винокурения, а 1840 году и название войсковых обывателей… никаких укреплений кроме бывшего города Меловатского, который окопан рвом и обнесен рогатками; но о нем летописных известий не сохранилось»

Судя по всему, такое «переназвание» характерно для всех потомков казачьего населения проживающих за пределами границ Войска Донского в бассейне Верхнего Дона. Это жители Курской, Белгородской, Воронежской, Липецкой и Тамбовской областей (Белгородская черта) Впрочем, потомками казаков можно считать коренное население Окских рубежей – жителей Орловской, Тульской и Рязанских областей. (Окские засеки ).

Еще одна категория населения, вышедшая из казачьей среды, это солдаты. Сам термин появился с 50-х годов XVII века и относился ко времени устройства полков нового типа ( солдат, рейтар, драгун) с офицерским составом из иностранцев и сержантами из «старых служб». В качестве натуральной оплаты за службу солдаты наделялись землей, причем в отличии от стрельцов и казаков они получали землю не на общих паях, а лично - по типу детей боярских. В конце XVIII веке они становятся однодворцами, которых по данным четвёртой ревизии было около 86 тысяч.

Большинство однодворцев превратилось в последствии в государственных крестьян. В отличие от крестьян однодворцы были обязаны поставлять рекрутов в полурегулярный вид войск ландмилицию. После того как в 1731-1732гг. была построена Украинская оборонительная линия (от остатков крымских татар) на Северском Донце и рекам Орели и Берестовой 9 полков ландмилиции.

Постепенное исчезновение из воронежских документов понятий «казак» и «казачество» во второй половине XVIII века связано с тем, что эти слова стали иметь социальный оттенок и применяться к войсковым казачьим территориям. Окончательно как «военное сословие» казаки определились во время правления императора Николая I ( по Уложению «О гражданском и военном управлении казачьих войск России») в середине Х1Х века. И теперь казаками стали считаться входившие в состав казачьих Войск служилые люди и члены их семей. Казачье войско представляло собой замкнутую военно-хозяйственную систему, пожизненно державшую на военном положении все население, от мала до велика, от рождения до самой смерти. Формой компенсации согласно « Положению о Войске Донском 1835 года» являлся казачий пай (рядовому казаку - десятина, офицеру-до 400, генералу -1500 десятин).

Надо сказать, что такая «почетная обязанность» устраивала далеко не всех казаков. Многие, выйдя в отставку, переселялись в земли Воронежской губернии и становились мещанами и купцами. Молодежь часто сразу направлялясь на учебу в военные училища. Как, например, атаман Каледин, окончивший Воронежский Михайловский кадетский корпус.

При введении всеобщей воинской повинности при Александре II, правительство стало рассматривать вопрос о ликвидации казачьих войск вообще, но Александр III счел нужным оставить все как есть, понимая роль кавалерии как главной ударной силы Российской армии.

Воронежские гусары (бывшие слободские казаки) в декабре 1790 года, особо отличились при штурме Измаила, они первыми ворвались в крепость, за что и были удостоены похвалы А.В. Суворова.

На территории Воронежской области казачье население было переведено в «тягловое сословие», т.е. платящее налоги, что вызвано скорее «меркантиль-ными», чем иными соображениями. Следовательно, потомками казаков определенно должно считаться все незакрепощенное население губернии, составлявшее большинство как в XVIII-м, так и в первой половине XIX-го в.в.

Так по четвертой ревизии (1780 г.) однодворцев, войсковых обывателей и государственных крестьян было около 250 тысяч (а крепостных 143 тыс.), то ко времени крестьянской реформы (1858 г.) при общей численности населения Воронежской губернии 1 млн.900 тыс. государственных крестьян насчитывалось 1 млн. 235 человек.

Бытующее мнение о многочисленных беглых людях, составивших эти сословия (равно как и казаков), совершенно не обосновано. Достаточно вспомнить карательные меры Петра I, чтобы понять - массовое бегство крепостных на вольные земли Дона в те годы было физически невозможно.

Еще одним аспектом, «мирного расказачивания» явилась Столыпинская аграрная реформа, когда переселенцы из Воронежской губернии стали переезжать в Ростовские, Ставропольские и Екатеринодарские (Краснодарские) пределы. В одних сучаях это способствовало социальным конфликтам, в другом, – освоение Сибири и Казахстана, усилению русской колонизации российских окраин.

В истории казачества 19 века есть один интересный момент – казачьи войска стали создавать в далёком Иране.

Казачье войско Ирана

Насер эд-Дин-шах, убедившись вскоре в слабости и хаотическом состоянии своих войск, понял, что в дни бедствий невозможно будет рассчитывать на эти пришедшие в упадок, доведенные до развала вооруженные силы. В 1879 году, когда он совершал второе путешествие в Европу и проезжал по Кавказу и России, ему приглянулись, пришлись по душе казачьи войска, их красивая изящная униформа.

В 1879 году шах издал указ о сформировании иранской казачьей бригады, командир которой и все инструкторы должны быть направлены из Санк-Петербурга. В Тифлисе шах официально изложил своё мнение о создании казачьего войска в Иране великому князю Михаилу Николаевичу, наместнику на Кавказе, и попросил прислать офицеров для обучения иранских солдат. После создания казачьей бригады, состоявшей из двух полков, российское правительство послало в дар иранскому казачеству батарею пушек российского производства со всем необходимым снаряжением.

Жалование офицерам и солдатам и прочие расходы на содержание казачьего войска выплачивались из доходов северных таможен Ирана, которыми распоряжалось правительство России.

В годы конституционной революции бригадой командовал полковник Ляхов. Тогда она состояла из двух кавалерийских полков, пехотного батальона и двух артиллерийских батарей на конной тяге и, таким образом, насчитывала около полутора тысяч человек. Русские офицеры бригады всегда считали себя подчиненными командованию русской армии, жалование им поступало из Петербурга. В казачьей бригаде было 270 иранских офицеров. Обмундирование офицеров-казаков шилось по образцу русского казачьего и было красным, белым или черным, офицеры носили меховые шапки и имели шашку. Подводя итог, можно сказать, что эти войсковые части считались единственной организованной силой иранской армии, вплоть до создания модернизированной армии при династии Пехлеви ( Я.Зока «Шахиншахская армия Ирана от Кира до Пехлеви* Т.1971г)

*В 20-х годах 20 столетия Реза-хан-Пехлеви сформировал бригаду из казаков-эмигрантов. Потом, опираясь на казаков, произвел государственный переворот и стал шахом Ирана, а казаки стали его личной гвардией (В.Шамбаров «Казачество» М.2007 г.)

К А З А К И Н А Б О Р О Д И Н О

В течение последних четырех веков в начале каждого столетия на территории России происходили тяжелые тотальные войны, ставящие страну на грань полного распада. Это – польская интервенция 1612 года, шведская кампания 1709-1714-х годов, нашествие армии Наполеона – 1812 года и Первая мировая война начавшаяся в 1914 и фактически продолжившаяся в 1941 году и ставшая Второй мировой…

Все эти войны законно можно назвать Великими Отечественными, так как Победа в них достигалась глобальной мобилизацией всех людских и материальных ресурсов Российского государства, небывалым героизмом, как среди военных, так и гражданских лиц защищавших своё Отечество от гибели. Нашествие армии Наполеона впервые продемонстрировало как «просвященная Европа» пытается установить в «варварской России» новый мировой порядок.

Модный ныне пересмотр истории коснулся и тех далеких времен, причем часто в сторону «очернения» под маской объективности и беспристрастности. Например, наш воронежский писатель Ю.Петренко написал следующее:

«..Так или иначе, но Наполеон отомстил «варварам»- русам, казакам, татарам – за многочисленные вторжения и вылазки их в цивилизованную Европу.» ( Турова Скифия. «Воронеж» 2005 г.)

Мотивы личной мести рассматривались конечно и ранее, например отказ Алесандра I выдать за Наполеона своих сестер (сначала Екатерину, затем Анну) или то что в 1789 году Екатерина II отказалась принять его на службу в русскую армию, но судя по ежевековой цикличности нашествий, причины все же были совершенно иные.

Перед самым началом войны, по личному распоряжению Наполеона, во всех французских газетах, писали о громадных богатствах России где « в самом маленьком го роде не меньше десятка церквей, и купола их щедро покрыты золотом»1. Слушая это, не только французы, но и итальянцы с немцами охотно записывались в эту по сути «Добровольческую армию».

Доброжелательные исторические фантазии, несмотря на свою спорность, развивают читательский интерес и стремление докопаться до истины. Так, например, воронежский писатель и краевед А.Дегтярёв написал статью названную Атаман Бонапарт где рассматривается версия о возможном союзе Наполена с донскими казаками на примере «Индийского похода» 1801 года. В статье приводится и слова Наполеона: « Дайте мне одних лишь казаков, и я покорю всю Европу».

Собственно выдающаяся роль казачьих войск в войне с французами ранее никем не оспаривалась. В юбилейное издание «Бородино 1812», выпущенном издательством « Мысль» в 1987 году, изобилует развернутыми цветными иллюстрациями, по казачьей тематике выполненными в разное время лучшими художниками баталистами России, Франции и Англии. Даже издательство «Малыш» в 1970 году выпустило книгу писателя М.Брагина «В грозную пору», где о геройстве казаков приводятся такие факты, каких нет даже в дореволюционных казачьих учебниках. Правительственное издание истории – «История СССР- учебное пособие для слушателей ВПШ при ЦК ВКП(б)» 1946 года издания четко и прямолинейно пишет: «Большую роль играло в Отечественной войне 1812 г. казачество, не раз защищавшее русскую землю от иноземных захватчиков. Как только началась война, в казачьих станицах и хуторах стало собираться ополчение…Казаки составляли главное ядро партизанских отрядов. Вместе с тем они сражались большими конными соединениями. Казаки выполняли трудные боевые задачи в дни отступления русской армии. Тяжелыми арьергардными боями они прикрывали отход и перегруппировку русских войск…Корпус донских казаков в 1812 г. захватил у врага 547 пушек, более 30 знамен и более 70 тыс. пленных солдат и офицеров Иноземные завоеватели испытали на своей шкуре удары казацких пик. Казаки были грозой для наполеоновской армии.»

Но воронежский писатель Ю.Петренко считает своим долгом обвинить казаков (словно плохих мальчишек) за их рейд по тылам французов. Он пишет: «Вместо того, чтобы ударить на резервные полки, захватить с тыла батареи и решить исход Бородинского сражения, а по сути дела, и всей компании в свою пользу, казаки ринулись на богатый французский обоз, потроша сундуки и набивая сумы до отказа. Их не останавливали. Платов рыдал…Кутузов в ярости отчитал Платова…Два дня убитый горем Платов пил с земляками…»

Московский писатель А.Меняйлов зашел в своих антипатиях к казакам ещё дальше. В частности он сообщает: « Казаки, в 1812 году предавшие новобранцев дивизии Неверовского в бою под Красным, с поля боя бежали, зато весма проявили себя на втором этапе войны: скажем, к отвращению присутствующих русских, крюками вытаскивали из-подо льда Березины трупы наполеоновцев, чтобы их обобрать» (Дурилка.издательство «Крафт» 2003 г.). Алексей Меняйлов словно стрижет всех казаков под одну гребенку и именует их «этой пьянью», будто казаки, а не французы вылакали все запасы вина в захваченной ими Москве. Далее Меняйлов повторяет расхожую в антиказачьих байку о том, что «казаки, перейдя на сторону Гитлера сражались с русскими и сербскими партизанами.. издевались над гражданским населением Италии».*

* К сожалению приводя подобные аргументы авторы забывают указать о численности тех или иных казачьих соединений. Например, в армии Гитлера был один корпус фон Панвица в основном сформированный из пленных красноармейцев, а в Красной армии воевало 47 казачьих дивизий и 5 кавалерийских корпусов ставших гвардейскими.

Так и о войне с Наполеоном - приводя спорные, среднепотолочные аргументы очернители казачества забывают очевидные исторические факты. В начале кампании 1812 года французам противостояло три русских армии.

Первая западная армия под командованием Барклая де Толли; в ней было 10 казачих полков. Вторая западная армия под начальством Багратиона; в состав её входило 8 казачьих полков. Третья армия Тормасова имела 5 полков донских казаков. А всего к началу войны против Наполеона в русской армии было 74 казачьих полка рассредоточенных по всей западной границе в составе различных воинских соединений.

Как известно замысел Наполеона состоял в том, чтобы разбить русские армии по одиночке, а цель Багратиона и Барклая была сохранить свои войска соединиться и дать решающую баталию. Казачьи части прикрывали отступление русских армий и вступали в диверсионные вылазки против французов, чем обеспечили успешное соединение 1-й и 2-й армий у Смоленска. Француз де Коленкур писал об этом: «Тем временем неприятель отступал от этапа к этапу, пользуясь для прикрытия своего движения только казаками или иногда одним-двумя драгунскими полками», а сам Наполеон оценил казаков как «бесспорно лучшие легкие войска, какие только существуют. Одним из самых известных боёв было Сражение под Миром, где казаки атамана Матвея Платова разбили три уланских полка генерала Турно.

Кроме того, в занятых французами областях небольшие казачьи отряды рассеявшись по тылам громили обозы, истребляли фуражиров и старались оставить за собой выжженную землю. Наполеон после этого возненавидел казаков и стал называть их « поношением рода человеческого».

Преддверием бородинского сражения был бой за Шевардинский редут, который прикрывал дальнейшие оборонительные позиции русской армии. Бой шел до глубокой ночи и позволил выиграть время для постройки Семёновских флешей на Бородино. Отход пехоты с редута прикрыли казаки и гусары, навязав французам фланговую атаку.

В Россию Наполеон вошел с 600 000 армией, а на Бородинском поле у него было уже 135 000 солдат, Это явилось следствием как больших потерь так и необходимостью оставлять в захваченных населенных пунктах многочисленные гарнизоны и охранять смоленскую дорогу от диверсий партизан.

При Бородино численность русской армии наконец превысила французскую и составляла 155 тыс. человек, но качественно она ещё уступала опытным прошедшим всю Европу воякам Бонапарта. Значительную часть армии Кутузова составляли ополченцы. В сражении участвовало 18 казачьих полков общей численностью 11 тыс. человек. На левом фланге (в Утицком лесу) стояло 8 казачьих полков генерала А.Карпова, правый фланг русских войск прикрывал отряд казаков М.Власова,остальные полки находились в резерве у села Татариново подруководством Матвея Платова.

Основной удар французов пришелся на Семёновские флеши обороняемые армией Багратиона. В 12 дня они были взяты, а сам Багратион тяжело ранен. По замыслу Наполеона в этот момент следовало бросить в наступление свой главный резерв – императорскую гвардию (19 тыс. лучших отборных солдат) рассечь русские войска и разбить их по одиночке. В этот момент Кутузов бросил на правый фланг 9 казачьих полков и кавалерийский корпус генерала Уварова. Узнав о появлении русской конницы, Наполеон отменил приказ о введении в бой гвардии и снял с направления главного удара 20 тыс. войск.

Казачьи историки излишне самокритично пишут: « Набег казаков Платова в тыл Бородинской позиции Наполеона мог бы сломить все силы Наполеона и даровать им полную победу. Но этому помешала некоторая жадность казаков. Едва увидели наши деды богатство наполеоновского обоза, как забыты цель и назначение набега» (Картины былого Дона.1909г.)

Подобная самокритика была с восторгом встречена антиказачьими истории-ками и сами казаки оказались в роли «козлов отпущения» как за Бородино, так и за оставление Москвы. Но на самом деле добыть победу силами одного пиково-сабельного удара 11 тысяч казаков против 19 тыс. свежей императорской гвардии и 100 тыс. прочих войск – «шапкозакидательская» иллюзия.

Итоги битвы каждая сторона оценивает по своему – французы считают, что победили они, а русские и поныне празднуют свою победу. Сам Наполеон заявлял – «Французы показали себя достойными одержать победу, а русские стяжали право быть непобедимыми»…

Французы отошли на свои исходные позиции, а русские заняли свои. Казачьи отряды добрались даже до Шевардино. Однако Кутузов принял решение отойти и оставить Москву. Причины такого решения до сих пор оживленно обсуждаются историками различных школ, но прогнозы прошлого не входят в тему данной работы. Скорее всего, русский главнокомандующий понял, что разгром Наполеона дело времени и постарался максимально сократить потери своей армии. И действительно, – великая французская армия гибла не в ожесточенных битвах, а в изнурительных отступлениях. За месяц пребывания в Москве армия Наполеона разложилась и стала скопищем мародёров и убийц. Убивали не только пленных и мирное население, но и своих раненых солдат, которых по ночам скидывали с повозок с награбленным добром. Более того, при отступлении французской армии, из-за нехватки продоволь-ствия отмечались неоднократные случаи людоедства.

После занятия Москвы Наполеон отдал приказ преследовать отступающую русскую армию и разбить её на марше. В арьергарде армии были казачьи полки которые двигались на Рязань. Более того, они время от времени вступали в мнимые переговоры с маршалом Мюратом, о чем француз де Коленкур иронично писал: « До сих пор он все время вел переговоры с казачьими начальниками. Он дарил им свои часы, свои драгоценности и охотно отдал бы свою рубашку, если бы не открыл, что, пока эти милые казаки ублажали его и удерживали на Казанской дороге, русская армия под прикрытием их манёвров уже пять дней тому назад перешла на Калужскую дорогу…»

В Тарутинском лагере русская армия быстро росла, вскоре туда прибыло с Дона ещё 26 вновь сформированных казачьих полков собранных при по-головной мобилизации - от 16 до 60 лет. Кроме донцов в войне участвовали и другие казачьи формирования например – Уральские казачьи полки, Калмыцкие казачьи полки, Ставропольский полк, Черноморская сотня, Казачий полк Калужского ополчения, казачий полк графа Дмитриева-Мамонова (сформированный в Ярославле), полк казаков Нижегородского ополчения итд…

Кроме того, в корпусе атамана Платова находились и конные башкирские полки в национальных боевых костюмах, вооруженные луками и стрелами. Возможно, именно они, вследствии, своей степной-азиатской дикости вылавливали при Березине трупы наполеоновцев и именно о них злорадно повествует А. Меняйлов перенося их действия на всех казаков вообще…

В конном корпусе генерала Уварова, который параллельно с корпусом атамана Платова ударил в тыл французской армии тоже были казачьи формирования это эскадрон Черноморских казаков и лейб-гвардии Гусарский Казачий полк. На батарее Раевского сражался Сумской гусарский полк, ведущий свою историю от Слободских казачьих полков; им командовал полковник Д.Делянов. Сумской, Мариупольский и Оренбургский гусарские полки разбили 60% французкой кавалерии (знаменитый «бой во ржи» на панораме «Бородинская битва» художника Ф.Рубо) В рядах героических защитников Багратионовых флешей сражалась и 1-я рота донской артиллерии под командованием майора Тацына. Вооруженная 12 пушками с прицельной дальностью стрельбы 800-900 метров эта конно-артиллерийская рота отбила 8 атак французов, а затем, отойдя за Семеновский ручей, вновь установила свои батареи. Заняв удобные огневые позиции на высотах, русские батареи открыли сильнейший огонь по противнику, который в конце дня «вынужден» был отвести войска на исходные рубежи.

В дальнейшем казачьи полки участвовали не только в разграблении французских обозов (что само по себе не так уж плохо), они участвовали в активных наступательных действиях. Так 6 октября войска Орлова-Денисова в составе 10 казачьих полков с ротой Донской конной артиллерии и 4 кавалерийских полка с полуротой конной артиллерии разбили у Тарутино корпус маршала Мюрата. Кутузов писал в донесении: «Первый раз французы потеряли столько пушек и первый раз бежали как зайцы».

10 октября в Москву вступил казачий отряд генерала Иловайского. Он изгнал из города последние остатки наполеоновской армии, а 13 октября в боях под Малоярославцем (у с. Городня) казаки чуть было не взяли в плен самого Наполеона. С того дня испуганный великий император стал носить с собой яд, которым воспользовался лишь в 1814 году при своём первом отречении, но от столь долгого хранения яд не подействовал и он остался жив.

С этого для началось отступление наполеоновской армии, вскоре перешедшее в паническое бегство. Последний крупный бой состоялся 5 ноября под Красным селом, где потери Наполеона составили более 30 тыс. человек. После боёв под Красным император приказал собрать и принести к себе знамена всех полков и сжечь их. В воспоминаниях Г.Росса - армейского врача мы читаем: « Весь день нас беспрестанно тревожили казаки. Наполеон с гвардией давно опередил нас. Мы следовали арьергарде и поэтому должны были постоянно отражать атаки казаков, вернее удирать от них».

Бой под Красным изображен на картине А.Дезарно, который сам был участником битвы. Попав в русский плен от остался жить в России и стал академиком Петербургской академии художеств. Картина называется «Преследование казаками отступающих французов».

Изгнание наполеоновских войск не было легкой военной операцией, где победители собирали трофеи и брали пленных. Цена победы была дорогая-из Тарутина Кутузов вывел 120 тыс. армию (не считая ополчений), а к Березине подошло лишь 40 тыс. человек. Однако 16 ноября войска Чичагова совместно с казаками Платова и отрядом Ермолова разбили у переправы через реку Березину 40 тысячную французскую армию. После переправы от главной группировки Наполеона осталось 9 тысяч гвардейцев. Фактически при этом сражении император потерял людей больше чем под Бородино.

Баснописец Крылов посвятил войне 1812 года свою знаменитую басню «Волк на псарне» где говорится : « Задумал волк попасть в овчарню попал на псарню» эти слова исчерпывающее характеризуют характер той войны. Наполеон ещё долго и успешно воевал на «овчарнях» Европы пока был окончательно разбит в битве при Ватерлоо в июне 1815 года, причем это поражение до сих пор считается историками «цепью роковых случайностей»

Преследование казаками отступающих французов

Художник А.Дезарно

Война между «Севером и Югом».

Для оценки событий Гражданской войны 1917-1920 году происходивших в верховьях Дона и окрестностях, прежде всего, следует использовать мемуары тех, кто непосредственно в них участвовал и даже руководил ими, поскольку подлинная история «гражданской» будет написана ещё очень не скоро.

Основными опубликованными мемуарными источниками на сей день являются воспоминания- с «белой стороны» А.И. Деникина, П.Н. Краснова, А.Г.Шкуро, И.А.Полякова (нач. штаба Донской армии) и М.Н. Левитова (комбата Корниловского полка); с «красной стороны» С.М. Буденного, М.А. Чернышева (начальника Воронежской боевой дружины) и доклад И.В. Сталина «К военному положению на юге», написанный им в Серпухове в декабре 1919 года. Наверное «красных» мемуаров должно быть значительно больше, но большинство комдивов, комбригов, военспецов воевавших в Красной армии были в недалёком будущем физически уничтожены своими сотоварищами.

Гражданскую войну в Донском регионе вполне можно отождествить с «гражданской» войной в США, когда промышленно развитый Север победил аграрный Юг, но в отличии от Америки наш юг был освоен не рабами неграми, а свободными русскими людьми, в большинстве своём принадлежащими к казачьему сословию. Это относится не только к землям Войска Донского, но и к «нашему» ЦЧР, где продолжали проживать потомки прежних «до петровских» казаков.

В начале ХХ века потомки северо-донских казаков, потерявшие к этому времени всякую «казачью индентификацию», как сословную, так и этно-социальную, снова проявили свой «боевой дух». Хотя от бывших «казаков, стрельцов и детей боярских» и тех славных времен, в пределах Курска, Орла, Белгорода и Липецка, остались только названия на географических картах (Стрелецкие хутора, Слобода казачья, Песковатка казачья, Песковатка боярская и прочие «Пушкари», способность к сопротивлению новому бедствию, которое можно обозвать «игом большевицкой диктатуры», вновь проявилась (в различных ипостасях) у их тогдашних потомков.

Вообще-то всякая «гражданская война» не славное событие военной истории это - война «самих с собою и всех против всех». В революционном угаре, провоцирующем бурный расцвет всех «шапкозакидательских» военных авантюр, рождались и соответственно-безответственные стратеги. А за стуканье лбов и амбиций полководцев, политических авантюристов тех лет долгие годы расплачивалось мирное население.

В конкретно российских событиях периода 1917 -1920 гг. как в «кривом зеркале», проявилась прошлая « бунташная история» века XVIII. Вновь появились самозванцы, атаманши Маруси да Стеньки Разины и снова, распавшиеся на самостийные куски русские земли объединились под властью нового «грозного» московского тирана.

По правде говоря, к « большевикам», была отрицательно настроена большая часть населения прежней России, но только казачество смогло им активно противостоять в силу своей воинской организованности и сплоченности. Но никакая доблесть и умение воевать не могла тогда побороть коммунистическое правительство, превзошедшее в своём коварстве и жестокости все предыдущие институты управления мира.

После ликвидации российской монархии в землях казачьих Войск были организованы органы самоуправления – Войсковые круги, на которых избирались войсковые правительства. Наиболее значимыми войсковыми атаманами были – М.А. Караулов ( Терское войско), П.Н. Краснов ( Всевеликое Войско Донское), А.П. Филимонов ( Кубанское войско), А.И. Дутов (Оренбурское войско).

Падение монархии пришлось на период боевых действий на фронтах раскинутых на протяжении 2600-километровой границе. Громадная деморализованная армия численностью более 10 млн. человек разбрелась по стране создавая вооруженные беспорядки, поэтому последовавшие за этим революционные события по своим масштабам не имеют аналогов с революциями других стран.

Без всякого сомнения, русская революция 1917 года, (как впрочем и 1905г) была инспирирована враждебными России иностранными спецслужбами, щедро ассигновавших диссидентские движения. Но правительство страны подавив 1-ю революцию не сделало должных выводов о её истоках, пребывало в беспечной уверенности насчет незыблемости вековых государственных основ.

Русский Престол гарантировал незыблемые казачьи права на их землю. Отречение царя поставило эти гарантии под сомнение. Последующее правительство (Милюкова-Керенского), никакого «пряника» казакам не посулило (чего не скажешь о большевицко-эссеровских агитаторах) и использовало казаков в роли «кнута» защищавшего непопулярный режим от недовольного народа.

Более того, после выступления Корнилова, командующий войсками Петроградского округа полковник Верховский телеграфировал генералу Каледину « появление в пределах Московского округа казачьих частей без моего разрешения я буду рассматривать как восстание против Временного правительства. Немедленно издам приказ о полном уничтожении всех идущих на вооруженное восстание…»

Однако созданные Войсковые правительства не поддержали и Октябрьский переворот видя в нем разрушение государственных устоев «вообще» и стали восстанавливать на своих землях прежние «вечевые» порядки – на правах самоопределения вплоть до отделения.

Все народы России попали в хорошо поставленную «ловушку» и клюнули на приманку « Мир-Земля-Воля» и тем самым были обречены воевать, лишиться земли и попасть в кабалу коммунистических управленцев. Они впервые столкнулись с новым, весьма совершенным и «невидимым» доселе оружием - «Диалектическо-коммунистической пропагандой и агитацией».

Большевицкая пропаганда была лучшей пропагандой «всех времен и народов», хвалённая «Гебельсовская» выглядела детским лепетом по сравнению с ней. У доктора Геббельса был принцип говорить правду, только правду, но не всю правду. В результате выходила правда более похожая на ложь. У большевиков был совершенно обратный принцип «говорить ложь которая очень похожа на правду» и в результате «кремлёвские мечтатели» (в начале вызывавшие впечатление средневековых китайских императоров, как известно, считавших себя Владыками всего Мира), путем одних Декретов (по телеграфу) захватили власть в огромной и великой стране.

Впрочем, подробный анализ революционных событий не входит в тему данной работы и поэтому следует ограничиться лишь отдельными свидетельствами о казачьей деятельности на Воронежской земле.

Казачьему народу, большевикам, в общем -то было нечего посулить. Земля у них была, народовластие тоже, а война уже закончилась. Воевать за интересы неведомого мирового пролетариата или самим становиться пролетариями им очевидно не хотелось. А терпеть на своих окраинах независимые казачьи войска не могли себе позволить даже прежние цари. В общем, казачество было обречено, тем более что, на вольный Дон потянулись все недовольные советской властью люди. Конечно, большевики пытались заигрывать с казаками и использовать их воинский потенциал против своих врагов. Например, казак Автономов был Главнокомандующим революционными войсками Северного Кавказа и защищал Екатеринодар от войск генерала Корнилова. Красный казак Сорокин (бывший военфельдшер) командовал Таманской армией. Филипп Миронов сформировал казачью дивизию и командовал армией наступавшей на Крым. При Советском правительстве был создан «Казачий отдел ВЦИК» призванный формировать казачьи части в Красной Армии. Одним из таких формирований была дивизия Червонного казачества состоявшая из 6 кавалерийских полков, участвовавших в разгроме Корниловской Ударной Дивизии под Орлом.

Большевики «отблагодарили» своих сторонников – Автономов был отстранен от должности и умер от тифа, а Сорокин и Миронов были вероломно расстреляны без суда и следствия. Были репрессированы и многие комдивы 1-й конной армии.

. По странной логике, расстреляв покорителя Крыма Миронова, защитника Крыма Слащева «простили» и назначили преподавателем в Высшей пограничной школе ОГПУ.

Знаменитый Андрей Шкуро, дошедший со своим казачьим корпусом до Воронежа, в свое время был тоже приглашен на службу в Красную Армию и как он пишет в своих мемуарах (Записки белого партизана) - « согласился для того, чтобы произвести переворот». Если бы Шкуро проявил бы лояльность к Советской власти он стал бы одним из «легендарных комбригов» и возможно «дотянул» бы до 41-го года. Воевал бы он тогда – За Родину, за Сталина !

Однако в целом альянс казаков с новой властью был просто невозможен.

Вооруженные конфликты донских казаков с красногвардейцами начались сразу после Октябрьского переворота, так в конце 1917 года в боях под Обоянью и Белгородом «революционными матросами и солдатами» был уничтожен 5-тысячный казачий отряд возвращавшийся на Дон из Москвы. Никакого резона уничтожать возвращающийся домой казаков не было, гражданская война была ещё «не объявлена», но легендарный анархист «матрос-партизан Железняк», большевик-матрос Ховрин при поддержке бронепоездов, силами польского легиона и черноморо-балтийских моряков «разобрались» с потенциальными противниками. Отряд корниловцев был «стерт в порошок» - так командир отряда Павлуновский сообщил в этом в газете «Правда» за 12 декабря 1917 года.

Первое наступление казачьих войск ( Донская армия) на Воронеж состоялось летом 1918 года, когда отряды атамана Краснова вышли на линию Валуйки – Острогожск – Бобров – Поворино, заняли Богучар и впоследствии потерпели поражение. Атаман Краснов, как известно, имел прогерманскую ориентацию и вел союзнические переговоры с императором Вильгельмом. Считая, что раз Российской империи больше нет, то Дон должен стать самостоятельным государством. К письму Вильгельму была приложена карта предполагаемых земель Всевеликого Войска Донского, на ней значились и территории ранее не входившие в область Войска земли, «но необходимые по стратегическким соображениям Воронеж, Камышин и Царицин».

В следующем году наступление «белых войск» на Воронеж состоялось под руководством генерала Деникина. Поэт революции В. Маяковский ёрничал по этому поводу « Деникин взял было Воронеж- Дяденька брось а то уронишь».

«Белый бронепоезд»

Тяжелый танк Мk.V под Касторной
В то время атаман Краснов был, по сути, отстранен и командовать Донской армией был поставлен генерал Сидорин. Если Краснов планировал некую самостийность, т.е защищать только казачьи районы(что было вполне реально), то для Деникина главной целью была Москва. По «Московской директиве от 20 июня» на Москву следовало наступать сразу по трем направлениям 1) Курск, Орел, Тула (ген.Май-Маевский), 2) Пенза, Нижний Новгород, Владимир (ген. Врангель), 3) Воронеж Козлов, Елец (ген. Сидорин).Казачьи историки, (напр. А.А.Гордеев) считали подобные действия важным стратегическим просчетом, повлекшим сокрушительное поражение Белого движения вообще.

Вахмистр Буденный оказался намного дальновидней опытного царского генерала, в частности он утверждал: «Гражданская война – война маневренная, а не позиционная, линии её фронтов лишь условные линии и поэтому роль кавалерии в этой войне, как наиболее маневроспособного рода войск огромна…»

Полковник Левитов, воевавший под Орлом у Май-Маевского с болью пишет: «Разбирая соотношение сил в боях под Орлом, я должен отметить, что полное отсутствие у нас кавалерийских частей лишала нас многого…Пехота с кавалерией не просто отбрасывает противника, а уничтожает его живую силу… против одного 2-го Кониловского ударного полка было 42 стрелковых и 10 кавалерийскихполков»

На воронежском направлении действовало два казачьих конных корпуса генералов Константина Мамантова и Андрея Шкуро. Упредив наступление Красной армии, они прорвав позиции Южного фронта, всего за полтора месяца освободили от большевиков города Тамбов и Воронеж и заняли станцию Лиски.

Казаков Мамантова на тамбовской земле встречали как освободителей от коммунистического гнета, ко всему прочему они щедро раздавали населению реквизированные большевицкие припасы в том числе и оружие. В последующем антоновском восстании в тамбовских землях воевали именно этим оружием.

Корпус А.Шкуро подошел к Воронежу с севера, взяв Землянск, он вышел к Гвоздевским высотам и стал наводить переправу через Дон. 17 сентября 1919 года Воронеж был взят силами одного казачьего корпуса. Численность его была весьма небольшая, например, в конце сентября в третьем конном корпусе Шкуро было не более З-х тысяч бойцов ( А.Шкуро «Записки белого партизана»). Успешно воевать против многократно превосходящих сил Красной армии казачьим войскам помогала поддержка местного населения. Так в Тамбове на сторону Мамантова перешла красная 4-я особая бригада (14 тыс. человек), была создана 1-я Тульская добровольческая Дивизия, 4-й Козловский добровольческий полк (основной состав этих частей крестьяне и дезертиры Красной армии). В Воронеже из рабочих железнодорожников был создан 1-й стрелковый батальон, впоследствии переименованный в Волчий батальон. Как пишет Шкуро: «Рабочие сделались хорошими солдатами и далеко превосходили своей доблестью многих казаков в боях».

В поддержку белых войск Деникин прислал бронепоезда, которые отгоняли отряды большевиков от железной дороги по линии Воронеж – Касторная – Грязи. Бронепоезда «Генерал Шкуро» и «Азовец» были отрезаны от Касторной взорванным мостом, и были пущены казаками под воду у Семилук, где воронежские казаки в 2002 году установили два памятных православных креста.

Диверсионный рейд корпуса Константина Мамантова и поддержавшего его корпуса Андрея Шкуро показал что «слабое место» красных Воронеж. Получается, что именно воронежское направление было наиболее перспективным для Белой Армии. В Воронеже Деникин имел бы прочный тыл, не задевал бы ни чьих национальных и классовых интересов. Оказалось, что только на Северном Дону у белых была мощная социальная поддержка. Даже по свидетельству Чернышева (начальника воронежской рабочей боевой дружины ) « оказалось, что в Воронежских и Отроженских мастерских рабочие почти 50% ушли с белыми», а известный большевик Моисеев говорил Чернышеву « участь большевиков будет такая же, как парижских коммунаров. Если ты Чернышев хочешь жить, то спасайся как можешь»

При отходе из города отряда Шкуро (24 сентября) « полк воронежских казаков, сформированный из добровольцев, отставных генералов, офицеров чиновников и купцов, пытался оказать сопротивление. Но это были тщетные попытки… (С.М.Буденый «Пройденый путь» )

Наступление Белой армии на Москву было сорвано фланговым ударом по тылам (Бердянск, Мариуполь, Одесса) произведенным повстанческими отрядами Нестора Махно некоторое время входивших в состав Красной армии. Кроме того, большевики заключая кратковременные союзы со всеми противниками идеи «Единой и Неделимой России» оказались политически хитрее чем прямые и бескомпромиссные Деникин и Краснов. Отыграв «казачью карту» коммунисты разделили их на «революционных» и «контрреволюционных». Красные казачьи полки отправили на другие фронта, а остальных, директивой от 24.01.1919 года решили истребить всех «поголовно». Инициатора казачьего «геноцида» Якова Свердлова вскоре (по слухам) закидали камнями, во время митинга курские железнодорожники. Свердлов потерял сознание, долго лежал на мерзлой земле и сильно простудился. По приезду в Москву он умер и его «людоедская директива» была проведена не в «полном объёме».

Казачий геноцид был очевидно лишь частью общего грандиозного плана полного подчинения народов России «международному интернационалу» и манипуляции народными массами для достижения мирового господства.* На сколь далеко простирались эти маниакальные идеи «кремлёвских мудрецов» неизвестно, возможно они собирались в дальнейшем захватить планету Марс и стать её единовластными властителями, (судя по роману А.Толстого «Аэлита» мысли подобного образа витали в головах тогдашних коммунистов), но с 1920 года хорошо отлаженная военная машина большевиков начала давать сбои. Три фактора сбили спесь с «кремлевских мечтателей – Война с Польшей, Кронштадский мятеж и Антоновское крестьянское восстание.

*Телеграмма Ленина Курскому и Орловскому губкому 9.XI 1918 г:

Вильгельм отрекся от престола. Необходимо напрячь усилия для того, чтобы как можно быстрее сообщить это немецким солдатам на Украине и посоветовать ударить на Красновские войска, ибо тогда мы вместе завоюем десятки миллионов пудов хлеба для немецких рабочих….. ПСС.т.50 с.202-203.

Резюме:

1)Причины поражения белых армий достаточно хорошо изложены в статье И.В. Сталина «К военному положению на Юге», написанной непосредственно с места событий. Его взгляды о причинах разгрома Деникина совершенно не противоречат мнению казачьих историков (например, Гордеева сравнивающего эти события с войной между Севером и Югом в США). Сталин в частности пишет: «…В ходе дальнейшего развития гражданской войны районы революции и контрреволюции определились окончательно. Внутренняя Россия с её промышленными и культурно-политическими центрами – Москва и Петроград, - с однородным в национальном отношении населением, по преимуществу русским, превратилась в базу революции. Окраины же России, главным образом южная и восточная, без важных промышленных центров с населением в высокой степени разнообразном в национальном отношении, состоящим из привилегированных казаков-колонизаторов, с одной стороны, и неполноправных татар..чеченцев, ингушей и других мусульманских народов с другой стороны, превратились в базу контрреволюции»

Казачеству в этой статье было дано ёмкое определение « …исконное орудие русского империализма, пользующееся привилегиями и организованное в военное сословие – казачество, издавна эксплуатирующее нерусские народы на окраинах.

2) Важной причиной военных неудач стало неправильное применение Деникиным конных корпусов. Казачий историк Гордеев пишет: «Блестящая деятельность Донского корпуса, производившая более моральное, нежели оперативное воздействие, по существу ограничилось действиями чисто тактического порядка. Причем направленный в глубокие тылы корпус как будто имел цель, изолированную от всего хода войны…Во главе красных вооруженных сил стояли офицеры генерального штаба*, знавшие военное дело не хуже, чем командование белых…для офицеров, разбиравшихся хорошо в военных операциях, было ясно, что не поддержанный с фронта конный корпус быстро выдохнется и сам будет искать благополучного выхода…» Так и произошло 8-я армия Красных ударила в стык между Добровольчемской и Донской армиями, т.е по сути отделила пехоту от конницы.

Как пишет И.В. Сталин « Что касается группы Шкуро – Мамонтова, то, несмотря на усиление её двумя новыми кубанскими корпусами (корпуса Улагая - Науменко) и сводной уланской дивизией генерала Чеснокова,** она все же не может представлять серьёзную угрозу для нашей конницы… в боях под Лисичанском усиленная группа Шкуро-Мамонтова была наголову разбита нашей конницей…»

3)Наступление частей Донской армии было успешным лишь в пределах области Войска Донского и в «зоне» прежней Белгородской черты т.е в Белгороде, Воронеже, Тамбове. В этих регионах жили потомки прежних воинских сословий – казаков, стрельцов и пушкарей (чему свидетельство аналогичные географические названия ) никогда не знавших угнетения и крепостного права. Далее к северу население было более «пролетаризировано» и легче поддавалось тотальным большевицким мобилизациям.

* Роль офицерского корпуса бывшей царской армии пока мало изучена. С одной стороны только Деникиным было выдано ордеров на арест 25 генералов оказавших содействие большевикам. А Михаил Левитов пишет в своих воспоминаниях : « …мы встречали господ офицеров за пулемётами, охранявших красную банду…только в одном эскадроне служили один полковник и два ротмистра Императорской армии».

С другой стороны Буденный сообщает: «под Воронежем, заместитель командующего 8-й армией генерал Ротайский, с группой штабных военспецов перешел на сторону белых». Шкуро в свою очередь подтверждает: « Штаб красной 13-й армии сдался добровольно… начальник штаба капитан Тарасов объяснил ( и подтвердил это приказами), что все время нарочно подставлял под наши удары отдельные части красной армии..»

**Кроме социальных парадоксов есть парадоксы фамильные. Так, один Петр Чесноков командовал 2-й уланской кавалерийской дивизией, впоследствии эмигрировал и умер в 1948 году в Сербии. Другой Петр Чесноков был вахмистром Красной Армии и был зарублен отрядом атамана Гнилорыбова в июне восемнадцатого года. В станице Кривской ему был поставлен памятник.

По семейным архивам мой дед Семён Чесноков, урожденец г.Богучара, сын вышедшего в отставку казачьего есаула Ивана Чеснокова, переехавшего из станицы Казаннской, был мобилизован в Белую армию. Повоевать он не успел, но все равно в 1937 году был репрессирован как «деникинский каратель». В этом году на месте растрела, ныне реабилитированного деда поставлен памятник «Жертвам массовых репрессий. Его двоюродный брат Николай Дарин «успел» повоевать. Во время Верхнедонского восстания он был командиром 1-го Вешенского полка 5-й повстанческой дивизии и окончил войну в звании войскового старшины. В эмиграции рядовой Гундоровского полка.( Казачество-энциклопедия Москва 2003 с.93)

Как говорилось выше в реализации планов мирового господства большевикам помешали война с Польшей, Кронштатский мятеж и Тамбовское восстание.

Во всех этих мероприятиях в полной мере проявил себя красный полководец, бывший подпоручик, Михаил Тухачевский. Существует мнение, что будущий командарм в 1917 году был завербован немецкой контрразведкой и являлся агентом германского Генерального штаба. Коственным свидетельством тому, помимо агентурных данных, являются итоги его 4-го по счету побега из плена. Убегая Тухачевский убил конвоира, за что беглецу полагалась смертная казнь, однако этого не произошло. Чем «купил» себе жизнь бывший подпоручик остаётся только догадываться, но пятый побег из крепости Ингольштадт оказался удачным и оказавшись в революционном Петрограде, вступив в члены РКП(б) он сразу оказался под опекой «демона революции» Льва Троцкого.

После «польского конфуза» Тухачевского «применили» к ликвидации Кронштадского мятежа. Восстание, поднятое регулярными войсками Красной армии, причем считавшимися «красой и гордостью революции», на сегодняшний день довольно подробно описано и изучено. Из мемуаров Гавриила Солодухина (Жизнь и судьба одного Казака) явствует, что значительную часть мятежного гарнизона острова-крепости составляли мобилизованные большевиками казаки. Эмигрировав в Финляндию эти казаки основали там станицу Кубанско-Финляндскую атаманом которой был полковник Елисеев

Справедливости ради, следует заметить что советская власть иногда вела довольно гибкую политику используя казачьих перебежчиков для ликвида- ции повстанческих отрядов. Так например Максим Каширский – личный шофер атамана Андрея Шкуро, после возвращения из эмиграции был «прощён» новой властью и назначен начальником милиции станицы Удобной Армавиркого отдела. Он участвовал в ликвидации повстанческих отрядов Васильева и Ковалёва (своих бывших соратников по «белому делу») и погиб попав в засаду. ( Г. Василенко. «Случайные встречи» журнал «Кубань» №5.1991 г.)

Народные мятежи против коммунистов 1920-1921 годов заставили Ленина отказаться от политики «военного коммунизма» и строить экономику России на традиционных началах. Из всех известных крестьянских восстаний того времени тамбовское является самым крупным и «успешным». Охватив всю тамбовскую губернию, оно распространилось до Борисоглебска. Повстанческая армия состояла из 18 хорошо вооруженных полков общей численностью около 50 тысяч человек. Одновременно с этим восстанием, против большевицкой диктатуры поднялись жители Старой Калитвы и Богучара, сформировав дивизию со своим штабом и ревтрибуналом.

Трудности усмирения повстанческих движений на северном Дону и верховьях Воронежа проходивших под руководством Антонова, Матюхина, Гончарова и братьев Колесниковых, свидетельствуют, что мирные жители нашего края, в прошлом «вольные землепашцы», а немногим ранее северо-донские казаки не утратили былой воинской доблести и умения организованно (всеммиром) новому Игу ( вроде прежнего монголо-татарского).

В книге «Красные маршалы» (Р.Гуль. 1932 г. Берлин.) о усмирении тамбовского восстания говориться: «Только дым стоял от сгоревших восставших сел, которые поджигают по татарски с четырех концов и расстреливают массово правых и виноватых. То есть «Тамбовская жакерия» получила общеевропейскую известность. Монархист Иван Солоневич в книге «Россия в концлагере» даже сделал «несбывшийся прогноз» : « страна ждет войны для восстания. Ни о какой защите «социалистического отечества» со стороны народных масс не может быть и речи. Наоборот, с кем бы ни велась война и какими бы последствиями ни грозил военный разгром, все штыки и все вилы, которые только могут быть воткнуты в спину красной армии, будут воткнуты обязательно. Каждый мужик знает это точно так же, как это знает и каждый коммунист! Каждый мужик знает, что при первых же выстрелах войны он в первую голову будет резать своего ближайшего председателя сельсовета, председателя колхоза и т.д., и эти последние совер-шенно ясно знают, что в первые дни войны они будут зарезаны».

Несомненно, такого рода «прогнозы» накануне II мировой войны, спровоцировали нацистскую самоуверенность в молниеносной победе над коммунистической Россией ( колосом на глиняных ногах). Но развала страны, подобно тому, что был в 1917 году не произошло, и причина не в «долготерпении народа», а в возвращении руководства страны в русло прежней «имперской политики».

Раcказачивание

Политика раcказачивания, проводимая правительством большевиков, происходила в рамках общих репрессивных мер по отношению к большинству населения России. Целью этих мер было создание мощного тоталитарного государства с жесткой вертикальной структурой власти. Преследованию подлежали различные группы людей объединенных по территориальному, сословному, этническому и конфессиональному признаку. По словам соратника Ленина Рейгольда:

"Казаков, по крайней мере, огромную их часть надо рано или поздно истребить, просто уничтожить физически, но тут нужен огромный такт, величайшая осторожность и заигрывание с казачеством: ни на минуту нельзя забывать, что мы имеем дело с воинственным народом, у которого каждая станица вооруженный лагерь, каждый хутор - крепость".

Террор достиг первого пика еще в ходе Гражданской войны - оформившись известной директивой Оргбюро ЦК ВКП(б) 24 января 1919 г. Речь шла о репрессиях против всего казачества! Этот подписанный Свердловым документ настолько важен в "юридическом" оформлении политики советской власти в отношении казачества, что стоит привести следующую выдержку:

«Провести массовый террор против богатых казаков, истребив их поголовно; провести беспощадный массовый террор по отношению ко всем вообще казакам, принимавшим какое-либо прямое или косвенное участие в борьбе с Советской властью. К среднему казачеству необходимо применять все те меры, которые дают гарантию от каких-либо попыток с его стороны к новым выступлениям против Советской власти».

3 февраля 1919 года появился секретный приказ №171, председателя РВС Республики Льва Троцкого «О расказачивании». Тогда же директива Донбюро ВКП(б) прямо предписывала - а) физическое истребление по крайней мере 100 тысяч казаков, способных носить оружие, т.е. от 18 до 50 лет; б) физическое уничтожение так называемых "верхов" станицы (атаманов, судей, учителей, священников), хотя бы и не принимающих участия в контрреволюционных действиях; в) выселение значительной части казачьих семей за пределы Донской области; г) переселение крестьян из малоземельных северных губерний на место ликвидированных станиц.

Именно осуществление директивы Оргбюро привело к восстанию на Верхнем Дону 11 марта 1919г. 8 апреля – очередная директива Донбюро: "Насущная задача - полное, быстрое и решительное уничтожение казачества как особой экономической группы, разрушение его хозяйственных устоев, физическое уничтожение казачьего чиновничества и офицерства, вообще всех верхов казачества, распыление и обезвреживание рядового казачества..."

Газета "Известия Наркомвоена" (выходившая фактически под прямой редакцией Троцкого) писала: "У казачества нет заслуг перед русским народом и государством. У казачества есть заслуги лишь перед темными силами русизма... По своей боевой подготовке казачество не отличалось способностями к полезным боевым действиям. Особенно рельефно бросается в глаза дикий вид казака, его отсталость от приличной внешности культурного человека западной полосы. При исследовании психологической стороны этой массы приходится заметить сходство между психологией казачества и психологией некоторых представителей зоологического мира.

По правде говоря, сама идея «расказачивания» широко не афишировалась. Когда В.И.Ленину передали резолюцию Совета Союза казачьих войск, с протестом против посылки большевистских частей на Дон. Ленин ответил, что «что посылка революционных частей на Дон ни в коей мере не ущемляет прав трудового казачества, а, наоборот, поможет ему в борьбе за свои права».

На деле в эпистолярном наследии Ленина (закрытых письмах и телеграммах) в отношении казаков часто встречаются фразы «поголовное истребление казаков… расстрелять всех до одного… перережем всех»

Главным проводником идеи расказачивания на Дону был Сергей Сырцов – 25 летний председатель Донского бюро РКП(б) и фактический руководитель Гражданского управления «Гражданупра» Недавний студент Петроградского политехнического института, начитавшийся книг о Великой Французской революции, Сырцов однозначно оценивал казачий Дон как «Русскую Вандею».Непоколебимо встав на эту точку зрения, он не желал считаться ни с социальным расслоением среди казаков, ни с тем фактом, что значительная часть казачества сражалась на стороне Советской власти. Ленин тоже, ещё в 1917 году предупреждал о возможности образования на Дону «русской Вандеи», хотя казачество в ходе революции в октябре 1917 года придерживалось в целом позиций нейтралитета.

Как «Вандею» оценивали события на Дону и белогвардейцы:

Белая гвардия, путь твой высок:

Черному дулу — грудь и висок.

 

Божье да белое твое дело:

Белое тело твое — в песок.

 

Не лебедей это в небе стая:

Белогвардейская рать святая

Белым видением тает, тает...

 

Старого мира — последний сон:

Молодость — Доблесть — Вандея — Дон.

В этих стихах Марины Цветаевой выражена принятая тогда тенденция сравнения русской революции с Великой Французской революцией.

Дело в том, что русская революция проходила в точности по «рецептам» французской. Сценарий был следующий:

1) Отречение монарха от престола с переходом власти к парламенту.

2) Разгон этого самого парламента, бескровное взятие какой-либо никем не защищаемой «Бастилии» и установление жесткой диктатуры.

3) Разжигание Гражданской войны с целью максимального уничтожения населения.

4) декларативные иностранные интервенции

5) Репрессии против всех недовольных происходящим.

6) Уничтожение самих исполнителей карательных акций.

7) Восстановление имперских амбиций, (по сути, реставрация монархии)

Результат обеих революций грандиозные мировые войны с одинаковым периодом – 21 год (1793-1814 и 1919-1941). Даже восстания – на Дону и Вандее начались в первых числах марта. В этом кровавом спектакле менялись лишь фамилии актеров, с Лекинино* на Ленина и Каррье** на Якира. Поэтому достаточно остановиться на одной бойне, чтобы стала понятна суть другой. Кто был истинным режиссером этих событий и поныне остаётся загадкой.

Суть Вандейской страницы французской революции изложена в книге Гракха Бабёфа1. Ссылаясь на сочинение участника революционного трибунала и свидетеля тайных сборищ якобинцев С.Вилата, Бабёф утверждает, что в деле уничтожения людей лежала целая система, причем весьма практичная. В частности он пишет: «по плану этих великих законодателей не следовало допускать, чтобы численность населения когда либо превзошла определенное соотношение с размерами общей годичной продукции всей земельной площади страны, так, чтобы каждый гражданин всегда обладал полным земельным наделом и полной долей продуктов питания…нет другого способа уничтожения этой власти собственников и освобождения массы граждан от этой зависимости, как сосредоточить сначала всю собственность в руках правительства… Что в любом случае необходимо произвести сокращение населения, потому что, по произведенным подсчетам, французское население по численности превосходило ресурсы почвы и потребности производительной деятельности; иными словами, людей у нас слишком много, чтобы каждый мог жить в достатке, рабочих рук больше, чем нужно для выполнения наиболее полезных работ…

По утверждению Гракха Бабёфа репрессиям подлежали все без исключения жители Вандеи и республиканцы, и монархисты. Зеркальный парадокс того времени состоял в том, что первые назывались «патриотами», а вторые «врагами народа». В России 17-го года патриот и враг народа стали словами синонимами.

Следует ещё раз процитировать Гракха Бабёфа: «…колонна, которой руководит генерал Гриньон сжигает все деревни и фермы, никому нет пощады, мужчины, женщины, грудные дети, беременные женщины — все гибнут; несчастные патриоты со свидетельствами о патриотизме в руках тщетно просят этих бесноватых сохранить им жизнь, их все равно убивают… Колонна Гриньона уничтожила в Лароше множество людей, как взрослых мужчин, так и детей, из коих многие были известны своим патриотизмом и работали для армии…

…в одном месте они истребили весь состав муниципалитета, облаченный в трехцветные шарфы. В маленькой деревне, где проживали лишь около 50 добрых патриотов, всегда оказывавших сопротивление гнету разбойников, узнают, что их братья по оружию идут помогать патриотам и отомстить за все перенесенные ими страдания. К их приходу приурочивают патриотический и братский банкет. Колонна прибывает, обнимается с ними, съедает приготовленную этими несчастными еду, и сразу после трапезы (о, неслыханное варварство!) они их уводят па кладбище и там закалывают одного за другим…

…17-го колонна Корделье расположилась лагерем в Клиссоне, и этот генерал распорядился истребить там жен и детей добрых республиканцев, бежавших в Нант. 18-го, когда он проходил через местечко Балле, он велел расстрелять многих граждан и гражданок, хотя те и предоставили ему свидетельства о патриотизме. 19-го в Леру та же колонна убивала беременных женщин и детей всех возрастов. 28-го Гриньон в Ла-Миллерэ заставил около 40 жителей явится в церковь; почти все они имели свидетельства о патриотизме; их выпускали оттуда по одному и расстреливали на кладбище.. 26-го Корделье приказал расстрелять по меньшей мере 200 женщин, детей и стариков, у которых были добротные свидетельства о патриотизме…»

Описания террора на Дону и Вандее настолько схожи, что лишь вчитываясь в даты и имена понимаешь о каком времени идёт речь.

Трибунал разбирал в день по 50 дел... Смертные приговоры сыпались пачками, причем часто расстреливались люди совершенно невинные, старики, старухи и дети. Известны случаи расстрела старухи 60 лет неизвестно по какой причине, девушки 17 лет по доносу из ревности одной из жен, причем определенно известно, что эта девушка не принимала никогда никакого участия в политике (Из докладной записки председателя Урюпинского комитета компартии К. К. Краснушкина в Казачий отдел ВЦИК, 1919 год.)

…23 женщины, девушки и ребенка , 16 или 17 из них в возрасте 10,12,14 и 17 лет он приказал расстрелять около Мов. Одну старую женщину Белодр передал своим солдатам, которые разрубили её на куски и бросили в воду( Г.Бабёф «О системе уничтожения населения» 1794 год)

Описывать аналогичные зверства большевиков на Дону, не очень хочется, тем более что они достаточно подробно изложены в книге В.Шамбарова «Казачество» в главе «Казачий геноцид». Было все и массовые грабежи и реквизирование жен и дочерей и даже «республиканские свадьбы» (в российском исполнении – венчание священника с кобылой). Но главное сохранялось - станицы встречавшие большевиков хлебом-солью вырезались также, как и непокорные поселения. Имевшего «добротное свидетельство о патриотизме» командарма-казака Филиппа Миронова чекисты расстреляли без суда и следствия.

Существует мнение, что репрессии последовали в ответ на выступление против Советской власти войск Петра Краснова в 1918 году. Однако после более масштабного, похода Антона Деникина в 1919 году, угрожавшего самой Москве, подобных репрессий уже не было. Директива Свердлова появилась в обстановке, когда казачьи полки один за другим переходили на сторону Советской власти. В январе 1919 г. семь станиц во главе с Вешенской подняли восстание против генерала Краснова, перебили часть офицеров, отправили делегации для переговоров с Красной армией, а 28-й казачий полк бросил позиции у Калача и пошел в Вешенскую искать Краснова, чтобы с ним расправиться. 2 февраля Краснов докладывал Деникину, что под влиянием большевистской агитации “северный фронт Донской армии быстро разваливается… люди в лучшем случае расходятся с оружием в руках по домам, в худшем – передаются “товарищу Миронову”.

Гракх Бабёф утверждал:«…восстание в Вандее произошло только потому, что подлые правители хотели этого. Их страшный план предусматривал, что, пока всю нацию в различных частях страны будут пропалывать, полностью будет выкошена эта область, что предоставит большие возможности для организации первых новых аграрных поселений…»

Тоже можно сказать и о Вёшенском восстании. Так, в ночь на 12 марта на нескольких хуторах казаки перебили небольшие гарнизоны красноармейцев и местных коммунистов. К утру с боем взяли станицу Казанскую. Искры восстания разносились с огромной скоростью. В течение двух-трех дней они слились в сплошное пламя, мгновенно охватившее весь Верхний Дон.

В отличие от французских якобинцев в Москве сидели прагматики, которые, не дожидаясь гильотинирования и неизбежного «термидора» резко пересмотрели свои взгляды. Уже 16 марта пленум РКП(б), отменил январскую директиву Свердлова, как раз в день его безвременной кончины. Но Донбюро не посчиталось с этим и и 8 апреля 1919 г. обнародовало еще одну директиву:

«Насущная задача – полное, быстрое  и  решительное  уничтожение  казачества,

как  особой  экономической  группы,  разрушение  его  хозяйственных  устоев,

физическое уничтожение казачьего чиновничества  и  офицерства,  вообще  всех

верхов казачества, распыление  и  обезвреживание  рядового  казачества  и  о формальной его ликвидации»

 

Репрессии, проводившиеся  армейскими  трибуналами и Донбюро, заставили территорию подняться против коммунистов, и это  привело к потере всего района верхнего Дона, когда Добровольческая и Донская армии дошли до Тулы и Ельца.

13 августа 1919 г.  объединенное  заседание  Политбюро  и  Оргбюро  ЦК РКП(б) обсудило воззвание к казакам представленное  Лениным.  Правительство заявляло что оно: «не собирается  никого  расказачивать  насильно, не идет против казачьего быта, оставляя трудовым казакам  станицы  хутора, их земли, право носить какую хо- тят форму  (например, лампасы). Даже такой «злодей» как Троцкий, в сентябре 1919 года разработал «Тезисы о работе на Дону»*

*  В них отмечалось, что поскольку социальные группировки в казачестве весьма бесформенны, то главным критерием отношения к казаку будет отношение  его к Красной Армии

В связи с чем советское  руководство  проводит  ряд  мер  для сближения с казачеством: созывается 1   съезд   трудового   казачества, публикуется декрет « О землепользовании и землеустройстве в бывших казачьих областях», были амнистированы десятки тысяч рядовых казаков взятых в плен под Новороссийском.

Пересмотр правительством РСФСР «анти-казачьей политики», произошло понятное дело не из соображений гуманности. В Кремле, особенно в те годы, не сидели добрые дяди с «маковыми плюшками». Просто перед Советской властью стояли более «насущные» проблемы – это будущая война с Польшей, подавление крестьянских

 

Революционный трибунал над «контрой» - старым казаком и священником

 

 

Реквизия хлеба

бунтов и вообще поход на Европу под знаменем Мировой революции. А на Дону, в те годы, и так было физически уничтожено от 35 до 40% боеспособного населения, а это по разным подсчетам около 1 млн.человек.

На апрельском (1925) пленуме ЦК РКП(б) было  принято  постановление  «О  работе

среди казачества», обозначившее курс  на  широкое  вовлечение  казачества  в советское строительство и снятие всех ограничений в его жизнедеятельности.

Дальнейшие репрессии против жителей казачьих областей, уже не осуществлялись в таких масштабах и не носили ярко выраженного анти-казачьего геноцида. Они проводились уже в рамках коллективизации и всеобщей мании вредительства охватившей всю страну.

Советская власть, покончив с «расказачиванием», «раскулачиванием» и «раскрестьяниванием» с середины 30-х годов, сменила «гнев на милость» сосредоточив репрессии на бывших «краскомах» и «старых большевиках». Так, в конце 1935 года в Большом театре на праздновании годовщины ОГПУ присутствовала группа казачьей старшины в форме царского образца с золотыми и серебряными аксельбантами. А в 1936 году был сформирован ряд кавалерийских дивизий получивших наименование казачьих. Они набирались извсего населения Дона, Кубани и Терека, за исключением горцев. Было разрешено ношение прежде запрещенной традиционной казачьей формы – черкесок, башлыков, бурок, шаровар с лампасами.

Для лучшего понимания « кавалерийской темы» хочется привести выдержки из статьи В.Д. Иванова и О.И. Сергеева «Что в эти годы происходило с кавалерией», опубликованной Институтом истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока ДВО РАН в августе 2000г.:

«К 1935 году в РККА имелись 4 кавалерийских корпуса (1-й, 2-й, 3-й, 4-й), 15 кавалерийских (1-я, 2-я, 3-я, 4-я, 5-я, 6-я, 7-я, 8-я, 9-я, 10-я, 11-я, 12-я, 14-я, 15-я, 22-я) и 5 горно-кавалерийских (17-я, 18-я, 19-я, 20-я, 21-я) дивизий. Согласно докладу начальника Генерального штаба РККА А.И.Егорова от 14 апреля 1935 года о развитии Вооружённых сил на 1936-1938 гг., к 1 июля 1936 года в составе Красной Армии планировалось иметь 31 кавалерийскую дивизию. В течение 1935 года были созданы управления 3 кавкорпусов (5-й, 6-й, 7-й), развёрнуты из кавбригад 16-я и Особая кавдивизии, сформированы вновь 23-я, 24-я, 25-я, 26-я, 27-я, 28-я, 29-я и 30-я кавдивизии. Таким образом общее число кавдивизий, с учётом горно-кавалерийских, возросло до 30. К концу лета 1936 года были сформированы 13-я и 31-я кавдивизии, а также отдельная кавбригада горских национальностей.

Итак, к началу 1937 года, то есть накануне «большой чистки», в Красной Армии имелись 7 управлений кавалерийских корпусов, 32 кавалерийские дивизии (из них 5 горно-кавалерийских и 3 территориальных), 2 отдельные кавалерийские бригады, 1 отдельный и 8 запасных кавалерийских полков. Численность конницы по штатам мирного времени составляла 195 690 человек.

Но вот Тухачевский и К° расстреляны. Казалось бы, самое время сформировать побольше новых кавалерийских частей и соединений. Однако происходит прямо противоположное. Осенью 1937 года нарком обороны К.Ворошилов и начальник Генштаба Б.Шапошников представили Сталину доклад «О плане развития и реорганизации РККА в 1938-1942 гг.» [147]. 29 ноября 1937 года этот план был утверждён постановлением Комитета Обороны при СНК СССР [148]. В соответствии с ним в 1938 году подлежали расформированию 2 управления кавалерийских корпусов, 7 кавалерийских дивизий и 2 запасных кавполка. Во исполнение данного решения в 1938 году были расформированы 13-я, 23-я, 26-я, 27-я, 28-я, 29-я и 30-я кавдивизии. В результате конница мирного времени была сокращена до 5 управлений кавкорпусов, 18 кадровых кавалерийских дивизий, 5 горных кавалерийских дивизий, 2 казачьих территориальных кавалерийских дивизий, 2 отдельных кавбригад, 1 отдельного кавполка и 6 запасных кавполков, всего 138 560 человек. При всеобщей мобилизации из 4 запасных кавполков дополнительно развёртывались ещё 4 кавдивизии. Таким образом, общее число кавалерийских дивизий в случае войны должно было составить 29, а численность конницы военного времени -- 255 300 человек.

Утверждённый 2 сентября 1939 года постановлением СНК СССР №1335-279сс план реорганизации сухопутных Вооружённых сил СССР на 1939-1940 гг. предусматривал дальнейшее сокращение кавалерии - расформированию подлежали 4 кавалерийские дивизии и 2 отдельные кавалерийские бригады. Однако в связи с вводом советских войск на территорию Западной Украины, Западной Белоруссии и Прибалтики Красная Армия вынуждена была развернуться в семи округах по штатам военного времени. В этой ситуации расформирование 4 кавалерийских дивизий стало нежелательным. Поэтому в письме наркома обороны Ворошилова Сталину и Молотову №81229сс/ов от 23 октября 1939 года вносились следующие предложения: 2 отдельные кавбригады расформировать, 4 кавалерийские дивизии, ранее намечавшиеся к расформированию, сохранить, отдельный кавалерийский полк развернуть в отдельную кавалерийскую бригаду. Таким образом, в Красной Армии должно было остаться 5 управлений кавалерийских корпусов, 18 кавдивизий, 2 кавдивизии сокращённого состава, 5 горных кавдивизий, 1 отдельная кавалерийская бригада и 6 запасных кавполков. При этом в отличие от мобилизационного плана 1938-1939 гг. развёртывание дополнительных кавалерийских дивизий в военное время не предусматривалось. Во исполнение данного решения были расформированы 5-я (бывшая Бурят-монгольская) и 3-я Горская отдельные кавалерийские бригады.

21 мая 1940 года Политбюро ЦК ВКП(б) утвердило постановление Комитета Обороны при СНК СССР «Об организации и численности Красной Армии». В соответствии с ним, подлежали расформированию 5 кавалерийских дивизий и один запасной кавалерийский полк. При этом на базе 4 расформируемых кавдивизий планировалось развернуть 2 новые моторизованные стрелковые дивизии. В результате в составе конницы должны были остаться 5 управлений кавалерийских корпусов, 15 кавдивизий, 5 горных кавдивизий, 1 отдельная кавбригада и 5 запасных кавполков общей численностью 122 744 человека.

Во исполнение этого постановления в июне-июле 1940 года были расформированы 7-я, 11-я, 16-я, 25-я и 34-я кавалерийские дивизии. При этом 7-я кавалерийская дивизия была переформирована во 2-ю танковую дивизию 3-го механизированного корпуса, 11-я кавдивизия -- в 7-ю танковую и 4-й мотоциклетный полк 6-го мехкорпуса, 16-я кавдивизия обращена на формирование 6-й и 15-й танковых дивизий и 3-го мотоциклетного полка 4-го мехкорпуса, 25-я -- на формирование 1-й танковой дивизии и 5-го мотоциклетного полка 1-го мехкорпуса, 34-я -- на формирование 7-й моторизованной и 12-й танковой дивизий и 2-го мотоциклетного полка 8-го мехкорпуса.

Более того, в июне-июле 1940 года управления 3-го и 4-го кавалерийских корпусов были обращены на формирование управлений 6-го и 8-го механизированных корпусов соответственно. Однако в январе 1941 года в Среднеазиатском военном округе было вновь сформировано управление 4-го кавалерийского корпуса, объединившего 18-ю, 20-ю и 21-ю горно-кавалерийские дивизии.

В начале 1941 года нарком обороны С.Тимошенко и начальник Генштаба Г.Жуков представили Сталину и Молотову записку с изложением схемы мобилизационного развёртывания Красной Армии. На её основе 12 февраля 1941 года был составлен проект мобилизационного плана. Согласно этому документу в РККА должны были остаться 3 управления кавалерийских корпусов, 10 кавалерийских и 4 горно-кавалерийские дивизии, а также 6 запасных полков -- 4 кавалерийских и 2 горно-кавалерийских, общая численность конницы -- 116 907 человек. В соответствии с этим в марте 1941 года были расформированы 4-я, 10-я, 12-я, 15-я и 22-я кавалерийские, а также 19-я горно-кавалерийская дивизии. Была расформирована и 31-я кавдивизия, хотя это и не предусматривалось запиской Тимошенко и Жукова. При этом 4-я кавалерийская дивизия была переформирована в 210-ю моторизованную дивизию, 19-я горно-кавалерийская -- в 221-ю моторизованную дивизию 27-го мехкорпуса, 26-й механизированный корпус формировался на основе 10-й и 12-й кавалерийских и 103-й стрелковой дивизии. Что же касается управлений кавкорпусов, то их к 22 июня 1941 года оставалось по-прежнему четыре.В результате к началу Великой Отечественной войны в Красной Армии имелось всего 13 кавалерийских дивизий.

    

1937
    

август 1939
    

начало 1940
    

август 1940
    

22 июня 1941

управлений корпусов
    

7
    

5
    

5
    

3
    

4

дивизий
    

32
    

25
    

25
    

20
    

13

отдельных бригад
    

2
    

2
    

1
    

1
    

_

отдельных полков
    

1
    

1
    

_
    

    

запасных полков
    

8
    

6
    

6
    

5
    

6

численность мирного времени
    

195 690
    

138 560
    

?
    

122 744
    

116 907

Как мы могли убедиться, пробравшиеся к руководству Красной Армии «кавалеристы» за 4 года сократили количество кавалерийских дивизий в два с половиной раза. Одновременно значительно выросли численность и оснащение танковых и механизированных войск. Так, если в конце 1937 года в РККА имелось 25 лёгких, 4 тяжёлые и 3 запасные танковые бригады, а также 2 автоброневые и 3 мотострелковые бригады, то согласно мобилизационному плану 1941 года в Красной Армии должно было быть развёрнуто 60 танковых, 30 моторизованных и 2 мотострелковые дивизии. К 22 июня 1941 года этот план был не только выполнен, но и перевыполнен - были дополнительно сформированы одна танковая и одна моторизованная дивизии. При этом, как мы только что видели, танковые и моторизованные дивизии зачастую создавались на базе расформируемых кавалерийских.

Выяснилось, что с сокращением конницы в предвоенные годы несколько переусердство вали. Так, в подписанном начальником Генерального штаба Г.К.Жуковым директивном письме Ставки Верховного командования от 15 июля 1941 года, обобщавшем опыт первых трёх недель войны, говорилось следующее: «Нашей армией несколько недооценивается значение кавалерии. При нынешнем положении на фронтах, когда тыл противника растянулся на несколько сот километров в лесных местностях и совершенно не обеспечен от крупных диверсионных действий с нашей стороны, рейды красных кавалеристов по растянувшимся тылам противника могли бы сыграть решающую роль в деле дезорганизации управления и снабжения немецких войск и, следовательно, в деле разгрома немецких войск. Если бы наши кавалерийские части, болтающиеся теперь на фронте и перед фронтом, были брошены по тылам противника, противник был бы поставлен в критическое положение, а наши войска получили бы громадное облегчение. Ставка считает, что для таких рейдов по тылам противника достаточно было бы иметь несколько десятков лёгких кавдивизий истребительного типа в три тысячи человек каждая, с лёгким обозом без перегрузки тылами. Следовало бы начать постепенно, но безо всякого ущерба для боевых операций, переформирование существующих кавкорпусов и кавдивизий в лёгкие кавдивизии истребительного типа в три тысячи человек каждая, а там, где нет кавчастей, следовало бы организовать кавдивизии упомянутого облегчённого типа для производства рейдов и ударов по тылам противника. Не может быть сомнения, что такие кавдивизии, действующие по тылам противника, будут облепляться партизанами, получат от них большую помощь и удесятерят свои силы».

В результате рекомендации Жукова были выполнены. К концу 1941 года в Красной Армии насчитывались 82 кавалерийские дивизии лёгкого типа. Как и предлагалось в директивном письме Ставки, новые кавалерийские соединения трёхтысячного состава не имели дивизионной артиллерии, танков, противотанковых и зенитных средств, подразделений связи, сапёров и тылов. С учётом этого обстоятельства, численность советской кавалерии в этот период вовсе не выглядит астрономической. Ведь согласно довоенным штатам, «нормальная» кавдивизия должна была иметь 9240 человек личного состава. То есть для пересчёта лёгких кавдивизий в обычные, их число следует разделить на 3. Будучи слабо оснащёнными боевой техникой и вооружением, кавалерийские дивизии несли большие потери. Ввиду этого многие из них впоследствии были расформированы, а оставшиеся в начале 1942 года сведены в кавалерийские корпуса. В феврале 1942 года количество кавалерийских дивизий достигает максимума -- 87, однако к июлю того же года их число снижается до 46, а к декабрю остаётся лишь 31 кавдивизия. На 1 мая 1943 года в Красной Армии имелись 26 кавалерийских дивизий, насчитывающих 238 968 человек и 226 816 лошадей.

Интересно взглянуть, как обстояли дела с кавалерией у нашего главного противника. В приведённой выше цитате Рапопорт и Геллер утверждают, что немцы в 1936 году имели две с половиной кавалерийские дивизии (то есть 2 дивизии и 1 бригаду). Как ни странно, в данном случае эти граждане не врут. Впрочем, их разоблачительный пафос мог стать ещё сильнее, если бы они знали, что к осени 1936 года у немцев в кавалерии оставалась всего лишь 1 бригада. С ней Германия и вступила во 2-ю мировую войну. 25 октября 1939 года бригада была развёрнута в дивизию. Однако к концу войны у немцев имелось уже 6 кавалерийских дивизий: 3-я и 4-я кавдивизии вермахта, 8-я и 22-я кавдивизии СС, а также включавший две дивизии 15-й казачий кавалерийский корпус, который организационно входил в состав войск СС, хотя его личный состав к СС не принадлежал. Думается, если бы в ходе боевых действий кавалерия показала свою бесполезность, вряд ли стали бы немцы наращивать у себя её численность. Остаётся лишь согласиться с мнением, высказанным в недавно вышедшей книге А.В.Исаева:

«…опыт войны показал, что с сокращением кавалерии поспешили. Создание только моторизованных частей и соединений было, во-первых, неподъёмным для отечественной промышленности, а во-вторых, характер местности в Европейской части СССР во многих случаях не благоприятствовал использованию автотранспорта. Всё это привело к возрождению крупных кавалерийских соединений…

В 1941-1942 гг. конники сыграли важнейшую роль в оборонительных и наступательных операциях, став незаменимой “квазимотопехотой” Красной Армии. Фактически кавалерия до появления в Красной Армии крупных самостоятельных механизированных соединений и объединений была единственным манёвренным средством оперативного уровня. В 1943-1945 гг., когда были, наконец, отлажены механизмы танковых армий, кавалерия стала тонким инструментом для решения особо важных задач в наступательных операциях… Типовой задачей кавалеристов в 1943-1945 гг. было образование внешнего фронта окружения, прорыв далеко в глубь обороны противника в период, когда старый фронт рассыпался, а новый ещё не создан. На хорошем шоссе кавалерия, безусловно, отставала от мотопехоты. Но на грунтовых дорогах и в лесисто-болотистой местности она могла наступать вполне сравнимым с мотопехотой темпом. К тому же в отличие от мотопехоты кавалерия не требовала себе постоянной доставки многих тонн горючего. Это позволяло кавалерийским корпусам наступать глубже большей части механизированных соединений и обеспечивать высокий темп наступления армий и фронтов в целом. Прорывы кавалерии на большую глубину позволяли экономить силы пехотинцев и танкистов.

Утверждать, что кавалерия -- это отсталый род войск, лишь по недомыслию руководства остававшийся в Красной Армии, может только человек, не имеющий ни малейшего понятия о тактике кавалерии и туманно представляющий себе её оперативное использование»

КАЗАЧЬЯ КАРТА ВТОРОЙ МИРОВОЙ

Вторая Мировая Война явилась продолжением «недоигранной» войны 1914-1918 годов, и, по сути призвана окончательно решить пресловутый «славянский вопрос». Других «разумных» объяснений этой войне нет. Славянский вопрос «решался» ещё начиная с легендарного Германариха, разорившего Воронеж в V веке, и далее Карлом Великим в IX-м, а также Генрихом Львом в веке XII. Тевтонские завоеватели действовали в целом довольно успешно и ассимилировали почти всех полабских славян, нынешнее население Восточной Германии почти не помнит о своих славянских корнях за исключением Лужицких сербов компактно проживающих в районе Бранденбурга и Саксонии и насчитывающих по некоторым данным, около 100 тысяч человек.

Правители России наоборот всегда относились к немцам с симпатией, охотно принимали их на службу и «просто пожить». Однако «пангерманисты» всегда строили дружественной стране всяческие козни и стремились расколоть славянский мир. Так германский историк Йоганнес Галлер (1914г) в своей статье писал: « Путем отторжения от России Финляндии, Литвы, Польши, Украины, Бесарабии и Черноморского побережья, она перестанет быть европейской великой державой и вновь станет тем, чем была до Петра Великого, когда Лейбниц имел основание ставить её на одну доску с Персией и Абиссинией...».

В 1941 году в « Меморандуме о методах установления господства на окупи-рованных советских территориях» говорилось : «Оккупировать Великороссию, можно осуществить её ослабление тремя путями:

1) полным уничтожением... государственного управления без последующей

организации нового разветвленного государственного аппарата.

2) глубокими и повсеместными реквизициями предметов экономики, напри-

мер, вывозом всех запасов, машинного оборудования и особенно транспо-

ртных средств, речных барж и т.д. и т.п. В стране должно оставаться только то, без чего обойтись не возможно;

3) передачей значительных территорий этой центральной русской страны в компетенцию вновь образуемых административных единиц, особенно Белоруссии, Украины и Донской области.

Далее там пишется: « Украина, Донская область и Кавказ должны составить Черноморский Союз, которому надлежало бы постоянно угрожать Москве и прикрывать великогерманское жизненное пространство с востока..для ослабления Великороссии ...перевести в состав Украины часть терри-торий нынешних Курской и Воронежской областей...».

Разыгрывая сепаратистские карты германское правительство желало видеть Россию в виде федерации полуавтономных микрогосударств под общим немецким надзором.

Про Донскую область в «Меморандуме...» говорилось: «Население её составляют донские казаки. В национальном смысле они гораздо менее самостоятельны, чем украинцы, в культурном отношении пропитаны московским духом, политически ориентируются также преимущественно на Москву...Желательно было бы, кроме того, распространить Донскую область на север вплоть до границы Саратовской области, чтобы создать в административном плане стык с территорией расселения немцев Поволжья...».

Славянофобия в общем то не имела под собой никакой разумной почвы, а бесконечные русско-германские войны истощили как немецкий, так и славянский генофонд, сыграв на руку малоразвитых тогда стран «третьего мира» Ныненшняя мусульманская экспансия в странах Западной Европы и есть единственный результат «пангерманизма».

Идея « Славянского царства» формулируемая ещё в XVIII веке далматинским историком и аббатом Мавро Орбини проникнута мыслью о кровном единстве многих европейских народов и более позитивна чем пресловутый «Дранг нах Остен». В своей книге, изданной в 1722 году в Петербурге, далматинский историк пишет об историческом величии славян, воспевая которое он объединил под славянским именем готов и вандалов, скифов и массагетов, шведов и пруссов. Орбини приписывал славянам подвиги почти во всех частях света: славянский народ «озлоблял оружием своим мало не все народы во вселенной: разорил Персиду, владел Азиею и Африкой, бился с египтянами и с великим Александром». По сути Мавро Орбини своими идеями предвосхитил последующие исторические труды М.Ломоносова, С. Гедеонова и казачьего историка Е.Савельева, а так же многих современных историиков разрабатывающих данную тему (напр. А.Кузьмин и Ю. Петухов).

Гитлер и его стратеги вновь попытались расколоть славянское единство и использовать часть славян для борьбы с Россией, однако, так получилось, что почти все славяне, впервые за многие годы воевали совместно за свою свободу. Даже вечно мятежная Польша, про которую всегда хотелось сказать – «В семье не без урода», с достоинством и мужеством встретила немецкую агрессию, став буфером между Россией и Германией. Славянские соединения бывшие на фашистской стороне отличались малой надёжностью и совершенно не оправдали возлагавшихся на них надежд.

Военный историк Курт Типпельскирх, считал это главным просчетом немецкой политики. Он писал: « Призыв бороться с германским фашизмом нашел отклик в сердцах людей... и чем больше затягивалась война, чем больше тускнел ореол непобедимости Германии и чем больше обнаруживалась неспособность немецкой военной администрации создать в оккупированных областях такой режим, который отличался бы от прежнего большей свободой» (К.Типпельскирх.«История второй мировой войны».Бонн, 1954 г). Немецкие стратеги не учли, что даже в более благоприятных условиях 1917-1920-х годов, полного развала России, они не справились с её оккупацией.

Казачий историк В. Синеоков, ещё в 1928 году, прогнозируя условия будущей войны, считал, что кавалерия не отжила свой век, и казачьи соединения ещё сыграют свою роль. Этот прогноз полностью оправдался. В Красной армии воевало 7 кавалерийских казачих корпусов, ставших Гвардейскими.

Подвиги казаков в Великой Отечественной войне детально описаны в книге «Казачество- щит Отечества» (2005г.) и в учебнике «История казачества России» (2001 г) но, к сожалению, подробно не рассмотрено участие казачьих кавалерийских полков в Острогожско-Россошанской операции. Такую попытку сделал казачий писатель А.Дегтярёв ( доклад на международной конференции прошедшей в 2005 году в Воронеже) где подробно описал кавалерийский рейд казачьего корпуса генерала С. Соколова на железнодорожный узел Валуйки. В частности он пишет: « В результате быстрого захвата Валуек, Уразово Волоконовки противник был лишен возможности маневрировать войсками на участке железной дороги Касторное-Валуйки, подвозить резервы со стороны Старобельска и Купянска. Избежавшие окружения части 5-ой итальянской пехотной дивизии были вскоре уничтожены в районе Валуек казаками».

Тактической особенностью того времени было объединение кавалерийских дивизий с танковыми частями (конно-механизированные группы). Они обладали большой подвижностью и успешно использовались в наступлении. Атаки в конном строю были крайне редки, в бою кавалеристы спешивались и действовали как обычная пехота. ( Хотя в пропагандистских листовках того времени, описано геройство казаков прыгающих с седла на броню танков и закрывающих смотровые щели бурками и шинелями). Наряду с « каваллерийскими» из казаков были сформированы « пластунские» дивизии, которые также героически сражались с врагом. (Казачество- щит Отечества. 2005 г.)

Атака казачьей конницы

Конно-механизированная группа

В рамках анти казачьей пропаганды часто описывают казачьи части в составе германской армии, забывая отметить, что это была неудачная попытка немцев по созданию «пятой колонны» из всех недовольных коммунистическим режимом советских людей. Если в рядах Красной армии сражалось 47 кавалерийских дивизий сформированных из казаков Дона, Кубани, Терека, Сибири и Забайкалья, (причем было и 6 добровольческих дивизий) то в Вермахту лишь к марту 1944 года удалось создать один казачий корпус под руководством полковника фон Панвица, использовавшийся больше всего для борьбыс югославскими партизанами.

В учебнике « История казачества России» пишется: « Несмотря на активную пропаганду к началу 1943 г. Краснову удалось собрать всего лишь два малочисленных полка трех-эскадронного состава. Они в основном выполняли охранные функции и вели борьбу с партизанами на Дону, затем в Белоруссии и на Украине....

Корпус фон Панвица в основном формировался из пленных красноармейцев из расположенных на Кубани лагерей...В марте 1944 г. в качестве особого административного органа для привлечения казачества на свою сторону было образовано «Главное управление казачьими войсками» во главе с Красновым...».

При отступлении германской армии из казачьих областей с немцами ушла и часть мирного населения, образовав известный «Казачий Стан», оказавшийся к концу войны в Австрии (г.Лиенц).

Из выданных «на расправу Сталину» приснопамятных сорока одной тысячи «жертв Лиенца» большая часть не принадлежала к лицам «активно участвовавшим в боевых действиях» и состояла из женщин, детей и стариков. Разумеется, это является большой трагедией, но учитывая злодеяния фашистского режима и вообще зверства военного времени, она не являлась «самой масштабной» тем более что значительная часть репрессированных казаков (по некоторым мемуарным источникам) все же выжила и вернулась на Родину. Физически уничтожены были главари казачьих частей ( Краснов, Шкуро, фон-Панвиц, Доманов и пр.) активно сотрудничавших с немцами, такими как например, бывший майор Красной армии И.Н.Кононов, перешедший к фашистам в августе 1941года, сформировавший одну из первых казачьих частей в составе вермахта (436 пехотный полк).

Многие казаки не были выданы англичанами Советскому Союзу и эмигрировали в США, Канаду, Аргентину и Австралию, особенно казаки 1-й волны эмиграции, формально не являвшихся российскими подданными.

Казачий вопрос «всплыл» в годы «холодной войны» виде Указа президента США от июля 1959 года о «Неделе порабощенных народов» где в частности сказано: « и так,начиная с 1918 года, империалистическая и агрессивная политика русского коммунизма привела к образованию обширной империи, которая представляет серьёзную угрозу безопасности Соединенных Штатов и всех других народов мира,

« и так как империалистическая политика коммунистической России - -путём прямой или косвенной агрессии- привела к потере национальной независимости и порабощению: Польши, Венгрии,Литвы,Украины,Чехословакии,Эстонии, Белорусскии,Румынии,Восточной Германии,Болгарии,Армении,Грузии...Идель Урала,Тибета, Казакии.. (Казачий словарь-справочник т.2 1968г)

Несколько странно, что перечисляя некоторые почти «мифические» Идель-

-Уралы и Тибеты президент США «забыл» указать на «угнетенную» комунизмом Югославию, очевидно решив оставить «порабощение» этой страны под свою ответственность.

Надо сказать, что искренность западных лже-радетелей казачества всегда стояла под сомнением, например укрывшихся в Италии атаманов Краснова и Шкуро англичане фактически, продали представителям СМЕРША за 14 кг золота, (М.Степичев. «Правда» от 26.06.88г.) прекрасно понимая что этих стариков ждет неминуемая и мучительная смерть.

С.Г. Корольков. Выдача казаков в Лиенце 1 июля 1945 года

Участие казаков в Острогожско-Россошанской операции.

Доклад с таким названием прозвучал на международной конференции прошедшей в ВГСА 2004 года. Автор доклада А.М.Дегтярев довольно подробно осветил этот, в общем-то, малоизвестный эпизод ВОВ. Конференция была международной, тезисы доклада стали известны военным историкам как немецким, так и историкам стран сателлитов Венгрии и Италии. А поскольку материалы конференции получили по Воронежу ограниченное распространение, то следует вкратце рассмотреть эту тему и в данной работе.

Острогожско-Россошанская операция января 1943 года, являлась продолжением операции «Малый Сатурн» и далее перешла в Воронежско-Касторнинскую наступательную операцию, в результате которой был освобожден город Воронеж. Это была череда блистательных войсковых операций периода окончательного перелома в войне с фашизмом. Проводилась Острогожско-Россошанская операция силами Воронежского фронта, войсками 40-й армии под командованием К.С. Москаленко – кому, по сути, и принадлежала инициатива её проведения. Курировал операцию сам Г.К. Жуков, который лично выехал на передовую и подобрался к позициям противника так близко, что мог наблюдать распорядок дня итальянских фашистов и слышать их разговоры. Подобно русскому воеводе Бобороку Волынскому на Куликовом поле, как известно всю ночь перед битвой слушавшего звуки из вражьего стана, Жуков понял что психика фашистов подавлена и объявил о спешной подготовке к наступлению.

Войскам Воронежского фронта, на этом направлении противостояла гитлеровская группа армии «Б», в состав которой входили: 7-й и 13-й армейские 2-й немецкой армии, 2-й, 4-й, 7-й армейские корпуса 2-й венгерской армии и альпийский корпус 8-й итальянской армии. Всего там было 20 пехотных дивизий, одна танковая дивизия и одна отдельная бригада. Их поддерживало 200 единиц авиации.

Вся операция продолжалась 15 дней (с 13-го по 27 января).В ходе её было разгромлено 16 вражеских дивизий, нанесено поражение 6 дивизиям, 52 тысячи гитлеровцев уничтожено и 86 тысяч взято в плен. Очищены от врага важные оперативные участки железных дорог Лиски – Кантемировка, Лиски – Валуйки. Во вражеской обороне прорвана брешь в 250 км. Захвачены трофеи: 1700 орудий, 1270 миномётов, 2650 пулемётов, 170 танков, 32 самолёта, 6200 автомашин, 55000 винтовок, около 300 тракторов, 277 складов с различным имуществом. Таковы были результаты Острогожско-Россошанскойооперации.

Частью её была Валуйская наступательная операция. Её осуществление было возложено на 7-й кавалерийский корпус генерал-майора С.В. Соколова, который представлял собой левый фланг Воронежского фронта. Перед ним Ставка Верховного Главнокомандования поставила особую боевую задачу: «опережая все другие соединения и части, скрытно прорваться стремительным рейдом на 180 километров во вражеский тыл, и лихим налетом захватить г. Валуйки и железнодорожные станции Уразово и Волоконовку, где были сосредоточены мощные тылы фашистских армейских групп «А» и «Б» - это более двух десятков складов продовольствия, вооружения, боеприпасов, снаряжения, скопление на путях загруженных, но не отправленных эшелонов и т.д. Кроме того, Валуйки имели важное стратегическое значение как крупный железнодорожный узел, где пересекались магистрали: одна - широтная, идущая из тылов обеих воюющих армий к линии фронта, а другая - вдоль фронта (рокадная). Такое их расположение обеспечивало бесперебойное, усиленное снабжение противостоящих фронтов.

«Город Валуйки оборонялся двумя полками 5-й итальянской пехотной дивизии, подразделениями 387-й немецкой пехотной дивизии и двумя строительными батальонами. Все эти части были объединены в одну боевую группу. Город был сравнительно хорошо укреплен. Подступы к нему с востока прикрывались огнем из приспособленных к обороне зданий на окраине города. Доступ к южной окраине преграждал противотанковый ров. На северо-восточной и юго-восточной окраинах были сплошные проволочные заграждения. Вдоль улиц были сооружены ДЗОТы» (Исаев.АВ. Десять мифов Второй мировой –М.2004г)

До этой операции 7-й кавалерийский корпус находился в составе войск Брянского фронта. 7 ноября 1942 года он был передислоцирован на станцию Анна. Ещё до начала операции корпус прошел за 6 суток 280 км к линии фронта в район станции Кантемировка.

Следуя по воронежской земле кавалерийские части, были в казачьей форме и встречались плакатами –« Казак не может отдохнуть - Казак на запад держит путь». Сейчас это стало как-то забываться и проведенный в 2007 году казачий конный поход названный «Дорогами Победы» был неоднозначно освещен воронежскими СМИ - мол, причем здесь казаки.

По воспоминаниям начальника штаба фронта генерал-майора М.И. Казакова: «Кавалеристы в этой операции действовали не только очень успешно, но и красиво. Не встречая организованного сопротивления, они громили тылы итальянской армии и в высоком темпе продвигались к узловой станции Валуйки. Пройдя за четверо с половиной суток около 180 километров, кавкорпус овладел этим узлом и принял здесь бой с тремя итальянскими дивизиями, отходившими с рубежа Павловск - Новая Калитва.

У итальянцев, как видно, не было желания затягивать сопротивление. Бесцельность этого раньше других понял командир альпийского корпуса — он уже 16 января ретировался на запад. Командиры дивизий оказались достойнее его. Они не бросили свои войска, а вместе с ними шли на Валуйки, рассчитывая, по всей вероятности, закрепиться в этом районе.

Штаб Воронежского фронта вел непрерывное авиационное наблюдение за их движением и ориентировал как командующего 3-й танковой армией, так и командира кавкорпуса. В районе Валуек кавалеристы подготовили итальянцам надлежащую встречу. Ошеломив противника залпом «катюш», 11-я гвардейская кавалерийская дивизия атаковала его в конном строю. Случилось это в яркий солнечный день. Кавалеристы мчались по снежному полю в своих черных бурках с развевающимися башлыками. Блеск клинков*, крики «ура», скачущие все это окончательно деморализовало итальянцев. В непродолжительном сопротивлении сопротивлении противник потерял убитыми и ранеными до 1500 человек. Началась массовая сдача в плен. Жалко выглядели эти люди. Среди голодных солдат и офицеров было много обмороженных. Даже старшие начальники, одетые несколько теплое, после десяти дней плохо организованного отхода производили весьма унылое впечатление…

Командиров сдавшихся в плен итальянских генералов – Уммерти, Батисти и Паскалини, привели в приличный вид, помыли, накормили и даже выдали по сто грамм водки…познакомившись с тридцатипятилетним командиром разбившего их войска генерал- майором С.В. Соколовым они стали в изумлении.

- Это вы руководили боями в районе Валуйки? — осведомился старший.

Соколов подтвердил. Итальянцы рассыпались в комплиментах:

- Вы отлично управляли своими кавалеристами. Ваши конники прекрасно воевали..

Молодой комкор не удержался от простодушной шутки: - Что значит Европа! Их бьёшь, а они тебе любезности говорят.. (Казаков М.И. «Над картой былых сражений» М. Воениздат, 1971 г.)

С.В. Соколову - было чем гордиться и чему радоваться. Ведь ещё полгода назад, в июле 1942 года 11 кавалерийский корпус, находящийся под его командованием, попал в котёл окружения под п.Холм-Жирковским (Смоленская область) и по лесам и болотным топям с огромными потерями уходил к своим. Это была знаменитая у немцев и замалчиваемая нашими историками операция «Зейдлиц» окончившаяся окружением 39 армии Калининского фронта, в состав которой и входил 11 кавалерийский корпус.

* По воспоминаниям маршала артиллерии Н.Д Яковлева на вооружении кавалерийских дивизий были шашки на клинках которых была надпись «За веру, царя и отечество» сохранившихся со времен 1-й мировой. Сталин тогда сказал – Ну и пусть рубят « За веру, царя и Отечество»

По немецким данным потери Красной армии тогда составили 50 тыс. человек, 230 танков, 58 самолётов, 760 орудий.

Наши историки считают поражение 39 армии стратегическим просчетом Генерального штаба, не желавшем «спрямлять» фронт, оставляя выступ, образовавшийся в ходе предыдущей Ржевско-Вяземской наступательной операции.

Кавалеристы под командованием С.В. Соколова сражались героически. Это признавали и сами немцы. Так, генерал Х.Гроссманн, командир 6-й пехотной дивизии в своей книге пишет: « 600 русских конников атаковали командный пункт полка, расположенный в школе с.Тупик. Пришлось ввести танки, которые в ожесточенном ближнем бою освободили командный пункт. Против мотоциклистов танковой дивизии – вдруг конная атака. Русские кавалеристы хотели прорваться на юг, но были расстреляны. Результат – 200 убитых русских». (Гроссманн X. Ржев - краеугольный камень Восточного фронта. Ржев, 1996г.)

Командир18 кавалерийской дивизии генерал П.С. Иванов был смертельно ранен и попал в плен. Прямо на поле боя немцами ему была оказана немедленная медицинская помощь, а когда он умер, то был похоронен немцами с воинскими почестями.

Мужество и стойкость солдат 39, 22, 41 армий и 11 кавалерийского корпуса не были напрасными. Немецкие войска, участвовавшие в операции «Зейдлиц» были измотаны и обескровлены и поэтому группа армий «Центр» не была активно задействована в операции «Блау» ставившую цель прорыв под Воронежем.

Поскольку потери 11 кавалерийского корпуса составили 14 830 человек, то в начале августа 1942 года он был расформирован и, как видим, был возрожден как 7 кавалерийский в составе Брянского, а затем Воронежского фронтов.

Формирование корпуса производилось из казачьих районов Дона, Урала, Терека и Кубани, Забайкалья и Дальнего Востока. Командир корпуса С.В. Соколов в мае 1943 обратился с ходатайством к С.М.Буденному о наименовании кавалерийских дивизий корпуса казачьими, но оно не было удовлетворено. Официально наименование казачьих получили лишь 4-й Кубанский и 5-й Донской гвардейские кавалерийские корпуса. Однако, и в дальнейших боевых действиях Воронежского фронта, ставшего затем Украинским фронтом кавалерийские части состояли в основном из казаков.

В составе 7 КК были две кавалерийские дивизии - 11-я (командир полковник М.И. Суржиков) и 83-я (командир полковник Е.П. Серышев. В составе 11-й дивизии были: : 250-й Кубанский казачий кавполк (командир полковник С.Г. Шаповалов), 253-й Азово-Черноморский казачий кавполк (командир майор А.М. Климшин) и 256-й Терский казачий кавполк (командир подполковник К.И. Мизерский), а также 161-й конно-минометный полк (командир майор С.И. Матыш). 83-й кавдивизия была сформирована из уральских казаков в Самарканде. Она также имела в своем составе три кавалерийских полка: 215-й, 226-йоио231-й.


От Дона до Эльбы

Монография с таким названием, случайно попавшая в руки автора этой работы, одна из немногих работ освещающих дальнейшую судьбу казачьих формирований Воронежского фронта ставшего 1-м Украинским (2-м Украинским стал Степной фронт). Хотя монография и является типично «танковым подходом» к истории ВОВ (по иному она называется, «Боевой путь 87 Отдельного Танкового Житомирского Краснознаменного полка», но почти на каждой её странице описываются действия казачьей конницы

Дело в том, что 87-й ОТЖКП состоящий из 4-х танковых рот (47 танков) входил в состав кавалерийского корпуса, а конкретно являлся частью 7-й гвардейской кавалерийской дивизии. В период победного перелома кавалерия являлась основной ударной силой подвижных соединений используемых для прорыва. Даже такой «дезинформатор» военной истории как Виктор Суворов писал: «Советская кавалерия была не гусарского типа, а драгунского. Это не рубаки с саблями, а посаженная на лошадей пехота: двигаться - на лошадях, бой вести - в пеших боевых порядках. В отличие от пехоты кавалерия такого типа обладала огромной огневой мощью, ибо была насыщена и даже перенасыщена пулеметами и могла иметь с собой гораздо больший запас боеприпасов. По скорости передвижения в маневренной войне кавалерия резко превосходила пехоту, а по проходимости - танковые войска. В случае внезапного советского нападения кавалерия представляла собой грозную силу. Действуя вслед за массами танков, нанося удары на открытых незащищенных флангах, двигаясь по труднопроходимой местности вне дорог, в лесах, на болотистой местности, кавалерия могла пройти там, где не могли пройти танки. И сделать это она могла гораздо быстрее пехоты»

Начиная с 1943 года в военный обиход стал входить термин конномеханизированные группы (КМГ). В составе 1-го Украинского фронта называется КМГ генерала Баранова который говорил:

«-чтобы подвижная группа использовала силу маневра, не ввязывалась в затяжные фронтальные бои за город и другие н.п., обходила опорные узлы и очаги сопротивления и пробивалась вперед и только вперед..

-совсем не обязательно выходить на дороги, на шоссейные магистрали, за которые крепко держатся немцы

.

- Давайте кавалерийские подразделения через леса, по бездорожью…. Нужны нарастающий темп, быстрота. Дерзкий и внезапный маневр. Пусть враг трепещет и в панике кричит: «Красные казаки в тылу!».

В вышеуказанной монографии подробно разбираются такие военные операции как:

1)Львовско-Сандомирская операция 1-го Украинского фронта июль-август 44-го.

2) Карпатско-Дуклинская операция 1-го и 4-го Украинских фронтов сентябрь-октябрь 44-го

3) Сандомирско-Силезская операция январь 1945 год

4) Нижнее-Силезская операция февраль 1945 года

5) Берлинская операция

Из известных по Острогожско-Россошанской операции лиц в монографии описывается только К.И.Мизерский (здесь он возглавляет 27 гвардейский кав.полк). В частности авторы пишут: « Навсегда запечатлелось в памяти ветеранов полка проходящие широкой рысью сабельные эскадроны, пулеметные тачанки с запряженными в них четвериками добрых коней, зачехленные знамена во главе полковых колон…среди группы офицеров полка К.И. Мизерский заметно выделялся своими роскошными усами Рядом с ним нач.санслужбы его жена Марта Мизерская – она умело и ловко сидит на сером в яблоках коне…И далее -

« Действуя на направлении главного удара, 1-я и 2-я танковые роты составили ядро созданного ком.27-го кавполка ударной группы, в которую вошел также ещё и сабельный эскадрон в качестве танкового десанта. Эту группу возглавлял зам.ком. 27-го гв. кавалерийского полка К.И.Мизерский. Ей отводилась роль тарана, который должен был пробить брешь в обороне противника, а затем своими действиями прикрыть ввод в эту брешь сначала остальных подразделений 27-го, а затем и подразделений 26-го и 21-го гвардейских кавалерийских полков….

Окружение 8 дивизий 3-й ТА ген.Рыбалко и КМГ ген.Баранова уничтожено 38тыс и плен 17 тыс…

На рава-русском направлении соединения 1ТА(Катуков) и КМГ (Баранов) за 4 дня с 19 по 23 июля продвигаясь с боями по 30-35 км в сутки вышли на реку Сан...

Никогда до этого не переходилось действовать на такую большую глубину – до 350 км. Так как темп передвижений танков превышал темп продвижения кавалерии, то впервые имели случаи действия различных подразделений в значительном отрыве. Именно в этих случаях стало применятся «пересаживание» кавалеристов на броню танков в качестве танкового десанта…»

Перед началом Карпатско-Дуклинской операции подразделениям КМГ был дан небольшой отдых. В это время и был снят документальный фильм «Битва за Украину» (реж. А.Довженко). Неподалеку от с.Рушельчице было место очень напоминающее то, в котором части 7-й кавдивизии форсировали реку Сан. Для съёмок фильма был выделен сабельный эскадрон одного из кавполков 7-й гв.кд. и группа танков.

Карпатско-Дуклинская операция 1-го и 4-го Украинских фронтов (сентябрь-октябрь 44г). В отличии от блистательной Львовско-Сандомирской, это была очень кровопролитная операция. Тем более, что сроки операции сместились для того чтобы оказать помощь Словацкому народному восстанию.

К участию в операции привлекались на участке 1-го Украинского фронта 38-армия (под командованием К.С.Москаленко) усиленная 1-м гв.кк и 25 ТК. В состав этой же армии был включен и 1-й Чехословацкий армейский корпус.

В брешь между деревнями Лыса Гура и Глойсце шириной 2 км. командующий фронтом ввел в кавалерийский корпус. «Это было смелое решение, оно принималось в сложной обстановке, когда возникла острая необходимость перелома. Необычные в условиях горной местности действия нашей кавалерии представляли для врага полную неожиданность».

«Конечно, кавалеристы понесли большие потери в этом узком простреливаемом со всех сторон «коридоре», говорят, даже вода в ручье у деревни Глойсце в те дни была красной от крови.

Войска 38 армии продвинулись за эти 7 дней до 23 км. А войска 1-й гвардейской .армии на 10-15 км.»

Сандомирско-Силезская операция январь 1945 года - часть Висло-Одерской операции (4 фронта) ставившей своей целью освобождение Польши

Как обычно было принято в период рейдов по вражеским тылам, соединения корпуса двигались двумя эшелонами – в первом две кавалерийских дивизии, во втором – управление корпусом, одна кавалерийская дивизия и специальные части.

«Дивизии первого эшелона были, как всегда построены уступом – одна спереди, а другая чуть правее или левее. Т.о. одна из дивизий в рейде всегда была головной. Именно такой дивизией в период обходного маневра вокруг Домбровского бассейна была 7-я гвардейская кавалерийская дивизия. Ей предстояло первой в корпусе выйти к польско-германской границе. Командир кавалерийской дивизии выделил ей 87ОТЖКП в состав передового отряда».

Обычно в составе передового отряда дивизии были один из кавалерийских полков, а также одна или две танковые роты. В качестве передового отряда дивизии головной эскадрон и группа танков.

Как это имело место в период броска на реке Сан, кавалерийские .подразделения были посажены на броню танков.

«В переправе через Одер,(26 января) не дожидаясь понтонов, по каменистому дну конногвардейцы начали переправу. Далее конники организовали «живой мост» когда по цепочке передавались на плацдарм боеприпасы при морозе -20о».

В помощь кавалерийским соединениям была передана 9-я Краснознаменная пластунская дивизия (ком.П.И. Метальников) Монография сообщает: « все они были в кубанках и черкесках из шинельного сукна, на груди лежали рядами серебристые газыри, , за плечами ветер шевелил желтые башлыки. На поясах у всех были кавказские кинжалы…».

Нижне-Силезская операция февраль 1945 года. Несмотря на близкий конец войны, немцы не только ожесточенно защищались, но и постоянно совершали контрудары и даже окружали наши подразделения. Так, под поселком Зейхау кавалеристы попали под обстрел и залегли в талую воду. На помощь им подоспели танки. «командир 21-го гвардейского кавполка гв.подполковник Мизерский сформулировал задачу перед экипажами танков, сказав, что «танкисты все же за броней, а его казаки её не имеют и уже несколько часов лежат в воде и грязи». В результате контратаки против немецких «Артштурмов»(СУ) кавалеристы перешли на более выгодную позицию

В результате Нижне-Силезской операции кавалерийский корпус прорвал оборону противника на 500 км., совершив в течении 5 дней 3 марша.

Берлинская операция Апрель-май 1945 года. Целью Берлинской операции была задача форсировать Эльбу и отсечь главные силы группы «Центр» от Берлинской группировки противника. В Берлинской операции кавалеристы 21-го и 27-го кавполков не дожидаясь подхода танков, захватили плацдарм на правом берегу Эльбы и стали наступать по обоим берегам. Соединения кавалерийского корпуса в течение периода с 17 по 22 апреля с боями прошли 200 км. Значительную часть пути они действовали в отрыве от основных частей фронта, порой складывалась обстановка больше похожая на окружение. Так в районе местечка Шениц, 2 мая, то есть после взятия Берлина, 21 кавалерийский полк был окружен, а захваченных в плен раненых конногвардейцев (2 тыс. человек) фашисты заживо сожгли.

Как видим, казачьи соединения, как кавалерийские, так и пластунские, принимали участие во всех наступательных операциях ( так сказать в «горячих точках»). Их роль заключалась в прорыве на максимальную глубину и образования внешнего фронта окружения. Кавалерийские части несли в эту войну максимальные потери, так сводка «погиб под Белостоком в июне 41-го» относилась не к конкретному человеку, а к целому 6-му кавкорпусу*, возрожденному под Анной. Число кавалерийских корпусов было примерно равно числу танковых армий. Танковых армий в 1945 г. было шесть, а кавалерийских корпусов — семь. Большая часть и тех и других носила к концу войны звания гвардейских. Если танковые армии были мечом Красной Армии, то кавалерия — острой и длинной шпагой.

*7-й кавалерийский корпус за умело проведенную операцию приказом народного комиссара обороны № 30 от 19 января 1943 г. был преобразован в 6-й гвардейский кавалерийский корпус. В Львовско-Сандомирской операции 6 гв.кк. участвовал совместно с 1 гв.кк. действовавших в составе двух конно-механизированных групп «Буря» и «Ураган».

Вместо заключения.

Каждый народ хочет иметь достойную историю, любой человек желает происходить от славных предков. Ещё в древнем Риме люди делились на патрициев и плебеев, что буквально означает – знающие отца ( Pater – отец) и родства не помнящие. Почти любое правительство поощряет тех историков, взгляды которых совпадают с генеральной линией текущего момента и отвечают геополитическим интересам.

Коммунисты придя к власти публично отреклись от «мрачного прошлого», но тут же стали лакировать свои «успехи» по строительству новой жизни. Когда хвалиться стало особо нечем наступил всеобщий идейный кризис, за которым последовал кризис экономический, национальный и политический.

Всё что создавалось веками и нарабатывалось поколениями в одночасье рухнуло. В советское время, особенно в период хрущевско-брежневского «застоя», казачий вопрос оказался основательно «запущенным». О казаках помнили лишь с 1934 по 1953 г.г., когда о них писали редкие, но почти объективные исторические труды и снимали фильмы «Кочубей» и «Кубанские казаки», а затем, в свет стали выходить лишь работы с тендециозными и громкими названиями – «Донское казачество в борьбе за власть Советов», «Борьба трудящегося казачества за Советскую власть», «Казаки в борьбе за диктатуру пролетариата» и пр. А вообще большей частью они стали считаться « белогвардейскими приспешниками».

В начале 90-х годов интерес к «казачьему вопросу» снова возник (очевидно в связи с угрозой межнациональных конфликтов и «дефолтом» в армии), причем казачьим организациям дали некоторые льготы и привилегии, хотя первый российский президент видел в казаках скорее некий род войск чем этно-социальную общность. Издание в это время многочисленных исследовательских работ по казачеству перемешавших в умах людей воззрения до революционных ученых с книгами казаков-эмигрантов, взгляды историков совет- ской эпохи с проповедниками нынешней «командно-демократической», что внесло в этот вопрос немало путаницы. Для кого-то казаки остались бывшим сословием (родом войск), для кого несостоявшимся этносом или даже образом жизни...

А вообще, слово казак очень притягательное, как говорилось выше, даже читается со всех сторон. Как род войск его перенял Иран создав свою казачью гвардию, как нацию его присвоили бывшие киргиз-айсаки назвавшись казахами, а некоторые армянские историки ссылаясь на историка-императора Константина Багрянородного выводят казаков с гор Армении где и ныне находится селение Казаки. Сами казачьи историки видят в своих предках воинственные скифо-сарматские племена. Однако само слово почему-то упорно считается тюрским. Этимология многих слов действительно многозначна, например слово хата, понимаемое как дом-жилище, встречается как у финов - ката, так и у англичан – hotel, аналогичные понятия имеются и в Индии и даже у японских айнов, однако, никому до сих пор не пришло в голову это почти международное слово приписать только одному этносу. А вот слову «казак», известному задолго до появления тюрок сильно «не повезло».

..Аналогичная история произошла и со словом Воронеж. Местные краеведы и историки до сих пор не пришли к единому мнению по вопросу его этимологии, каких только версий не существует. Помимо традиционного Воронеж- Ворона-Вороной исследователи приводят тюркские, финские и мордовские параллели, а по украинской версии слово пришло из Сумской области.

Как уже писалось ранее, слово Воронеж имеет древние корни и как топоним распространен от северной Норвегии до южной Индии и встречается на географической карте Евразии не менее 50 раз. Следовательно, никакому «конкретному» народу нельзя приписать его первородство, но наиболее концентрированно он встречается в пределах России и «очерчивает» её западные рубежи Собственно и слово казак есть основания считать термином местного (северо-донского) происхождения, хотя ареал зарождения древнейшего казачества значительно шире. Если не политизировать слово Казакия (как предполагаемое государство) и считать её просто местом

проживания казачьих общин, то этот регион можно обозначить междуречьем Днепра и Волги – на севере ( Киев-Чернигов-Курск-Воронеж- Рязань и далее) и на юге – Каспийско-Азовским регионом (включая Крым).

Воронежская земля с самых древнейших исторических времен была обжитым местом, что подтверждают многочисленные находки местных археологов и не просто «обжитой», а неким укрепрайоном, с целой системой фортифификационных сооружений. Это было в до-скифский период, собственно – в скифско-сарматский, а также в ранне-славянский периоды нашей истории.

Некоторые исследователи (например, писатель Владимир Гагин) даже считали её центром до-Киевской Руси, а сам городок Воронежец её возможной столицей. Со времен Киевской Руси наша земля стала её пограничной окраиной с многочисленными городками-крепостями защищавшими государство от набегов кочевников. В «татаро-монгольское» время территория Воронежского края вошла в административное подчинение владык Золотой Орды, но всегда оставалась истинно русской землёй населенной славянами – казаками.

Казачьи походы вернули в русское лоно все захваченные «басурманами» сла-вянские земли, вернули даже территорию легендарной прародины Арианы( Урал, Алтай, Семиречье и Северный Казахстан) и заслугу казачьих дружин в этом трудно умалить и принизить.

Земли Приазовья и Прикаспия из которых многие казачьи историки выводят казачий род являются лишь гипотетическими центрами его возникновения, археологические и письменные источники дают лишь косвенные подтверждения - вроде ас-кизов, озаров, хорсаров и азов или скифов, сарматов и алан.

Все эти племена и народы являлись далёкими и легендарными предками как казаков, так и многих индоевропейцев. Приазовье считают своей прародиной скандинавы, венгры, болгары, черкесы и адыги, приводя на сей счёт свои «веские» доказательства. Летописный народ касоги приведенные князем Мстиславом из Тмутаракани, равно как черные клобуки, берендеи и ковуи поселенные по границам Киевской Руси Владимиром Мономахом лишь расширяют этническую палитру казачества но не исчерпывали его родословную.

В воронежском регионе увязываются воедино все версии и гипотезы о древних истоках донского казачества, лишь в нём соблюдается преемственность всех исторических эпох. Именно северо-донские лесостепи были многие века тревожным пограничьем, а затем наступательным плацдармом – от Тихого Дона до Тихого Океана.

Вольное население Верхнего Дона, по сути не знавшее ни татарского ига, ни крепостного права подобно легендарной Ариане (из Зенд-Авесты) основало свои 14 выселков – казачьих войск. Мы воронежцы являемся если не прямыми потомками, то бесспорно наследниками того доблестного пограничного и вольного населения строившего и защищавшего донские городки-крепости, контролирующего торговые (караванные и водные пути)

Петровские верфи – наследницы древних донских корабельных традиций, начиная с неолитических долблёных челнов (с.Щучье) и далее казачьих пристаней (как бродников времени Киевской Руси, так и казаков Московского царства) на Красивой Мече и Воронеже. Персидские и азовские походы казачьих дружин, происходившие задолго до Петра, проложили путь России на Юг вплоть до легендарного Острова Руссов под которым многие историки понимают полуостров Тамань.

Казаки не сходят со страниц воронежских писцовых книг и прочих архивных документов XVI – XVIII веков, а затем по мановению пера в одночасье исчезают. Появляются гусарские полки, драгуны, войсковые обыватели, а не воинская часть становится государственными крестьянами и однодворцами.

Россия, разделенная на губернии и уезды, определила для казаков новые беспокойные пограничные окраины, признав таким образом за ними право считаться родом войск нежели неким особым народом.

Таким образом, многие жители воронежской земли имеют полное право считать себя потомками северо-донских казаков, а казачья история должна пополнится Воронежской страницей, и пусть (по примеру древнего Рима) люди помнящие своих доблестных предков и знающие свои исторические корни, считают себя патрициями. В этом нет ничего зазорного.

Говори о себе только хорошее – плохое тебе скажут твои враги !*

Выше уже говорилось о антиказачьих и псевдоказачьих писаниях. Это и воронежский писатель Петренко, выставивший казаков прислужниками еврейских купцов и пьяницами. Санкт-Петербургский историк Широкорад противопоставивший казаков государственной политике Российской империи. Особенно постарался московский писатель Меняйлов ненавидяший казаков просто зоологически, или Нестеров вообще «не заметивший» казаков за 300 лет русской истории. Это все книги, которые некоторые врядли прочтут…

Другое дело газетная пресса призванная довести чьи то взгляды до самых широких масс. Речь идет о воронежской газете «Моё», где в двух номерах, на широких полосах, воронежский литератор Соломин топчется по казачьей истории. Время «литератор» выбрал самое «удачное» День Победы в ВОВ, который воронежские казаки отметили конным пробегом по местам боёв от Богучара до Воронежа. Он фактически отказал им в праве «казачеством называться» и поставил под сомнение участие их предков в победе над Германией.

Воронежский литератор кроме личной антипатии преследовал, несомненно свои корыстные интересы (у него отняли кусок бюджетного пирога).

Дело в том, что в структуре воронежского казачества в 2007 году произошли значительные изменения – выбран единый атаман, подчинивший все прежде мелкие казачьи структуры. Естественно многие прежние атаманы остались не у дел. Соломин конечно не атаман, но входил номинально в одну из казачьих структур, оказавшуюся ныне не у дел. Все мероприятия, проводимые новым атаманом ему конечно не по душе. На наше счастье он присутсвовал только на одном из них – конном пробеге. В автопробеге по границам области и поездке делегации воронежских казаков в Крым, он слава богу не участвовал, а то и там нашел бы какую нибудь «крамолу». Приведенная ниже статья ответ на публикацию Соломина.

Казачий крест или крест на казачестве

Свою историю можно любить, можно не любить, знать или не знать – это дело личное. Плохо, когда «своё личное», да ещё с претензией на абсолютную истину, выходит на публичную арену, в печать, да ещё под рубрикой «Русский вопрос». Речь идет о статье « Возрождение или вырождение» опубликованной в газете «Моё» за 15-21 мая 2007 года, в которой «литератор и художник» Александр Соломин выражает своё мнение о современном казачестве, причем сугубо негативное.

В статье оценивается одно из мероприятий, проведенных в Воронежской области в рамках празднования 62 годовщины Победы в Великой Отечественной войне, – конный казачий пробег, названный «Огненными верстами Победы».

Надо сказать, казачья тема в русской историографии и публицистике всегда была излишне политизирована в угоду текущему моменту. Но юбилей есть юбилей и все дискуссионные проблемы можно на этот день оставить. К сожалению, некоторых прямо «раздирает» ко Дню Победы очернить подвиг русского народа в войне с германским фашизмом. Примером тому служат недавние события в Эстонии и Польше.

Я, конечно, не утверждаю, что г.Соломин действует заодно с эстонскими и польскими экстремистами, называющими русских солдат оккупантами, пьяницами и мародёрами, но тон статьи довольно нелицеприятный.

В своей юбилейной статье Соломин голословно утверждает, что « мало кто из самих же казаков может рассказать « о роли казачества в Победе в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов». Мол, были казаки, которые воевали на стороне Гитлера, и поэтому: « Думаю, нелишним в этом пункте уточнить, о роли какого казачества идет речь?»

Если кто-то из казаков и не смог рассказать г.Соломину о роли казачьих формирований Красной армии на фронтах Великой Отечественной, то это не значит, что казаки не имеют отношения к великой Победе, или имеют… но- двойственное. Впрочем, автору это не так уж важно, главное - вдоволь поглумится над воронежскими казаками.

Например, оценивая реализацию одной из задач конного пробега – «Пропаганда знаний о роли Победы в Великой Отечественной войне», он называет её «нелепой формулировкой». А.Соломин смачно ёрничает: «На привалах, после очередного фуршета, они(казаки) разъясняли местному населению, что без победы над немецко-фашистскими захватчиками им бы жилось не так хорошо и счастливо как живется теперь…»

Как художник и литератор, г. Соломин может, конечно, и не знать, сколько казачьих формирований было в Красной Армии, и в каких операциях они принимали участие – это дело военных историков. Впрочем, эти сведения давно опубликованы и изданы значительным тиражом. Например, в книге «Казачество - Щит Отечества»( М.2005г.), существует и документальный фильм «Участие казаков в Великой Отечественной войне», но литератору всё видно недосуг ни посмотреть, ни почитать. Ему и так всё «ясно»... Между тем, этот вопрос давно поднят на серьёзный научный уровень. В международной конференции «Верхний и Средний Дон в Великой Отечественной войне», прошедшей в 2006 году в Воронеже (ВГАУ им К.Д.Глинки), в которой приняли участие военные историки России, Белоруссии, Украины, Германии, Италии и Венгрии, прозвучал доклад «Казаки в Острогожско-Россошанской операции».

Впрочем, может и хорошо, что невежественный литератор Соломин на ней не присутствовал, а то осрамил бы на «всю Европу» наш Воронеж наивно заявив: «Думаю, нелишним в этом пункте уточнить, о роли какого казачества идет речь».

Поэтому уточним – в Острогожско-Россошанской операции принимал участие 7-й казачий кавалерийский корпус, полностью сформированный в ноябре 1942 года на станции Анна, под командованием генерала С.В.Соколова. Всего в Великую Отечественную войну на стороне Красной Армии воевало 47 казачьих кавалерийских дивизий в составе семи корпусов, которым было присвоено звание Гвардейских. Наряду с кавалерийскими были созданы и пластунские казачьи дивизии, которые также героически сражались с врагом. Характерной особенностью того времени было объединение кавалерийских дивизий с танковыми частями (конно-механизированные группы). Они обладали большой подвижностью и успешно использовались при наступлении.

В результате успешного наступления 7-го кавалерийского казачьего корпуса и атаки танков с десантом казаков-пластунов был захвачен крупный железнодорожный узел, противник был лишен возможности маневрировать войсками на участке железной дороги Касторное-Валуйки. В ходе операции было уничтожено более 12 тысяч солдат противника и полностью выведен из строя Итальянский альпийский корпус.

Из 57 тыс. человек армейского корпуса альпийских стрелков 37 670 не вернулись; раненых и обмороженных было 9400. Только дивизия «Кунеензе» потеряла 13470 альпийских стрелков. Дивизия «Виченца» имела потери 6840 пехотинцев убитыми и пропавшими без вести».*

*Туллио Видулич « Военная компания в России. Тяжкие испытания, выпавшие на долю армейского корпуса альпийских стрелков на земле России в 1942-1943 гг.» материалы международной конференции ВГАУ им Глинки 11-12 апреля 2005 г.

Казакам были выданы шашки времен Первой мировой, на клинках которых было выгравировано «За веру, царя и Отечество». Когда Сталину доложили об этом, он сказал:

- Ну и пусть рубят «За веру, царя и Отечество» (Из воспоминаний Н.Д.Яковлева). До сих пор, старожилы Придонья помнят, как через их села проходили казачьи части, хранят даже плакаты тех лет, где написано «Казак не может отдохнуть. Казак на Запад держит путь!».

Литератор Соломин даже не понимает, насколько кощунственно припоминать ко Дню Победы о казачьих формированиях, созданных гитлеровцами и не потому, что они были малочисленны и были казачьими часто только по названию. Наверняка, у большинства потомков казаков деды служили в Красной Армии и осквернять их подвиг в этот день - подлое хамство. Такое впечатление, что статью «Возрождение или вырождение» писал не «образованный» литератор и художник, а невежественный Шариков под диктовку Швондера.

Создаётся впечатление, что Соломину чуждо не только казачество, но и Воронеж вообще. Так, осмеивая сбор земли с братских могил, где возможно захоронены и павшие воины 7-й казачьего кавалерийского корпуса и передачу её в музей, он называет это муниципальное учреждение «Музей - панорама». Но в нашем городе нет такой организации, правильно название музея звучит так: «Музей – Диорама».

Предавая широкой огласке разногласия в казачьей среде, заявляя, что: « это как раз лишает их возможности называться казачеством, то есть чем-то цельным и единым», Соломин призывает всех и вся к единению. Для примера автор, «ни к селу, ни к городу» приводит историю распада «Болгарского каганата» в раннем средневековье. Будь г.Соломин настоящим русским патриотом, он бы обратился к сюжету «Слова о полку Игореве», которое даже Карл Маркс назвал «призывом русских к единению». Тем более, что из вековой борьбы Руси со степняками-тюрками и родилось казачество.

Но, скорее всего, Александром Соломиным двигали не высокие патриотические убеждения, а обычный меркантильный интерес. Вынося на всеобщее посмешище конный казачий пробег в честь 62 годовщины Победы в Великой Отечественной войне, он словно призывает не финансировать подобные, сомнительные с точки зрения автора мероприятия. Ставя по сути дела на воронежском казачестве крест, он выносит в заголовок своей статьи поганое слово «вырождение».

Подвергая сомнению целесообразность проведения областной администрацией казачьих патриотических мероприятий и отказывая казакам в праве почтения памяти их предков, воевавших в Красной армии на фронтах Великой Отечественной войны, и в том числе и на Воронежском фронте, Соломин сам вносит раздор в среду русского народа, частью которого и является казачество

Автор смутно представляет обсуждаемую им тему. Для него «…первой приметой истинного возрождения казачества в Воронеже будет появление казачьей сотни, способной на равных конкурировать с городской конной милицией…».

Наведение правопорядка дело, несомненно, нужное и полезное. И органам милиции не помешает всенародная поддержка (вроде бывших «народных дружин»). Но не следует забывать, что используя казачьи части при подавлении «революционных беспорядков» в 1905-1917 годах, царское правительство внесло в общество национальный раскол и казаков стали обзывать «нагаечниками». Литератор и художник В.Маяковский даже написал про 1905 год: «…Появилось слово «прокламация». Прокламации вешали грузины. Грузинов вешали казаки. Мои товарищи грузины. Я стал ненавидеть казаков» (В.Маяковский «Я Сам»1922г)

Но, когда казаки воевали с немцами в 1914 году, Маяковский казаков стал восхвалять в пропагандистских плакатах и писал такие стихи:

Выезжал казак за Прут.

Видит – немцы прут да прут.

Масса немцев пеших, конных.

Едут с пушками в вагонах.

Да казаки на опушке.

Раскидали немцам пушки.

Под лихой казачий гомон

вражий поезд был изломан.

Скоро, скоро будем в Краков -

удирайте от казаков!

Следует отметить, что 2007 год, пусть пока и декларативно, начался как год примирения всех здоровых национальных сил. Прежде всего, это год воссоединения Русской Православной Зарубежной церкви с нашей Православной церковью. У казачества воронежского стал по сути дела один законно избранный атаман. Однако, есть в Воронеже люди, не согласные ни с тем, ни с другим фактором возрождающегося национального единства. На представленной в газете «Моё» фотографии как раз такие личности, причисляющие себя к некой Греческо-старообрядческой церкви. К конному пробегу они никакого отношения не имеют, казачьему единству не стремятся, существуя сами по себе. С таким же успехом г.Соломин мог бы опубликовать и своё фото, ведь он тоже, как известно, недавно относил себя к воронежским казакам.

в следующем номере «Моё»

Избрав своим девизом «Замахивайся на большое – по малому лишь кулак расшибешь», литератор и художник А.Соломин снова замахнулся на казачество. Он продолжил в газете «Моё» выражать своё мнение «о роли казачества в современной России»…и опять на примере обсуждения-осуждения проводимых Областной администрацией казачьих мероприятий посвященных празднованию Дня Победы, в номере газеты за 12-18 июня.

Обозвав эти мероприятия «показухой и потешными играми», причем «убогими до неприличия», неугомонный А.Соломин попытался привлечь на свою сторону атамана одной из воронежских казачьих общин С.Л.Иванова и его товарища А.Д.Колесниченко. Словам о том, что «Статья написана нормально и честно… и в целом с содержанием статьи он (Иванов) согласен», верится с трудом. Это возможно лишь в том случае, если он «Иванов родства своего не помнящий». И в этом г.Соломин (наконец опубликовавший свою фотографию, где он удивительно похож на ныне покойного Александра Меня), вряд ли убедит даже самых доверчивых читателей газеты «Моё».

В своём рассуждении «о роли казачества в современной России» Соломин постоянно одергивает и поучает как самого Иванова, так и его товарища, наставляя, как и что надо делать. Например: - не дело, оказывается казаков самим рассказывать населению о значении Победы в Великой Отечественной войне «Это задача историков, просветителей и учителей…» Касательно самого г..Соломина это, пожалуй, верно. Так в своей первой статье он пишет, что многие казаки воевали в корпусе генерала Штейфона; а в другой, что, «многие казаки воевали в соединениях фон Панвица». Вот загадка: корпус-то был один, а вот «фонов» оказывается два. Может прежде чем браться за публичное обсуждение темы, надо на досуге самому с этими «фонами» разобраться.

Да немцы делали ставку на пятую колону в России, но вот разыграть «казачью карту» им не удалось. По сведениям воронежского историка Максима Литвинова количество граждан СССР, которые по тем или иным причинам с оружием в руках выступили на стороне Германии в ходе Второй мировой войны составило около 700-800 тыс. человек. При учете того, что не менее70 млн.человек оказалось на временно оккупированной германскими войсками территории, можно говорить, что только 1.14% советских граждан выступила на их стороне.

Для сравнения: в оккупированной немцами Польше, численность польских граждан охваченных германской системой воинской повинности, достигала 3.6 млн.человек или 13% населения оккупированной территории.

После захвата Франции в ряды Вермахта влилось до четверти миллиона её бывших граждан. После оккупации Югославии (из присоединенных к Рейху, так называемых Нижней Штирии, Южной Каринтии и Верхней Крайны) в германскую армию влилось еще 80тыс. солдат из 775 тысячного населения этих территорий

Для участия в войне на стороне Вермахта из концлагерей было освобождено около 545 тысяч советских военнопленных. Другим источником пополнения для Вермахта и СС были мобилизации. По некоторым оценкам было отмобилизовано в войска Вермахта и СС в Эстонии – 30 тыс человек, в Латвии 70 тыс человек, крымских татар- 10 тыс человек, в Локотской республике –20 тыс.человек, в казачьих районах РСФСР – 20 тыс.человек.

Уникальным явлением была «Локотская республика», созданная в ноябре 1941 года из 8 районов Орловской и Курской областей. Она имела статус национального образования, местное самоуправление и собственные вооруженные силы, состоявшие из 14 батальонов, оснащенных танками, полевой артиллерией и бронемашинами. Население республики составляло 581 тыс.человек. За время существования «республики» были восстановлены и пущены в эксплуатацию многие промышленные предприятия, открыты церкви, 9 больниц, 37 медицинских пункта,343 школы и 3 детских дома. И всё это при минимальном контроле немецкой администрации. Вот где развернуться бы Соломину... Он бы не только там День Победы праздновать запретил, но и звания городов-героев лишил бы Орел и Курск!

Впрочем, Соломин, судя по его выражению «это задача историков, просветителей и учителей» сам «не шибко грамотный». Достаточно было назвать одних историков, ведь и просветитель для таких бесед должен знать историю, да и учитель должен преподавать историю, а не скажем ботанику.

В любом случае, доля казаков, воевавших на стороне Германии, была так ничтожно мала, по сравнению с воевавшими в Красной Армии казачьими кавалерийскими гвардейскими корпусами и пластунскими дивизиями, что об этом даже серьёзно говорить не стоит. Тем более, что численность других пособников фашизма была в тысячи раз выше.

По всему видно, Соломин не «из тех казаков, которые в Воронеже ещё до Петра жили», иначе он понял бы всю абсурдность приводимого в газете примера о том, что в казаки принимали « за литру водки и пятьдесят рублей».

Родового казака нельзя ни принять, ни исключить из казаков. Речь видимо идет о вступлении в ту или иную «казачью» общину, в каждой из которых, кто песни поёт, кто в конные походы ходит или охраной порядка занимается. Возможно кто то из них и пьёт водку ( у Соломина это больной вопрос), но к делу совсем не относится. А что касается 50-ти рублей за «удостоверение» то и у атамана С.Л. Иванова тоже принят такой порядок.

В представлении Соломина казачество - это такая организация, которая постоянно должна ставить и добиваться каких достойных целей и выполнять грандиозные задачи, а иначе «не сметь называться казачеством». Во всем этом чувствуется какой- то подвох и провокация, современная «гапоновщина». Не стоит ли за этим цель просто высмеять людей, считающих себя потомками казаков – воинской части русского народа.

PS. Парадокс – Алик Мамедович Аббасов (явно не русский) доказывает, что Воронеж «колыбель Донского казачества» и издаёт журнал «Казачьи вести Верхнего Дона», а Александр Соломин (вроде русский) вовсю доказывает что воронежского казачества нет, и быть не может, поливая грязью нынешних потомков казаков в двух номерах газеты «Моё» да ещё под рубрикой «Русский вопрос». Так и хочется сказать г.Соломину и пригревшему его товарищу Лапину – не плюйте в колодец – может когда-то придется и воды напиться!

«Казачья диаспора».

«21 февраля здание Воронежской синагоги посетил главный раввин России…На встречу пришли лидеры воронежских национальных диаспор - грузинской, греческой, армянской, корейской, представители казачества» (Воронежская Неделя N 9)

Диаспора (греч διασπορά, «рассеяние») — часть народа (этническая общность), живущая вне страны своего происхождения, своей исторической родины. Изначально Диаспорой называлась общность граждан древнегреческих городов-государств, мигрировавших на вновь завоёванные территории с целью колонизации и ассимиляции последних. Подобные методы расширения жизненного пространства были характерны для некоторых древних семитских народов (финикийцы, евреи), для греков и римлян — все они, имея небольшие по площади государства, колонизировали огромные пространства Древнего мира. Однако, с созданием Септуагинты, слово диаспора стало использоваться почти исключительно для обозначения евреев рассеяния (изгнанных из Иудеи вавилонянами в586 г до н.э., и римлянами — из Иерусалима в 136 году.) Вероятно, своим происхождением новое значение термина обязано словам Септуагинты (Втор. 28:25) «Предаст тебя Господь на поражение врагам твоим; одним путем выступишь против них, а семью путями побежишь от них; и будешь рассеян по всем царствам земли.» В этом смысле, слово диаспора имеет негативный оттенок, выражает наказание: «Рыдайте, пастыри, и стенайте, и посыпайте себя прахом, вожди стада; ибо исполнились дни ваши для заклания и рассеяния вашего, и падете, как дорогой сосуд. » (Иер. 25:34).В современном значении термин «диаспора» стал использоваться с конца XX века, перестав быть связанным исключительно с еврейским этносом. Он характеризует устойчивую совокупность людей единого этнического или национального происхождения, живущих за пределами своей исторической родины и имеющих социальные институты для поддержания и развития своей общности. (Википедия)

Существующее понятие диаспора относится к представителям не коренных национальностей, поселившихся среди аборигенов и организовавшихся в культурно-национальные землячества. Ранее их называли национальными меньшинствами «нацменами» или инородцами. Если к грузинской, греческой, армянской и еврейской диаспорам вопросов не возникает, то термин казачья диаспора звучит для Воронежа не привычно.

Тем не менее, в «Воронежском Курьере» за 8 ноября сего года, в статье посвященной фестивалю дружбы народов, опять звучит – « целый ряд национальных диаспор Воронежской области», «представители азербайджанской, армянской, грузинской, цыганской, чеченской, узбекской и др.,а так же атамана Северо-Донского казачества Виктора Галушкина».

Есть такие нации, которые «по жизни» инородцы, например, евреи и цыгане, живущие в России с самых незапамятных времен, но всё равно обладающие, как бы, «двойным гражданством». Для казаков, особенно для потомков тех, кто как говорится, «до Петра жили» в Воронеже, термин «диаспора» вряд ли корректен.

Конечно, можно возразить - кто сейчас докажет свои воронежские корни и помнит своих предков «до пятого колена», разве что потомки Степана Разина, чей родной дядя Никифор Черток жил в Воронеже. Но сам факт, что воронежскую крепость строили казаки, причем вполне исторический, казачьи слободы, станицы и городки Воронежского уезда, существовавшие до этого, вполне достаточен, чтобы считать казаков самым что ни на есть коренным населением.

Возможно, применяя этот термин к казакам, воронежская пресса не задумывается о его этимологии, а возможно и сознательно его употребляет в «библейском понимании» как к рассеянному после 17 года народу, части которого спаслись в Воронеже.

Но в таком случая так же уместен термин Сегрега́ция (segregatio — отделение) — политика принудительного отделения какой-либо группы населения. (Обычно упоминается как одна из форм религиозной и расовой дискриминации.)

Впрочем, такие высокие материи вряд ли применимы в Воронеже, где «чистокровных казаков» конечно мало, так как казачья история в нашем крае прервалась еще в середине XIX века, когда воронежские казаки попали в разряд однодворцев и войсковых обывателей и мещан. Однако этот чисто административный акт не даёт повода считать потомков казаков Верхнего Дона этническим меньшинством и сплачивать его в диаспоры наравне с грузинами, греками, чеченцами и пр.

Регион Верхнего Дона (в том числе и Воронежская область) принадлежит к древнейшим казачьим областям. Это и поселения «бродников»(XIIвв) на левом берегу реки Воронеж, городки и станицы « Червленого Яра», и народ «зовимый козаци» пришедший на помощь Дмитрию Донскому с «Верховьев Дона». Даже первое упоминание в летописи о казаках (1444 г) относится к казакам рязанским, т.е к жителям пограничья Рязанского княжества, в земли которого входил и Воронеж.

Возможно, некоторые из потомков казаков, приехавших с Кубани, Терека и Сибири, ныне живущих в Воронеже и считают себя «казачьим интернационалом», но не следует забывать и более древнюю историю. Станица Чевленного Яра основала Гребенское войско на Тереке при Иване III, а после походов Петра воронежские казаки основали ряд станиц на Кубани, в том числе и станицу Воронежскую под Краснодаром.

Автор статьи в «ВК», правда, оговорился, что не совсем понял « как возрождение казачества относится к фестивалю дружбы народов», хотя ему тут же объяснили, что «17 лет назад, в начале ноября, были изданы законы, которые гарантировали казакам политическую и административную реабилитацию». Речь, видимо, идет о Постановлении ВС РФ N 3321-1 от 16.07.92 г. « О реабилитации казачества», подписанном Русланом Хасбулатовым, где казачество названо «исторически сложившейся культурно-этнической общностью»

Если, не вдаваться в календарные подробности, приведенные автором статьи, то суть вопроса понятна. Действительно, в начале 90-х годов, было принято Законодательство в области реабилитации жертв политических репрессий и была восстановлена историческая справедливость в отношении не только казаков, но и российских немцев, финнов, Кронштадтских повстанцев, участников крестьянских восстаний, репрессированных священнослужителей и пр. По этим законам казачество формально получило право на «Возрождение традиционного социально-хозяйственного уклада жизни и культурных традиций при соблюдении законодательства и общепринятых прав человека;»

Надо сказать, что с тех пор казачество стало заметной силой в политическом и социальном пантеоне России, а казачьи землячества возникли во всех регионах страны и в том числе возникли «Объединения казаков нетрадиционных мест проживания».

Однако с самого момента возрождения, по ряду причин, казачество не стало, чем-то монолитным и целым, хотя таковым оно никогда и не являлось, за исключением периода правления последних Романовых, когда под «казачество» была подведена законодательная база, и казачество стало привилегированным сословием. Собственно различная трактовка сословие или народ стало для многих камнем преткновения. Если казачество народ, то зачем военная форма и звания, если сословие, то, причем здесь землячества и диаспоры. Например, кем следует считать Семёна Буденного? Будучи иногородним батраком, призванный в армию, он стал казачьим вахмистром, а впоследствии вполне мог получить казачий земельный пай и стать равноправным казаком. Генерал Константин Мамантов (приписной и почетный казак донских станиц Усть-Хоперской и Нижне-Чирской) происходил из дворянской семьи.

В настоящее время казаком может считать себя любой человек, как имеющий казачьи корни, так и считающий себя казаком по духу, знающий казачью историю и казачьи обычаи. Сколько таких в Воронеже и области точно не известно, но, судя по древней воронежской истории, казачьи корни имеет большинство коренного населения.

Автор статьи в «ВК» не стал вникать в данные подробности, смысл его статьи в другом. «Погладив по головке» Виктора Галушкина «с сотоварищи» за интернационализм», он осудил представителей Воронежского областного «Земского Собора» собравшихся провести в этот день «Русский марш». По замыслу автора статьи представители «Земского Собора» должны обязательно ассоциироваться только с «бритоголовыми убийцами», а основную часть марширующих колонн составят все возможные «экстремистские» элементы. Читая такие строки, впрямь становится страшно, особенно после цитируемой речи губернатора Владимира Кулакова: « горько, что наш гостеприимный воронежский край незаслуженно представлен некоторыми средствами массовой информации как главный центр ксенофобии и нацизма». По всему видно, что и «ВК» стал этими «некоторыми СМИ», выискивающими на пустом месте нацизм и ксенофобию.
PS: Увлекшись разоблачением «преступных замыслов» деятелей Земского Собора, автор статьи в «ВК» Андрей Цветков не заметил, что противоречит, сам себе. Так, если делегируемые от Воронежской области на Всероссийский общественный Учредительный Земский Собор, «известный педагог Павел Бабкин, политик, депутат обл. Думы Александр Пономарев, журналист Святослав Иванов» и могут оказаться «экстремистские элементами» то, как казачий атаман Виктор Галушкин, так же делегируемый от Земского собора в Москву, может быть одновременно и «бритоголовым убийцей» и праведным интернационалистом ? (Кстати, именно Галушкин присутствовал и на вышеупомянутом мероприятии в здании Воронежской синагоги) Может быть, автор статьи чего-то не понял или сознательно противопоставил казачество русскому народу и выставил его «диаспорой», а по сути «сегрегацией» т.е. буквально отделившейся его частью.


Разделы / Есть такое мнение.

 Казачий круг - Комментарии к статьям




Казачий круг - форум
Обсудить статью на форуме

Сайты партнеров





Версия для печати
Яндекс цитирования

2008-2015 © Казачий Круг. Все права защищены.Разработка и поддержка Казачий Круг
Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов. При использовании материалов сайта-ссылка обязательна.
ОпросыГостеваяНаш дневникПоискКарта сайтаДоска объявленийFAQ - Вопрос-ответ



Работает на: Amiro CMS