Казачий круг-История, традиции и культура казачьего народа.

Казачий круг-Независимый казачий информационный сайт. Основан в 2008 году. История, традиции и культура казачьего народа.

Казачий круг - Новости

Казачий круг - Статьи

Казачий круг - Осторожно ряженые

Казачий круг - Георгиевские кавалеры

Казачий круг - Майдан

Казачий круг - Фотоальбомы- Галерея

 




























Сайты партнеров

Казачья гамазея
 Дикое поле
Шермиции



Вольная станица

 

 



 

 


 










 

История, традиции и культура казачьего народа.

 

Вы пользуетесь Яндекс? Мы стали ближе, добавьте виджет "Казачий круг", и будьте в курсе самых последних новостей.
 

Казачий круг. История, традиции и культура казачьего народа.

История, традиции и культура казачьего народа.

добавить на Яндекс




История и традиции.

Казачество

25.10.10

Закрыв глаза, я вижу их
В угрюмых шрамах боевых, -
Таких могучих и суровых...
Их поступь звонко тяжела,
На лбу забота залегла,

Но ищет взгляд просторов новых...
Силен и верен взмах руки,
Прямые плечи широки,
Скупы слова, улыбки редки.
Вояки с ног до головы -
Они все были таковы,
Во тьме исчезнувшие предки!

За доблесть дел, за горечь ран
Им песен не слагал баян:
Их славный путь прошел украдкой.
Лишь в старой записи, порой,
Про подвиг чей нибудь лихой
Расскажут сдержанно и кратко...

(Мария Волкова. Казачий иллюстрированный журнал-трехмесячник «СТАНИЦА», орган Парижской Студенческой казачьей станицы. Париж. 1939 год).


История России неотделима от истории ее регионов, судеб конкретных людей. Политические и социально-экономические процессы, протекающие в стране, приобретали свои специфические особенности в каждом районе, параллельно отражая и общие исторические закономерности.


Мои предки проживали на Земле Войска Донского. «Пространство земли, занимаемое ныне Войском Донским, принадлежало к стране, называемой в древности некоторыми греческими писателями иногда Гипербореем, то есть, за севером, а иногда Скифиею».







Первые упоминания о казаках относятся к 1549 году. «Слово казак известно было в России гораздо прежде этого времени: оно, по мнению некоторых, на языке монгольском означало пограничного стража и вообще военного человека» («Историческое описание земли Войска Донского». Новочеркасск. 1903 год. Страницы 8, 9, 11).

Известно, что донские казаки в XVII веке жили на Дону, но вот в Европе думали, что это земли Тартарии. Достаточно поглядеть на карту 1610 года, сделанную Mercator:


Донской казачий край входит во времена Василия Шуйского в пределы государства Тартария. Приведем еще одну интересную карту 1562 года (Иван Грозный). На ней по правому берегу Иртыша (или Оби) живут cassac, т.е. казаки, на Дону находится Тартария, а по левому берегу Дона пятигорские черкасы, или, по существу, те же казаки (кубанские?, терские?):

Указом от 21 мая 1870 года (Полное собрание Законов. Том 45, номер 48587) Земля Войска Донского была переименована в Область Войска Донского.
С 1897 года для государственных и удельных крестьян и с 1861 года и для крестьян, вышедших из крепостной зависимости (Полное собрание Законов. 1. Том 24, номера 17906, 18082; ПСЗ. 2. Том 36, номер 36650), были учреждены волостные правления, территория уездов была разделена на волости. В Хоперском округе было 25 станиц, в том числе и станицы Аннинская и Ярыженская («История административно-территориального деления Волгоградской области 1780-1994 годов». Волгоград. 1994 год. СИФ номер 2205. Страницы 2, 5).
Станицы Аннинская, Ярыженская и Филоновская были расположены на территории современного Новоаннинского района Волгоградской области.
Новоаннинский район расположен в северо-восточной части Волгоградской области. Через земли Новоаннинского района протекает река Бузулук.
Летопись казачьих поселений на Дону и его притоках - полна страданий и людской крови. Наверное, так же, как и мученическая история России в целом. Власть по государственному образцу обустраивала принадлежащие ей земли и территории, не щадила вольнодумцев и бунтарей, карала при ослушании без пощады и жалости. Когда кончалось народное терпение - вспыхивал бунт, не менее жестокий, чем государево принуждение. Так и длилось веками – то мир, то война; то бунт, то усмирение... Русская жажда великого смысла, пренебрежение к наличному распорядку, стремление к жизненному идеалу, очень часто - ложному, не раз приводили к сокрушительному итогу, - будь то Смута или Октябрьский переворот. С годами раны рубцевались, жизнь брала свое, радость и любовь пересиливали ярость и злобу. Но все так же, как и в старые годы, не хватает на Руси милосердия...


Река Бузулук.




Река Бузулук – левый приток реки Хопёр. Длина 314 километров, площадь бассейна 9 510 квадратных километров. Берёт начало в западной части Приволжской возвышенности. В пределах Волгоградской области река Бузулук протекает по Хоперско-Бузулукской низменности, представляющей собой монотонно равнинную местность. Течёт в широкой долине. Питание родниковое и в весеннее время снеговое. Средне годовой расход воды у хутора Большой Лукьяновский 12,5 кубических метра в секунду. В верховьях иногда пересыхает. Частично используется для орошения. В бассейне Бузулука свыше 600 озёр, там водятся щука, окунь, лещ, серужка, линь, карась, жерех, голавль. Наиболее крупные населённые пункты на реке город Новоаннинский и станица Алексеевская.
Название Бузулук появилось в XIII-XIV столетия. Во время летних кочевий татары появлялись в нижнем и среднем течении Хопра. Они доходили до Теллермановского леса, то есть, примерно, до теперешней границы Волгоград­ской и Воронежской областей. Как память о своем пребывании, татары оставили в прихоперских местах назва­ния некоторых урочищ и речек. К их числу относится как раз и Бузулук.
Толкование гидронима «Бузулук» имеет несколько значений:
* От тюркского «телячий», или более позднего переосмысления раннетюрского БУЗУЛЫК - «целина», «степь»;
* От общетюркского БОЗАУ - «околица», «окраина»;
* От татарского БУЗУЛУК - «ледяная вода» (БУЗ - «лед», БОЗЛЫК - «ледник»).
Долгое время река Бузулук служила естественной границей между Великой степью и Российским государством. В конце XVI - начале XVII веков, одновременно с заселением Хопра, первые ка­зачьи городки возникают и на его притоке Бузулуке. По Б. Лащилину: «Когда-то в прошлом река была пределом кочевья татар, далее которого они не решались продвинуться на запад».
В труднодоступных и малопроходимых тогда местах, в лесах, тянувшихся вдоль берегов реки, находила себе надежное убежище наиболее непокорная и свое­вольная часть голутвенного (бедного) казачества.
Названия многих населённых пунктов сохранилось и до сегодняшнего дня. Отдельные топонимы основываются на народных пре­даниях.


Бузулук между Новоаннинским и Филоновской.


Активное заселение Бузулука проходило с конца XVII - начала XVIII веков из самых различных местностей России. Окончательно сформированные поселения были занесены в 1634 году в Устав о пограничной службе. Проверяя устав, воевода Воротынский проехал все городки по Бузулуку и утвердил: «Дурнев городок, Ярыгин городок, Филонов городок, Берёзов городок». Шесть станиц возникло на территории нынешнего Новоаннинского района на правом берегу реки Бузулук: Филоновская - у брода через реку, Берёзовская - в зарослях берёзовых лесов, Черновская - (впоследствии Аннинская) при впадении нагайской реки Чёрная в реку Бузулук, Ярыженская - у возможных переправ врагов, Мартыновская - у мели брода, Дурновская - на опасном месте. Эти городки были сформированы как пограничные с территорией кочевых народов, с целью обеспечения спокойствия на южных рубежах Московского государства. Мужское население было обязано нести дозорную службу. Естественно, переселенцы не были казаками по происхождению, а скорее относились к категории донских крестьян. Постепенно это население растворилось в массе казаков, смешалось, и через три-четыре поколения потомки этих переселенцев уверенно называли себя казаками.
Политика Екатерины II привела к постепенному подчинению казаков Дона. В конце XVIII века казачество превратилось в служилое, с формальным сохранением самоуправления, сословие. Казаки имели свои воинские формирования, общественное землепользование (до XVIII века существовал запрет на ведение земельного хозяйства).
Область Всевеликого Войска Донского насчитывала девять казачьих округов и одну калмыцкую сотню. Хоперский округ находился в северо-восточной части Области и был образован в 1802 году на базе Хоперского и Бузулукского сыскных начальств. В него входили 25 станиц: Акишевская, Алексеевская, Аннинская, Аржановская, Букановская, Бурацкая, Добринская, Дурновская, Зотовская, Котовская, Kумылжeнская, Луковская, Михайловская, Павловская, Петровская, Провоторовская, Преображенская, Слащевская, Тепикинская, Тишанская, Урюпинская, Усть-Бузулукская, Федосеевская, Филоновская, Ярыженская; семь крестьянских волостей: Купавская, Александровская, Тростянская, Мечешанская, Семеновская, Солоновская, Успенская. Самой большой в округе была станица Михайловская на Хопре, а на Бузулуке - станица Филоновская.
Особенности формирования донского казачества привели к возникновению самобытного казачьего говора, где наряду с южно-русской, украинской лексикой присутствует масса слов тюркского происхождения. Это вполне объяснимо, так как, проживая на южных окраинах Российского государства, донские казаки постоянно сталкивались и общались с ногайцами, татарами и другими народами («атаман», «курень», «кош», «юрт», «чирики»).

Речка Черная.
***
СУДЬБА ПРИТОКОВ.

Прекрасна и богата природа Алексеевского района. Замечательные здесь леса, луга и реки. Около 20 тысяч гектаров занимают у нас лесные насаждения. Четыре реки пересе­кают территорию района — Акишевка, Кумылга, Хопер и Бузулук. Их протяженность по району составляет более 250 километров.
Гордиться бы нам таким богатством! Но, к сожалению не приходится. И особенно это стало заметно и больно в последние пять лет, когда зимы пошли бесснежные, а весны без­водные. Вымерзли на большой площади ду­бы и березы, высохли озера и обмелели реки.
Кто виноват? Природа? Нет, во многом мы сами. Вспомним далекие 20-е годы наше­го столетия!
Тогда полноводными были Хо­пер и Бузулук, глубокими Акишевка и Кумылга, по лугам — масса озер. В то время, например, на реке Бузулук (на территории Алексеевского района) было со­оружено 5 капитальных плотин со спусками. Были они и на Хопре. Весной вода заливала огромные массивы лугов и лесов и все время подпочвенными водами питались леса. Те­перь же в весеннее время эти реки редко вы­ходят из берегов, весенний уровень воды
упал в них где-то на два с лишним, а местами на три метра.
А как, благодаря нашей «помощи», мы губим их! Давайте посмотрим со стороны. С каждым годом мы строим все новые и новые животноводческие помещения. Ищем пути облегчения труда для животноводов. Это хо­рошо. Но надо же все это делать разумно, сообразно с законами природы.
Ну что хорошего можно екать, когда ви­дишь, как из свинарников колхозов «Крас­ный путиловец» и «Ударник» все нечистоты от гидросмыва стекают в Хопер?! Основа­тельно обмелели Акишевка и Кумылга.
А как губятся реки, когда мы распахиваем луга до самых берегов! Особенно это заметно по Хопру и Бузулуку. Думается, настало вре­мя, когда надо от разговоров переходить к делу. Реки необходимо чистить. Конечно, это дорого. Но дело окупится сторицей! Рекам нужны плотины. Их надо строить.
Пусть добрым словом, вспомнят о нас по­томки!
К. Авдеев, агроном станицы Алексеевская.
(Статья из газеты «Урюпинская Правда» от 30 марта 1976 года).
***

ОТКЛИК НА СТАТЬЮ.

В моем разборе статей о Хопре из «Урюпинской Правды», помещенном в 124-ом но­мере «Родимого Края», я на основании све­дений, полученных мною давно, чуть ли не до последней мировой войны, коснулся Бузулука. Писал я о нем, не предвидя того, что буду осведомлен свежей статьей из той же «Урюпинской Правды», пересланной мне на днях.
Бузулук — самый большой приток Хопра, внук Дона. По нем расположены следующие станицы: Преображенская, Филоновская, Аннинская (теперь Староаннинская), Дурновская, Павловская, Алексеевская и при устье — Усть-Бузулукская.
В историческом отношении он известен тем, что казаки с Бузулука приняли массо­вое участие в Булавинском восстании. Гнев Петра I с особенной силой обрушился на них. В своем репрессивном указе он требовал: «по Бузулуку уничтожить все».
Казаки бузулукских станиц до революции жили большими семьями, храня патриар­хальные обычаи. Они страстно любили пение. Некоторые из их песен сопровождались об­рядами. В этой части Дона пелись старинные песни, которых не найти в сборнике Листопадова. В последнем томе своего сборника Ли­стопадов поместил песню, напетую ему уже при большевиках казаком Ярыженской ста­ницы, которого он встретил в рядах красной армии. С восторгом он отзывается о голосе певца и дает истолкование песни, ошибочно относя ее к периоду исхода некрасовцев в Турцию. Начало песни таково:
«На Пруду-то было, — было на Прудочку,
Там стоял-то, стоял, — стоял полк кутейничков.
Во полку-то служил, служил млад донской казак.
А и с речки был казак, — с речки Бузулука был.
А станицы был казак, — станицы был Березовской»
Песня повествует о похождениях казака 13-го полка Матвея Федоровича Горемыкина, во время войны 1877 года против турок ув­лекшегося женщиной враждебной страны и перебежавшего туда. Река Прут в ней назы­вается «Прудом», полк кутейничков — полк имени ген. Кутейникова. Станица Березов­ская, расположенная на берегу Бузулука, по­сле войны 1877 года стала называться хуто­ром, войдя в состав Аннинской станицы.
Песнь передает душевные переживания ка­зака, очутившегося по своей вине в чужой, незнакомой стране:

«Переправившись чрез Дунай, — казак сел на камушек.
Сел на камушек, — стал он думать и гадать:
Сторона-ж, ты моя, — старонушка незнакомая.
Голова-ж, ты моя, — головушка неразумная.
Ах зачем ты завела в чужу дальнюю страну?
Я не сам сюда зашел, меня душа добрый конь занес.
А еще-то занесла хмелиная моя чарочка».

Да простят читатели мне мое отклонение от темы, затронутой в статье «Судьба при­токов». Пусть поймут они чувства казака, родившегося на Бузулуке, там проведшего свое детство и отрочество, а юность на Хопре и Бузулуке.
Как и Хопер Бузулук окаймляли дубовые леса и заливные луга. В лесах были дикие яблони и терновник, плоды которых собира­лись казаками с разрешения атамана после праздника Первого Спаса. В весенний разлив, выходя из берегов, Бузулук превращался из речки в большую реку. Весной лес и луга изобиловали цветами, щавелем, черемшой, разного рода «купырями». Девушки — ка­зачки группами шли в лес собирать щавель и черемшу, лес оглашался чистыми молоды­ми голосами, певшими бытовые песни, выра­жавшие разновидности переживаний моло­дой души: счастье любви, ревность, горесть разлуки с милым.
В своей статье, приведенной нами выше, агроном К. Авдеев признает, что в далекие 20-ые годы текущего столетия Хопер и Бу­зулук были полноводными, весной вода за­ливала огромные пространства лугов и лесов и все время подпочвенными водами питались леса. «Теперь-же», — пишет он, — «в ве­сеннее время эти реки редко выходят из бе­регов, весенний уровень воды упал в них где-то на два с лишним, а местами на три метра».
Печальное констатирование катастрофиче­ского падения уровня воды в Хопре и Бузу­луке. Три метра! Да ведь это равняется глу­бине погружения небольшого судна!
Дальше пишет К. Авдеев: «А как губятся реки, когда мы распахиваем луга до самых берегов!».
Нельзя не признать преступность дейст­вия, выраженного этими словами. Утеши­тельно до некоторой степени то, что автор признает вину существующей системы правления и варварского способа пользования природой.
«Кто виноват? Природа?» - спрашивает он. «Нет, во многом мы сами», отвечает он себе.
В. Кузнецов.
(Журнал «Родимый край» № 125 – ноябрь-декабрь 1976 года, MEUDON, FRANCE, страницы 34-35).


Хоперский Округ. Словарная статья.

Хоперский округ Области Войска Донского составляет пограничный северный отрезок, примыкающий с востока к Саратовской губернии, с северо-запада к Воронежской губернии. Рекой Хопер, имеющей направление с севера на юг, Хоперский округ делится на 2 части: западную, меньшую, по правой стороне реки, и восточную, большую - по левой стороне реки. Протяжение в длину 200 верст, ширина 120-150 вершков. Площадь в 15 861 квадратный вершок, или 1 652 267 десятин. Преобладающий характер местности - степной, но встречаются и холмистые возвышенности, прорезанные глубокими балками, хотя и не в такой мере, как в соседнем Усть-Медведицком округе. Почва весьма хороша для хлебопашества, пастбища до настоящего времени выкармливают сотни гуртов убойного скота; особенно стяжали себе в этом отношении известность Тишанские степи; процент удобной земли достигает 85%; преобладают чернозем и суглинок, местами встречаются песчаники и солонцы. Орошение Хоперского округа: река Хопер и ее притоки с левой стороны - Бузулук и Кумылга. Река Хопер протекает через весь округ, впадая в Дон тотчас по вступлении в Усть-Медведицкий округ; Бузулук, беря начало в Усть-Медведицком округе, течет сначала на север, а в пределах Хоперского округа меняет направление на юго-запад и впадает в реку Хопер.


Лесная растительность скудная; лесом занято 59 133 десятин.
Жителей по переписи 1897 года – 253 055 (125 503 мужчин и 127 552 женщин); войскового сословия в 1901 году считалось 184 484 (91 911 мужчин и 92 573 женщин). Громадное большинство - православные; раскольников 887 человек, других исповеданий 236.
Земли, отведенной 25 станицам Хоперского округа, насчитывается 1 322 477 десятин, из них удобной 1 205 422 десятин (под лесом 45 990 десятин), неудобной 117 055 десятин; на душу мужского населения войскового сословия приходится 14,4 десятин всей, а удобной 13,1 десятин. Войсковых запасных земель 8 813 десятин.

Хоперский округ.
(«Настольный атлас А.Ф. Маркса, 1903 года». c00405@arcticnet.ru).

Главное занятие жителей - хлебопашество, особенно сильно развившееся с проведением Грязе-Царицынской и Царицыно-Тихорецкой железных дорог.
По сведениям 1900 года, в Хоперском округе распахано под посев хлебов 596 471 десятин, посеяно 483 737 четвертей, т. е. на душу 1,9 четверти (выше всех остальных округов области вдвое и втрое); собрано 2 274 123 четвертей, т. е. 9,2 четверти на душу; средний урожай сам-3-5. Высеваются преимущественно пшеница, овес, просо, реже - ячмень, рожь, горох, чечевица. Господствует залежная система. Развитию хлебопашества способствует распространение среди населения усовершенствованных земледельческих машин и орудий; в настоящее время в Хоперском округе они имеются в 43 219 хозяйствах; одно усовершенствованное орудие приходится у коренных жителей на 6,2 души, у иногородних - на 5,6 душ. Сенокосов сравнительно много; в среднем снимается около 7 миллионов пудов травы. Лошадей 78 032, крупного рогатого скота 289 226 голов, овец 237 434, коз 12 107, свиней 71 156, верблюдов 30. Под огороды разделывается 17-18 тысяч десятин, под бахчи 10-11 тысяч десятин. Рыболовство незначительное: в 1900 году выловлено 427 пудов красной и 8 380 пудов белой рыбы, стоимостью около 15 тысяч рублей; сосредоточен этот промысел исключительно в станицах и хуторах по реке Хопру; много мелкой рыбы вылавливается в озерах, но она поступает преимущественно в пищу рыбацких семей. Пчеловодство понемногу развивается - 286 пасек с 5 447 ульями, дающими в среднем валового дохода 40 622 рублей.


Фабрично-заводская деятельность развита слабо: заведений в 1897 году насчитывалось 1 009, все мелкие, с общей суммой производства на 250 тысяч рублей (мельницы).
Главный предмет торговли - хлеб. Торговля сосредоточена преимущественно на Покровской ярмарке в станице Урюпинской, а также в течение всего года производится на станциях Грязе-Царицынской железной дороги. Торговля находится в руках крупных скупщиков. Важным предметом торговли служит и крупный рогатый скот, но усиленная распашка пастбищ под посевы, а также общее неудовлетворительное состояние русской скотопромышленности, в значительной мере сократили эту торговую операцию в Хоперском округе. Хлебных магазинов 164, в них к 1 января 1901 года хлеба налицо 46 892 четвертей, в ссудах и недоимках 55 091 четвертей.
Учебные заведения - реальное училище, окружное училище, 4-классное женское училище (все в станице Урюпинской), мужских двухклассных приходских училищ станичных 2, одноклассных 24, одноклассных хуторских 21, женских 3-го разряда 5, сельских начальных училищ 20. В отношении грамотности Хоперский округ занимает пятое место в области; в 1900 году грамотных считалось 51 979 человек (39 444 мужчин и 12 535 женщин); общий % грамотности в округе 28,1%. Административный центр Хоперского округа - станица Урюпинская.
(Я. П. Из Энциклопедии Брокгауза и Ефрона).
***

Старинные поселения по Бузулуку.

В исследованиях историков очень мало говорится о возникновении поселений по Бузулуку. Только в отдельных работах вскользь упоминается, что казаки здесь поселились в конце XVII века, а кто жил раньше? Память людская утратила имена первопроходцев. Только степные курганы, поросшие седым ковылем, хранят тайны старины далекой.

От предгорий Кавказа на юге и до самых границ Рязанского княжества на севере, от гор Карпатских до седого Урала тянулись дикие степи, где находили себе приют многие племена и народы. Обилие кормов для скота, полноводные реки, девственные леса, способные укрыть от набегов завоевателей, все это манило многие народы в эти богатые места. Вот как писал неизвестный автор о пойме реки Бузулук: «За лесом раскинулись заливные луга с густой, высокой, доходящей до груди травой, с разбросанными по ней цветами разных окрасок. По лугам встречались глубокие озера, поросшие по краям камышом, кугой и осокой, озера изобиловали рыбой». Это описание относится к 1850 году, а что было в те далекие времена, можно только представить.

Люди селились на Бузулуке за несколько тысяч лет до Рождества Христова. Заселение проходило в несколько этапов. Доказательством тому являются курганы. На территории нынешнего Новоаннинского района они, в основном, расположены вдоль Бузулука по обоим берегам. Возможно, кто-то скажет, что они выполняли сторожевую функцию, но первоначально это были захоронения и относятся они к разным эпохам.

В 1858 году в селе Мачеха, в имении войскового старшины Александра Семеновича Курнакова, был разрыт один из десяти курганов, в котором были найдены человеческие останки, удила, панцирь и серебряный прут. Спустя десять лет в том же имении был раскопан второй курган, в котором нашли останки человека, коня, угли и большое количество камня, который впоследствии пошел на закладку фундамента под новую церковь.

В середине 60-х годов двадцатого столетия в восьмистах метрах от хутора Казарин был разрезан курган, в котором нашли керамический горшок с воском. Примерно в метре от вершины в глубь кургана грунт резко отличался по цвету от окружающей почвы.

В 1978 году механизаторы, обрабатывая поле в нескольких сотнях метров от хутора Дубровского, нашли каменный топор. По рассказам стариков, в начале двадцатого века на этом месте были обозначены несколько курганов. Проведенная экспертиза в областном краеведческом музее показала, что топор изготовлен около двух тысяч лет до Рождества Христова.

Недалеко от станицы Алексеевской сильные ветры выдували татарские стрелы и наконечники с восточной стороны курганов и холмов, об этом говорил исследователь донской старины, уроженец тех мест X.И. Попов (Попов Харитон Иванович родился около 1847 года в станице Мигулинской, донской историк, редактор «Донской газеты», основатель и директор Донского музея в Новочеркасске, отец Донского Походного атамана. Из небольших чиновников, продвигаясь по службе, был назначен на почетный пост советника Войскового Правления. Был женат на дочери священника станицы Мигулинской Александре Петровне. В 1867 году на страницах газеты «Донские Ведомости» появилась его первая работа: «По поводу статьи «Малороссияне в Войске Донском»; много трудов посвятил, основанному им же, Донскому музею, куда собрал исторические памятники, грамоты и отписки, археологические находки, оружие, знамена, боевые трофеи, станичные архивы и т. п.; в 1886 году дополнил комментариями книгу Е. Кательникова «Исторические сведения о Верхне-Курмоярской станице»; он же точно определил по археологическим остаткам местонахождение хазарской крепости Саркела (Белой Вежи), указав ее у станицы Цымлянской. Об этом его доклад был опубликован в Трудах IX Археологического съезда, том I, 1895 год. Под его руководством выполнен также рельефный план (макет) остатков этой крепости. В 1903 году он редактировал второе исправленное издание книги Сухорукова «Историческое описание Земли Войска Донского»; ему же принадлежит труд издания сборника: «Акты, относящиеся к истории Войска Донского». Опубликованы также его «Записки», «Краткий очерк Донского Казачества» (Но­вочеркасск, 1907 год) и «Донской атаман Ермак Тимофеевич» (Новочеркасск, 1908 год). Харитон Иванович Попов умер в 1920 году).

Эти примеры доказывают, что на берегах рек Новоаннинского района люди жили задолго до XVII века.

В дореволюционных исследованиях и в работах современных историков отмечается, что казачество поселилось на Бузулуке в конце XVIII века. Так в книге Пронштейна «Земля Донская в XVII веке», на странице 55 говорится: «С середины XVII века стали строить городки по притокам Дона - Хопру, Медведице, Бузулуку. Уже к началу 70-х годов XVII века Донская земля была покрыта цепью казачьих городков, расположенных на основных водных магистралях». Но на следующей 56 странице, со ссылкой на архив древних актов и на показания атамана зимовой станицы Пахома Сергеева, данные им в 1700 году в Москве, Пронштейн пишет: «Бузулукских станиц 16, поселялись лет 100 назад, а иным по семидесяти и осьмидесяти, людей в них жилыми домами тысяч с десять». На лицо противоречие по возникновению первых казачьих поселений.

Поселения по Бузулуку возникли, вероятно, в конце XVI века - начале XVII, так в ежегодно издававшемся Донским статистическим комитетом сборнике говорится о царской грамоте, данной в 1521 году послу Третьяку Губину, где ему дан наказ договориться «как послам и гостям от обеих сторон по Дону бесстрашно ходить», упоминается, что в это время «все земли от Азова вверх по Дону до переволоку и до устья Медведицы, где земли были пусты и принадлежали частью азовцам, частью татарам».

Губину было поручено предложить «устроить России и Турции суда на Дону с военными людьми в нужном числе», с тем, чтобы турецкие суда плавали от Азова, а русские от украин до назначенной заставы на Дону, где посольства должны пересаживаться для дальнейшего пути. Сплав делать весною, когда Дон бывает шире и представляет более безопасности для плывущих. Передаточную заставу устроить на средине всего пути от Азова до русских украин. А так как средина пути приходится у Переволоки, где бывает всегда прибой ордынцев, то заставу устроить выше по Дону, в устьях Медведицы или устьях Хопра, потому что там место «крепко» для защиты. Если скажут, что одним водным путем обойтись нельзя, то согласиться устроить конных провожатых с обеих сторон (Дела Турецкие. Книга номер 1).

Последствия этих переговоров неизвестны. Есть упоминание, что приехавший с Губиным в Москву турецкий посол Скидлер отпущен был уже в 1524 году не Доном, а через Путивль, так как пронеслась молва, что он хочет осмотреть на Дону место для постройки города, а это, видимо, было крайне нежелательно для русских.

Таким образом, донской путь так и остался небезопасным для сообщения с Азовом. В поле по-прежнему носились легкие казацкие отряды запорожцев, белгородских и азовских казаков, сталкивались на поречьях Дона с ногаями, астраханцами и крымцами, отбивали у них пленных и в свою очередь прельщались иногда товарами русских и магометанских купцов. Время было своевольное и безначальное. Это безначалие особенно усилилось в правление Боярской Думы, в малолетство царя Ивана IV, когда Россия, как говорит Карамзин, была доведена до полного разорения и сделалась «жертвою и посмешищем неверных». Старые враги ее крымцы, казанцы и литовцы громили ее со всех сторон и уводили в плен десятки тысяч жителей. Азовские, ногайские и астраханские наездники соединились с крымцами и господствовали на всем протяжении донского Поля (Карамзин Н.М. «История Государства Российского». Том VIII. Главы 1 и 2).

Казачьи общины, приютивщиеся по своим украинным городкам, к которым причислялись: Пронск, Ряжск, Козлов, Лебедянь, Епифань, Ефремов, Сапожков, Михайлов, Воронеж, Елец, Ливны, Черновск, Данков, Чернь, Новосиль и др., напрягали все усилия, чтобы удержать за собою эти пункты. Но черкасское, северское, белгородское и старое азовское казачество в этот период времени хранило гордое молчание и соединилось в одну общую семью, чтобы одним дружным натиском дать отпор сильному и зазнавшемуся врагу. Эта грозная сила в конце первой половины XVI века двинулась лавиной на берега родного ей Дона и своим внезапным появлением как бы обескуражила, смутила и навела страх на весь мусульманский мир.

Е.П. Савельев в своей книге «История казачества» со ссылкой на договор Новгорода со Швецией от 17 июля 1612 года пишет: «Ямские казаки жили в области ЯМ или ЕМЬ, в южной части Поонежья». В договоре новгородцы настояли, чтобы «казакам дерпетским, ямским и другим был открыт путь из шведских владений в Россию и назад, как было установлено до Борисова царствования». Это говорит о том, что еще задолго до 1598 года, т. е. царствования Бориса, многие казаки ушли обратно на Дон, так в низовьях Бузулука в 3 км от станицы Алексеевской есть хутор Яминский (до 1850 года была станица Яминская). Возможно, она была заселена теми ямскими казаками. Краевед Лащилин в одной из своих статей высказал предложение относительно возникновения названия Яминская. По его версии оно получено от того, что там была почтовая станция «Яма». Это неверно только потому, что ямская связь, как утверждают Брокгауз и Эфрон, на Руси была учреждена в 1666 году между Москвой и Ригой, а дорога Царицын-Москва проходила намного восточнее Яминской. А.А. Гордеев в своей книге «История казаков» говорит, что татары брали 10 процентов дани с русского государства, в том числе одного молодого мужчину от десяти дворов, чтобы пополнять свое войско и для несения ямской службы. Вероятнее всего ямские казаки жили в том месте при татарах и в XVI веке вернулись обратно в свои места.

От Яминской вверх по Бузулуку находится станица Ярыженская, как утверждает Савельев Евграф Петрович, станица носит новгородское название, и происходит оно от слова «ярыжки» или «ярыга», наемные люди или бездельники. Как утверждает Харитон Попов, кроме двух названных поселений к старым станицам он относит Филоновскую, Даргинскую, Высоцкую и Казаринскую.

Возможно, появление казачьих городков, а затем станиц, происходило в четыре этапа. О первом сказано выше, второй - начался с середины XVII века, когда на Руси произошел церковный раскол, и большое число людей, оставшихся верными старой вере, были вынуждены скрыться от преследования на Дону. Первыми появились на Дону старообрядческие чернецы и старцы. Скиты их были рассеяны по всему Дону, большая часть в глухих местах, вдали от казачьих городков по рекам Чир, Хопер, Медведица и другим малонаселенным речкам. Были староверы и на Бузулуке, так в Отписке 1689 года подьячего Тамбовской приказной избы А.А. Алферова о допросе в Посольском приказе донского казака И. Тимофеева, посланного из стрелецкого приказа для проверки раскольничьего казачьего городка Усть-Медведица, говорится: «Да где он, Июдка, живет в Усть-Медведице и будучи они, Емелька с товарищами поехали в Островской городок (на этом месте находится хутор Дон-Якуши), а ево, Июдка, взяли с ынымм двумя казаками за собою в провожатые. И из Островского городка товарищи ево, Июдкины, поворотились назад на Устъ-Медведицы. А он, Июдка, поехал с Емелькою до Глазуновского городка». Учитывая, что церковный раскол произошел в 1665 году, то Островской городок основан между 1665-1689 годами. Правительство узнало о старообрядческих городках где-то только в семидесятых годах XVII века, когда между жителями одного городка произошли ссора. Ясно, что Июдка ездил в Островской городок, ныне это станица Островская, которая находится на Медведице. Станица Островская образовалась согласно положению о войске Донском, которое приняли в 1835 году. На карте Земли войска Донского от 1836 года четко обозначены границы юрта новой станицы Островской, а бывший хутор Тушканов в 1848 году превратился в станицу.

В 1698 году тамбовец Ларион Логвинов описал городки и места по речке Бузулук с верховьев и до устья. Вот какие городки находились сверху по течению Бузулука: Казарин, Островской, Высоцкий, Мельсяпин, Дергинский, Филоновский, Березовский, Черновский, Ярыгин, Дурнов, Мартыновский, Карповский, Ямной, Осинов, Алексеевский. При описании мест, по-видимому, произошла ошибка, одно поселение было пропущено. В семи километрах вверх от бывшей станицы Высоцкой Бузулук имеет два русла. Экспедиция Логвинова, предположительно, шла по Отделице (старое название), а перед Высоцкой, в двух километрах, Отделица вновь делится на два русла. Пошли они но левому руслу, обошли Высоцкую и вышли к Кардаильской, зная, что следующая за Островской - Высоцкая, они и записали вместо Кардаильской - Высоцкая. Почему они не увидели Высоцкую, и потому, что, как описали, лес был на расстоянии до одного километра вправо и влево. «Во многих местах ухожий лес, пашенная земля и сенные покосы и, во многих местах ухожий лес вырублен». Это вновь подтверждает, что поселения появились задолго до 1698 года.

Третий этап заселения Бузулука - образование новых станиц, предназначенных для укрепления границ Российского государства, для отражения набегов кочевых орд. Так, по указанию войскового атамана Фрола Минаева, приблизительно в 1684 году, была основана станица Берёзовская, и название она получила по речке Березовка, одного из притоков Бузулука.

В 1705 году «казаки просили войско занять пустой юрт между Яминской и Карповской, поселить на них новую станицу Лукьяновскую по имени войскового атамана Лукьяна Максимова».

Выше Казарина городка на притоках Бузулука также были казачьи городки. Так, на речке Черной (Киквидзенский район) находилось поселение, когда оно было основано, как называлось, остается еще тайной, в настоящее время даже признаков его нахождения невозможно установить. Только в книге «Сведения о городищах и курганах», изданной в 1883 году, говорится: «Близь поселка Петровского Мачушанской волости городище длиной 11 сажен четырехугольной формы».

В конце XVII начале XVIII веков начались великие преобразования. Казалось, что ветры перемен не затронут Тихий Дон, находящийся далеко от центра России, но преобразования захватили и Дон. Царь Петр стал расширять государство, началось строительство новых городков, стали прокладываться новые дороги. В 1700 году проложили дорогу к Азову, возникла необходимость ее защиты от набегов кочевников. А так как север Земли Донской был намного спокойней, чем юг, было принято решение о переселении части казаков на охрану дороги. Указом от 21 июля 1700 года Петр предписал часть казаков из городков по рекам Хопру, Медведице и Бузулуку переселить в область течения реки Лихой и Северного Донца. Выселяться должны казаки, которые пришли в те городки до 1692 года. Возможно, согласно этому указу и был переселен тот неизвестный городок на реке Черной. Этот указ еще раз подтверждает, что на Бузулуке поселения появились задолго до 1692 года.

По-видимому, 1720 год в истории Бузулукских станиц можно считать одним из самых тяжелых. После Булавинского восстания территория войска Донского сократилась на миллион десятин, вся северо-западная часть области отошла к другим губерниям. Территория войска после сокращения простиралась с северо-востока на юго-запад на пятьсот девяносто километров, а в ширину - на четыреста десять километров. Как пишет Пронштейн А.П. в книге «Земля Донская в XVIII веке»: «В соответствии с правительственным указом по распоряжению войска было уничтожено девять городков, шесть из них - Даргинская, Мельсяпинская, Высоцкая. Кардаильская, Островская, Казаринская - были расположены на Бузулуке выше Филоновской и три на Хопре - Белявская, Одининская, Григорьевская».

В доносе царскому правительству протопопа соборной церкви города Черкасска Федора Олимпиева на войскового атамана Петра Емельяновича Рамазанова 1715 года среди прочего показано: вопреки указу после Булавинского восстания не строить новые городки, Рамазанов разрешил строить их на Хопру и Бузулуке и через своих приказчиков брал взятки с нахлынувших туда беглых. Войсковые власти послали расследовать дело казака Афанасия Гордеева с товарищами. Они уличили тех приказчиков. Но Рамазанов этот розыск скрыл, а взятки разделил со старшинами (Государственный архив Ростовской области. Фонд 55. Опись 1. Дело 1470. Листы 63, 65).

В свою очередь Афанасий Гордеев упоминается:

- как есаул зимовой станицы, ездивший в Москву в 1710 году. Грамота Петра I Войску Донскому от 16 марта 1710 года: воинские клейноды - несколько знамен и бунчуков - будут присланы на Дон с есаулом Гордеевым и казаками, которые для сего остались в Москве (Акты Лишана).

- как Атаман легкой станицы, привезший в Москву в 1713 году две войсковые отписки об азовских и татарских делах (Государственный архив Ростовской области. Фонд 55. Опись 1. Дело 1470. Лист 12).

- как Атаман со товарищами пожалованы царским жалованием и отпущены на Дон. Грамота Петра I на Дон от 17 апреля 1713 года (Акты Лишана).

Знакомясь с документами, датированными 6 октября 1774 года за подписью Григория Потемкина, можно прийти к выводу, что станицы Белявская и Григорьевская были уничтожены задолго до 1720 года, по-видимому, вместе с Пристанской, сразу же после Булавинского восстания. Верхние бузулукские станицы не поддержали Булавинского восстания и не были разрушены царскими войсками. Это подтверждают документы архива древних актов, есть донесение воеводы Апраксина, датированное июнем 1709 года, он писал князю Голицыну о нападении на казачьи городки на Дону, Хопре и Бузулуке отрядов Василия Булавина: «Июня в первых числах на реки Дон и по Бузулуку взяли городки казачьи: Казарин, другой Высоцкий, третий Островской и тутошних жителей, которые воровству не пристали, побили и животы их грабили».

В таком случае напрашивается вопрос: «Почему же были спасены шесть бузулукских станиц?». Ответ дает другой документ, а именно - в наказной памятке канцлеру графу Головину и подканцлеру барону Шафирову от 30 марта 1720 года говорится: «По Его Величайшего государя указам дают Донскому войску наряды на службу, а за дальностью от Черкасска с речки Бузулука из городов казаки к указанным числам не успевают, чтобы с той речки Бузулук казаков свести, и селению тому не быть, а поселить бы новому от Царицына через степь к Дону в двух крепостях, а иных - по Донцу и в пустых, бывших казачьих юртах, дабы оные поимели от приходу неприятельского разъезды чинили и предостерегали».

Третий этап возникновения поселений более поздних - это хутора. Донской историк Иван Сулин в своей статье «Исторические данные, относящиеся к колонизации земли Донского войска казачьими и крестьянскими хуторами» пишет, что в Донском музее имеется грамота, датированная 21 январем 1718 года за номером 66 о разорении хуторов. Причина их разорения, скорее всего, заключалась в том, что до середины пятидесятых годов XVIII века на казачьи края еще нападали кочевники, о чем подтверждают воспоминания, записанные в 1866 году Харитоном Поповым. Все станицы находились на правой стороне Бузулука и это несмотря на то, что весной в разлив их затапливало вешней водой. Поселение находилось в лесу, их покои охраняли караулы, стоящие на курганах, а в момент опасности подавался сигнал в городок. Например, в станице Березовской было первоначально восемнадцать дворов. На прежнем месте была засека, похожая на подкову. Вход в засеку заваливали бревнами. На расстоянии одной версты на дубу была устроена «кровать», а далее, версты через три, на высоком кургане находился конный караул. Такой же караул стоял в версте от станицы Филоновской недалеко от буерака Требушный. Такое название он получил от того, что здесь в период четверти XVIII века было «вырезано много жителей».

Из воспоминаний казака станицы Аннинской Данилина известно, что его «прадед Григорий Савельевич Данилин, умерший тому пятьдесят семь лет (до 1866 года) и имевший от роду восемьдесят пять лет или более, помнил набеги черкесов».

По мере уменьшения опасности и увеличения численности населе­ния в станицах, донское правительство стало меньше обращать внимание на появление новых поселений. 23 декабря 1753 года войсковая канцелярия разрешила во всех степных и других отдаленных от станиц местах, где заготавливали сено, строить убежища, теплые землянки.

Неофициальное появление хуторов произошло раньше - подтверждение тому жалоба казаков: «26 мая 1796 года казаки Филоновской станицы Петр и Тимофей с братьями Кирпичевыми, Федор Евстратов, Григории Ефремов, Сысой Смирнов с товарищами и Березовской станицы Минай Потапов и Филипп Баранов» жаловались войсковому атаману, что «более 50 лет тому назад, предки их заняли место при реке Бузулук в урочище Высоком Дубровки» (на месте бывший станицы Высоцкой).

Первый хутор в станице Алексеевской образовал хорунжий Петр Андреевич Андреев: «После возвращения из Франции в 1815 году я первый занял хутор на Черной. Кругом была дикая степь и кочевали калмыки, которые на новоселье мне подарили тридцать овец». Этот рассказ записал Xаритон Попов в 1868 году.

Многие хутора от своих станиц находились на расстоянии до ста километров. Так, в Киквидзенском районе есть село Гордеевка, основал его во второй половине XVIII века отставной старшина Андрей Харитонов. В жалобе от 1792 года войсковому атаману Харитонов пишет: «В недавнем же времени по нахождению на службе с хуторов Зотовской станицы полковой есаул Михаил Курин без всякого повеления, а сам собою, при однозначенной усть-реки Завязки, на самом его, Харитонова, сенокосе, поселившись хутором, причиняет обиды, стоптал луга, в стогах сено травит». Хутор, о котором писал Харитонов, стал именоваться Курин и существовал до девяностых годов XIX века.

Доказательством того, что селились казаки далеко от своих станиц, можно привести еще один пример. В настоящее время в Еланском районе на Бузулуке есть село Тростянка. Основал его казак Филоновской станицы Петр Щелканов в 1796 году, а затем продал хутор сотнику Кондрату Мелехову. По новому хозяину хутор стал называться Мелиховка. Почему село переименовали в Тростянку, пока не установлено.

Все старинные хутора в верховьях Бузулука, возникшие во второй половине XVIII века, впоследствии превратились в крестьянские поселения. В те времена многие земли были свободными, и стоило кому-то обратиться в войсковую канцелярию с просьбой о выделении земли в том или ином месте, как ему отводили участок. Вскоре такие владельцы превратились в помещиков.

После разгона украинского казачества многие из украинских казаков пришли на Дон и приписались к этим владельцам, их селили на хутора, поселения из разряда хуторов перешли в слободы.

В Бузулукском сыскном начальстве крупными помещиками были Семен Курнаков (генерал-майор Семен Иванович Курнаков (1758 года рождения – 1817 год), сподвижник А.В. Суворова и М.И. Кутузова. В Санкт-Петербурге в одном из залов Музея А.В. Суворова висит исполненный маслом портрет генерала С.И. Курнакова) и Федор Мелентьев. Первому принадлежали слободы Семеновка и Мачеха, второму - Завязка. Учитывая, что «сильные мира сего» жили во все эпохи, можно привести пример, как хутор, поселенный на месте бывшей станицы Высоцкой, перешел во владение Семена Курнакова. Уже говорилось о жалобе от 26 мая 1790 года на имя войскового атамана, ее продолжение: «...назад тому восьмой год, полковой хорунжий Степан Алонцев просил нас не препятствовать ему в занятых хуторах на берегу Бузулука, на правом стороне построить мельницу для господина подполковника Семена Курнакова, на что мы согласились с условием, однако, не заводить никаких строений, но спустя четыре года Курнаков поселил при мельнице шесть дворов малороссов. Весною 1795 годи в те хутора множество малороссиян объявили о желании приписаться за подполковником Курнаковым, приказчик Яков Вилков, размерил им в тех казачьих хуторах места, где они начали строиться, «беспощадно» рубить лес и ставить избы, они стали внушать, якобы, нам вовсе не быть». Причина проста, почему казаков стали теснить с их хуторов.

Александр Павлович Пронштейн в своей книге «Земля Донская в XVIII веке» приводит документ, что «в 1792 году есаулу Кирпичеву было приказано войском Донским снести хутор, устроенный на реке Бузулук в войсковом юрте, он срочно продал его старшине Курнакову, которого не могли заставить снести хутор, потому что он ему достался по купе». Сделку о продаже хутора в течение трех лет Курнаков и Кирпичев держали в тайне от хуторян. Заставить снести хутор, канцелярия могла в том случае, если хуторяне перестали бы подчиняться станичному атаману. Почему же в течение трех лет хутор никто не беспокоил? Объясняется это просто. Семен Курнаков в то время был войсковым дъяком - это лицо, которое писало все документы от имени войсковой канцелярии. Он «состряпал» документ от имени войсковом канцелярии о снесении хутора и тем самым вынудил Кирпичева в тайне от всех хуторян заключить сделку. В том, что войско не издавало такой документ, можно убедиться дальше. Получив от казаков жалобу, Войсковое правительство определением от 26 нюня 1796 года назначило подполковника Никиту Астахова (полковник Астахов Никита Леонтьевич, премьер-майор Войска Донского, Кавалер Ордена Святого Георгия 4 классаза боевые отличия – «За отличную храбрость, оказанную при взятии приступом крепости Измаила» (31 марта 1792 года). Умер в 1798 году) и старшину Ивана Андриянова (Иван Адрианович Андриянов 6-й, Войсковой наказный атаман в 1826—1827 годах, генерал-майор) расследовать это дело. Однако такое расследование по неизвестной причине не проводилось. Определением от 18 декабря того же года им вновь было предписано учинить рас­следование, и вновь предписание не было выполнено. Высокая Дубровка остались за Курнаковым и превратилась в слободу.

В военно-истори­ческом архиве есть документ, по которому можно судить о Семене Курнакове. После его смерти в 1850 году наследникам были предоставлены векселя, по которым он брал деньги в 1809, 1811 и 1812 годах на строительство, но долги не возвратил.

Есть в Киквидзенском районе село Мачеха, получило оно свое название в память о том селе Мачеха, которое основали украинские казаки в середине XVII под Полтавой. Жители Полтавской Мачехи относились ко 2-й сотне Полтавского казачьего полка. В справке полтавского архива рассказывается о предании, что название получено от злой мачехи, которая выгнала своих пасынков, и они образовали новое село. А у хоперцев - предание, что злая мачеха утопила в реке своего пасынка. В Мачешанской школе есть записи рассказов стариков, по которым можно понять, что село появилось в XVII веке, но по историческим данным известно, что выходцы с Украины появились в тридцатых годах XVIII века, а их большой наплыв произошел после 1785 года, когда была уничтожена Запорожская Сечь. В материалах Румянцевской описи 1767-1769 годов сеть фамилий коренных жителей нашей Мачехи.

Последний этап населения наших мест относится к пятидесятым годам XIX столетия, когда, согласно положению от 1835 года, на Бузулуке было упразднено несколько станиц, и образованы новые станицы и слободы. Так, бывшая Яминская, вошла в юрт Алексеевской станицы. Карповская и Лукьяновская стали хуторами и вошли во вновь организованную Павловскую, основанную в урочище Седой Яр. Черновская и Березовская объединились в одну - Аннинскую. По проекту 1837 года на реке Кардаил в его устье, между вновь образованной Преображенской и Филоновской должна была быть Петровская станица, но по неизвестным причинам она образована недалеко от Урюпинска. От устья Кардаила и вверх по Бузулуку образовалась новая Преображенская (ныне районный поселок Киквидзе). Первоначально граница уходила от устья Кардаила на северо-восток и выходила на самую границу с Саратовской губернией, но затем этот проект переделывался три раза, пока его не утвердил Военный Министр. Вероятно, столь частое изменение проектов происходило потому, что вмешивались «сильные мира сего».

Жив был ещё генерал-майор Семен Иванович Курнаков. Во славе был Иван Андреевич Селиванов - генерал-майор, герой битвы под Лейпцигом (полковник Войска Донского Селиванов Иван Андреевич, Кавалер Ордена Святого Георгия 4 класса за боевые отличия – «За отличие в сражении с французами при Лейпциге» - 6 октября 1813 года). Есть интересный документ, датированный 14 декабря 1846 года, адресованный в Межевую комиссию за подписью Ивана Селиванова: «На повестке Межевой комиссии от пятого ноября сего года номер 1652 имею честь объявить, что пересылка в Муисский или Черкасский округ, как комиссия предлагает перевести мне триста двадцать семь душ из слободы Завязки через такое дальнее расстояние, будет крайне отяготительно и разорительно». Далее он просит переселить крестьян на тридцать километров от Завязки, там у него есть хутор. По проекту 1837 года место, где он указывал, отводилось юрту станицы Преображенской. Уже на следующий день 15 декабря 1846 года за номером 252 комиссия дала разрешение переселить крес­тьян на указанное Селивановым место. Так появилась слобода Селивановка, после смерти ее основателя в 1852 году, она перешла во владение его сына Александра, и с тех пор и называется село Александровка, но старики еще по-прежнему называют Селивановкой.

Крестьяне Матвея Курнакова, сына Семена Ивановича, из слободы Высокая Дубровка, были переселены в Семеновку и Мачеху. После того, как в 1842 году границы юрта были пересмотрены, они стали тянуться с юга на север на расстоянии тридцать три версты и захватили поселение полковника Зубрилова на Кардаиле. Его крестьяне были переселены выше по Кардаилу и образовали новое поселение - слободу Николаевку. В настоящее время село входит в состав Саратовской области. Только крестьяне есаула Мелентьева из Завязки переселены в Муисский округ за четыреста верст. Переселение всех крестьян происходило в течение двух лет.

Вот так в течение нескольких веков в зависимости от исторических условий происходило заселение Бузулука.

***

Новоаннинский район.

Новоаннинский район (административный центр - город Новоаннинский, 254 км до города Волгограда) расположен в северо-западной части Волгоградской области в среднем течении реки Бузулук (бассейн реки Дон). Образован в 1928 году.
Площадь района 3081 квадратных километров. Район рассекается на две почти равные части рекой Бузулук (приток Хопра), протекающей с северо-востока на юго-запад и принимающей притоки Кардаил, Черную, Панику и другие.
На территории района расположен семьдесят один населенный пункт, входящих в тринадцать сельских администраций. Районный центр - город Новоаннинский, находится при железнодорожной станции Филоново.
Первоначально станица Аннинская называлась Черновской по имени реки Черной, что в двух верстах от нее. История станицы начинается в XIV веке. Обилие дичи и рыбы привлекало сюда беглый народ со времен царя Ивана Грозного. Дон защищал поселенцев от ордынцев и русских бояр с севера, юга и востока. С запада они были под защитой запорожцев, близких им по духу. Судя по названиям поселений и озер, беглые крестьяне были в основном выходцами с новгородской земли. В конце XVI века власти решили использовать казаков для защиты южных границ государства от набегов татар. Отдельных из них наделяли землей и присваивали звание детей боярских.
Московское государство взяло на себя обеспечение казаков оружием, боеприпасами, продовольствием. В XVII веке возникают городки Филонов, Березов, Ерыгин, Чернов, Дурнев, Мартынов. В середине XVII века поселение было перенесено на остров, но вскоре из-за частых весенних паводков было перемещено на высокие песчаные холмы левого берега Бузулука. Тогда станица стала называться Аннинской.
В 1694 году при подготовке войны с Турцией Петр I издает указ о возвращении всех беглых крестьян из урочных мест. Казаки воспротивились указу, чем вызвали гнев царя, но были помилованы за усердие в обороне крепости Азов во время так называемого «азовского сидения». В начале XVIII века идет разделение казаков по имущественному цензу на «верховых» и «голутвенных». «Верховые» казаки подняли бунт под руководством Кондратия Булавина. Казачий бунт породил новый гнев царя - пять станиц по реке Бузулук были сожжены.
А через шестьдесят лет после этого события вновь вспыхнуло восстание крестьян под руководством Емельяна Пугачева. Все мужчины Филоновской и Черновской станиц во главе со своими атаманами приняли в нем активное участие.
Отличились казаки и в 1812 году в Бородинском сражении, особенно сотня казаков из станицы Березовской. Четверо из них побывали в Париже. Приняли участие казаки и в освобождении Болгарии от турецкого ига.




Kазаки относились к легкой коннице. Они беспокоили противника на марше и отдыхе, действовали перед фронтом армии, вели разведку, держали пикеты, связь, почту. Стремительные атаки лавой (сомкнутой конной массой) с охватом флангов и выходом в тыл неприятелю производили всегда сильное впечатление. С 1805 года Войско Донское выставляло восемьдесят конных полков. Общая численность иррегулярных формирований в 1812 году в России достигала ста двадцати тысяч всадников. Далеко не у всех казаков была форма, скроенная по типу русской народной одежды: синий или темно-зеленый полукафтан, заправленный в шаровары. Чекмень или длинный кафтан без пуговиц надевали в холодное время года. Носили черные овчинные или смушковые шапки (папахи) с суконным разноцветным шлыком (выкидом), который, как у гусар, был загнут на правую сторону. Шапку украшали белый этишкет и остриженный султан. Узда и нагрудник для коня были без украшений, седло обыкновенное казачье. До двухсот казаков в полку имели ружья, остальные - сабли и пики.
В 1872 году открылось движение по Грязе-Царицынской железной дороге, что сопровождалось строительством станций Филоново, Бударино, Панфилово. В крупных хуторах района при церквах открылись церковно-приходские школы.

Казачий разъезд, до 1914 года.



Донские казаки перед отправкой на фронт, 1914 год.

В феврале 1918 года на всей территории района была установлена Советская власть. Для защиты Советской власти были созданы два отряда из трехсот человек, позже влившихся в состав войск начдива В.И. Киквидзе. Летом 1919 года через территорию района проходил кавалерийский корпус С.М. Буденного. В марте того же года хутор Самсоновский стал станицей Новоаннинской.
В 1921 году начались занятия в школах. На хуторе Карповском образовалась крупная коммуна, а в 1922 году - первый в нынешнем Поволжье совхоз «Степное приволье» (впоследствии «АМО»).



Современный Новоаннинский район образовался в 1927 году. Это событие совпало с периодом коллективизации в стране. В 1931 году все крестьянские хозяйства были кооперированы. В районе стали осваивать выращивание и введение в севооборот новых технических культур (кок-сагыз, бересклет, соя). Тогда же в гостях у колхозников побывали писатели Валентин Катаев и Демьян Бедный.
В годы Великой Отечественной войны в районе был сформирован казачий полк народного ополчения.

***

«Кавалеристы, Сталин дал приказ».
Казаки 33-го гвардейского полка вели бой и с танками.

Иван Кулик (04 июня 2003 года).

Кавалерийский казачий полк был сформирован в сорок первом году в Новоаннинском районе и прошел фронтовыми дорогами до самой Австрии. О его боевом пути автору этих строк рассказывали комиссар полка Федот Васильевич Митрофанов и участник Великой Отечественной войны Алексей Ефимович Павлов.
Вот что рассказал Ф.В. Митрофанов:
«Когда началась война, я работал председателем Новоаннинского райисполкома. Уже в начале июля 1941 года мы сформировали в районе четыре истребительных батальона из граждан непризывного возраста.
Одновременно по предложению первого секретаря РК ВКП(б) А.Ф. Кичанова в райцентре была сформирована казачья сотня. Ее в течение нескольких недель подготовили к боевым действиям, обеспечили лучшими лошадьми, а также седлами, повозками.
Обком партии одобрил инициативу райкома и принял решение сформировать в Новоаннинске кавалерийский полк на основе народного ополчения. Иными словами, государство обеспечивало его только огнестрельным оружием и боеприпасами. Все остальное изыскивалось на месте. Один район не мог дать нужное количество людей для полка, поэтому, по распоряжению областных властей, в него привлекались ополченцы из соседних Алексеевского, Киквидзенского, Бударинского и Калининского районов.
Командиром полка был назначен секретарь райкома Суслин, комиссаром - Митрофанов, начальником связи - Ротмистров, начальником штаба - Васильев, помощником начштаба по разведке - Мордвинцев.
Ставилась задача в течение двух-трех месяцев оснастить полк всем необходимым для ведения боевых действий. Местные промысловые сельхозартели изготавливали седла, подковы, постромки, уздечки, сбрую. Всего было изготовлено две с половиною тысячи седел, несколько тысяч комплектов лошадиной сбруи.
В артели «Труд швейника» сшили несколько тысяч ватников, пятнадцать тысяч теплых рукавиц, более десять тысяч комплектов нательного теплого белья, часть из которых передали в фонд Красной Армии.
В сентябре полк возглавил профессиональный военный майор Я.П. Орел. Из участников первой мировой войны были подобраны командиры эскадронов, имеющие опыт боевых действий, - В.И. Костин, Н.Н. Овчинников, И.Ф. Сидоров, С.В. Слащев.
Вскоре Ставка Верховного Главнокомандования провела инспекторский смотр полка с постановкой учебной задачи, приближенной к боевой. Восемь инспекторов из Москвы дали высокую оценку боевой и политической подготовке полка. Газета «Правда» от 21 ноября 1941 года писала: «Казаки-ополченцы умеют не только отлично рубить и стрелять, но и вести бой во взаимодействии с танками, мотопехотой и артиллерией».
В феврале 1942 года кавалерийский полк передали действующей армии. В составе 15-й Донской кавалерийской казачьей дивизии он вступил в боевые действия под Ростовом-на-Дону. Действия солдат и офицеров полка отличались неожиданностью и смелостью, как в конном так и в пешем строю. Не избегали казаки рукопашных схваток, но не забывали и про огневые средства - карабин, автоматы, пулеметы.
Запомнился один из боев в районе Цукаревой балки. Кавалеристам пришлось там отражать атаки немецкой пехоты. В этом бою особой храбростью отличился человек самой мирной профессии – бухгалтер Новоаннинского колхоза «Путь к коммунизму» А. Я. Егоров, которому доверили пулемет. Открыв прицельный огонь, отважный воин уничтожил около 40 солдат противника. За этот подвиг пулеметчик Егоров был награжден орденом Ленина.
С февраля по август 1942 года полк находился в непрерывных тяжелых боях. За успешное выполнение боевых заданий ему было присвоено звание «гвардейский». Знамя вручили в деревне Кулички Кущевского района Краснодарского края. Были и потери. Погибли новоаннинцы-кавалеристы Бирюков, Сидоров, Трофимов и другие».
Говорит А.Е. Павлов:
«Оборона Северного Кавказа и высоты 1010 - особая страница в истории полка. В начале осени 1942 года немцы ежедневно атаковали нашу оборону, стремясь сломить ее и направить свои силы на помощь армиям, рвавшимся к Сталинграду.
В ходе многодневных изнурительных боев немцы несли огромные потери в живой силе и технике, но продолжали атаковать передовую позицию казаков, которые так и не отдали высоту врагу, держали ее до подхода других подразделений Красной Армии. В боях за высоту отдали свои жизни новоаннинцы Бабичев, Жигачев, Шабунин, всего двадцать девять казаков. Их похоронили в братской могиле, поставили памятник с именами павших».
В то время в одной из фронтовых газет командир эскадрона Н.Н. Овчинников писал: «Обороняя Кавказ, мы обороняли Сталинград».
В 1943 году гвардейский полк в составе 5-го Донского казачьего кавалерийского корпуса освобождал юг Украины. После поражения на Курской дуге враг, огрызаясь, с боями отступал к Днепру, который был назван немцами «Восточным валом». За этим барьером они хотели закрепиться и вечно держать Украину в рабстве.
Далеко вперед вырвались части 5-го Донского кавалерийского корпуса. Множество лихих атак было на счету и 33-го гвардейского полка. Но, пожалуй, самым жестоким сражением для них оказалась Корсунь-Шевченковская операция. В селе Ольшана казаки окружили крупную группировку вражеских войск. Немцы ожесточенно сопротивлялись. Бои перерастали в рукопашные схватки, в которых победа была на стороне казаков. Попытки окруженного врага прорваться на юг полностью провалились. Достаточно сказать, что всего два казака-гвардейца сумели взять в плен экипаж немецкого танка. Об этом эпизоде рассказывал командир эскадрона Костин, а позже его описал писатель С.С. Смирнов в книге «Сталинград на Днепре».
Не менее тяжелые и ожесточенные бои в составе дивизии полк вел за освобождение Восточной Европы, крупнейших ее городов. Ему пришлось избавлять от немецкого порабощения часть территории Румынии и Чехословакии.
Большую славу казакам принесли бои в столице Венгрии Будапеште. Если в полевых условиях они умело взаимодействовали с танками, авиацией и артиллерией, то в крупном городе им приходилось спускаться в подземелье или забираться на несколько этажей вверх, там вести бой.
После окончания Будапештской наступательной операции полк был направлен в Австрию и участвовал в уничтожении крупной группировки гитлеровских войск. Взятием австрийской столицы Вены закончилась война для 33-го гвардейского казачьего кавалерийского полка.
За время боев полку была двенадцать раз объявлена благодарность Верховного Главнокомандующего. Шесть раз соединение, в которое входил полк, удостаивалось салюта в Москве. Три казака-новоаннинца награждены орденом Ленина, один - орденом Александра Невского, около восьмидесяти - орденом Красной Звезды. Так высоко оценила Родина боевые подвиги казаков-кавалеристов.

Слева – Костин Андрей Иванович, старшина обоза. Справа – Потапов Алексей Сергеевич, заместитель комиссара 33-го кавалерийского полка 2-й казачьей кавалерийской дивизии.
Гудермес, осень 1941 года.

В станице Филоновской размещался штаб Юго-Западного фронта, штабы третьей армии и первого авиакорпуса. В станице также размещался военный госпиталь № 1238. На МТС ремонтировали танки, самолеты, гвардейские минометы «Катюши». Боле пяти тысяч новоаннинцев за ратные подвиги награждены орденами и медалями, одиннадцати присвоено звание Героя Советского Союза. Около 3 тысяч новоаннинцев не вернулись с полей сражений.
14 июня 1956 года районный центр Новоаннинский получил статус города.
***

Город Новоаннинский.

Как нет в мире одинаковых людей, так нет на земле схожих городов, поселков, хуторов и станиц. Только для жителей мегаполисов провинция на одно лицо, для тех, кто не знает, как живет сельский край. Так как же живет Новоаннинский район? В труде, в спорах о правильности пути, в тревоге за будущее страны и младшего поколения. Наша сила - в твердости духа. Наш казачий край славен не только традициями, но и современными достижениями. Желаю всем удач, радости, благополучия - и «Любо!» всем добрым свершениям!
(Александр Ванин, глава Новоаннинского муниципального района).



Затерянное в излучинах Бузулука место понравилось еще сарматам. Одно из племен этого древнего народа хоронило здесь вождей и знатных воинов всех кланов. Археологами обнаружен огромный телль с множеством золотых украшений и утвари. Помимо «золотого» кургана, 24-тысячный Новоаннинск пестрит множеством других достопримечательностей. Хотя бы мосты! Кроме подвесного перехода через Перевозинку - три параллельно стоящих металлических гиганта, соединяющих не только берега Бузулука, но и эпохи (один был построен в XIX, другой - в XX, третий - в XXI веке). Мостов в районе много, ведь его территория испещрена одиннадцатью водоемами, самые крупные из которых - реки Бузулук и Черная.

Истоками 12-километрового города Новоаннинский были хутора Привокзальный, Перевозинский и Громок. Ворота города - станция Филоново. С нее, с железнодорожной станции Грязе-Царицынской железной дороги, построенной в 1870 году между землями старинных казачьих станиц Аннинской и Филоновской, начинается его предистория.

На живописнейшем месте древней казачьей земли на территории Хоперского округа Всевеликого Войска Донского в 1828 году на высоком берегу у реки Бузулук появились первые жилища, названные позднее хутором Громок Филоновской станицы. Здесь поселились Горемыкины и Филатовы. Одновременно в трех-четырех километрах от него, у речки Перевозинки, также появилась первая хатка Аничкиных из станицы Аннинской. Когда строений стало несколько, поселение назвали хутором Перевозинским Аннинской станицы.

В 1852 году казаков, получивших земельный пай, на хуторе Перевозинском было пятьдесят два человека, на Громке – двадцать девять.

Отмена крепостного права в 1861 году дало толчок быстрому развитию промышленности. Понадобилась железная дорога, чтобы вывозить южный хлеб к северным портам.

Через земли Хоперского округа велось строительство железной дороги «Грязи-Царицын». По плану магистраль должна была пройти самую крупную по реке Бузулук торговую станицу Филоновскую. Существует предание, что казачий круг вынес решение: «Земли нашей под чугунку не давать - паровозы будут пугать детей и давить живность. Жили наши деды-казаки без нее, и мы проживем!».

Представители Борисоглебской концессионной кампании после долгих уговоров отступили - Грязе-Царицынская железная дорога прошла между станицами Филоновской и Аннинской.

В 1869 году были выкопаны первые землянки для рабочих-строителей из Воронежа. К работе привлекалось местное население, которое за хорошую плату подвозило на быках рельсы, шпалы, камень. Строили железнодорожный мост и служебные помещения.

Над чистыми водами Бузулука поднимался первый грандиозный по тем временам мост из металла длиною в 50 сажень.

26 декабря 1870 года началось движение поездов на участке Борисогледск-Филиново. Так появилась станция Филоново Грязе-Царицынской железной дороги. Сквозное движение до Царицына началось 25 июля 1871 года. Станция Филоново, самая ближайшая станция Царицына, была второго класса, имела красивый двуххэтажный вокзал из красного кирпича. Протяженность железнодорожных путей, закрепленных за Филоново, 2 726,57 саженей. Вдоль железной дороги через каждые две версты стояли будки путевых обходчиков, рядом с будкой был оборудован переезд. Жены путевых обходчиков работали барьерными сторожами. Строительство железной дороги от Борисоглебска до Царицына обошлось 400 тысяч рублей. Концессионная кампания выкупала у местных казаков под строительство полосу с обоих сторон в 30 сажень земли, откупная стоимость – 28 рублей за одну десятину.

Рядом с вокзалом лепились землянки, мастерские, жилые дома. Сюда устремились люди с окрестных станиц и хуторов, потянулись купцы и промышленники, возник хутор Привокзальный.

Из Воронежа были присланы: начальник станции - Огарков, телеграфисты - Губанов и Крылов, служащие - Смирнов, Рудаков, Гайдуков, жандарм - поляк Ярошевич.

На железнодорожный узел переехали купцы из станицы Филоновской - Подгорнов и Курилин. Один скупал хлеб для продажи, другой построил ветряную мельницу, стал перерабатывать зерно в муку. Затем появились Поповы, Бахрушины, Степановы, Минаев, Дегтярев, Сидоров, Комаров Н.Ф., Макроусов, Логинов и другие.

Хлеб на станцию потек рекой, не хватало вагонов для его отправки. Рядом возводили огромные склады для приема зерна, его складывали мешками в бурты, укрывали брезентом и отправляли на открытых платформах.

Казаков на постоянную службу на железную дорогу не принимали, как военнообязанных, так как они могли в любой момент быть призваны на службу.

Вот так, из-за непреклонности старейшин филоновского казачества, возник крупнейший железнодорожный узел - станция Филоново.

Ныне Филоново прославлено церковью, сохранившей свой 206-летний облик.
На образ Новоаннинска поработали не только природа и история. Светящийся (благодаря плавающим фонарям) пруд, восстановленный старый вокзал (в котором проработал весовщиком весь 1891 год Пешков-Горький) и мемориал «Казаку и казачке» - плоды творческого труда современных жителей. Один из них - известный в области архитектор Виктор Долгачев. Вероятно, по его же задумке строится «древнерусская» крыша над социально-реабилитационным центром «Семья» и возводится множество изысканнейших коттеджей.

На территории города расположены: теплица, элеватор, железнодорожная стан­ция, школы, больница, медпункт, церковь, магазин, местный рынок, пе­карня, крупорушка, мельница, маслобойня растительного масла, мясо­комбинат, молокозавод, строительный цех, коммерческие киоски. Проведен водопровод, газ, центральное отопление, асфальт.

В семнадцати километрах к юго-западу от райцентра природные запасы торфа. На северо-восточной окраине - месторождение сырья для изготовления керамического кирпича. В девяти километрах к юго-западу - проявление строительного песка.

Родина Ивана Петровича Шабунина, первого губернатора (главы администрации) Волгог­радской области Российской Федерации, и Филиппова Н. В., доктора ветеринарных наук, глав­ного государственного ветеринарного инспектора Волгоградской области.

***

Станица Староаннинская.




Аннинская - станица в Земле Войска Донского, Хоперского округа, на левом берегу реки Бузулука, притока Хопра, в 400 верстах на северо-восток от Новочеркасска. Станица образована из Березовской и Черновской станиц, 2 православные церкви, ярмарка, число жителей 1103 душ обоего пола, дворов 222 (Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона / Brockhaus and Efron Encyclopedic Dictionary).
Первое упоминание относится к XVI веку, сначала именовалась станицей Черновской по имени реки Черной и располагалась напротив впадения в Бузулук реки Черной, на правом ее берегу. В середине XVII столетия проживало сто двадцать два казака в двадцати семи хатах и четырнадцати землянках, из-за частых половодий перенесена на песчаные холмы левого берега Бузулука и стала именоваться Анненской, по имени леген­дарной казачки Анны, предупредившей в годы татарских нашествий население об опасности, звоня в колокол церкви. Она сама возглавила оборону и разгромила татар, напавших на поселение, которое потом и было преобразовано в Аннинскую станицу. Волгоградский краевед Б. Лащилин считает, что станица получила имя знаменитой царицы Анны Ивановны.
От 1698 года дошли перечни хоперских, бузулуцких и медведицких городков с минимальными сведениями, которые принадлежат чиновникам города Тамбова, описыпавшим леса для нужд кораблестроения:
Городки по Бузулуку:

- БЕРЕЗОВСКОЙ. На левом берегу. Леса до Черновского свыше 3 верст.
- ЧЕРНОВСКОЙ. На правом берегу. Леса до Ярыгина свыше 4 верст.

(Попов В.С. «Материалы к истории Войска Донского». СОВДСК. Выпуск 12. Новочеркасск, 1914 год).
В 1720 году построена деревянная церковь.
В 1872 году после постройки железной дороги Гря­зи-Царицын вблизи станции Филоново возникло селе­ние. Оно стало именоваться хутором Новоаннинским, а станица Аннинская изменила прежнее название и стала Староаннинской.

Административный центр Староаннинской сельской администрации расположен в тринадцати километрах юго-западнее райцентра. В со­став администрации входят: хутор Борисовский, хутор Веселый, хутор Дурновский, хутор Козлиновский, хутор Перещепновский, хутор Родниковский, хутор Товолжанский. Площадь – 224 гектара, проживает 880 человек, приусадебных участков - 243. Жители занимаются выращиванием овощей. Разводят пчел, коз, крупный рогатый скот. Действуют пекарня, маслобойня растительного масла, шко­ла, медпункт, магазины. Подведено электричество, водопровод, газ. Строят­ся новые жилые дома. Коллективное хозяйство, основанное в 1929 году, имеет 22,8 тысячи гектаров земли, в том числе пашни 16,2 тысячи гектар. Занимаются производ­ством зерна и подсолнечника. Крестьянские хозяйства используют 1,4 тысячи гектар земли. Зоны покоя в охотничьем хозяйстве «Новоаннинское 2» - места вос­производства диких животных (лось, кабан). Запрещается всякая охота, при­менение ядохимикатов, выжигание, выкос трав, пастьба скота с собаками. Родина доктора экономических наук Шепитько Р.С.

***

Микротопонимия станицы Староаннинской (Новоаннинского района Волгоградской области) с позиции лексико-семантического анализа, этимологии и краеведения.

Топонимика, как учение о географических названиях, отмечал известный ученый В.А. Никонов, исследует условия возникновения географических названий, их судьбу, смену, а не только происхождение, в чем, на наш взгляд, преимущество топонимики перед этимологией.
Географические названия не бывают случайными. Их дает народ, они всегда обусловлены исторически, мотивированы уровнем социально-экономического развития. Изучение микротопонимов любого населенного пункта – одна из актуальных проблем, интересных не только для ономастики в целом, лингвистики, в частности, но и для ряда других наук, особенно истории и краеведения. Местные географические названия нередко определяют смысловое содержание топонима и несут богатую географическую, социологическую информацию. Рассмотрим это на примере микротопонимов станицы Староаннинской Новоаннинского района Волгоградской области.
Староаннинская, одна из крупных и старейших станиц бывшей Области Войска Донского, расположена в семи километрах от ближайшего к ней города (райцентра) Новоаннинского. Коренное население - казаки, русские, диалект которых невольно отразился на многих географических названиях.
Исходя из истории расселения казаков на Дону и его притокам, можно предположить: заложен городок в XVII-XVIII веках. Название свое станица могла получить в честь императрицы Анны Иоанновны. Время ее правления - 1730-1740 годы. Надо полагать, вот этому самому десятилетию, и обязана Староаннинская своим рождением и своим названием. (По аналогии - Павловская, Александровская, Николаевская, что значились или значатся до сих пор на территории Волгоградской области).
Сразу же оговоримся, многие микротопонимы (а они, естественно, даны в разное время), уже исчезли из обихода, и потому, на наш взгляд, особенно важно закрепить их в письменных источниках. Пройдет еще несколько лет, и определенный пласт нашей истории уйдет в небытие. Не стоит забывать и другое: исторические взаимоотношения казаков (коренного населения), и как их в то время называли, иногородних, наложили определенный отпечаток на микротопонимию станицы, которая предстает перед нами как система, обусловленная временем, традициями, бытом местного населения. Любое самое незначительное, на первый взгляд, название несет смысловую нагрузку: люди ничего не называют просто так.
Для классификации и последующего анализа собрано более восьмидесяти пяти микротопонимов. Важно отметить, в исследуемой местности все они русского происхождения, согласуются с топонимической схемой родного языка, однако на некоторые повлияло диалектное произношение, а зачастую и донские говоры.
Выяснив этимологию имеющегося ряда микротопонимов и проанализировав их всесторонне, считаем для удобства дальнейшего разбора подразделить их на следующие лексико-семантические группы:
1. Названия по признакам местности, учитывающие рельеф, характер почвы, особенности ландшафта: например, озеро Ямное, Холодное, Бездонное, Подпешное, Кривенькие озера; Глинная пристань, Пустоши, Займише, Бруны, речки Вшивка, Черная, Осиновый куст. Всего таких названий 28.
2. Названия, связанные с фауной и флорой. Например, озеро Лебежье, хутора Чибизы, Березовка и Таволжанка, Таволжаные поляны, Левады, Тополь. Всего – семь микротопонимов.
3. Названия по фамилиям, именам, прозвищам. Например, Тарасова гора, Глейкин сад, Мишин ерик, Малахов курган, Михева балка, Попово гумно, Ермаков колодец. Всего таких микротопонимов – 18.
4. Названия, связанные с особенностями хозяйственной или иной деятельности коренного населения. Например, Засека, Пчельник, Стойло, Плотина, Старая мельница, Свиное озеро, Кордон, Сеченое. Всего – 15 микротопонимов.
5. Микротопонимы, несколько завуалированные с точки зрения их этимологии: Липижок, Козлы, Ильмень-озеро, Чиганаки, Ярыженский дол, Мериновка, Паника (7 микротопонимов).
Уже при беглом просмотре всех групп выявляется первая характерная особенность микротопонимии Староаннинской. Как видим, коренное население отдает предпочтение наименованиям по признакам местности, хорошо им известной. Эти наименования зачастую включают названия яров, отдельных участков лесов, ериков, небольших озер и речушек, полян, курганов.
И здесь небезынтересно выделить несколько подгрупп: по характеру объекта: озеро Холодное, озеро Ямное, Старый лес, Горелый лес; по цветовым признакам: речка Черная; по положительным или отрицательным качествам: Осиники, Кривенькие озера, Вшивая речка.
На втором месте (в почете у станичников!):
а) группа патронимов, которые четко распределяются на три подгруппы: по фамилиям (Морозов сад, Тарасова улица, Попово болото и Попово гумно);
б) по именам (Мишин ерик, Михева балка, Манькин ерик, Малахов курган);
в) по прозвищам (Качуровы сады, Никишин курган).
Нередко, как мы уже отметили, сам объект исчезает, а название остается, живет самостоятельно и долго. Приведем несколько характерных примеров с точки зрения этимологического анализа. Название Качуровы сады еще в шестидесятые годы бытовало в обиходе местных жителей, хотя за станицей самих садов уже давно не было. По сведениям коренных жителей, еще до революции 1917 года в том месте красовался огромный сад, которым владел старик Фролов, по-уличному Качур. В молодости он, будучи в городе Новочеркасске, работал на строительстве дорог, катал тачки, по-местному выражению - качки; отсюда прозвище - Качур.
Или возьмем Манькин ерик, который когда-то брал начало из реки Бузулук. Сегодня ерик превратился в большой котлован (после строительства местной гидроэлектростанции), а название бытует, закрепив в себе имя женщины. Рассказывали: Мария (по-уличному Манька) во время сенокоса, прямо в поле, родила двойню. Прокормить двоих не было возможности, и тогда Манька утопила в безымянном ерике одного ребенка. Тайное стало явным, с тех пор станичники «прилепили» к ерику имя - Манькин ерик.
Малахов курган, к востоку от станицы, получил название по имени хозяина ветряка Малаха Семеновича. В начале века на том кургане стояла ветряная мельница с тремя жерновами. Давным-давно уж нет в станице ни родственников Малаха, ни мельницы, да и курган сровнялся с землей, а микротопоним сохранился в памяти стариков.
Красивое предание связано с Грачевой горой. В нескольких километрах к югу от станицы, в незапамятные времена, на степной возвышенности в большом количестве росли лазоревые красные цветы. Старики говорили, что под землей на том месте должны быть золотые прииски. Название же горе, скорее всего, дано по фамилии владельца тех мест - зажиточного казака Грачева.
Вообще, надо заметить, в казачьих краях в почете легенды и предания. Одно из них связано с Золотой пристанью - уютным рыбным затоном на реке Бузулук. Старожилы еще долгое время передавали из уст в уста следующее: будто бы в давние времена у того затона останавливались черкесы и зарывали в крутоярье награбленное золото. Фактически же, скорее всего, пристань эта получила имя по качественному признаку: золотая - в смысле красивая, удобная для купания и рыбалки. Но допустим и второй вариант, если вспомнить, что песчаный мыс при освещении его ранними лучами солнца искрился (золотился) далеко окрест.
Утрата былого соответствия объекта его названию наблюдается во многих микротопонимах, что еще раз подтверждает, что топоним только в момент своего рождения мотивирован, а потом, порой, многие десятилетия живет самостоятельно. Потому иногда столь трудно добраться до его значения, а следовательно, и происхождения… И тем не менее, зная диалекты, известные лишь узкому кругу лиц, можно докопаться до сути. Например, Озеро Подпешное (в округе станицы). Что это значит? Оказывается, все очень просто. Озеро расположено в песчаной местности, немало бьет из-под желтого песка родников… Отсюда и первоначальное название - Подпесочное, впоследствии трансформированное на свой лад. По аналогии, поначалу необъяснимое название - Слонешный бугор - проясняется, когда побываешь на этом холме: кругом скудная почва, не пригодная для посевов, солонцы (слонцы), потому и бугор Слонешный. Еще одно название - Бруны. Многие старожилы до сих пор употребляют это слово как имя собственное, равносильное погосту. Объяснение дала наша бабушка, Прасковья Игнатьевна: «Могилки наши на песчаных холмах, а ветер подует - прислушайся, как они, пески эти, гудут, брунят…». Оригинальна этимология микротопонима Побочень. Верстах в трех от станицы Бузулак в своем верхнем течении делает крутой изгиб. На этом повороте три борльших затона - Побоченские, то есть, расположенные по боку реки.
Историческая и географическая обусловленность топонимов не подлежит сомнению, но связи бывают сложны и завуалированы, если рассматривать их только в контексте сегодняшнего дня; в этом убеждают нас многие названия в окрестностях Староаннинской. Неподалеку от Брунов есть свободное пространство, именуемое Засекой. Оказывается, засеки были в нашем крае повсеместно. Напоминают они как о временах очень давних, когда кочевники-татары и черкесы - топтали южные степи России и совершали набеги на хутора и станицы. Тогда и появилась необходимость в засеках. Казаки (засекали) делали преграды из срубленных и поваленных деревьев, своего рода, временные укрепления.
Классификация микротопонимов была бы неполной без еще одной - шестой - группы названий - ориентиров, образовавшихся, на наш взгляд, сравнительно недавно и занимающих законное место в словарном обиходе станичников (7 микротопонимов): например: Под горой, Пристань, На ерике. Наименования более раннего происхождения характеризуют основные черты большой станицы: За Бузулуком, За Садком, Центр. Микротопонимы-ориентиры стоят в одном ряду с именами нарицательными, и почти все они образованы путем сочетания предлогов с именем существительным в косвенном падеже.
Итак, подводя итог краткому анализу микротопонимии окрестностей станицы Староаннинской, можно с уверенностью сказать: изучение местных географических названий имеет немалое значение не только для лингвистики, но и для истории, географии родного края и может стать отличным подспорьем для воспитания любви школьников и студентов к своему Отечеству.
(В.И. Весов, Т.Н. Весова. Материалы седьмой конференции по ономастике Поволжья. Институт этнологии и антропологии РАН. Волгоградский государствеенный педагогический университет. Москва. 1998 год. Страницы 36-40.).

Базавлук - татарское слово, в разных произношениях означа­ет «телячий». Отсюда казачье «бузивок» - годовалый теленок. Базавлук - распространенное географическое название в районах ис­торического пребывания татар. Остров Базавлук - место распо­ложения Запорожской Сичи от 1593 года по 1709 год, после чего ее укрепления были разрушены русскими войсками, а Кош пе­решел на земли Крымской ор­ды в Алешки. На Дону слово Базавлук сохраняется в названиях речки Бузулук, Усть Бузулуцкой ста­ницы и растения «бузлучек».

(Казачий словарь-справочник).

Станица Ярыженская.

Ниже по течению реки Бузулук, на правом берегу ныне стоит хутор Ярыженский. В прошлом это была большая станица.

От 1698 года дошли перечни хоперских, бузулуцких и медведицких городков с минимальными сведениями, которые принадлежат чиновникам города Тамбова, описыпавшим леса для нужд кораблестроения:

Городки по Бузулуку:

- ЯРЫГИН. На правом берегу. Леса до Дурного 3 версты.


(Попов В.С. «Материалы к истории Войска Донского». СОВДСК. Выпуск 12. Новочеркасск, 1914 год).

Кем и когда основана станица, не­известно, но в 1708 году она уже была. Первое поселение, называлось Городок, а потом Зимовная Лука. За свою ис­торию станица переменила четыре места, причем, послед­нее она заняла в 1801 году. О происхождении названия ста­ницы имеются противоречивые сведения. Историк Е.П. Савельев относит его к чисто новгородским (от слов «ярыжки» и «ярыга» - наемные люди и бездель­ники). Среди местных жителей мнения расходятся: одни старожилы (Е.М. Куликов) утверждают, что название это связано с ярыжками - наемными людьми Ивана Грозно­го, которые поселились здесь после покорения Астраха­ни и наблюдали за поведением татар, то есть представ­ляли собой аванпост на юге России; другие (М.Л. Кули­ков) объясняют наименование станицы фамилией первого поселенца; третьи (В.А. Востропятов) говорят, что слово «ярыженская» образовалось от сложения «яр» и «рыжий» с последующим изменением и оформлением его по моделям русского языка. На Бузулуке можно встретить немало обрывов с россыпью темно-желтых песков по их склонам. Такие обрывы - яры принято называть рыжими, и от слия­ния слов «яр» и «рыж» получила будто бы свое название ста­ница Ярыженская; четвертые (Н.И. Пиме­нов) название станицы связывают с понятием «тянуть ярыжком», то есть тянуть плот по реке Бузулуку бере­гом (яром). Однако топоним, вероятно, возник от наз­вания озер Ярыжки, которые находятся на левой стороне от Бузулука. Первоначально слово «ярыжка» («ярыга») выступало как нарицательное имя в значении «неболь­шое озеро», а затем перешло в имя собственное (гидро­ним).

Есть и ещё одна из гипотез происхождения названия хутора Ярыженский: «ярыжка» - так величали в старой Московской Руси всякого, кто проявлял дух непокорности, не уважал вое­вод и других облеченных властью лиц, а также служи­телей церкви. С точки зрения представителей имущих классов - бояр, дворян и богатого именитого купечест­ва, ярыжки были опасным элементом, не считавшим­ся с священным их правом собственности и готовым по­сягнуть всегда на принадлежащее им как движимое, так и недвижимое имущество. Действительно, ярыжки при удобном случае не считали большим грехом на­грянуть темной ночью к помещику, пообшарить его амбары и клети, в глухую, осеннюю пору на большой дороге обобрать купеческий обоз с товарами. «От ярыж­ки до разбойника - всего один только шаг», - утвержда­ла старинная пословица.

Беспокойные голутвенные казаки и были как раз людьми такого рода. Особенно часто они пошаливали на почтовом тракте Москва-Астрахань, проходившем че­рез прихоперские и придонские степи. Самым неблагополучным и опасным еще в XVIII столетии и первой половине XIX столетия считался его участок от города Новохоперска до Царицына. Здесь никому не было спуска - ни царским чиновникам, ни купцам, ни помещикам. Ярыж­ки и дурные - разбойные казаки, укрывавшиеся на Бузулуке, дали на этой реке двум станицам такие назва­ния, как Ярыженская и Дурновская. Население этих станиц состояло из русских (казаков), которые пришли сюда из Тамбовской, Воронежской и других гу­берний, а также с Волги. Некоторое время казаки жили по соседству с черкесами. Были стычки между ними. Сохранились предания о похищении женщин-казачек чер­кесами. Со временем черкесы были оттеснены в степь, а потом и дальше на юг. Старожилы рассказывают, как казаки ездили на Кавказ выкупать увезенных черкесами женщин. Говорят, бытовали на эту тему народные песни, но потом были забыты. Во время землекопных работ в селении находят оружие и украшения черкесов, скелеты людей. Станица Ярыженская растянулась вдоль Бузулука и делилась на три края: Хазовый (крайний), Гнилой (в ни­зине), Акчернь или Подгорнский (под горой).

***

Станица Филоновская.

Основана в 1634 году. Возникла, как казачий городок у брода через реку. Название получила по имени цыгана Филона, который когда-то расположился здесь своим табором, вокруг него стали селится казаки. В 1776 году хутор купил майор Кондрат Мелехов.

От 1698 года дошли перечни хоперских, бузулуцких и медведицких городков с минимальными сведениями, которые принадлежат чиновникам города Тамбова, описыпавшим леса для нужд кораблестроения:

Городки по Бузулуку:

- ФИЛОНОВСКОЙ, ФИЛОНСКОЙ. На левом берегу. Леса до Березовского свыше 5 верст.


(Попов В.С. «Материалы к истории Войска Донского». СОВДСК. Выпуск 12. Новочеркасск, 1914 год).

Станица Филоновкая находится под 42о 34’ 59’’северной широты 60о 23’ 47’’ восточной долготы на левом берегу реки Бузулук. На месте ровном и низменном. Эта лучшая из Бузулуцких станиц. Когда и кем она была основана, неизвестно. Однако в 1685 году она уже существовала (Донские Войсковые ведомости за 1885 год, номер 7). Первоначально станица находилась тоже на левом берегу реки Бузулук на версту ниже настоящего поселения, от наводнения же, как говорит предание, около 1790 года перенесена на настоящее место (Донесение окружного начальника 1888 года). Станица Филоновкая делится на

две части – Осиновка и Ерик.

B 1728 году в этой станице по благословенной грамоте епископа Льва, была освящена деревянная церковь во имя Святой Великомученицы Параскевы, нарецаемой Пятницы (Консисторский архив, свидетельство 1. Дело Филоновской станицы номер 58). Вследствие ветхости она была перестроена. 13 мая 1793 года вместо нее тщанием прихожан заложена каменная церковь во имя Святой Троицы, с пределом Святой Великомученицы Параскевы. Он был освящен 1 июля 1795 года, главный же предел - в 1798 году. «Здание каменное с таковою же колокольнею, крепка, покрыта железом, главы и кресты вызолоченные, ограда около ней каменная».

Двенадцать километров северо-восточнее Новоаннинска, центр Филоновского сельсовета (23,7 тысячи гектар), площадь - 254 гектар, 1,32 тысячи жителей. В ведении сельской администрации: хутор Аникеевский, хутор Бузулукский, поселок Гослесопитомник, хутор Рожновский, хутор Саломатин. Школа, медучреждение, магазины, пекарня, газ, водопровод, электричество. Зоны покоя в охотническом хозяйстве «Новоаннинское». Воспроизводство охотничьих животных (лось, кабан), земли государственного лесного фонда, река Бузулук.

***

Наша родословная была бы более полной, если бы начать ее составление при жизни моего отца, Гладкова Георгия Алексеевича, но, он столько страдал из-за начала его родословной, никому не жалуясь и боясь навредить детям, не понимающим - ЗА ЧТО?!! А если заходил разговор о казачестве или о казаках, он отшучивался: «Какие казаки? Все казаки на выселках, а остальные - казачишки!».

В детстве я собирал репродукции картин, которые мне нравились. Источник был один – журнал «Огонек». В одном из номеров я вырезал репродукцию одного из лучших полотен времени Великой Отечественной войны – «Фашист пролетел» (1942 год) – трагедия бессмысленной гибели мальчика предстает как нарушение первозданных законов жизни. Это одна из немногих картин Пластова Аркадия Александровича, посвященных смерти. Однако трактовка темы вполне специфична: боль, гневный протест приобретают здесь особый, эпический характер. Мирная тишина замершей в осеннем увядании природы, шелест и шорох сухой травы, прозрачность прохладного воздуха, в котором четко и ясно прорисована каждая деталь, - все это исполнено такой глубокой печали, что вызывает не столько несправедливое негодование, сколько скорбное недоумение перед самой возможностью подобного преступления.

Батя увидел эту репродукцию, взял в руки, сел на табуретку и впал в ступор… Я очень испугался, заглянул ему в глаза, и увидел в них странный блеск… Много позже, когда у меня уже были свои дети, батя рассказал, что в 1942 году тринадцатилетним мальцом он выпасывал остатки совхозного стада. Тайно сдаивал у некоторых коров по-немногу молоко в солдатские фляжки, тем самым, спасая от голодной смерти себя и мать…
Частенько за ним гонялся немецкий ас…
А его мать, Гладкова (урожденная Ячменева) Анна Васильевна, моя бабушка Нюра, которая последние годы своей жизни жила в семье единственного сына, с нами, - НИКОГДА НИЧЕГО НЕ РАССКАЗЫВАЛА. Очень часто, сидя, опрятная и ухоженная, вдруг начинала плакать, не объясняя причину. Может быть, она вспоминала своего отца - Ячменева Василия Георгиевича, который с братом Тихоном Георгиевичем воевал в составе 13-го Донского казачьего Генерал-Фельдмаршала Князя Кутузова-Смоленского полка и в 26 лет погиб во время проведения Лодзинской операции на русском фронте мировой войны в 1914 году. А, может быть, она вспоминала свою мать Ячменеву (урожденную Кривошеину) Марию Иакимовну, которая после получения вести о гибели своего мужа растаяла как свечка в 24 года в том же 1914 году, оставив круглыми сиротами своих дочерей Анну 5-ти лет и Ирину 3-х лет, потом две сестрички воспитывались в семье Ячменева Тихона Георгиевича и его жены Евгении Алексеевны (урожденной Сергеевой), у которых было своих трое детей, да потом еще трое родилось. А может быть, ей вспоминались события расказачивания, раскулачивания и сплошной коллективизации в 1930 году, когда ее муж Гладков Алексей Иванович, скрываясь от репрессий, тайно переехал в селение Сакарка и устроился на работу скотником в молочно-мясной совхоз Котлубань Городищенского района Сталинградской области, а она, в 19 лет, оставшись одна на руках с годовалым сыном - моим отцом, добилась возврата принадлежащего ей конфискованного имущества, а именно - пуховой перины, сундука и козы, мотивируя тем, что она была сиротой, и к тому времени они с Алексеем Ивановичем жили отдельно от его родителей. Или - ей на память приходили ужасные годы Великой Отечественной, когда она получила похоронку на своего мужа - командира орудия, сержанта 849-го артиллерийского полка 294-ой стрелковой дивизии, который сложил свою голову в 35 лет у рабочего поселка номер 8 Мгинского (ныне Кировского) района Ленинградской области 19 февраля 1942 года, а она более полугода с августа того же – 1942 – вместе с сыном выживала, пухла с голоду в полосе обороны наших войск, противостоявшим рвавшимся к Сталинграду фашистам в районе хуторов Гнилой, Вертячий и поселка Паньшино.
Бабушка получала пенсию до конца жизни за непосильную в колхозах и совхозах работу и за мужа, погибшего на войне, в размере 15 рублей, потом - 30 рублей, и, наконец, - 45 рублей. Я уже много раз с этим явлением сталкивался - это ужасно.
Но узнал я это намного позже, когда умер мой отец, великий труженик, уважаемый всеми и добрейший человек, единственный сын солдата, погибшего в Великой Отечественной войне, и ни разу не получивший ни благодарности, ни денежной компенсации за своего отца.
Я бы и не знал, что есть такой район - Новоаннинский, был такой округ - Хоперский, были такая станицы - Аннинская и Ярыженская и была ВЕЛИКАЯ РОССИЯ и ВСЕВЕЛИКОЕ ВОЙСКО ДОНСКОЕ!!! Именно ПАМЯТЬ об отце подтолкнула меня узнать и записать свою родословную.

***

Казаки донские, московские, рязанские, украинские, небогато всплывали в русских летописях, подносили на Куликовом поле князю Дмитрию икону-хоругвь Донской Богородицы и образ Богородицы Гребневской, а в середине XVI века вдруг ввалились в историю в атласных кафтанах, темно гвоздичных зипунах с золотыми турецкими пуговицами, шелковыми кушаками и булатными ножами, в сафьяновых сапогах. Иван Грозный признал их грамотой, и Ермак понес волю государеву на Иртыш, потом, когда горячка первого знакомства прошла, и казаки наворочали за пару веков кучу славных дел, стали возникать неловкости относительно их корешков: откуда? Карамзин деликатно намекал, что «происхождение их не весьма благородно».

***


Историки ударились работать. Кто помельче - вывел казаков прямиком от амазонок. Кто покруче - соединил их со скифами-сарматами, саками, аланами, и в итоге вышло, что казаки на тридцати кораблях ходили на защиту Трои. Основали Рим. Наводили страх на персов, греков, арабов. Проникли в Индию. Наплодили там сословие, из которого вышел Будда. Дали Израилю письменность и земледелие. Добрались до Западной Африки. А под именем норманнов - до Италии, Испании. Входили в Темзу. И Лондон значит «Широкий Дон». Неоднократно нападали на Египет при фараонах. Владели дельтой Нила. А фараон Рамзес III имел жену казачьих кровей. И даже грозный Атилла, владелец полмира, упившийся до смерти на собственной свадьбе, тоже был казак! Ура! Здорово! Жалко только, что брехня.
А скорее всего были русские люди, которым хотелось воли. «Отбегаем мы из того государства Московскаго, из работы вечныя». «Кормит нас, молодцев, небесный царь…». И они строили Русь, кормили ее, славили, ставили под сомнение. Они были несчастной, несбыточной любовью России - Волей.
Жили весело - венчались на майдане, и от живых жен, и по четвертому разу, царь слал им четверти сухарей, пуды пороха, ведра водки, сукна, а они атаковали Казань и Астрахань, брали Азов, терзали турок и крымчан, Ливонию и Польшу, стонал даже султан Сулейман Великолепный. Дипломаты плакались царю, тот делал круглыми глаза: «Те разбойники… живут на Дону без нашего ведома, от нас бегают. Мы не один раз посылали, чтобы их переловить, да наши люди добыть их не могут», - и писал, кусая губы, казакам: «Мы удивляемся, каким образом вы все это делаете, без нашего указу». А те опять загорались «идти на Куру-реку, на море громить турских людей». Отчаявшиеся турки засыпали один рукав Дона, а второй перетянули цепями, казаки быстро выкопали третий, и царь уже притворно сетовал крымскому хану: «Хоть бы вы их и всех побили, нам стоять за них не за что».
А казаки двигали границы, за сто лет до Беринга открыли пролив, прятали беглых и старообрядцев, на все царевы укоризны отвечая, что «таковых на Дону не разыскано».
Петр I разрешил казакам сеять хлеб и разводить сады, что раньше каралось смертью; перевел их под власть сената и начал сам атамана назначать. На Дон пошли селиться иногородние крестьяне, а казаки все служили верой и правдой. «Казаки - глаза и уши армии», - говорил А.В. Суворов.
Гремели на поле брани лейб-гвардии Казачий и лейб-гвардии Атаманский полки, 86 казачьих полков защищало Россию в 1812 году - европейцам надолго запали в душу казаки, поившие лошадей в их реках.
В революцию казаки очень поверили. Войсковой атаман, герой Брусиловского прорыва генерал Каледин признал, что народ - против. Сопротивляться смысла не имеет, за него только сто сорок семь казаков конвоя и группа офицеров. Он сложил с себя полномочия и застрелился.
Чуть позже хлынувшие с Украины красноармейские мародеры и ревкомовцы прояснили казакам представление о грядущих днях, но даже тогда генерал Краснов, проводивший поголовную мобилизацию под пулеметами, смог собрать только шестьдесят тысяч вместо возможных полмиллиона. Казаки сидели по домам, еще верили и ждали. И дождались.
В январе 1919 года вышла «бумага» Свердлова, и поехало: массовым террором истребить поголовно, конфисковать хлеб, переселить, уравнять в правах с иногородними, разоружить под угрозой смерти. Станицы переименовывались в волости, хутора - в деревни. Казаков скосили в три приема - война, расказачивание, коллективизация. Самый черный русский самодержец - Сталин, мудро выбрал первым округом сплошной коллективизации Хоперский. Кроме того, Сталин решил не испытывать судьбу: при строительстве канала Волга-Дон ушла на дно знаменитая станица Зимовейская-Потемкинская, которая в свое время дала жизнь знаменитым представителям казачьего сословия - Степану Разину, Кондратию Булавину, Емельяну Пугачеву, Василию Генералову.



Расказачивание в Хоперском округе в 1927 - 1931 годах.

Коллективизация стала заключительным этапом расказачивания, в ходе которого были ликвидированы единоличные казачьи хозяйства, а казачество было превращено в колхозное крестьянство. Для исследования данного процесса нами был выбран Хоперский округ Царицынской губернии, ставший передовым районом страны по темпам и масштабам коллективизации.

В связи с тем, что с конца 1926 года термин «казачество» исчез со страниц центральных партийных документов, мнения отечественных историков о сущности политики расказачивания в период коллективизации разделились: одни считают, что расказачивание являлось составной частью политики раскрестьянивания, другие - настаивают на понимании расказачивания, как особой антиказачьей политики. Причем, те исследователи, которые подчеркивают классовый характер расказачивания (П.Г. Чернопицкий, Я.А. Перехов и другие), считают, что коллективизация стала заключительным этапом расказачивания, а те историки, которые видят в расказачивании прежде всего антиэтническую направленность (А.И. Козлов, С.А. Кислицын), придерживаются точки зрения, что расказачивание было продолжено и в последующие годы.

Делопроизводственные материалы партийных и хозяйственных органов Хоперского округа свидетельствуют, что с конца 1927 года по август 1929 года партийное руководство, осознав опасность дальнейшего продвижения по пути, намеченному апрельским пленумом 1925 года, приступило к непосредственной подготовке сплошной коллективизации казачьих хозяйств округа посредством экономического и политического вытеснения зажиточных слоев населения и создания социалистических форм хозяйства. При этом Сталинградский губком ВКП(б) предписывал местным властям Хоперского, Усть-Медведицкого и Второго Донского округов обращать особое внимание на казачьи станицы ввиду специфики бытового уклада казачества, «у которого влияние верхних зажиточных слоев в старое время было особенно сильным».

В конце 1927-1928 годов местное партийное руководство было вынуждено констатировать, что, образовав формально коллективные хозяйства и получая через них кредиты, население на практике продолжало заниматься индивидуальным трудом на своих земельных участках. Общее состояние колхозов Хоперского округа, несмотря на значительный количественный рост, качественно было слабым (бесхозяйственность, слабое освоение земель, «засоренность администрации колхозов и совхозов чуждым элементом», низкая урожайность, распад «молодежных колхозов», большой процент «диких» колхозов и так далее). Возникшие проблемы в колхозном строительстве власти все чаще и чаще пытались решать насильственными методами. Первая волна репрессий прокатилась по Хоперскому округу в период хлебозаготовительного кризиса 1927-1928 годов и затронула прежде всего «зажиточно-кулацкую группу», в которую зачастую попадали и середняки.

В округе появились первые, пока еще единичные случаи преследования «антисоветских неблагонадежных элементов» из числа бывших белогвардейцев, зажиточных казаков, реэмигрантов и интеллигенции. Увеличилось число лиц, лишенных избирательских прав. Если в ходе избирательной компании 1927-1928 годов число «лишенцев» в Хоперском округе составляло 3,7 процента, то в 1928-1929 годах - 5,6 процента. Причем данные о «лишенцах» в Хоперском округе несколько выше, чем в целом по Нижне-Волжскому краю (4,3 процента). Нередко лишали избирательных прав середняков и даже бедняков только за то, что они по две-три недели состояли в белых войсках, хотя впоследствии более продолжительное время служили в Красной Армии. Широко применялись общественный бойкот, административный нажим, прямые угрозы. С мая 1929 года были введены новые принципы оценки крестьянских хозяйств, вследствие которых значительное число прежних середняцких хозяйств Хоперского округа было отнесено к категории кулацких. Резко возросло налогообложение зажиточных хозяйств. Начались конфискации, в ходе которых перераспределялась «кулацкая» собственность в пользу бедноты. Фактически с весны 1929 года в Хоперском округе, как и в стране в целом, полным ходом пошла кампания по раскулачиванию.

XVI конференция ВКП(б) в апреле 1929 года и съезд Советов СССР (май 1929 года) утвердили окончательный вариант первого пятилетнего плана, в котором были предусмотрены конкретные сроки проведения коллективизации в стране. Весной-летом 1929 года в Хоперском округе значительно возросло число коллективных хозяйств. Причины столь быстрых темпов роста были разными. Сильно обедневшие за годы Советской власти казачество и крестьянство округа увидело во вступлении в колхозы возможность выбраться из нужды, так как власти обещали колхозам значительную финансовую и материальную помощь. Большую роль сыграло жестокое административно-хозяйственное давление, которое оказывали власти на казачьи хозяйства: усиление налогового гнета, проведение принудительных хлебозаготовок с применением чрезвычайных мер (хотя прямое принуждение казачества и крестьянства в округе еще не носило массового характера).

Новое ужесточение политики по отношению к зажиточному казачеству и крестьянству округа произошло в процессе хлебозаготовительной кампании 1929-1930 годов. Был принят ряд постановлений об усилении борьбы с кулачеством. Социальная напряженность в округе резко возросла. Чрезвычайно опасным для властей было то, что казаки и крестьяне стали вместе выступать против проводимого политического и аграрного курса. Сопротивление пока было пассивным: резко сократились посевы, поголовье скота, участились разделы имущества между членами семей и тому подобное. В результате к началу 1929 года общая численность бедняцких хозяйств в Хоперском округе возросла с 20,3 процента до 22,1 процента, середняцких - с 61,8 процента до 65,2 процента при одновременном уменьшении доли кулацких хозяйств с 4,4 процента до 2,5 процента. Участились случаи подачи жалоб властям, распространялись антисоветские прокламации, листовки, обрела популярность идея создания своей политической организации, которая бы стала защитницей интересов казачества, усилились антиправительственные настроения. Важно отметить, что выражение протеста в казачьих станицах Хоперского округа не было столь явным, как в крестьянских волостях. Казаки, по всей видимости, опасались открыто выступать на собраниях, так как до 75 процентов взрослого мужского населения в свое время служило в рядах белых и могло подвергнуться репрессиям. Молчаливо поддерживая крестьян, казаки явно стремились использовать их выступления для решения собственных проблем. В конце 1928 года после открытого выступления против Советской власти в одной из станиц Хоперского округа сразу же был ужесточен контроль за бывшими белыми офицерами, реэмигрантами, перебежчиками, «адмвысланными», казачьими атаманами и бывшими членами Войсковых Кругов. Был введен жестокий порядок их учета в ГПУ, стеснявший их передвижение и устройство на работу.

Вопрос об ускорении темпов коллективизации в передовых районах, в том числе и Хоперском, рассматривался ЦК ВКП(б) 12 августа 1926 года и Колхозцентром РСФСР 4 сентября 1929 года. Хоперский округ впервые был назван показательным районом по темпам создания, охвату и масштабам коллективных хозяйств. Важную роль в принятии этого решения сыграла инициатива местных партийных органов Нижне-Волжской губернии и района. В Хоперский округ, в соответствии с постановлением Колхозцентра, стала поступать усиленная помощь в снабжении и кредитовании колхозов, обеспечении специально обученными кадрами. Если в августе в колхозах было чуть более 12 000 хозяйств (около 15 процентов), то к октябрю 1929 года в колхозы входило уже около 27 000 хозяйств (38 процентов). Причем основной состав хоперских колхозов был бедняцко-середняцким (56 процентов).

В конце сентября 1929 года инициатива местных партийных органов Хоперского округа была одобрена на Бюро Нижне-Волжского крайкома ВКП(б) и СНК РСФСР, который вынес постановление об объявлении округа опытно-показательным по сплошной коллективизации и организации в нем десяти машинно-тракторных станций. Колхозы создавались в форме артелей, ТОЗов, коммун. Наибольшее распространение в округе получили артели, в то время как по стране в целом преобладали ТОЗы. Колхозы-гиганты Хоперского округа (на 1 ноября 1929 года - 60) составляли почти половину аналогичных коллективных хозяйств РСФСР. Кампания «кустования мелких колхозов» (объединение по 10-20 колхозов в один - гигантский) не подкреплялась экономически, так как по-прежнему главной тягловой силой в хозяйствах оставалась лошадь, а не трактор. Перегибы осени 1929 года сильно дискредитировали идею коллективизации. По данным на 1 марта 1930 года примерно 3 тысячи из 6,7 тысяч хозяйств, объединившихся в колхозы, подали заявления о выходе из них, ссылаясь на бесхозяйственность, чрезмерное администрирование, отсутствие зарплаты и обнищание.

В связи с постановлением Политбюро ЦК ВКП(б) «О мероприятиях по ликвидации кулацких хозяйств в районах сплошной коллективизации» от 30 января 1930 года, Крайком ВКП(б) и Крайисполком установили для Хоперского округа плановую цифру для раскулачивания в 5 500 человек. В февраля-марте 1930 года выборочные репрессии сменились массовыми акциями. В Хоперском округе, как и в других казачьих районах, ситуация усугублялась наличием, с точки зрения Советской власти, значительного числа бывших «контрреволюционных» элементов. Насильно выселяемые «раскулаченные» казаки пытались организовать сопротивление. В 1929-1930 годах в Хоперском округе были созданы повстанческие организации, в которые входили бывшие казачьи офицеры, кулаки, середняки и даже бедняки. Они пользовались негласной поддержкой местного населения. С января по апрель 1930 года расширилась география стихийных крестьянских и казачьих выступлений, выросло число их участников. Большевистское руководство во главе с И.В. Сталиным, обеспокоенное нарастанием массовых протестов населения в марте 1930 года, пересмотрело тактику проведения коллективизации и возложило всю ответственность за перегибы на местные органы. По округу прокатилась волна наказаний в отношении «перегибщиков» (205 человек), были пересмотрены списки лишенцев, принимались апелляции от ранее раскулаченных крестьян и казаков (3 042 середняка и 30 бедняков), некоторые из них были реабилитированы. Колхозы-гиганты были разукрупнены, получили кредиты, а колхозники на два года освобождались от налогов. В результате предпринятых мер сопротивление казаков и крестьян Хоперского округа коллективизации пошло на убыль. Некоторые из них вернулись в колхозы. ОГПУ удалось выявить и разгромить подпольные военные организации.

«Временное отступление» продлилось до лета 1930 года, когда вновь началось наращивание темпов коллективизации и раскулачивания. Местное казачество и крестьянство оказалось уже не в силах сопротивляться властям, так как основные антибольшевистские силы были разгромлены. Итогом коллективизации стала окончательная ликвидация последних казачьих хозяйств и слияние казаков с крестьянами в новый класс советского общества - колхозное крестьянство.
(Источник: А.Н.Демидова, город Волгоград. «Казачество России: история и современность. Тезисы Международной научной конференции». Город Геленджик. 8-11 октября 2002 года).

***




***

Казаки донские, московские, рязанские, украинские, небогато всплывали в русских летописях, подносили на Куликовом поле князю Дмитрию икону-хоругвь Донской Богородицы и образ Богородицы Гребневской, а в середине XVI века вдруг ввалились в историю в атласных кафтанах, темно гвоздичных зипунах с золотыми турецкими пуговицами, шелковыми кушаками и булатными ножами, в сафьяновых сапогах. Иван Грозный признал их грамотой, и Ермак понес волю государеву на Иртыш, потом, когда горячка первого знакомства прошла, и казаки наворочали за пару веков кучу славных дел, стали возникать неловкости относительно их корешков: откуда? Карамзин деликатно намекал, что «происхождение их не весьма благородно».
***

Историки ударились работать. Кто помельче - вывел казаков прямиком от амазонок. Кто покруче - соединил их со скифами-сарматами, саками, аланами, и в итоге вышло, что казаки на тридцати кораблях ходили на защиту Трои. Основали Рим. Наводили страх на персов, греков, арабов. Проникли в Индию. Наплодили там сословие, из которого вышел Будда. Дали Израилю письменность и земледелие. Добрались до Западной Африки. А под именем норманнов - до Италии, Испании. Входили в Темзу. И Лондон значит «Широкий Дон». Неоднократно нападали на Египет при фараонах. Владели дельтой Нила. А фараон Рамзес III имел жену казачьих кровей. И даже грозный Атилла, владелец полмира, упившийся до смерти на собственной свадьбе, тоже был казак! Ура! Здорово! Жалко только, что брехня.
А скорее всего были русские люди, которым хотелось воли. «Отбегаем мы из того государства Московскаго, из работы вечныя». «Кормит нас, молодцев, небесный царь…». И они строили Русь, кормили ее, славили, ставили под сомнение. Они были несчастной, несбыточной любовью России - Волей.
Жили весело - венчались на майдане, и от живых жен, и по четвертому разу, царь слал им четверти сухарей, пуды пороха, ведра водки, сукна, а они атаковали Казань и Астрахань, брали Азов, терзали турок и крымчан, Ливонию и Польшу, стонал даже султан Сулейман Великолепный. Дипломаты плакались царю, тот делал круглыми глаза: «Те разбойники… живут на Дону без нашего ведома, от нас бегают. Мы не один раз посылали, чтобы их переловить, да наши люди добыть их не могут», - и писал, кусая губы, казакам: «Мы удивляемся, каким образом вы все это делаете, без нашего указу». А те опять загорались «идти на Куру-реку, на море громить турских людей». Отчаявшиеся турки засыпали один рукав Дона, а второй перетянули цепями, казаки быстро выкопали третий, и царь уже притворно сетовал крымскому хану: «Хоть бы вы их и всех побили, нам стоять за них не за что».
А казаки двигали границы, за сто лет до Беринга открыли пролив, прятали беглых и старообрядцев, на все царевы укоризны отвечая, что «таковых на Дону не разыскано».
Петр I разрешил казакам сеять хлеб и разводить сады, что раньше каралось смертью; перевел их под власть сената и начал сам атамана назначать. На Дон пошли селиться иногородние крестьяне, а казаки все служили верой и правдой. «Казаки - глаза и уши армии», - говорил А.В. Суворов.
Гремели на поле брани лейб-гвардии Казачий и лейб-гвардии Атаманский полки, 86 казачьих полков защищало Россию в 1812 году - европейцам надолго запали в душу казаки, поившие лошадей в их реках.
В революцию казаки очень поверили. Войсковой атаман, герой Брусиловского прорыва генерал Каледин признал, что народ - против. Сопротивляться смысла не имеет, за него только сто сорок семь казаков конвоя и группа офицеров. Он сложил с себя полномочия и застрелился.
Чуть позже хлынувшие с Украины красноармейские мародеры и ревкомовцы прояснили казакам представление о грядущих днях, но даже тогда генерал Краснов, проводивший поголовную мобилизацию под пулеметами, смог собрать только шестьдесят тысяч вместо возможных полмиллиона. Казаки сидели по домам, еще верили и ждали. И дождались.
В январе 1919 года вышла «бумага» Свердлова, и поехало: массовым террором истребить поголовно, конфисковать хлеб, переселить, уравнять в правах с иногородними, разоружить под угрозой смерти. Станицы переименовывались в волости, хутора - в деревни. Казаков скосили в три приема - война, расказачивание, коллективизация. Самый черный русский самодержец - Сталин, мудро выбрал первым округом сплошной коллективизации Хоперский. Кроме того, Сталин решил не испытывать судьбу: при строительстве канала Волга-Дон ушла на дно знаменитая станица Зимовейская-Потемкинская, которая в свое время дала жизнь знаменитым представителям казачьего сословия - Степану Разину, Кондратию Булавину, Емельяну Пугачеву, Василию Генералову.






























Разделы / История и традиции.

 Казачий круг - Комментарии к статьям




Казачий круг - форум
Обсудить статью на форуме

Сайты партнеров





Версия для печати
Яндекс цитирования

2008-2015 © Казачий Круг. Все права защищены.Разработка и поддержка Казачий Круг
Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов. При использовании материалов сайта-ссылка обязательна.
ОпросыГостеваяНаш дневникПоискКарта сайтаДоска объявленийFAQ - Вопрос-ответ



Работает на: Amiro CMS