Казачий круг-История, традиции и культура казачьего народа.

Казачий круг-Независимый казачий информационный сайт. Основан в 2008 году. История, традиции и культура казачьего народа.

Казачий круг - Новости

Казачий круг - Статьи

Казачий круг - Осторожно ряженые

Казачий круг - Георгиевские кавалеры

Казачий круг - Майдан

Казачий круг - Фотоальбомы- Галерея

 




























Сайты партнеров

Казачья гамазея
 Дикое поле
Шермиции



Вольная станица

 

 



 

 


 










 

История, традиции и культура казачьего народа.

 

Вы пользуетесь Яндекс? Мы стали ближе, добавьте виджет "Казачий круг", и будьте в курсе самых последних новостей.
 

Казачий круг. История, традиции и культура казачьего народа.

История, традиции и культура казачьего народа.

добавить на Яндекс




Из казачьего зарубежья.

«Быть или не быть» казачеству — должны решить сами казаки.

24.08.11 Автор: И. Г. Акулинин, ген. штаба Генерал Майор, казак Оренбургского Войска.  Источник: "КАЗАЧЕСТВО" Мысли современников о прошлом, настоящем и будущем казачества. Изданіе «Казачьяго Союза» Villа Снаuvelot, Раris (XV), France. 1928 

И. Г. Акулинин, ген. штаба Генерал Майор, казак Оренбургского Войска.


I

Несколько слов о служилых казаках.

История восточных казачьих Войск не так ярка и красочна, как история южного казачества. Но она представляет собою разительный пример беззаветного служения Родине и крепкого утверждения русской государственности на необъятных пространствах северо-восточной и средней Азии.

Сибирь, Башкирия, Киргизия и частью Туркестан были завоёваны и закреплены за Россией с необычайно малыми силами и с весьма ничтожными затратами от государства.

Эти завоевания совершены вольными удальцами — казаками, которые часто на свой страх и риск отправлялись небольшими ватагами «проведывать новыя землицы».

С лёгкой руки атамана Ермака Тимофеевича, сибирские казаки землепроходцы, продвигаясь постепенно на восток, расширили пределы России до берегов Тихого океана и «до стен недвижнаго Китая».

Как только казаки открывали «новую землицу» и покоряли дотоле никому неизвестный «народец», они немедля «били челом Московскому царю».

По следам казаков шли воеводы со служилыми людьми, с боевыми и съестными припасами; строили остроги и города; и приступали к сбору «ясака в государеву казну».

В течение XVII века казаки «подвели под высокую руку Русскаго царя» всю Сибирь.

Московское государство в лице казаков нашло даровую военную силу, из коей воеводы составляли отряды для покорения «ясашных людей», которых потом держали в повиновении с помощью тех же казаков.

Во время походов и скитаний по Сибирской тайге и тундре казаки терпели большие лишения, многие гибли от морозов, голода и в стычках с инородцами.

Приходилось казакам переносить всякие обиды и притеснения от несправедливости и лихоимства московских воевод.

Но ничто не могло смутить казаков и остановить их движение на восток, в неведомые края. Свою историческую миссию казаки выполнили с честью.

Это были казаки — государственники, всегда покорные Царю, лояльные к власти и твёрдо стоявшие на страже закона и порядка. В службе не за страх, а за совесть они черпали свои права и обязанности.

На таких основах сложился особый казачий уклад, которым казаки жили до самого последнего времени.

Башкирия и Киргизия были присоединены к Российской Державе с помощью волжских, камских, самарских, уфимских и исетских казаков, из которых впоследствии было образовано Оренбургское Войско, составившее новое казачье звено между уральскими и сибирскими казаками.

Постеленное завоевание Туркестана происходило при деятельном участии уральских, оренбургских и сибирских казаков.

Чтобы прочнее связать Дальне-Восточные области с остальной Россией, русское правительство учредило по ту сторону Байкала сначала Забайкальское, а потом Амурское казачьи Войска.

Наконец, переселением казаков на р. Уссури из Забайкальского, Оренбургского, Донского и др. казачьих войск, было положено основание Уссурийскому войску.

Это было последнее мероприятие русского правительства, закончившее целый период закрепления границ посредством казачьих линий. На этом как бы приостановился имперский размах русской политики. В среде правительственных кругов с каждым десятилетием становилось все меньше и меньше людей с государственным чутьём и имперским кругозором, которые могли бы хорошо управлять Великой Державой.

Присоединив Туркестан, русское правительство сделало непоправимую ошибку, не поселив так казаков, к чему имелась полная возможность. Охотников идти в ново завоёванный тёплый край нашлось бы много, как среди казаков старых казачьих войск, так и среди солдат туркестанцев. Здесь надо было повторить мудрую политику предыдущих царствований, когда границы государства расширялись и осваивались продвижением казачьих частей.

Уничтожение Енисейского войска, казаки которого принимали такое деятельное участие в поисках «новых землиц», надо признать, с государственной точки зрения, мерой вредной, а в отношении енисейцев в высшей степени несправедливой. Вместо упразднения хотя и не многочисленного, но крепкого казачьим духом войска, можно было переселить его на китайскую границу, или послать в Урянхайский край, который долгое время не был занят — ни русскими, ни китайцами.

Когда русское правительство построило Восточно-Китайскую железную дорогу, то для охраны её следовало привлечь исключительно казаков из всех казачьих войск, заселив ими полосу отчуждения и ближайшие к дороге свободные земли, которые в то время ещё пустовали. Таким путём можно было создать Маньчжурское войско, — и судьба Восточно-Китайской жел. дороги теперь была бы иная.

Охранявшая дорогу пограничная стража, укомплектованная на общих основаниях тамбовцами, калужцами, рязанскими и прочих губерний «мужиками», в момент революционного развала рассеялась, как дым, и русское добро перешло в руки китайцев.


II

Участие казаков в Мировой войне у всех на памяти.

Обращаясь к периоду гражданской войны (1917 — 20 г.г.), приходится остановиться на фактах, всем хорошо известных, но которые в глазах современников часто затуманиваются.

Прежде всего, русские люди не должны забывать, что вооружённая борьба с большевиками началась в казачьих областях.

Территории всех казачьих войск явились плацдармами для сбора и наступления противобольшевицких сил. Туда стремился всякий, кто хотел активно бороться с большевиками.

Ни в какой другой местности России, кроме казачьих краёв, не могла зародиться белая борьба.

Не будь казачьих земель, — не было бы и Белого движения.

В то время, когда вся Русь погрузилась во мрак и хаос, запылали две сигнальные вехи, на которые русские люди устремили свои взоры с надеждой и упованием.

Первую веху зажёг Донской Атаман Каледин в Новочеркасске, а вторую веху — Оренбургский Атаман Дутов в Оренбурге.

Если бы не эти сигнальные вехи, куда бы русские патриоты направили свои стопы, спасаясь от мрака и хаоса?

Генерал Алексеев и Генерал Корнилов могли положить начало Добровольческой армии только на Дону и Кубани. Атаман Дутов мог собрать вокруг себя вооружённые отряды только в Оренбургских станицах.

Во многих местах России вспыхивали отдельные восстания, как, например, в Ярославле; но, не поддержанные населением, они быстро угасали.

Организованную борьбу с красным интернационалом можно было повести только из казачьих областей, опираясь на государственно настроенное казачество.

В Воронежской губернии могла возникнуть «Антоновщина», на Украине — «Махновщина», по Черноморскому побережью — «зелёное» движение. Но для белого дела там не было почвы. Оно было возможно лишь на казачьей земле.

Все казачество принимало в гражданской войне самое живое участие. Во всех казачьих войсках борьба с большевиками носила всенародный характер, чего не наблюдалось ни в одной местности России. Только казаки вооружились против большевиков поголовно. Это была война народа с нашествием интернациональной силы.

Причины, вызвавшие всеобщий казачий сполох, коренились в историческом прошлом казачества.

Борьба казаков с коммунистами в основе своей имела глубоко идейный характер. Это не была борьба за власть или сохранение старых привилегий. Казаки, будучи стороной обороняющейся, никаких корыстных целей — ни классовых, ни самостийных, — не преследовали и против русского народа не шли. Наоборот, они защищали его подлинные интересы и отстаивали свои права жить и веровать по заветам отцов, а не по указке красных комиссаров.

Вопреки клеветническим утверждениям большевиков, казаки не боролись ни за старый режим, ни за помещиков, ни за эксплуататоров. Они проливали свою кровь за Мать Россию, за родные края.

Отстаивая против натиска красного интернационала свои права и вольности, казаки вместе с тем защищали и европейскую культуру, стоя вместе с тем на страже мировой цивилизации. Как и встарь, казачество в борьбе с новыми варварами выполняло роль передового форпоста Европы.


III

Во все исторические моменты, переживаемые Россией, казаки играли выдающуюся роль. Так было в Смутное время, при нашествии Карла XII, в Отечественную войну, при завоевании Сибири, Кавказа, Туркестана и во все Турецкие войны. То же было во время Мировой и гражданской войн.

Совсем иная картина получилась со времени захвата казачьих областей большевиками и ухода значительной части казаков на чужбину — в эмиграцию.

В то время, как русские люди пытаются объединиться и организовать противобольшевицкий фронт, казачество, как активная политическая и военная сила, сошло со сцены.

На Родине, в своих краях, казачество обескровлено, задавлено. Там роль казаков сводится пока к тому, чтобы сохранить — хотя бы и под советским прессом, — казачий дух, казачий быт и, по возможности, не давать большевикам разлагать морально и уничтожать физически казачью силу.

Там возможна одна политика, одна тактика — сидеть до поры до времени смирно, изъявляя внешнюю покорность, но в то же время, накапливая силы, как это приходилось делать русскому народу во времена татарского ига. И эту роль казаки на Родине выполняют.

Положение казаков в эмиграции иное. Здесь они хотя и оторваны от родной почвы и терпят лишения, но за то свободны, насколько можно быть свободным и располагать собой в беженской обстановке. Во всяком случае, рука палачей из ГПУ над казаками не висит.

Следовательно, у зарубежных казаков есть полная возможность активно бороться с большевиками. Само пребывание в эмиграции как бы обязывает продолжать борьбу, которая не была доведена до победного конца на Родине.

А между тем вышло так, что во время вооружённой борьбы казаки стояли в первых рядах, а в эмиграции оказались на заднем плане.

Попав на чужбину, казаки сошли со сцены и среди политической эмиграции заняли совсем незаметное место.

Все эмигрантские группировки отводят казакам роль статистов; считают, что настоящая работа для казаков начнётся, когда откроются военные действия, а пока идут разговоры за зелёным столом — там казакам не место.

Поэтому казачество учитывается только, как военная сила, но не как политический фактор.

Заграница знала раньше казаков в качестве прекрасных воинов, а теперь — как хороших работников, но и только.

В эмиграции казачество, как общественно политическая сила, не играет сколько ни будь заметной роли. Его совсем не видно на фронте противобольшевицкой борьбы.

Виноваты в этом сами казаки, которые в политическом отношении не представляют собою целого. Среди казаков нет единства. Если и впредь будет так продолжаться, с казаками совсем перестанут считаться — и заграница, и русская эмиграция.

Что казаки заграницей учатся, работают, садятся на землю, собираются в станицы и хутора, — все это очень хорошо и отрадно, но не достаточно.

Казакам надо выделить из себя активных работников для продолжения борьбы с большевиками — и не только на словах, но и на деле.

Казаки должны появиться как действенная общественно политическая казачья сила, без которой не могли бы происходить никакие сговоры, никакие выступления, никакие действия.

А для этого самим казакам надлежит сговориться и столковаться между собою; надо, прежде всего, устранить разнобой в казачьих рядах.

Только при этих условиях казачество займёт подобающее ему место, с ним будут считаться и к его голосу прислушиваться, как за рубежом, так и на Родине.

Пока Россия находится под властью коммунистов, пока братья казаки томятся в советском плену, — до тех пор зарубежные казаки не могут сидеть спокойно и ждать чуда. Они сами должны приложить свою мощную руку к низвержению своего смертельного врага, заковавшего в цепи вольное казачество.

От действий в настоящий исторический момент зависит и будущее казачества, его дальнейшая судьба. — «Быть или не быть» казачеству — должны решить сами казаки.





Разделы / Из казачьего зарубежья.

 Казачий круг - Комментарии к статьям




Казачий круг - форум
Обсудить статью на форуме

Сайты партнеров





Версия для печати
Яндекс цитирования

2008-2015 © Казачий Круг. Все права защищены.Разработка и поддержка Казачий Круг
Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов. При использовании материалов сайта-ссылка обязательна.
ОпросыГостеваяНаш дневникПоискКарта сайтаДоска объявленийFAQ - Вопрос-ответ



Работает на: Amiro CMS