Казачий круг-История, традиции и культура казачьего народа.

Казачий круг-Независимый казачий информационный сайт. Основан в 2008 году. История, традиции и культура казачьего народа.

Казачий круг - Новости

Казачий круг - Статьи

Казачий круг - Осторожно ряженые

Казачий круг - Георгиевские кавалеры

Казачий круг - Майдан

Казачий круг - Фотоальбомы- Галерея

 




























Сайты партнеров

Казачья гамазея
 Дикое поле
Шермиции



Вольная станица

 

 



 

 


 










 

История, традиции и культура казачьего народа.

 

Вы пользуетесь Яндекс? Мы стали ближе, добавьте виджет "Казачий круг", и будьте в курсе самых последних новостей.
 

Казачий круг. История, традиции и культура казачьего народа.

История, традиции и культура казачьего народа.

добавить на Яндекс




Из казачьего зарубежья.

Род донских казаков Миллеров.

26.05.11 Автор: Оксана Михайловна Миллер (Антич). 

Факты, истории и легенды.Михаил Александрович Миллер, мой отец, поговаривал, что хотя множество родов на Дону были, конечно, и более знаменитые и гораздо значительнее чем наш, мы так много знаем о наших предках, что можно сказать: в истории донских Миллеров отражаются, как море в одной капле воды, целые пласты истории нашей казачьей Родины.

I колено и II колено


Появились молодые братья Миллеры из Кенигсберга в России в конце семнадцатого столетия по приглашению Петра I, который был заинтересован в иностранных специалистах для проведения своих реформ. Георг (Егор) и Иоганн (Иван) были сыновьями обер-офицера Иоганна Миллера, служившего при Курфюрсте Бранденбурга Фридрихе III, который в 1701г. стал королем Пруссии Фридрихом I.



Портрет Петра I. Поль Деларош (1838.)

О Иоганне нам, к сожалению, ничего не удалось узнать, кроме того, что он «был в артиллерии главным». Но о моем предке Егоре Ивановиче, музыканте, известно, что по приказу царя он организовал в Санкт-Петербурге первый придворный оркестр и стал его капельмейстером.

III колено


Егор Иванович женился и имел троих сыновей. Первого сына, который родился в Петербурге в 1710г., он назвал Абрамом (так как он был протестантом, то это имя писалось Абрам, а не по православному «Аврам»).

После Абрама родились Иван и Петр к которому в последствии, после смерти отца, по сговору между братьями без раздела перешло «недвижимое имение» - деревня отца.

От Петра пошла линия Миллеров-Донских, которую мой отец в нашей родословной не представил. (Оксана Миллер.)

Абрам Егорович Миллер изучал медицину и стал служить подлекарем при дворе Великой княжны Елизаветы Петровны. Могло казаться, что перед молодым немцем расстилается спокойный и беззаботный жизненный путь. Но, очевидно, он унаследовал характер отца, который не удовольствовался нормальной карьерой и спокойной жизнью на родине, а последовал за братом Георгом в неведомую даль – страну Русь.

Поэтому, когда в 1735г. началась война с Турцией, молодой лекарь записался добровольцем и пошел на войну, которая длилась до 1739 года. Как и все его потомки Миллеры, он выжил! Так как официальный лекарь Войска Донского, тоже иноземец, погиб тогда в бою, подлекарь Абрам был переведен на Дон и определен в июне 1740г. в Войско Донское, а вскоре назначен Медицинской канцелярией в лекари Войска Донского.



Неизвестный художник XIX века.
Портрет войскового атамана С.Д. Ефремова
(с оригинала А.П. Антропова)

Он поселился в станице Средней казачьей столицы Черкасска, принял православную веру и женился на близкой родственнице войскового атамана Степана Даниловича Ефремова. В июле 1748г. Медицинская канцелярия определила «обретающегося при Войске Донском лекаря Аврама Миллера для определения к другому делу выслать в Санкт-Петербург».

В 1748г. Аврам Егорович был назначен начальником медицинского управления Астраханского казачьего войска в Енотаевской крепости, которая была построена в 1742г. по велению императрицы Елизаветы Петровны. Он проживал там до своей кончины в 1757г. Сегодня на месте крепости находится больница, но еще видно вал и небольшие постройки, которые свидетельствуют о канувших в Лету веках.

IV колено


Иван Аврамович родился в Черкасске в 1745г., где семья Миллеров имела каменный дом. Его жену звали Анна, у супружеской пары родилось семь детей: шесть сыновей и дочь Феодосья. От сыновей Ивана Аврамовича род Миллеров разошелся на линии Миусскую и Донецкуюю.

Иван Аврамович, в чине премьер-майора Санкт-Петербургского 5-го пограничного батальона, покинул Черкасск и был несколько лет на военной службе в Санкт-Петербурге.
В 1772г. он вернулся на Дон, был принят в Войско Донское и зачислен казаком Средней станицы города Черкасска. Как и его отец Абрам Егорович, Иван Аврамович поддерживал дружественные отношения с семьей атамана Войска Донского Степана Даниловича Ефремова ( сына атамана Данилы Степановича ).

Атаман был женат в третий раз. Он влюбился в бедную молодую казачку Маланью Карповну, но был вынужден ухаживать за ней целый год и на радостях, что она наконец согласилась стать его женой, устроил пышную свадьбу с таким количеством разных блюд, что появилась поговорка «наготовить как на Маланьину свадьбу».

В 1772г. над самовольным атаманом, разразилась гроза. Он был арестован по обвинению в целом ряде преступлений, в частности, непослушании императрице Екатерине II, так как преследуя свои цели по укреплению власти на Дону, он игнорировал ее приказы и измене.. Атаман был отвезен в Санкт-Петербург и приговорен к смертной казне, а на огромное его состояние наложен «секвестр» (запрещение государственными органами власти на пользование какого то имущества). Маланья Карповна осталась одна с четырьмя детьми.

Иван Аврамович был очевидно другом атаманской семьи и поэтому стал замешан в историю с атаманом: после его ареста в доме Миллера был проведен обыск и была найдена шкатулка (киса) с документами. «Киса» была изъята и оказалось, что там были прошения от 25 станиц к атаману об избавлении от «регулярства» и о возвращении домой в Черкасск казаков, переселенных в Азов и Таганрог.

Миллер приложил все силы, что бы помочь арестованному атаману. Он добился разрешения, поехать с детьми в Санкт-Петербург для свидания с отцом. Заодно он захватил с собой бочку с золотыми дукатами, которую доверила ему Маланья Карповна «для препоручения генерал-аншефу Деденеву» .Подействовали ли на дело атамана Ефремова дукаты или что иное, но он был помилован, смертный приговор отменен и атаман был приговорен к пожизненному заключению в городе Пернове.

Как ни странно, но о дальнейшей его судьбе есть по меньшей мере три варианта: Официально он был сослан в Пернов, где и скончался через два года. Согласно второй версии, императрица разрешила ему вернуться в Таганрог, чего он не сделал, а переехал в Петербург и скончался там. А наша семейная легенда гласит, что ему удалось вернуться инкогнито в Таганрог, где он и прожил свои последние два года жизни.

Другу атамана Степана Ефремова казаку Ивану Аврамовичу поддержка атамана не прошла даром. Как описал мой отец Михаил Миллер, («Родословная Миллер, поместных дворян Войска Донского»), после того как Иван Миллер вернулся на Дон, ему стала мстить анти-ефремовская группа, которую возглавлял Наказной атаман Семен Сулин: Миллер спасся только благодря тому, что все старшины в то время горою стояли за атамана Ефремова и зная, в чем дело, за Ивана Миллера. В Донских Областных Ведомостях за 1865г. опубликован ряд документов, характеризующих эту борьбу. Атаман все время присылал на Станичный сход Средней станицы, к которой принадлежали Миллеры, запросы с требованиями и обвинениями Ивана Миллера в том, что он «не несет казачьей службы». Сход отвечал постановлениями своего полного состава с подписями старшин, в которых полностью оправдывал Миллера. В частности, два станичных сбора обсуждали это дело и пришли к следующему: поездка в петербург засчитывается Миллеру как поездка для войсковых надобностей, та редкая в истории Дона борьба между атаманом и Станичным сбором, как будто по пустому формальному поводу, показывает, что за этим поводом скрывались гораздо более глубокие, настоящие причины – борьба на Дону двух партий. Атаман Сулин скоро ушел и атаманом был выбран Алексей Иванович Иловайский.

В октябре 1773 года Ивану Аврамовичу очевидно понадобился «Аттестат». Оригинал этого документа, как и многих других, находится у моего двоюродного племянника Александра Михайловича Миллера, который проживает с семьей с США.



«1773-го года двадцать третьего октября мы ниже подписавшиеся свидетельствуем что объявитель сего находящийся в Войске Донском в казаках Иван Миллер подлинно родом немецкой нации грамоте российской читать и писать знает от роду имеет двадцать семь лет и отец ево Абрам Миллер из обер-офицерских детей был валантиром в турецких походах. Потом в службе Ея Императорского Величества находился в Енотаевский крепости лекарем и в 1757 году волею Божию умре. А он Иван Миллер после его в прошлом 1772 году и по собственному желанию и по указу Государственной военной коллегии определен в объявленное Войско Донское в казаки, где поныне состоит Санкт-Петербургского пограничного Пятого батальона».


Несколько подписей – неразборчивы.


В июле 1784г. Иван Аврамович , в чине поручика Средней станицы, находился с полком генерал-майора Ивана Андреевича Дячкина - «Ивана большого» - на Кавказской линии . Семьи Дячкиных и Миллеров были в дружеских отношениях, Иван Андреевич Дячкин был женат на Феодосье (Авдотье) Миллер, сестре Ивана Абрамовича. )

По императорскому указу от 14 февраля 1786г., есаулу Ивану Аврамовичу был пожалован участок земли в 377 десятин в верхнем течении реки Глубокой. Он переехал туда с семьей из Черкасска и построил дом из дубовых бревен, который стоит до сих пор, но находится, к моему глубокому сожалению, в плачевном состоянии. Иван Аврамович был энергичным и хорошим хозяином и его имение процветало. В 1803г. хутор Миллеров насчитывал 17 дворов и 65 душ мужского пола малороссийских крестьян, а к 1841г. - 84 мужских крестьян и 65 женщин, земельные же угодия достигали 6 031 десятин.

9 апреля 1789 г. Иван Миллер был назначен Войсковым старшиной.

В сентябре 1793 г. Иван Аврамович получил приказ, усмирить бунтующих казаков Каменской станицы, которые сопротивлялись властям, так как не хотели переселиться на Кубань. Очевидно Иван Миллер обладал достаточной силой воли и мужеством, что бы справиться с такой сложной задачей. Ему удалось уговорить бунтующих казаков, подчиниться властям и покинуть родные места.

В 1800 г. Иван Аврамович вышел на пенсию и поселился в слободе Миллерово-Терновая. Сохранилось его письмо сыну Федору: от 26 марта 1810г.

«Любезный сын наш Федор Иванович,
Письмо ваше я через посланного от меня обывателя моего исправно получил, усмотрел в оном, что вы фамильно находитесь в добром здравии, сердечно радуемся, желаем от Бога и навсегда бы было благополучным.
Пишите ко мне, что намерение ваше есть просить накас и накас о братьях о дворянстве грамоту, о чем уведомляю: от родителя моего, а вашего деда, я письменных документов не имею, а слышал словесно от дядей моих, что отец их, мой дед, родом из Пруссии и прислан от прусского короля к государю Петру Первому для обучения духовой музыки и находился при дворе капельмейстером. И с ним прислан ближайший сродник Иван Иванович Миллер, который находился при артиллерии главным. От дяди моего Ивана Егоровича о чине отца моего и обо мне имею свидетельство, которое к вам посылаю. Дурувня ж общая отца моего и всех дядей по согласию нашему отдана меньшему дяде моему Петру Егоровичу. О себе уведомляю, что мы по отпуску сего письма находимся благопоолучны.
Свидетельствуем и любезной сожительнице Марии Дмитриевне и милым деткам, а нашим внукам наше почтение.
Вам, любезному сыну нашему доброжелательные родители ваши Иван и Анна Миллеровы. При сем свидетельствую вам, братец Федор Иванович, с Марьею Дмитриевною и детками свое почтение. А.М. (очевидно Аврам Миллер). Сестра ваша Авдотья Ивановна свидетельствует вам общее с семейством вашим почтение и за присланные от вас поклоны благодарю.»




На горизонте, там где степь сливалась с небом, появилась серебряная мгла . Стало понемногу темнеть... Старшина Всевеликого войска донского Иван Аврамович Миллер, скакавший по степи перед длинным обозом, забеспокоился. «Досада какая» подумал он, сегодня уж никак не доедем...». До пожалованных ему императрицей земель у реки Глубокая было очевидно еще далеко. Тяжело нагруженные мебелью, сундуками, провиантом и разным скарбом телеги неимоверно скрипели и их колеса с трудом крутились по желтой траве – дороги не было.

«Что нас там вообще ожидает», размышлял Миллер. Горько было покидать Черкасск, где у семьи Миллер было два дома – дар императицы за личные заслуги застал его врасплох, не хотелось покидать насиженное гнездо в Черкасске, но после того, как он осмотрел дарованные ему земли и выбрал место для дома на самом берегу Глубокой, он решил переехать на дарованные земли: «и детям места больше будет!».

«Ваше Высокоблагородие», один из сопровождавших обоз казаков догнал его, «вон там, левее, за курганом, то не мгла, то дым!». «Останьтесь тут», крикнул Миллер – я посмотрю, что там такое!» и дал коню шпоры.

Проскакав несколько минут, он увидел кучку землянок, из одной поднимался дым. У землянок горел костер, вокруг которого сидели люди странного вида с заросшими волосами лицами и одетые в тряпья. «Вы кто будете!» крикнул Иван Аврамович. Люди бросились бежать прочь, только один старик проковылял к наезднику и упал перед ним на колени. «Мы, беглые из Малороссии, барин», сказал он кашляя. «Возьмит нас, мы тут боимся, што нас найдуть, изобьють шомполами и в Смибирь сошлють... А у нас господа такие были, шо мы все вместе сбежали! Помилуй нас!!! Мы тута зимой замерзнем...». Миллер спешился. «Гони сюда обоз», приказал он казаку, который последовал за ним и ждал приказаний.

Вокруг нежданного гостя стали понемногу собираться закутанные в тряпки люди. Подъехал и обоз. «Ставьте самовары!», приказал Миллер – и выдайте каждому по куску сахара. Заберу я вас, Бог с вами». Скоро запылал костер и вокруг него расположились путники и беглые крестьяне. Иван Аврамович поскакал вокруг, помылся в озере недалеко от лачуг. Когда он вернулся, Федор сказал отцу, что съедает уже вторую тарелку ухи с ржаными сухарями – ничего подобного он никогда не ел, хоть и жили возле Дона. Молодайка налила ухи и отцу. Денщик подал ему его походную круглую серебряную ложку. Уха была действительно хороша... Хозяева ели из громадных глиняных мисок, коллективно, черпая деревянными ложками. Потом денщик принес самовар и налили барам, и по велению хозяина, и всем чаю, - раздал по кусочку сахара... Довольство и благодарность светились в глазах селян, а дети, те были просто в восторге...

Федор, успевший уже от молодежи многое узнать, рассказал отцу, ято они, беглые из Полтавщины, здесь уже третий год. Под страхом потомки работают у Бобриковского помещика. Их кормят, привозят иногда хлеб, а чаже ржаные сухари, привозят им соль, муку. Рыбу они ловят сами, но на зиму ее не заготовляют – нет посуды. Зимой тоже, правда, ловят из-подо льда. Работают пастухами, отсюда версты три-четыре гурты – голов 600... Травы много. За лето откармливаются, к осени отбивают крупных и гонят в Таганрог. Управляющий с. Бобриково обещал их записать к себе, но пан Бобриков отказал, живут, де, не на их земле. Старики тут, один за другим, начали плакать, просить Миллера, взять их к себе. Иван Аврамович сказал, что «хозяином этой земли будет Федор, ему и решать», но обещал поговорить с Бобриковым.

(Дальнейшая судьба этих бедных людей неизвестна, но можно предположить, что Иван Миллер смог им помочь. С Бобриковыми у Миллеров сложились теплые отношения и Федор женился в 1794 г. на Марии, дочери полковника Дмитрия Бобрикова, помещика и соседа Миллеров.)

Приведенный выше эпизод – из записок краеведа села Миллерово в Куйбышевском районе. (Я только немного этот текст отредактировала. Оксана Михайловна Миллер.)

В 1816 году Иван Абрамович обратился к императору Александру Павловичу с просьбой, изменить его «духовное завещание», которое он написал в июле 1918 года, так как Матвей, один из трех сыновей, которым он все завещал, умер. Согласно составленному Иваном Абрамовичем завещанию, которое сохранилось, но которое трудно полностью разобрать, он не хотел раздроблять имение и поэтому все завещал только двум сыновьям: Абраму и Степану, указав в завещании, что намеревался завещать одну треть также и сыну Матвею.

После кончины Ивана Абрамовича (в самом начале 1820г.) в большой семье Миллеров начался серъезный раздор. Вдова его сына, полковника Федора Ивановича Миллера, Мария Дмитриевна, дочь полковника Дмитрия Кузьмича Бобрикова, обратились в сентябре 1822 года с жалобой на своего деверя, подполковника Василия Миллера, к самому Императору Александру Павловичу. В своей жалобе она объясняет, что ее деверь «получил уже семь крестьян и часть рогатого скота и овец по отцу, а я с детьми моими (у нее было четверо детей) напротив того, не знаю, почему доныне, довлеемой из воного имения части лишаюсь, и потому осмеливаюсь всеподданейше просить на все оное имение наложить запрещение, на чего и учинить Высочайший указ прошению». В конце документа указано, что «Прошение сие переписывал и сочинял со слов просительницы войска донского урядник Зиновий Катов. Вдова полковницкая жена Марья Миллерова; руку приложила.

Вдова другого брата, есаула Ивана Ивановича, Феодосия Степановна, которая проживала в миллеровском имении, составила 20.апреля 1828 года «Реестр забранному деверем моим есаулом Аврамом Миллером имению принадлежащему мне с покойным мужем моим есаулом Иванов Миллером.

В реестре самые разнообразные вещи – начиная с икон и кончая мотками пряжи. В реестре указана мебель, оружие, платья, подошвы (10 пар), 3 банки помады, кофе, чай, тележка с колесами, даже серьги, подушки и (собственная) шаль, а также «из сундуков 1000 ассигнациями денег собственных и духовное завещание свекра моего.)

Заканчивается реестр указанием: «Самовольно, без всякого стороннего посредства из кладовой и всех сундуков из коих тогда что нравиль ему из дома, вещи и мебель, скот и все что имелось по хозяйству и сверх того приказал не только поселочным, но даже и дворовым крестьянам не слушаться меня, чему они по угрозам его и подобострастию последовали и имуществом завладел самоуправно, а из овец 84 штук продал, 30 штук рогатого скота в Каменской станице.

В 1826 г. писалось на речке Глубокой в поселке Миллеровом».

(Местные краеведы мне сказали, что в ростовских архивах находятся еще документы, касающиеся этих дел. К сожалению у меня не было времени заняться архивами во время моих визитов в Ростов. Ксения Михайловна Миллер).


С добрыми пожеланиями,
Оксана Миллер.

Продолжение темы "РОД ДОНСКИХ КАЗАКОВ МИЛЛЕРОВ" следует.


Разделы / Из казачьего зарубежья.

 Казачий круг - Комментарии к статьям




Казачий круг - форум
Обсудить статью на форуме

Сайты партнеров





Версия для печати
Яндекс цитирования

2008-2015 © Казачий Круг. Все права защищены.Разработка и поддержка Казачий Круг
Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов. При использовании материалов сайта-ссылка обязательна.
ОпросыГостеваяНаш дневникПоискКарта сайтаДоска объявленийFAQ - Вопрос-ответ



Работает на: Amiro CMS