Казачий круг-История, традиции и культура казачьего народа.

Казачий круг-Независимый казачий информационный сайт. Основан в 2008 году. История, традиции и культура казачьего народа.

Казачий круг - Новости

Казачий круг - Статьи

Казачий круг - Осторожно ряженые

Казачий круг - Георгиевские кавалеры

Казачий круг - Майдан

Казачий круг - Фотоальбомы- Галерея

 




























Сайты партнеров

Казачья гамазея
 Дикое поле
Шермиции



Вольная станица

 

 



 

 


 










 

История, традиции и культура казачьего народа.

 

Вы пользуетесь Яндекс? Мы стали ближе, добавьте виджет "Казачий круг", и будьте в курсе самых последних новостей.
 

Казачий круг. История, традиции и культура казачьего народа.

История, традиции и культура казачьего народа.

добавить на Яндекс




Из казачьего зарубежья.

В Новочеркасске 50 лет тому назад.

19.10.10 Автор: Полковник М. Бугураев  Источник: Орган общеказачьей мысли журнал «Родимый край». 

В НОВОЧЕРКАССКЕ 50 ЛЕТ ТОМУ НАЗАД

Был год 17-ый. Век 20-ый. А день 27-то февраля, когда в России неожиданно началась «безкровная» революция.

С тех пор прошло уже пол века. Срок большой. И многие свидетели событий этой революции ушли в тот мир, откуда нет возврата. Но те, кто еще живы, должны, обязаны дополнить то, что другими уже написано. Необходимо им всю правду рассказать русскому народу. А в будущем... историк-летописец разберется в этих сведениях и запишет все в летопись России. И расскажет он, что делали в то время, как жили всех Войск Казачьих казаки.

В Донской Летописи (том 2) есть много сведений на эту тему. Для нас, казаков, она особенно интересна, так как многие не знают, как протекало начало революции в Новочер­касске и на фронте у казаков.

«В ночь на 1-ое марта 1917 года (ст. ст.) Войсковой Наказной Атаман генерал граф Граббе получил из Петрограда телеграмму о совершившемся там перевороте», и вызвал в Атаманский дворец только своих ближайших помощников (начальника Штаба Войска, коменданта города, начальника гарнизона и др.). У всех присутствующих явилось сомнение в правдивости полученных сведений — так это было неожиданно — и ими было решено: «до получения точных дополнительных данных из Петрограда о происходящих там событиях, телеграмму не опубликовывать».

Утром 2-го марта железнодорожники в Новочеркасске получили телеграмму от Бубликова (министра почты и телеграфа) с особыми для них приказаниями по случаю перево­рота. Содержание обеих телеграмм стало известно в городе. Начались волнения, митинги, главным образом на северной его окраине, на Хутунке, где жили премущественно рабочие и беднота. Там же в бараках находились и солдаты двух запасных полков (272-го и 273-го) — 16 000 штыков.

Артиллерийский дивизион (запасный, казачий), Новочеркасская местная команда, 38-ая, 18-ая донские конные запасные сотни к происшедшим событиям отнеслись довольно спокойно.

«Утром городская дума имела заседание... Чувствовалась общая растерянность и вместе с ростом революционного движения с каждым часом все больше и больше обнаруживалось бессилие власти». После заседания Дума отправила делегацию к Наказному Атаману. Он ее принял. Прочитал телеграмму Временного Правительства и выразил надежду, что «представители города помогут ему в эти дни сохранить в городе спокойствие и порядок».

Вечером было частное совещание гласных Городской Думы, на котором было решено обратиться к населению с сообщением о происшедших событиях и с воззванием о соблюдении в городе спокойствия и порядка.

«В 11 часов ночи, по инициативе Военно-Промышленного Комитета, совместно с представителями Городской Думы и различными организациями города, состоялось собрание. Решили взять власть в свои руки» (Подчеркнуто здесь и дальше мною. М. Б.). Военно-Промышленные Комитеты были образованы во время 1-ой Мировой войны, когда обнаружился катастрофический недостаток снарядов, вооружения, снаряжения и прочего для армии; тогда же была произведена мобилизация всей частной промышленности. В дальнейшем этот Комитет пополнялся выборными от организаций, которые не входили в него, и вскоре число членов Комитета дошло до 180 человек.

Был образован Областной Донской Исполнительный Комитет из 37 человек с председателем присяжным поверенным А.И. Петровским.

Около часа ночи на собрание явилась группа казачьих и пехотных офицеров во главе с есаулом Голубовьгм и поручиком Арнаутовым (большевиком), заявившими, что «среди офицеров Новочеркасского гарнизона происходят волнения и офицеры стремятся присоединиться к революционному движению».

Исполнительный Комитет принял решение послать к Наказному Атаману делегацию с требованием «созыва общегарнизонного собрания офицеров и передачи почты и телеграфа под контроль Исполнительного Комитета».

3-го марта, в 3 часа ночи, Наказной Атаман принял эту делегацию. Выслушал и заявил делегатам: 1. образование Исполнительного Комитета и установление им контроля над государственными учреждениями он считает незаконными, 2. — никаких дополнительных указаний или распоряжений из Петрограда он еще не получил, 3. — вмешательство Исполнительного Комитета в действия Донского Атамана считает недопустимым, 4. — на гарнизонное собрание офицеров он согласен, «при условии его аполитичности».

Ответ графа Граббе Исполнительному Комитету не понравился. Можно и надо считать, что с этого момента в Донской Области «началась борьба за властъ».

3-го же марта Исполнительный Комитет выбрал президиум из 10 чел., выделил различные комиссии и т. д.

В этот же день в Новочеркасске образовался Совет рабочих депутатов. Вечером состоялось гарнизонное собрание офицеров. Генерал Абрамов (начальник Войскового Штаба) объяснил ход происходящих событий и выразил уверенность, что офицеры сохранят полное спокойствие. Согласно распоряжению Наказного Атамана, никаких политических выступлений на собрании он допустить не может. «Раздались протестующие голоса. Больше всего волновались Голубов и Арнаутов». Затем... наступила тишина и генерал Абрамов объявил собрание закрытым. Большинство офицеров ушло. В вестибюле Абрамов встретил пришедших войсковых старшин Е.А. Волошинова и А.И. Петровского. Разрешил им поговорить с оставшимися офицерами «об общем политическом положении», причем Волошинов обещал ему не допускать никаких политических дебатов и не выносить политических резолюций. Но политические речи были произнесены и Волошиновым и др. офицерами.

Оставшимися на собрании офицерами было решено «послать в Донской Исполнительный Комитет депутацию с заявлением о своем присоединении к революции». После этого Исполнительный Комитет вынес, как казалось сначала, необдуманное постановление: «представителей Армии принимать в состав Исполнительного Комитета в неограниченном количестве. Вскоре число членов Военного Отдела Исполнительного Комитета значительно превысило число остальных членов Комитета. При рассмотрении различных вопросов и принятии окончательных решений, почти всегда преобладало мнение солдат-большевиков Военного Отдела, что, конечно, было ненормально.

Военный Отдел получил от Исполнительного Комитета право контроля и направления деятельности всех военных учреждений и воинских частей в Донской Области.

5-го марта президиум Исполнительного Комитета дополнили Комиссаром Временного Правительства М.С. Воронковым, председателем Совета Рабочих Депутатов и председателем Военното Отдела.

Испнительный Крмитет разослал всем окружным и станичным атаманам циркулярное распоряжение, что он «считает себя единственной законной революционной властью в Области, требует от всех ее учреждений подчинения и исполнения приказов и распоряжений Исполнительного Комитета» и «начинает переустройство краевой жизни Войска Донского».

В Петроград Исполнительный Комитетт решил послать доктора В.В. Брыкина и К.П. Каклюгина, чтобы разобраться в происходящих там событиях, сообщить о них на Дон и приветствовать Временное Правительство и казаков 1-го и 4-го донских казачьих полков, находившихся в то время в Петрограде.

7-го марта, по настоянию Военного Отдела, за сокрытие телеграммы и явно двусмысленное отношение к совершившемуся перевороту, Исполнительный Комитет постановил: «немедленно отрешить графа Граббе от занимаемой им должности Наказного Атамана Войска Донского и назначить Временным Атаманом войскового старшину Е.А. Волошинова»... и арестовать графа Граббе. «Около 12-ти часов ночи (с 7-го на 8-ое) Петровский, Волошинов, Голубов и два члена Военного Отдела (казак и солдат) в сопровождении 38-ой донской запасной сотни двинулись ко дворцу для ареста Атамана. «Граф Граббе с полным спокойствием встретил новую власть» и согласился на передачу Атаманской должности. Тотчас были подписаны два приказа: один об уходе графа Граббе, другой — о вступлении в должность Атамана Войска войскового старшину Е.А. Волошинова.

Так закончили на Дону свою службу Наказные Войсковые Атаманы.

9-го марта граф Граббе Петровским и Голубовым, под конвоем казака и солдата, членов Комитета, был отвезен в Ростов в распоряжение Великого князя Николая Николаевича, ехавшего на Кавказский фронт.

14-го марта военный министр Временного Правительства, прапорщик запаса А.И. Гучков, присланной телеграммой временно разрешил Исполнительному Комитету ведать гражданским управлением Области и назначить заместителя Атамана. Исполнительный Комитет с этого момента начал «очищать все учреждения Донского Войска от «контрреволюции», — удобный предлог для удаления всех лиц, почему либо неугодных членам Исполнительного Комитетата. Один за другим увольнялись или уходили по своему желанию окружные и станичные атаманы «старого режима».

В городе с начала революции безпрерывно собирались митинги. Бурлил и волновался солдатский Хутунок. С ломкой всего административного аппарата, управлявшего Областью, в Новочеркасске наступили дни административной неразберихи и завала дел в учреждениях. Во всей Области постепенно начало усиливаться влияние иногородних, живших на Дону, и пришлого вновь элемента. «Под влиянием «демагогии» Арнаутова и Голубова солдатская масса становилась с каждым часом все разнузданнее. Усилилось пьянство, происходили скандалы, население города начало жаловаться на грабежи. Изредка, а потом чаще и чаще, по адресу казаков слышались фразы: «Поцарствовали и буде... теперь наш черед настал... Мы эти казацкие привольности да угодья во как зажмем… Хмурились казаки... Вызывающе на казаков поглядывали солдаты...».

Голубов разлагал не только солдатскую массу, но и казаков запасного артиллерийского дивизиона. Всех казаков разделили на «трудовых» и «не трудовых». «Трудовых» натравливали на офицеров и интеллигенцию. В Военном Отделе и среди солдат города началась усиленная пропаганда ликвидации Войскового Штаба и даже его ареста.

И первое серьезное сопротивление казаков Военный Отдел встретил именно в Войсковом Штабе. Его чинов «ввиду контр-революционности» хотели и решили подчинить комиссарам. Голубов и назначенный комиссар солдат Рябцов явились в Штаб на «большом взводе», попросту сказать пьяными. Но новому начальству было немедленно предложено удалиться из Штаба, а Военный Отдел был предупрежден, что при следующем появлении комиссара и с ним других лиц — «они уже из Войскового Штаба в двери не выйдут».

«Цель всех политических дельцов была в в первую очередь ликвидировать Новочеркасск, как культурно-духовный центр Войска, а затем, обезличив казаков во всех отраслях краевой жизни, сделаться господами положения в Области».

Наконец казакам стало ясно, что Временный Войсковой Атаман никакой власти не имеет и является только послушным исполнителем решений Исполнительного Комитетата, а последний находится всецело под влиянием Военного Отдела, в котором Голубов и Арнаутов приобретали все больше и больше влияния. Всякое сопротивление решениям Военного Отдела рассматривалось ими как «контр-революционное выступление»... Постепенно у казаков появилось недовольство Донским Областным Исполнительным Комитетом.

В станицах к перевороту отнеслись спокойно, но очень внимательно следили за происходящими событиями в Новочеркасске и... выжидали, что будет дальше. Были созданы окружные и станичные комитеты, проводившие в жизнь «завоевания революции», в большинстве случаев, по своему, вопреки указаниям и распоряжениям Областного Исполнительного Комитета. К лицам новой областной власти, неизвестным им раньше, казаки старики относились с большим недоверием. Эта «власть» у них ни авторитетом, ни популярностью не пользовалась. Отношения между иногородними и казаками нисколько не улучшилось. Земельные комитеты накладывали свои руки не только на инвентарь и земли помещиков-казаков, но кое-где предъявляли притязания и на казачьи юртовые земли. В «Известиях Донского Исполнительно Комитетта» проводилась мысль покончить с «казачьей гегемонией». «На войсковых землях, в маныческих и сальских степях, на отведенных участках Войскового Провальского конского завода, в гирлах Дона и по Дону «армейские комитеты» стали выявлять свои волю, осуждать, отчуждатъ... Казакам низовых станиц объявили форменную войну. До революции в гирлах Дона на должности была два офицера — один начальник (штабной офицер) в станице Елизаветинской и другой (об. офицер), его помощник, на хуторе Рогожкине, здесь же находилась и полусотня пеших казаков для охраны рыбных ловлей. Были два парохода: «Казак», винтовой, глубоко сидящий в воде, со стоянкой в Елизаветинской, и плоскодонный, колесный, «Казачка», со стоянкой на хуторе Рогожкине. Донской Исполнительный Комитет уволил офицеров и на их место назначил штатских, неопытных, не имевших никакого понятия, как надо вести охрану рыбных богатств Дона. Новое начальство сразу сняло постоянные рыболовные посты в рукавах Дона, что сразу увеличило контрабандную ловлю рыбы. Началось хищничество, безрассуд­ное истребление рыбы.

Все эти непорядки в Области и недовольство Донским Исполнительным Комитетом навело казаков на мысль, что надо принять какие-то меры для защиты своих казачьих интересов. При создавшейся обстановке группа членов Войскового Штаба, к которой примкнули отдельные видные лица в городе, решила, в противовес Исполнительному Комитету, его Военному Отделу и Хотунку, организовать казачье объединение в виде Казачьего Союза. Комитету и его Военному Отделу это очень не понравилось, но воспрепятствовать этому они не смогли. 14-го марта в Новочеркасском станичном правлении собралась инициативная группа: выборные от Войскового Штаба, мужской гимназии, Военного Училища, Реального училища, всех казачьих учреждений и частей гарнизона. Было решено поддержать Временного Атамана войскового старшину Е.А. Волошинова.

17-го апреля в Новочеркасске собрался большой Донской Казачий Съезд от всех станиц Области. Сначала он встретил Волошинова не совсем доверчиво и дружелюбно, но, ознакомившись с его взглядами и отношением к казачьим вопросам, переменил мнение.

Казачий Съезд постановил: — 1. восстановить древние казачьи вольности, отобранные царем Петром І-ым, 2. — избрать полноценный Исполнительный Комитет и совместно с ним вручить Е.А. Волошинову Атаманскую власть, 3. — обязать его подготовить необходимый материал для Войскового Круга, который должен собраться в мае.

26-го мая открылась первая сессия Большого Донского Войскового Круга, 18-го июня им был избран на пост Донского Атамана природный донской казак, герой Луцкого прорыва, Генерального Штаба генерал от кавалерии А.М. Каледин.

США. Полковник М. Бугураев

(Орган общеказачьей мысли журнал «Родимый край» № 72. Сентябрь-октябрь 1967 года. Издатель: Донское Войсковое Объединение. 230, Av. de la Division-Leclerc, 95-Montmorency, France. Страницы 1-4).




Разделы / Из казачьего зарубежья.

 Казачий круг - Комментарии к статьям




Казачий круг - форум
Обсудить статью на форуме

Сайты партнеров





Версия для печати
Яндекс цитирования

2008-2015 © Казачий Круг. Все права защищены.Разработка и поддержка Казачий Круг
Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов. При использовании материалов сайта-ссылка обязательна.
ОпросыГостеваяНаш дневникПоискКарта сайтаДоска объявленийFAQ - Вопрос-ответ



Работает на: Amiro CMS