Казачий круг-История, традиции и культура казачьего народа.

Казачий круг-Независимый казачий информационный сайт. Основан в 2008 году. История, традиции и культура казачьего народа.

Казачий круг - Новости

Казачий круг - Статьи

Казачий круг - Осторожно ряженые

Казачий круг - Георгиевские кавалеры

Казачий круг - Майдан

Казачий круг - Фотоальбомы- Галерея

 




























Сайты партнеров

Казачья гамазея
 Дикое поле
Шермиции



Вольная станица

 

 



 

 


 










 

История, традиции и культура казачьего народа.

 

Вы пользуетесь Яндекс? Мы стали ближе, добавьте виджет "Казачий круг", и будьте в курсе самых последних новостей.
 

Казачий круг. История, традиции и культура казачьего народа.

История, традиции и культура казачьего народа.

добавить на Яндекс




Казачьи сказки и былички.

Донские сказы.

13.05.11 Источник: Борис Лащилин «Подъём» 

Что на свете всех милее.

Как-то раз в привольной степи, на перекрестке двух дорог, встретились важный турецкий паша, вельможный польский пан и простой донской казак. Встретились и между собой повели речи. Долго обо всем беседовали. Наконец, вельможный пан говорит:
- А ну-ка, получше подумайте да потом скажите, что на свете всего милее?
Усмехнулся турецкий паша. По толстому брюху рукой гладит.
- Чего же тут думать. На свете всего милее жирный плов из риса с бараниной. Ешь его и пальцы оближешь.
Засмеялся вельможный пан.
- А по-моему, нет ничего милее на свете, чем дорогое вино. Ковш выпьешь, и по всему телу побежит огонь, радостно станет на сердце.
Заспорили турецкий паша и вельможный пан, что лучше: плов или вино. Донской казак слушал их слушал, а потом и говорит:
- Вижу я, что один из вас обжора, а другой пьяница. Всего милее на свете родная земля с ее широкими степями, дремучими лесами, высокими горами и быстрыми реками. На чужой стороне мне и жирный плов не пойдет в горло, вино покажется горьким. А на родной земле корку хлеба съем - и сыт буду, воды выпью - и другого ничего мне не надобно.
Больше с ними не стал казак терять даром слов, коня плетью тронул и дальше поехал своею дорогой.

Цена хлеба и золотой кареты.

Жил в Москве богатый боярин, жил и не тужил. Вдруг пришел указ от царя Петра Первого - ехать ему под турецкую крепость Азов, служить государеву службу. Собрался боярин в дорогу, велел заложить шестериком свою золотую карету. В пути остановился он в одном селе, а там как раз был сам царь. Он тоже ехал под турецкую крепость Азов. Увидал Петр Первый золотую боярскую карету и остановился. Вокруг него собрались знатные дворяне.
- Ну, как вы думаете, - спросил их царь, - что она стоит? Какова ей цена?
Стоят дворяне, друг на друга поглядывают и никак не могут определить цену золотой кареты. Царь от них так и не дождался ответа. Позвал тогда к себе мужичков, что тут неподалеку стояли, и говорит им:
- Вот дворяне никак не могут определить, что стоит эта карета. Не знаете ли вы ей цену?
Мужики подошли поближе.
- Знаем, - говорят они.
- Так скажите.
Один из них вышел наперед, посмотрел на царя и на дворян и так начал свою речь:
- В доброе и хорошее житье этой карете и цены нет, а в трудное время она не стоит и черствой краюшки хлеба.
Дворяне начали тут над мужиком смеяться, а царь им говорит:
- Он сказал истинную правду, золотые кареты требуются только боярам да дворянам для праздных потех и глупых затей, а хлеб и государству и народу нужен в любое время. Он всему голова, запомните это и никогда не забывайте.

Платов и английский король.

Донские казаки во время Отечественной войны 1812 года гнали французов до самой русской границы, а потом пошли дальше. Атаманом в то время у них был Платов. Много про его удаль и храбрость слышал английский король. Решил повидать героя и послал за ним корабль.
Вскоре Платов приехал в английскую столицу. Король обрадовался дорогому гостю, не знает, где посадить, чем угостить. Посадил он Платова на золоченый стульчик, угощает редкими кушаньями, винами.
Говорит король донскому атаману:
- Знаю, что ты бесстрашный и удалой человек, мне нужны такие люди. Хватит, послужил русскому царю, а теперь ко мне поступай. Я тебе платить буду жалованье без задержек и столько, сколько сам спросишь.
У Платова лицо потемнело.
- Послушай, английский король, если бы я такие слова услышал от кого-нибудь другого, то отрубил бы тут же ему голову, но так как ты вместе с нами бил французов, то скажу, что служу я не русскому царю, а матушке-России. Службы моей нельзя купить ни за какие деньги.
Сказал он это так, что король понял - Платову об этом напоминать больше не следует.
- Тогда, - говорит король, - за свою верность и храбрость проси у меня что хочешь, всем одарю.
А Платов усы покручивает.
- Ничего мне от тебя не надобно.
Предлагал английский король ему золото, серебро, жемчуг и драгоценные камни. Платов ничего не берет. Король не знает, чем одарить его, потом глянул на стену, а на ней сабля. Ручка из чистого золота, ножны жемчугом и драгоценными камнями украшены. Поднялся король из-за стола, саблю со стены снял и говорит:
- Прими от меня хотя бы этот маленький подарок!
- Нет, мне не нужна твоя редкостная сабля, да она и не стоит моей простой шашки.
- Почему это? - удивился король.
- Сталь у нее будет не очень-то крепкая.
- Не может этого быть, - возражает король, - ее мне делали лучшие первоклассные английские мастера.
- Ну, так что же, - стоит на своем Платов.
Заспорили, а потом Платов говорит:
- Зови своего офицера, мы испытаем с ним, чья сталь крепче.
Король позвал офицера. Платов вынул из ножен шашку. - Ну, руби! - говорит.
Офицер размахнулся изо всех сил саблей, ударил.
Посмотрели, на шашке никакого нет следа, даже самой малой зазубрины.
- Еще, - говорит Платов.
Офицер ударил во второй раз, и тоже ничего. В третий, а шашке хоть бы что. Платов стоит, посмеивается.
- Ну, теперь ты держи!
Размахнулся и с одного удара пересек пополам редкостную саблю и говорит королю:
- Теперь сам видишь, чья сталь крепче.
Удивляется король.
- Где же это была изготовлена такая сталь, что за мастера ее делали, если не секрет, то скажи?
Платов рукой махнул.
- Какой там секрет. Сталь эта с Урала, а делали ее простые русские люди, мастера-умельцы.
Тут вскоре собрался Платов и к себе на тихий Дон из гостей домой уехал.

Из книги «Донские сказы и сказки».

Чебрец.

Случилось это в старые времена, в старые и давние. Одному казаку, Ивану Бесстрашному, пришлось мимо татарской заставы ехать. Ехал он мимо нее без всякой опаски, потому что в это время татары с казаками мирно жили. Увидели татары казака, из своей палатки повыскочили, руками машут, к себе его в гости кличут. Приостановил своего коня казак, слез с него и к татарам подошел. Забыл Иван Бесстрашный, что против старых врагов всегда нужно опаску да осторожность иметь. Вошел он в палатку, сел и начал вместе с ними вино пить. Татары ему в ковш вина подливают - и вина не простого, а с наговорным зельем. С таким наговорным зельем, что кто с ним вина отведает, тот своих верных друзей-товарищей и родных отца с матерью навеки забудет. Захмелел казак, спать повалился. Наутро поднялся, в татарскую одежду нарядился и сам татарином стал. Служит он татарскому царю прилежно. Выслужился он у него и стал большим начальником.
Узнали об этом казаки, собрались они все и решили послать к Ивану Бесстрашному гонцов. Приехали к нему гонцы и говорят:
- Не стыдно ли не дурно ли тебе, Ивано, старых друзей-товарищей забывать?
А Иван Бесстрашный им в ответ:
- Вот у меня теперь друзья-товарищи! - и сам на татар указывает.
И чего ему гонцы ни говорили, - он их и слушать не хочет. Так ни с чем они к своим и воротились. Собрались опять казаки и наказывают гонцам, чтобы сказали они Ивану Бесстрашному, что кличут его на тихий Дон родные отец с матерью.
Во второй раз приехали гонцы к Ивану Бесстрашному и говорят:
- Кланялись тебе родимый батюшка и родимая матушка, кличут тебя к себе на тихий Дон - домой.
А Иван Бесстрашный им в ответ:
- Вот тут у меня и дом, а вот эти люди, - сам на татар указывает, - для меня отца с матерью милее.
Больше не дал он гонцам и слова вымолвить, от себя сразу вон выпроводил. Так ни с чем гонцы опять домой и воротились.
Собрались тут все казаки до единого и в третий раз гонцов к Ивану Бесстрашному посылают. Случилось тут и одному старому казаку быть. Сорвал он чебреца, травки степной - душистой и пахучей. Подошел к гонцам и говорит:
- Приедете к Ивану Бесстрашному - ничего ему не говорите, ни о чем не просите, а только вот эту степную травку перед ним на стол положите.
Так и сделали гонцы, как приехали они к Ивану Бесстрашному. Слова ему не сказали, а перед ним пучок сухого чебреца на стол положили. Запах его сразу учуял Иван Бесстрашный - и тут же он гонцов спрашивает:
- А чем это пахнет?
Они ему в ответ:
- Травой чебрецом, какую тебе родина и тихий Дон-батюшка в подарочек прислали.
Спали тут с Ивана Бесстрашного татарские чары. Схватил он свою острую шашку, побил стражу, что к нему татарский царь для почета приставил. Побил и ускакал с гонцами на тихий Дон. Не один раз после этого Иван Бесстрашный вместе с другими казаками крепко бил татар и всегда говорил своим верным друзьям-товарищам:
- Не верьте никогда врагам. Не ешьте их хлеба и соли, не пейте вина - от этого вам добра не будет, а только одно худо. Всегда помните о верных друзьях-товарищах, о родных отце с матерью, помните и никогда не забывайте о родите, что вас вспоила и вскормила. Спасибо вам, друзья-товарищи, что вы меня навеки от хитрых вражеских чар избавили.

Дар Ермака.

У Ермака Тимофеевича было два брата. Сам он третий - меньшой. Старшие братья лес рубили, вязали его в плоты и тем они себе насущный хлеб зарабатывали. Был Ермак еще парнишечкой, жалели его братья и тяжелой работой не утруждали. Но Ермак не сидел сложа руки, помогал он братьям, варил им кашу - был у них за кошевара. Так шли день за днем и год за годом. Вырос Ермак Тимофеевич, возмужал. Вошел он в силу и говорит братьям:
- Не по мне это дело: лес рубить и вязать его в плоты.
А братья ему в ответ:
- Мы тебя к нему и не неволим. Хочешь - иди и ищи себе такое дело, какое тебе и по душе, и по сердцу придется.
Пошел Ермак по русской земле гулять. Пошел он искать себе такое дело, какое бы ему и по душе, и по сердцу пришлось. Повстречался он в пути с Иваном Кольцо - и стали они друг другу верными товарищами. Идут они и видят, что много зла и неправды повсюду господа да бояре творят. Много народа в острогах и в темницах томится. Напали они на один острог, освободили из него всех узничков и невольничков - и пошли они с ними на матушку-Волгу. Справили себе легкие лодочки и стали на боярские да на купеческие корабли нападать. Все, что Ермак Тимофеевич у бояр да купцов возьмет, то все он бедным людям и раздает. И шли к нему все подневольные и господами да боярами обиженные. Собралась у него большая дружина. Целое лето гулял Ермак Тимофеевич по матушке-Волге, а когда подошла осень, задумался он крепко. Спрашивают его товарищи:
- О чем задумался, наш славный атаман, о чем ты так закручинился?
- Как же мне не думать, как же мне не кручиниться, - отвечает им Ермак, - где будем, братцы, мы зиму зимовать? На реку Яик идти - переход велик, в Киев-город итти - нам с вами не с руки.
Собрал Ермак Тимофеевич всю дружину, и порешили они к Строгановым-купцам пристать. Русские города да села от лихих татар стеречь. Перезимовали, и говорит Ермак Тимофеевич Строгановым-купцам:
- Это не дело: сидеть и ждать, пока на нас татары нападут. Лучше я сам на них со своею дружиною пойду.
Дали ему Строгановы-купцы оружие огнестрельное. И пошел он со своею дружиною на татар. Одолел он их: все сибирские земли от них очистил. Очистил Ермак сибирские земли от татар и шлет своего друга и помощника Ивана Кольцо к царю Ивану Грозному.
Приехал Иван Кольцо в Москву, пошел к царю Ивану Грозному, а тот его к себе не допускает и через своих слуг так говорит:
- Я с тобою, Иван Кольцо, говорить не буду - пусть ко мне сам Ермак Тимофеевич едет.
Ни с чем вернулся к Ермаку Тимофеевичу Иван Кольцо. Поехал в Москву сам Ермак Тимофеевич. Допустили его в царские покои к самому царю Ивану Грозному. Вошел он к нему и говорит:
- Вот я к тебе приехал - подарок привез, но не тебе одному, а всему русскому народу. Подарок мой - сибирские земли. Прими их, и пусть ими русский народ вечно владеет.
Принял царь Иван Грозный сибирские земли и говорит Ермаку:
- Проси у меня себе все, чего хочешь...
А тот ему отвечает:
- Ничего мне не надобно - ни золота, ни серебра, себе я богатства не ищу. Пусть русский народ сибирскими землями владеет да меня, казака Ермака Тимофеевича, всегда добрым словом поминает.

Суворов и бывалый казак.

Как-то раз поздно ночью Суворов свои посты осматривал и часовых проверял. Идет он по лагерю, а навстречу ему немецкий генерал. Поздоровался он и спрашивает у Суворова:
- Что вы, русский генерал, в такой поздний час по лагерю гуляете?
Посмотрел на него Суворов и улыбнулся.
- Для русского человека никакой час поздним не бывает. Ему само дело время указывает. А скажи лучше - вот ты чего здесь прогуливаешься?
Немецкий генерал приосанился и приободрился:
- Не снится мне: жарко и блохи кусаются. Вот и решил я по свежему воздуху походить, самую что ни на есть малость прохладиться.
Поглядел на него Суворов и головой покачал:
- Иль ты, барин какой! Ты вот ни жары и ни холода не бойся, для победы ни себя и ни своих сил не жалей.
Посмотрел немецкий генерал, посмотрел на Суворова да и говорит ему:
- Я люблю больше отдыхать да на мягкой перине валяться. Это куда лучше, чем через силу работать; для трудов у меня солдаты есть.
А Суворов за словом в карман не лезет:
- Каков генерал, таковы у него и солдаты.
Заспорил немецкий генерал, своих солдат он расхваливает. Слушал его Суворов, слушал да и говорит ему:
- Давай это лучше на деле проверим.
Подошли они к первой палатке. Возле нее костер горит и при его огне казак своему коню сбрую ладит. Спрашивает его Суворов:
- Ты чего, казачок, делаешь?
- Да вот заранее, пока я на досуге, коню сбрую лижу, а то в походе не до нее будет. Сами ведь знаете, что у казака всякая вещь всегда в приборе должна быть.
- Так-так, казачок, верно!..
Немецкий генерал молчит - ни слова, а Суворов опять у казака спрашивает:
- Ну, а теперь, казачок, скажи: какое ты для себя дело самым главным считаешь?
Казак глазом не моргнул:
- Первое у меня дело - коня накормить, водой его напоить, ружье почистить да шашку наточить. И главнее лишь только одно: всегда быть к бою готовым да врагов своей матери-родины нещадно быть!..
Не вытерпел тут немецкий генерал:
- Как же, как же, а наварить себе пищи, лицо и руки помыть и всю ночь пробыть в постели - без этого мои солдаты не могут.
Засмеялся казак:
- Да это самые последние у меня дела. Коли нужно, так на сухом фураже целый год прожить могу. Лицо и руки росой вымою. А постели мне за собою не возить. Землю постелю, небом оденусь, а седло у меня в головах.
- Молодец, казак, - похлопал его по плечу Суворов. А потом к немецкому генералу повернулся и сказал ему:
- Твоим немецким солдатам далеко до наших русских воинов. Нет у них ни выносливости, ни смекалки, пусть сколько они ни стараются и чего ни делают - им никогда с русскими богатырями не сравняться.
Сказал это Суворов, повернулся и пошел к себе в палатку спать. А спал он всегда крепким богатырским сном, и никогда его ни жара, ни блохи не тревожили.

К кому за советом обращаться.

Случилось это во время войны с турками. Русские войска в горах дошли до ущелья. Глубокое это ущелье: настоящая пропасть, и обойти его никак нельзя было. Остановились русские войска, стоят и вперед не двигаются. Сидят за этим ущельем турки, на русских поглядывают и думают:
- Все равно им его не перейти.
И так они в этом уверились, что и часовых перестали выставлять. Две недели русские войска возле этого ущелья стояли. Несколько раз за это время генералы собирались. Совет держали, но никто из них ничего придумать не мог. Случилось тут приехать Суворову. Все генералы к нему.
- Скажи нам, как русским войскам через ущелье перейти?
Задумался Суворов, подумал, а потом и говорит:
- Сам я этого не знаю, но вы немного обождите, я вот сейчас выйду, позову русского солдата. Вы у наго спросите, как это сделать, и он нам на это самый верный и точный ответ даст.
И Суворов тут же, недолго думая, вышел на крыльцо. Глянул вдоль улицы, увидел простого казака и к себе его позвал. С ним он к генералам прошел, а те его и спрашивают:
- Не знаешь ли ты, казак, как через ущелье перейти?
- Знаю!
Тут его все обступили.
- А если знаешь, так говори!..
А казак им в ответ:
- Да вы не очень-то беспокойтесь, - я сам все сделаю, дайте мне только веревку подлиннее.
Дали казаку веревку. Он ее взял, к одному концу привязал камень и пошел к ущелью. Подошел к нему, привязал камень и пошел к ущелью. Подошел к нему, на другой стороне его заметил дерево, стал напротив него и бросил камень вместе с веревкою. Упал камень, веревка вокруг дерева крепко-накрепко замоталась. Натянул он ее, как струну, себя другою на всякий случай перевязал, закрепил и через ущелье перебрался. Устроил он канатный мост, и по этому мосту все русское войско быстро и хорошо перешло. На турок оно ударило и все их силы разбило.
После этого русские генералы собрались, позвали они к себе простого казака и говорят ему:
- Спасибо тебе, что ты своей смекалкой и своим острым умом помог русскому войску, через неприступное ущелье перейти.
А он им в ответ:
- Не за что мне спасибо говорить, не я это придумал, а мне отец мой сказывал, а ему его друг-однополчанин, а тот от других людей слыхал. Да что там говорить про это дело, его весь народ знает.
Не вытерпел тут Суворов, не дал он простому казаку речи закончить, перебил его:
- Правильно ты сказал - весь народ. Он этот русский народ, многое знает, до всего своим острым умом доходит. - И тут же оборотился к генералам: - А вы у него житейской мудрости и знанию учитесь, почаще обращайтесь за советом к народу, и всегда вам на любой в жизни случай, как бы он труден и мудрен ни был, этот русский великий народ свой простой и точный ответ даст.




Разделы / Казачьи сказки и былички.

 Казачий круг - Комментарии к статьям




Казачий круг - форум
Обсудить статью на форуме

Сайты партнеров





Версия для печати
Яндекс цитирования

2008-2015 © Казачий Круг. Все права защищены.Разработка и поддержка Казачий Круг
Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов. При использовании материалов сайта-ссылка обязательна.
ОпросыГостеваяНаш дневникПоискКарта сайтаДоска объявленийFAQ - Вопрос-ответ



Работает на: Amiro CMS