Казачий круг-История, традиции и культура казачьего народа.

Казачий круг-Независимый казачий информационный сайт. Основан в 2008 году. История, традиции и культура казачьего народа.

Казачий круг - Новости

Казачий круг - Статьи

Казачий круг - Осторожно ряженые

Казачий круг - Георгиевские кавалеры

Казачий круг - Майдан

Казачий круг - Фотоальбомы- Галерея

 




























Сайты партнеров

Казачья гамазея
 Дикое поле
Шермиции



Вольная станица

 

 



 

 


 










 

История, традиции и культура казачьего народа.

 

Вы пользуетесь Яндекс? Мы стали ближе, добавьте виджет "Казачий круг", и будьте в курсе самых последних новостей.
 

Казачий круг. История, традиции и культура казачьего народа.

История, традиции и культура казачьего народа.

добавить на Яндекс




Казачьи сказки и былички.

Похождения казака станицы Никудышенской урядника Буратинскава.

03.12.10 Автор: ФИРЮЛИН АНДРЕЙ, донской казак ст. Ярыженской.  Источник: kazarla.ru - форумы казачьего народа. 

I


Нагулеванился в шинке старого Соломона вахмистрь Буратинскав. Не была у нево сынов, и некаво было на службу царску справить, и отсель заливал он горе с ярыжками. Вот бредеть он по шляху и захателась яму прилечь атдахнуть. Выбрал места и туды значит прилег. Прилег и песню заиграл: «Паследний нонешний денек». Вдруг чуеть задишканил хтось рядом. Он туды глядь, сюды глядь, акромя палена ничиво не бачит. Он тады «Коня баявова с походным вьюком» затянул, и палена за им. Вахмистрь шашку выхватил и раз, раз, вырубил сябе из деревячки чиловечка. Чиловечек в лужу погляделси и гутарит: «Батянь, а у тябя плотницкаво струмента никаково не имеется? А то дюжа нос у мяня как у Гришки Мелехова получилси». Буратинскав сыночка обнял и заплакал: «Да, балезнай мой сыночка, мы вить не мужики какие, казаки,сынок, отрадясь ничему кромя, как ваивать не обучены. Да рази на вайне красата требуется? Бакланов вот тожа не Джонни Депп, а во всем Всевеликом Войске Донском наипервейший казак».

«Дык, батяня, а бабы, как жа?», - загнусил Буратинскав младший.

«Бабу, родненькай, мой с пахода возмешь. Ета самое верное дела. Кочавряжиться менее будеть. А то и взаправду нытье зачнется, то нос ей не такой, то ноги кривыя. Польку какую приташышь али турчанку, ишшо и красотищя што и теща то как далече будеть. Пашли до куреня».

Небагатецкий курень был у старого вахмистра. Чиво доброе он давно в шинок снес. Толькя шашка на стяне, да Георгии на мундире.

«Батюня, можа, за зипунишками, берега персицкие пашарпать, али купцов кацапских на Волге к осятрам отправим? А то у нас в курене как у латыша,…. да душа», - спрашиваеть старика молодняк.

«Не баись, штаны с лампасами да фуражка ишшо от прадеда, в двух местах простреляна, тябе отдам. А коня, дела такия…. Уж придеться тябя в пластуны иттить. Там тожа казаки геройские. Никада мима таво, што плохо ляжить не пройдуть. Ну, парень повечеряем и спать. А завтря, в атаманскае правленья сходим, напутствие от господ стариков получишь, и зараз в полк отправисься, служить Царю-батюшке и Отечеству, как вядеться у казаков ишшо от самого Адама».


II


Отучилси молодшой Буратинскав в учебке пластунов Главного Разведовательного Управленья Царя-Батюшки, и получил за усердья увальнительную. Идеть, под нос мурлычет: «Слава грямит трубой, по всей Области Данской, как казаки …».

Вдруг шумят яму: «Здоров дневал, атаманец».

Лестно казаку, што яво за атаманца приняли. А ета лиса Алисян и кот Базилевич с им здоровкаются.

-Куды, путь держишь, брат? Да ишшо пешки!

-Какой я вам брат, штой-та обличья у вас на православных не дюжа катить?

-Да, ты никак очунел, мы жа забайкальские казаки станицы Брехунецкой. Тамошняя казарла с тунгусами да бурятами раднится, вот и вид у нас не явропейский. Гураны мы. Идее-ж, коня все жа потерял-то, гаврилыч?

-Дык, батюня мой дюжа бедный, на справу ишшо наскреб, а вот на коня валюты нету, - пригорюнился Буратинскав.

- Ты, ета, время есть, давай зайдем, туды, вишь где- сь аганьки играють стриптиз-харчевня там «Три лошака» вора в зако…тьфу-та, атамана нашего наказного Карабаса . Посидим, пообщяемся, можа чем тваму горю помогем.

Карабас и взаправду на кулугура –старообрядца смахиваить, бородищя по полу стелиться, в руке нагайка-семихвостая играить.

- Люплю тибе, брат, вай, как люплю. Слюшай, дарагой, дабудь мине девка адна Мальвина. Савсем мине голову вскружила, брат. Хачу жиниться на ей. Дабудешь, будет тибе, брат, конь, не конь, а агонь, у самого эмира такого нет. Мой дед дэсят лет ездил, атец дэсят лет ездил, я сам дэсят лет ездил, никто обогнать не мог. Тибе отдам, брат. Девка привидешь твой будет. Я и сам би девка украл, да атец ее нехароший чиловек, ротвейлера к ней приставил. Сабака не хароший, штаны мине рвал, чуть женшын не сделал. Поможешь, брат?

-Ну, девку за коня проминять можна. Толькя чую, вы мяня в омман ввести хотитя. Што забайкальцы вы сбряхали. Дажа у забайкальских гуранов хвастов как у ентих дваих не бываить. А ежели и девку не по любви, а за ради ентого, - Буратинскав кивнул на танцующих стриптиз, - дак ежели ишшо и наших кравей, я вас ребяты нагами до смерти забью. А тяперь вот мяне чиво надо-ть…



III


Вечером того-жа дня Буратинскав, лиса и кот дождавшись пока из ворот коттеджа выехал старенький «Форд» отца Мальвины, работавшего мастером в ночную смену на водозаборной станции, перелезли забор. Не успели ани сделать и нескальких шагов, как раздалось рычанье, и из-за кустов смородины вылетела мощная фигура ротвейлера.

- Выпущяй, сучонку, живей-жа, - пластун наградил пинком замешкавшегося Базилевича вытряхнувшего из мешка пуделиху, - ну, теперя делов – та, супратив течной сучки никакой кабель не устаит. Вы тута стойтя, а я за нивестай вашей отправлюсь, гутарите вот то окно ее комната?

Ядва Буратинскав взломал дверь, при помащи пластита, позаимствованного на складе сотни как на яво дерявяную голову обрушился удар нунчаков. И ежели не была б она кастей и мазгов, то разлетелася бы вдребезги.

-Ты чиво, девка остынь, - уварачиваясь от хрупкой девушки с нунчаками, увещевал казак, -мяня жаних твой прислал, Карабас, ты лучша вешички сваи собирай, дурищя, а то свае свадебное путешествие пропустишь в Дубаи.

Вместо етого, он сам пропустил удар, отправивший яво на пол.

- А ну, ляжи и не шавялись, мужик, пакель я в правленье пазваню, друзьяков из муниципальной казачьей дружины вызаву. Конкурс красоты я выиграла «Мисс Всевеликое Войско Донское». Вишь, - каратистка кивнула на стену, на большую фотографию, где она получала корону каралевы из рук войскавого атамана. А Карабасу тваму мяня эмир Гамбургский для сваво гарема заказал. Он на мероприятье как почетный гость присутствовал. Сваталси апосля да я атказала. А Карабас девками нашими за границу торгуеть.

- Слыш, красавица, не звани Христа ради, не пазорь мяня, не мужик я, казак станицы Никудышеской Буратинскав, - взмалилси наш гярой.

-Брешешь пади. Ну-ка скажи как ваших станичников кличут?

-Дык куращупами.

- А атаманом хутора Вякинскаго в 1867 гаду хто был?

- Ета я крепка знаю, на истории войска Донского в учебке всех атаманов наизусть вызубрил. Вахмистрь с нас строга спрашивал. Молодшой урядник Василий Болдырев, во кто. Амманули мяня таки. А я слово свою крепка дяржу. Лучша, девка, давай братам сваим пластунам в сотню пазваню. Сполох абьявлю. Пра дела енти нехарошия паведаю.

«Новочяркасские биржевые ведомости» №2317 июль 189…

Зверское преступление. Нарядом полиции, прибывшему по вызову уборщицы, в стриптиз-харчевню «Три лошака» обнаружены тела иностранного негоцианта г-на Карабаса и купца первой гильдии г-на Базилевич, вдовы именитого гражданина г-жи Алисян. Все они были насажены неизвестными преступниками на биллиардные кии. Общественность города требует наказать убийц известного бизнесмена и мецената. Жандармский ротмистр фон Бок заявил, учитывая неславянскую внешность жертв, о возможной причастности к расправе скинхедов из праворадикальной группировки Черная рота. Депутат Государевой Думы, председатель комиссии по борьбе с экстремизмом г-н Дуремар, член партии «Дегенеративная Россия» на пресс-конференции пообещал обеспокоенным гражданам о том, что дело находится под его особым контролем, тем более, что убитый является его лучшим другом. Сборная Империи по японским шашкам Го, почетным президентом которой был г-н Карабас….



IV


-Кисюля, ну ты жа сама гутарила, што нос донцам ни помеха. Ну, Кисюля, - стоя на коленях перед Мальвиной ныл Буратинскав.

-Нос не помеха, а вот што коня нет ета дажа очинь памеха. А вот ежели бы у тябя два каня была б али три то и диривяная галава не помяшала, - отвечала яму девка.

-Кисюля, ну хош я тябе сонет прочту «К нябесной даме» графа Луиса де Гонгоры на старокаталанском?

- Ета ишо што за пурга такая? – ленива поинтересовалась та.

-Дык ясаул наш Сергей Карпов на политзанятиях заставляеть изучать древния языки -готский, провансальский, гэлльский и другия по наработанным мятодикам лингвиста – мистика Бенедикта Калачевскова. Ен гутарит, што ежели постоянна изучать древния языки, то рана али поздна снизайдеть благодать и мы враз обрятем тайны знания казачьей гутарки.

- Не, будя бряхать, без каня разгавора нету …

Устроилси Буратинскав в свабоднае от службы время мясти тротуары. Денежка-та нужна на приобретенья транспартнаго средства. Мятеть, как вдруг патруль яво казачьий пад белыя ручки цапляют. И подхарунжий яму зачитывает:

- Сагласна приказу войскавого атамана Тортилы фон Ватер-Лаузена, за любай труд сагласна обычаям предкав пойманаго за ентим преступлениям казака – в куль да в воду. По закону так сказать и без разгаворов. Давай ребяты.

И швырнули браты Буратинскава в самае глухое балото. Дык, а нос яму вострый тут и пригадилси. Продрал ен им значит мяшок и взобралси на кочку и слухает хтось пает как опере:

Ах, как долог век черепаший,

Двести лет, как атаман я казачий.

Но люблю лишь нюхать цвяточки,

Сидя на чудеснай балотной кочке.

Нехароший мой зам Пеликанов,

Свирепай как мильон каннибалов.

Он придумал нехароший приказ.

Подписал я яво не отрывая от архидей сваих глаз.

Вы представьтя за любую работу,

Требуеть вязать казаков, в куль да в воду.

Ен галдит, лиш вайна да вайна,

Краважадный как цвяточная тля.

А я, как нибудь сил набярусь,

От гортензий сваих атарвусь.

И жестокий приказ отменю,

И нюхать цвяты казакам лишь прикажу.

О, вот ето я толькя люблю-у-у-у-у….



V


Песня все приближалась. И вскоре Буратинскав увидал лодочку, сделанную в виде цветка кувшинки. В лодочке сидела черепаха в стариной папахе времен Платова и распевала арии. Супротив нее сидела корова и играла на арфе.

Тута некатарые читатели могут возмутиться, ета што за чушь. Да рази карова могет играть на арфе? А я гутарю, успакойтесь, ета ана тяперь стала карова , а ране, када слядила за сабой, была очинь даже ничиво.

-Здоров днявал, казачок, - черепаха поздоровкалась с Буратинскавым, - ета, ты пожрать ничиво не припер?

-Не, - замычал Буратинскав.

-Ну, вот, - абиделась черепаха, - к Ленину яво братва приходить, чиво толькя не прут. Ня мог мяня Государь Ампиратор на более доходное место куды приткнуть. А казарла ета ишо и сама норовит чиво упереть из имущества.

Тут Буратинскав вспомнив што в кармане яво ляжал «Сникерс», купленный для Кисюли, сделал движенья рукой.

-Но, но, казачок, - Тортила кивнула на карову, - ты без резких движеньяв. Вильгельмина етава не любит, стреляет, без предупрежденья, с обеих рук. Ты часом ня казакиец-ассассин? Все норовят мяня подорвать. А я вить хароший и добрый. Ета все Пеликанов. Ен знаешь хто, - таинственно прошептал атаман, - Воланд. Ведаешь, как стал он маим замом? До етого вить ассенизатором трудилси. У няво имя-отчество – Нарцисс Нарциссович. Я как услыхал, сразу ряшил, быть яму маим замом. Любишь ли казачок ты так нарциссы, как люблю их я?

А ты вишь казакийцы до мяня прикалупались. Падашлют ассассина-самоубийцу, тот прокукарекат: «За казачью дяржаву от Дняпра до Уссури» и падрывается. А мяне чиво, я голову и лапы в панцырь убяру и все gut. Толькя вот Вильгельмин мянять часто приходиться. Ты рази не слыхивал?

Буратинскав атрицательна поматал галавой. И черепаха продолжила:

- Есть в Уральских гарах, горный старец, ета яво так кличут, по фамилии Патехин. Заведеть знакомства с маладежью, пригласит к сябе. Самогоном напоит и в сад асобый. А там – казачьи фальклорныя ансамбли беспристанна песни играють. «Квадрат» знатнаго казака Опоссумова из Масквы и «Дрезина» из Санхт-Питерсбурха. Сядовласыя деды васпаминанья рассказывають, о том как Суворов им Измаил али Браилов на три дни отдавал. Казачки прекрасныя там снують и самогон по чарам разливають. И кони кругом ходють, - тут Тортила заметил как побляднел Буратинскав, - И думаеть куга зяленая, што папал ен в Нябесные станицы, рай чигаманский. А туды штобы папасть нужна за казачества али за веру костьми палечь в баю. Вот старец их накрутить и падсылаеть до мяня, - тут атаман панизил голос и загаварил заговорщицки, - приняси мне голаву етаго Потехина. А Вильгельмина пригатовит мне яе с тмином и гваздикой, и я ее сьем, а тябе, - фон Ватер-Лаузен ишо более панизил голас, - будет за такой подвиг конь…, - голас вабще упал до предела слышимасти, - и мядаль «За возражденья казачества».



VI


Буратинскав брел по Новачеркасску, обдумывая как ба яму найтить «горнага старца».

Вниманья яво привлек женский визг из куреня:

-Эта как жа ты мяня обозвал? «Дарагой»?!! Дык мой батюня , сколь лет прожили вместе, так маманю не аскарблял. Я те што жалмерка гулящяя, что ты мяня ацанил в «дарагую». Скотина!

На двор из куреня выскачил казак, воследки яму лятели прядметы дамашней утвари, атдельныя пападая в няво, другия перелетая али делая недалет.

Казак, свяркнув зубами, весело абратилси к уряднику:

-Што станица, знаишь, почяму мы казаки самые храбрецкия люди во свете? И завсегда дальним паходам рады? Ета патаму, што жены у нас казачки.

Новостя слыхивал. Толькя объявили, гасударь-батюшка, дабилси, што следующяя летняя Алимпияда у нас пройдеть. В Якутии, в Оймяконе, на полюсе холода. Тамма все иназемцы повермезнуть до смерти, окромя нас да нарвежцев. А нарвеги нам в летних видах спорта не конкуренты. И мядали все наши будуть.

Ты, ета, не хош са мной до хранцузенок? А то нашей сотни наряд вышал, казаков делать. Сичас жа все дяла старадавние припаминають. Вспомянули и о чем Банапартий с вихрь-атаманом Платовым дагаваривалси. И хранцузенок стребовали. Правители ихние сначала в атказку пашли. Дык писатель - историк из Санхт-Питербурха Алмазов дакументы нашел. И никуды ты посля етого не денишьси, раз дакументы есть. Правда, некатарые недабражелатели казачеству гутарят, што питерскай их сам намалевал, а подпись Банапартиеву под капирку свел. Да хранцузики как Напольен услышуть весь разум теряють. Асаблива депутат наш, Дуремар старалси Дону в етом деле подсабить. Так ты идешь к хранцузенкам?

-Не мне ба коня…

Казак ажник атскачил ат Буратинскава:

-Ты што гад, из ентих самых, из садомитов? Тябе баб штоля мало? Убью…

Буратинскаву пришлось аправдываться, што ен имел ввиду не ета.

- Ты, уж звиняй, станица. А то мы сряди хранцузенок таких кловунов в бабском белье вылавливали, што диву даешьси. Распазнають казаки што ета не баба, нагайками отдярут. И за границу выдваряють. А ети кловуны назавтря апять с хранцузскими эшалонами объявляються. Ну кася, дай погляну, што у тябя раритет на галаве.

Казак первярнул фуражку и прочитал внутрях: «Никадим Буратинскав, 1914 год».

-Ета, прадеда мово. Ен, за Веру, Царя и Отечество смерть принял в Васточнай Пруссии. Толькя вот фуражка и асталась. Ясаул гутарил шоб смянил, а я ни в какую.

-Уважаю. Царствие Небесное тваму прадеду. Ты тово про «горнага старца» спрашивал? Ну, слухай тады…



VII


Перрон вокзала Оренбурга был весь забит оренбургскими казаками, магами в остроконечных шляпах, феями, эльфами и троллями. Ничего не понимая и озираясь по сторонам Буратинскав вышел из вагона и стал соображая куда иттить дальше. Но долго яму так прастаять не пришлось. Два здоровенных оренбуржца взяли яво под руки и повяли:

-Пашли, гаврилыч, атаман тябя требуеть пред сваими ачами предстать.

-Дык ета вы мяня штоля встречаитя?

-Дурной штоля. Хто ты есть таков. Атаман проста тябя разглядел. Ента мы Гарри Поттера встречаим. На аткрытья филиала Хогвартса прибываить, мы яво тута на базе кадетскаго корпуса арганизуем. Да ты не баись. Атаман у нас гуманный. Бывшай воспитатель с детскаго садика. Да и не толькя атаман, ваапще войска наша дюжа гуманное. А хто сумлевается, тот могет и в дыню палучить, - оренбуржец деманстративна пакачал пудовым кулачищем перед глазами урядника.

Атаман сжимая в руках волшебную палачку и задав абязательныя вапросы, прадолжил:

-Усе у вас на Дану по сю пору по-дедовски на крови и сексе построено. А вить войны будующего, енто не на конях, марш,марш, впередь, баклановский удар. Войны будующего, ето, - атаман памахал валшебнай палочкой, - ето магия! Надоть пользоваться пярядовыми и гуманными методами вядения вайны. Вот уссурийцы, им ампиратор наказным паставил чемпиена мира по бодибилдингу. Мышщы нарастить перед лицом возрастающей китайской мощи. Тяперь на кругах, на уссурийцев любо-дорого поглядеть. Мундиры на них так и лопаються. Ани и подиум арганизивали перед китайской границей для демонстрации сваих успехов в культуризме. Устрашають так сказать.

А у вас там застой. Вам царь-батюшка атамана даровал, специалиста по икебане, думал ен вам дикарям привьеть культуру. Так вы яво бяднежку так довяли, што на балотах старичку прятаться приходиться. А вить какия букеты бывалача на день ангела ампиратрицы преподносил. Из-за ентого яво государь и приметил и подальша справадил…

Речь атаман была прервана криками:

-Гарри Поттер, смотритя, смотритя, Гарри Поттер прибыл…

Оренбуржцы бросив урядника кинулись впередь расталкивая восторженно ревущую талпу.



VIII


Буратинскав прислушался к разговору двух старушек, сидевших с ним рядом на парковой скамейке.

-И-и, сокола нашего атамана в Маскве сказывають германы Лефорт и Тотлебен, которыя возля ампиратора вертяться, зельем апаили. Надежу нашаво в подземелья глубокия упрятали, а замест яво немца кукуевскаго. Не подлинный атаман ета, а анчихрист подмененный.

-Бяда, хтось из казаков налог задолжаить таму бородушку бреють. Казаки рявуть. Вить у казака вся красота в бородушке. Чекмени и черкески на платья нямецкия мянять заставляють. Я надысь болярину Пятру Игнатьичу челобитную падавала, а он мяня возвращаить. Перпяшите фрау, тута неправильно. Я таперича не болярин, а штурбанфюрер Питер-Иоганн.

-Маладых рябятов забирають и в магическия школы иноземныя учиться посылають. Внучек мой в колледж шел, ен на программиста училси и яво загребли. На каникулы прибыл. На стол глянул: «Бедновато, бабунь, давайтя я вам черной икры навалшбую». Палачкой взмахнул и у нас с дедом диарея тута же аткрылась. Семушка мой рямень снял и выдрал яво. Ето ж што, гутарить, а ежели враги нападуть, ты им наобороть, заместа паноса угащенья накалдуешь.

- По шинкам, кума, замест зелена вина кохфий и какаву питие падають. Из станицы Лукерья соопщяеть хрукт загранишный картофлю сажать насилком требують. Ой, силов тярпеть уже нет, хучь ба Господь прибрал, штоб не видеть как прапало войска Оренбуржскае.

Урядник горестно вздахнул и достав отодранный им со стены кусок афиши с портретом Марлен Дитрих, принялся писать письмо сваму дружку Мите Акулиничеву, каторый был первяден в Терскае войско и служил там в казачьей заставе кашеваром, так как терцы поряшили, што в приказе об усилении войска говорится о питании и ввяли у сябя по сотням второй завтрак и полдник:

«Милый мой друг Митя вышли мяне пасылачку абъедкав, што посля терцев астаються. Толькя не забудь абязательна палажить: две палочки сервелату финскаго, три банки шпрот, консервированных ананасов и коньяку кизлярскаго в небьющейся емкасти. А то я агаладал тута, так как в здешних кухмистерских принимають толькя бранденбургския рейхсмарки, а иными дяньгами здешния негоцианты брезгують…»



IX


Нарцисс Нарциссович Пеликанов, маленькай сморщеннай чиловек в ачках как у Берии, чертыхаясь и проклиная Тортилу сажал на дачном участке атамана цветы, сам арудуя лопатой, в нарушенья известнага приказа. Вакружки яво стояли ахранники, рассказывая друг дружке байки, гагача и сплевывая шелуху семечек.

-Нарцисс Нарциссавич, дарагой, - от калитки появился улыбаясь г-н Дуремар. Ахрана прадалжала травить анекдоты.

Г-н депутат прибыл инкогнито в абстановке строжайшей секретности, для абеспечения каторой жители адного из хутаров были срочна выселены в Южно-Грозненский отдел для усиления Терскаво войска и расселены в населенных пунктах етаго отдела по аднаму. Сам жа хутар сровнен с землей и залит бетоном для тайной пасадочной полосы личнаго Боинга Дуремара.

- Друг мой, чиво сами корячитесь? Атаманцев не могете заставить?

Нарцисс Нарциссович грязно выругался.

-Старикашка велел. Ен такое важное дело никаму кроме мяня лична доверить не могет. А етих рази заставишь? Ета же не казаки. Етих мы на базаре похватали. Как лысый и в спартивнам чекмене, так хватаем и верстаем в атаманцы. Чухна наша толькя етим и доверяеть. А то казачье знаишь какое дурное? В Медвежинскам округе макака из цирка-шапито сбяжала и насеку у атдыхавшего с казаками станичнаго атамана скрала. Дык местные староверы приняли абизьяну за мессию-атамана и возвертать атказались. Вапили: «С Дона выдачи нету». Пришлось станицу трайным кальцом дивизии имяни Бенкендорфа акружить, всех в кандалы перековать и в Сибирь.

-Пагади, а рази Тортила Риббентропович, чухна, а не герман?

-Дык ани, чухна все, как государь-батюшка на Каролине Дортмунд-Борусской обженились, в германы и переписались. Знають, как ампиратору германы любы стали. А у Вас, значится, Парамон Ардалионович, праблемы какия, што Вы до наших куреней пажалавали?

-Слухай, Нарцисс, как Карабаса завалили, бизнес пиявочный убытки принасить стал. Ты жа знаишь лучшая пиявка на маладых и красивых баб ловится. А ани змеюки не панимають пярспектив развития нашей отрасли. Перспективныя кадры уходять в мадельки и актрисульки. Не жалают страну выручать. Дажа рекламныя акции с привлечением голливудских звезд не памагають. Я вот тут чиво скумекал. Давай Всемирнаю ретра - дискатеку данских казаков в Новачеркасске саабразим. Пущяй казачье пар спустить. Да и ребяты маи там пад шумок бабья нахватають. Тортиле за подпись, разрешенья будеть - монументы яво матери по всем станицам установить, об чем он давно пяред сенаторами хлопочет. А я вам и звездачек пригатовил: группу «Хан Тохтамыш» и «Массовая резня» с Юрой Долбуновым. Знаишь у них ишшо хит был:

«Белые козы, белые козы,

беззащитные вы

што с вами сделали инагородния мужики…»



X


Толпа гудела. Кое у каво в руках были заметны колья. Буратинскав услышал: «На вокзале видели данского казака. Гутарят енто Пугач был. Пугача нам ох как не хватаить, станишник».

Урядник припаднялся на насочках. Посяредки улицы жандармы конвоировали, подталкивая в спину барадатого казачину.

-Братишки, вядуть анчихристы мяня бародушки лишать. Был лик у мяня как у угодничков на иконушках, а будеть рыла скабленная, братишечки…

Шум нарастал. Буратинскав зачал праталкиваться напередки, не замечая как толпа начала расступаться, пропуская яво:

- Пугач…ента Пугач, казаченьки, - шепот вдруг сменилси, - гасударь, гасударь Петр Федорович, - понеслось дальшя, - государь возвернулси.

Казаки подняли Буратинскава вверьх на руки и понясли и данец увидел перед сабой белого коня. Почувствовав сябя в седле, урядник поднял руку и закричал враз смолкнувшей толпе:

- Люди православныя доколь жа вы будяте тярпеть мученья и издевательтва. Я Ампиратор Рассейский жалую вас ребятушки волей…




Разделы / Казачьи сказки и былички.

 Казачий круг - Комментарии к статьям




Казачий круг - форум
Обсудить статью на форуме

Сайты партнеров





Версия для печати
Яндекс цитирования

2008-2015 © Казачий Круг. Все права защищены.Разработка и поддержка Казачий Круг
Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов. При использовании материалов сайта-ссылка обязательна.
ОпросыГостеваяНаш дневникПоискКарта сайтаДоска объявленийFAQ - Вопрос-ответ



Работает на: Amiro CMS