Казачий круг-История, традиции и культура казачьего народа.

Казачий круг-Независимый казачий информационный сайт. Основан в 2008 году. История, традиции и культура казачьего народа.

Казачий круг - Новости

Казачий круг - Статьи

Казачий круг - Осторожно ряженые

Казачий круг - Георгиевские кавалеры

Казачий круг - Майдан

Казачий круг - Фотоальбомы- Галерея

 




























Сайты партнеров

Казачья гамазея
 Дикое поле
Шермиции



Вольная станица

 

 



 

 


 










 

История, традиции и культура казачьего народа.

 

Вы пользуетесь Яндекс? Мы стали ближе, добавьте виджет "Казачий круг", и будьте в курсе самых последних новостей.
 

Казачий круг. История, традиции и культура казачьего народа.

История, традиции и культура казачьего народа.

добавить на Яндекс




Слава казачья.

Антон Иванович Усов.

11.01.11


«Жизнь в музыке» Антона Ивановича Усова началась в 1911 году. Как рассказывает он сам: «Все было очень просто. Привел меня профессор Ф. Ф. Эккерт в кабинет к М. М. Ипполитову-Иванову, бывшему в то время директором Московской консерватории, и, обратившись к нему, сказал, что хотел бы вот этого молодого человека взять к себе в класс учить игре на валторне. «Он уже так хорошо играет на валторне?» — спросил директор. «Пока еще нет, но уверен, что будет играть, — ответил Ф. Эккерт». А я, надо заметить, не только не играл на валторне, но никогда не видел этого инструмента, ибо оркестр, воспитанником которого я был, не имел валторн. Он был кавалерийским. К тому же я совершенно не имел никакой музыкальной подготовки для поступления в консерваторию. Потом мне стало известно, как много энергии и настойчивости проявил мой профессор, чтобы убедить руководство консерватории принять меня без экзаменов, условно, в число учащихся и даже приобрести для меня валторну»1.

До этого случая жизнь не баловала юношу — ему было тогда шестнадцать лет. Уроженец Михайловской станицы, Хоперского округа, Донской области, Усов провел детство, обычное для детей бедных крестьянских семей: голод, нищета, тяжелый труд землепашца. Однако способности мальчика определились рано, он хорошо учился и окончил церковноприходскую школу с «похвальным листом». Первые музыкальные впечатления его были связаны с пением в сельском церковном хоре партии дисканта да слушанием незатейливых мелодий под окнами дома сельского учителя, которые тот иногда играл на скрипке. Даже насмешки друзей-мальчишек не отбили у Антона его любви к музыке.

Однажды на хутор приехали в очередной отпуск казаки-станичники. В ходе нехитрой беседы о службе, о Москве и о том, что в полку даже «на музыке играют», кто-то сказал им, что среди хуторян есть мальчик, интересующийся музыкой. После недолгих переговоров и уговоров бедные родители упросили земляков посодействовать устройству их сына. Так тринадцатилетний Антон стал воспитанником оркестра 1-го Донского казачьего полка.

Переезд в Москву определил дальнейшую судьбу Антона не только потому, что он попал в оркестр, но и потому, что в силу счастливой случайности капельмейстером этого оркестра был Ф. Ф. Эккерт. Именно ею вниманию и заботе обязан молодой валторнист лучшими воспоминаниями о юности и своими успехами.

В 1916 году Усов оканчивает консерваторию. За отличные успехи ему вручают подарок — валторну. «Точно не знаю, на какие средства был приобретен инструмент, — вспоминает Антон Иванович, — Ф. Ф. Эккерт уверял меня, что это сделал М. М. Ипполитов-Иванов».

На большом пути Усова — мастера игры в оркестре — первым этапом было приглашение его в оперный коллектив Сергиевского народного дома. Назначенный играть партию третьей валторны, А. Усов в какой-то; мере подготовился к этому. Однако на первой же репетиции дирижер М. М. Букша, желая проверить профессиональный уровень молодого музыканта, потребовал, чтобы он играл партию первой валторны. «Репетировали оперу "Майская ночь" Римского-Корсакова, где, как известно, есть что играть, — рассказывает Антон Иванович. — Естественно, я очень волновался, хотя и знал все наиболее трудные и ответственные соло. К счастью, все прошло благополучно, дирижер был вполне доволен и тут же объявил о том, что я буду и впредь играть партию первой валторны».

Успешное начало не было случайностью. Через два года (1918) А. И. Усов по конкурсу был принят в оркестр Большого театра, а в 1922 году и в Персимфанс. «Всем лучшим и ценным, что я имею как исполнитель, я обязан этому неповторимому коллективу, — вспоминает А. И. Усов. — Здесь совершенствовалось мое мастерство, здесь сформировалось мое музыкальное мышление».

Работа в Персимфансе, несомненно, укрепила тяготение А. И. Усова к симфонической музыке. Его привлекали не только частая смена концертных программ и обновление репертуара, но и значительно более широкие возможности проявления личной художественной инициативы, нежели в оркестре оперного театра. Это и послужило одной из причин того, что Усов покинул в 1928 году Большой театр и перешел в Большой симфонический оркестр Всесоюзного радио, где проработал в качестве первого валторниста семнадцать лет. Здесь, Антон Иванович играл под управлением многих замечательных советских и зарубежных дирижеров. В. Сук, А. Глазунов, М. Ипполитов-Иванов, Н. Голованов, А. Орлов, А. Коутс, А. Пазовский, О. Фрид, О. Клемперер, Г. Себастьян, Е. Мравинский, Бруно Вальтер высоко оценивали мастерскую, всегда глубоко осмысленную игру Антона Ивановича: «Считаю А. И. Усова, — писал о нем дирижер Большого симфонического оркестра Всесоюзного радио Г. Себастьян, — не только великолепным музыкантом и педагогом, но и одним из лучших слышанных мною валторнистов»2.

В артистическом облике Антона Ивановича привлекали общая большая эрудиция, чуткость великолепного ансамблиста, тонкое понимание стиля: «Вспоминаю один случай, — говорит профессор Г. А. Орвид, — только что организованный в 1936 году Государственный симфонический оркестр репетировал Девятую симфонию Бетховена под управлением дирижера Э. Клейбера. Вы, конечно, помните большое трудное соло четвертой валторны в третьей части Адажио. Четвертый валторнист очень волновался на всех репетициях, и ему никак не удавалось сыграть так, как просил дирижер. На генеральной репетиции — опять остановка, и Э. Клейбер спрашивает, сможет ли. кто-либо сыграть так, как бы ему хотелось. Тогда на место четвертого валторниста пересаживается Антон Иванович, и соло, к удовлетвотворению Э. Клейбера и всего оркестра, звучит безупречно. Если бы у нас, музыкантов, — шутя добавляет Орвид, — были учреждены значки, какие есть например, на транспорте — "За безаварийную работу", — то значок номер один по праву должен был бы получить Антон Иванович, — его валторна была "не киксующей"»3.

Путь к вершинам исполнительского мастерства был труден, он пролегал по лабиринту стихийных, часто ошибочных и необоснованных технологических процессов, характерных в те годы для методики игры на духовых инструментах, в частности на валторне. И лишь большая любовь к музыке, к своему инструменту, а также одаренность и настойчивость помогли Антону Ивановичу неустанно искать и экспериментировать, чтобы лучше понять причины возникающих трудностей.

Педагогическая деятельность А. И. Усова началась в 1927 году, в техникуме (ныне музыкальное училище) имени Глазунова. Затем в музыкальных училищах имени Ипполитова-Иванова, Гнесиных и позднее в Педагогическом институте имени Гнесиных. В 1938 году Антона Ивановича пригласили в Московскую государственную консерваторию.

Характерной особенностью работы А. И. Усова с учениками является последовательность и систематичность занятий. Из урока в урок он настойчиво выправляет ошибки в игре ученика (указывая на причину, их породившую), недостатки постановки корпуса, амбушюра. Иногда объяснения перерастали в небольшие лекции по теории техники игры на инструменте. И мы, ученики, не раз убеждались в том, что метод Антона Ивановича приносит, как правило, отличные результаты. Он дает возможность как бы заглядывать в себя, учиться «видеть», ощущать действия исполнительского аппарата, гораздо быстрее ликвидировать недостатки. Часто Антон Иванович предлагает самому ученику объяснить причину ошибки. Тем самым он прививает навыки самостоятельного мышления, умение критически оценивать исполнение: «Думайте, слушайте, замечайте, — часто говорит Антон Иванович. — Не играйте механически; следите внимательно за взаимодействием всех компонентов (губ, языка, дыхания), а также фиксируйте в сознании свои ощущения. Только тогда вы научитесь управлять исполнительским аппаратом». В «заповеди» профессора 'Усова заключена основа его методических принципов: осознанное отношение к игре, глубокое понимание каждого приема.

Придавая большое значение постановке амбушюра и считая, что именно она во многом обусловливает дальнейшее успешное овладение техникой игры, Антон Иванович подчеркивает, что допущенные здесь ошибки не только отрицательно сказываются на развитии исполнительского мастерства валторниста, но и трудно поддаются исправлению. Учитывая, что строение губ и челюстей у людей различны, Антон Иванович долго и терпеливо ищет для каждого играющего наиболее рациональное положение установки мундштука, прислушиваясь к качеству звучания инструмента.

Особое внимание уделяет педагог принципам дыхания в процессе игры: «...уменье исполнителя пользоваться наиболее рациональным типом дыхания, уменье быстро, свободно и достаточно полно (но не чрезмерно) делать вдох и лишь в меру, экономно выдох, являются важнейшими условиями игры на духовом инструменте вообще, и на валторне в частности»4.

Предостерегая молодых педагогов и учащихся от возможных ошибок, Антон Иванович указывает: «для того чтобы контролировать правильность дыхания, нельзя ограничиваться наблюдением только за внешними признаками того или другого типа дыхания, ибо они не у всех играющих одинаковые». По мнению А. И. Усова, важно, чтобы исполнитель умел «чувствовать дыхание», ощущать, как легкие наполняются воздухом: «Как вдох, так и выдох, — замечает он, — должны быть в достаточной мере свободными и приятными. Последнее бывает лишь тогда, когда обе эти фазы диктуются естественной потребностью в них».

Проблема предслышания, встречающаяся в методических указаниях многих педагогов, находит отражение и в методике А.И. Усова: «Предслышание звука и способность представить себе силу и характер способствует тому, что играющий более точно напрягает мышцы губ и языка и регулирует силу выдоха, что, собственно, и обусловливает четкое и ясное начало звука»5.

Объясняя ученикам причину различных «аварий» во время исполнения (нечеткость или неточность попадания на ноты), Антон Иванович говорит: «Это либо плохое предслышание, либо несоответствие степени напряжения (сокращения) губных мышц высоте извлекаемого звука и силе выдоха, либо неодновременность отталкивания языка от губ и подачи воздуха в инструмент, либо, что бывает еще чаще, недостаточная' интенсивность подачи воздуха в момент атаки».

Не менее важное значение для интонации, особенно после пауз, по мнению Усова, имеет своевременность (отнюдь не заблаговременность) вдоха перед тем, как начать играть, то есть «не раньше и не позже, а точно в момент атаки звука. Этот элемент техники дыхания, — говорит А. И. Усов, — является наиболее трудным и постигается опять-таки лишь путем длительной и систематической тренировки. Практически это сводится к тому, чтобы играющий научился согласовывать в ходе игры темп дыхания (нормального, спокойного) с темпом исполняемого произведения, то есть умел рассчитать, сколько времени — четверть или восьмую долю такта — нужно ему для того, чтобы свободно взять дыхание».

Ученикам, особенно младших курсов, он терпеливо, и с большой настойчивостью внушает, что для закрепления исполнительских навыков, для успешного овладения техникой инструмента необходимы систематические занятия: «Нельзя пропускать ни одного дня игры на валторне, — говорит педагог, — нельзя ждать, когда появится подобающее настроение».

В классе Антона Ивановича деловая, творческая атмосфера: проигрываются новые, только что написанные произведения, обсуждаются прошедшие интересные концерты, а нередко возникают и оживленные дискуссии по поводу выступлений учеников на вечере или конкурсе.

Антон Иванович всегда «сердится», как в шутку говорят его коллеги. Так велико его желание, чтобы все играли, учились еще лучше, успешнее. Требовательность к себе и другим — неотъемлемая черта его характера.

Искусно подбираются педагогом художественные произведения для каждого ученика в соответствии с его профессиональными и музыкальными возможностями. Большое внимание уделяется вопросам воспитания вкуса, понимания особенностей стиля. В классе играются многие сочинения современных советских и зарубежных авторов. Однако на первых курсах А. И. Усов предпочитает обращаться к музыке композиторов-классиков. Именно на их произведениях вырабатывается красивое выразительное звучание, воспитывается надежность приемов игры, ее «безаварийность», что так важно для валторнистов.

Заслуживает внимания метод работы Антона Ивановича над новыми сочинениями. Сначала ученику дается возможность самостоятельно познакомиться с сольной партией, с тем чтобы он получил некоторое представление о музыке, определил хотя бы в какой-то мере свое отношение к тексту. Затем, уже в классе, сочинение проигрывается в сопровождении фортепиано и тщательно анализируется: выявляется форма и содержание, тональный план, контрастность нюансов, гармонический язык, темповые и ритмические соотношения. Определяются штрихи, дыхание. Антон Иванович требует от учащегося основательного знания фортепианной партии, а в отдельных случаях и умения ее проиграть — хотя бы в облегченной редакции.

Проблемы репертуара, вопросы интерпретации весьма занимают Антона Ивановича. В этой связи особенно интересна его статья «О некоторых вопросах музыкального исполнительства на примере сонаты Бетховена для валторны и фортепиано, соч. 17»6. В ней Антон Иванович убедительно говорит о традициях (подчас весьма спорных с его точки зрения) исполнения сонаты и дает практические советы — как надо ее играть с учетом возможностей более совершенной по конструкции хроматической валторны.

Немало сделано А. И. Усовым и в сфере расширения учебно-педагогического репертуара валторнистов. Прежде всего, очень важным вкладом является редакция весьма популярного методического труда Ф. Шоллара, в котором есть много рекомендаций, противоречащих современному стилю игры на инструменте. Отсутствует и необходимый художественный материал. Усов учел эти недостатки и включил в пособие около тридцати произведений для валторны и фортепиано (оригинальных и переложений).

Как известно, художественный репертуар для валторны долгое время был крайне беден и по количеству и, за редким исключением, по качеству сочинений. Почти отсутствовали (даже в переложениях) произведения русских композиторов-классиков. Из произведений советских композиторов с эстрады звучали лишь два концерта для валторны с оркестром — Р. Глиэра и А. Гедике — и несколько миниатюр в сопровождении фортепиано. Поэтому несомненный интерес представляют переложения и обработки, осуществленные Антоном Ивановичем Усовым. Их свыше ста пятидесяти.

Усов — автор многочисленных редакций различных произведений для валторны7, сборников «Оркестровые трудности», которые по существу являются настольной книгой каждого валторниста — будь то ученик или профессионал-оркестрант. Бывают случаи, когда к предстоящему оперному спектаклю или симфоническому концерту валторнист учит трудные сольные места по сборникам Усова.

Но подлинный труд всей жизни Антона Ивановича, суммирующий его знания, опыт и мастерство, — книга «Вопросы теории и практики игры на валторне»8. Работа состоит из двух разделов. В первом даются краткие исторические сведения о валторне, ее выразительных возможностях, конструктивных особенностях. Второй посвящен вопросам методики обучения игре на инструменте, природе возникающих специфических трудностей. Сейчас мы уже смело можем утверждать, что эту книгу читают и изучают не только советские валторнисты, но и зарубежные: «Вашу книгу я получил и тщательно изучил, — пишет Антону Ивановичу профессор консерватории в Лилле Шарль Конор, — она очень полезна для наших педагогов. У нас во Франция подобной Школы нет»9.

Антон Иванович принадлежит к старшему поколению профессоров Московской консерватории (он родился в 1895 году). Однако годы отступают перед его энергией, работоспособностью, музыкальным темпераментом. Человек незаурядно одаренный, предельно чуткий и внимательный, обладающий высокой требовательностью, большой культурой и эрудицией, заслуженный деятель искусств РСФСР, профессор Антон Иванович Усов снискал себе глубокое уважение и всеобщую известность как один из создателей отечественной школы игры на валторне.

1 Все высказывания А.И. Усова, приведенные в статье, записаны автором в ходе совместных бесед.

2 Из личного архива А.И. Усова.

3 Сообщено в беседе с автором.

4 Усов А.И. Вопросы теории и практики игры на валторне. М., 1965, с. 100.

5 Высказывания А. И. Усова во время занятий со студентами.

6 Статья помещена в сборнике «Методика обучения игре на духовых инструментах», М., 1964, вып. 1, с. 204—231.

7 В его редакции изданы: соната, соч. 17, Бетховена, концерт № 3 Моцарта, концерт № 2 Гайдна, концерт № 1 Р. Штрауса, рондо Мирошникова и другие сочинения.

8 Книга издана в 1957, 1965 гг.

9 Из личного архива А.И. Усова.




Разделы / Слава казачья.

 Казачий круг - Комментарии к статьям




Казачий круг - форум
Обсудить статью на форуме

Сайты партнеров





Версия для печати
Яндекс цитирования

2008-2015 © Казачий Круг. Все права защищены.Разработка и поддержка Казачий Круг
Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов. При использовании материалов сайта-ссылка обязательна.
ОпросыГостеваяНаш дневникПоискКарта сайтаДоска объявленийFAQ - Вопрос-ответ



Работает на: Amiro CMS