Казачий круг-История, традиции и культура казачьего народа.

Казачий круг-Независимый казачий информационный сайт. Основан в 2008 году. История, традиции и культура казачьего народа.

Казачий круг - Новости

Казачий круг - Статьи

Казачий круг - Осторожно ряженые

Казачий круг - Георгиевские кавалеры

Казачий круг - Майдан

Казачий круг - Фотоальбомы- Галерея

 




























Сайты партнеров

Казачья гамазея
 Дикое поле
Шермиции



Вольная станица

 

 



 

 


 










 

История, традиции и культура казачьего народа.

 

Вы пользуетесь Яндекс? Мы стали ближе, добавьте виджет "Казачий круг", и будьте в курсе самых последних новостей.
 

Казачий круг. История, традиции и культура казачьего народа.

История, традиции и культура казачьего народа.

добавить на Яндекс




Слава казачья.

Бой с конной армией Буденного у Батайска и Ольгинской

04.01.12 Автор: Е. Ковалев  Источник: "Военная быль" №77 Январь 1966 год. Париж. 


В № 71 «Воен. Были» полк. Рябинский поместил статью «КАВАЛЕРИЙСКОЕ ДЕЛО 6-го января 1920 г.», в которой описывает атаку добровольческой кавалерийской бригады Генерала Барбовича и казачьей конницы Генерала Топоркова.

Действительно, в этот день была лихая и удачная атака этих частей в районе Батайска против наступавшей конницы Буденного, пытавшейся прорваться на стыке Донской Армии с Добровольческим Корпусом и к вечеру конница Буденного была отброшена и отошла в исходное положение. Все это так. Но что не так, то ото желание объяснить отход красной конницы только как следствие действий конной группы Генерала Топоркова и в частности бригады Генерала Барбовича, в то время как бой 6-19 января был лишь одной из фаз крупного сражения, длившегося с 4 по 8 (с 17 по 21) января включительно, которое вели, кроме добровольцев, 4-й Донской конный корпус под командой Ген. Павлова (а не Мамонтова, уехавшего в Екатеринодар) и 3-й Донской корпус Ген. Гусельщикова и который не был решающим.

Решение было достигнуто донцами только после упорных боев у ст. Ольгинской 7-20 и, особенно, 8-21 января, который, как пишет Буденный в своих воспоминаниях («Пройденный Путь», Москва, 1958 г.) «БЫЛ ОДНИМ ИЗ САМЫХ ТЯЖЕЛЫХ ДНЕЙ ДЛЯ КОНАРМИИ»» (стр. 390), признавая дальше (стр. 392), что «БОИ 7 и 8 ЯНВАРЯ ОКОНЧИЛИСЬ ДЛЯ КОНАРМИИ ПОЛНОЙ НЕУДАЧЕЙ».

В этих боях и та и другая сторона понесли тяжелые потери и поэтому несколько странное заключение автора о «легкости победы нашей, 5-го января противник, доселе не предпринимавший крупных активных операций, значительными силами конницы и пехоты не уступавшей в численности кавалерии, над непобедимым Буденным», можно объяснить лишь неосведомленностью его о том, что происходило на участке Донской Армии в районе ст. Ольгинской в течение 4-х дней.

Хотя автор и был очевидцем боя 6-19 января, но наблюдал за ним издалека с окраины Батайска и даже не мог до дела разобрать, что происходило. Как сам он пишет «с большим трудом и то ПРЕДПОЛОЖИТЕЛЬНО можно было определить атаки нашей кавалерии: «НЕ ТО НАШИ АТАКУЮТ, НЕ ТО БОЛЬШЕВИКИ БЕГУТ».

Из описания полк. Рябинского видно, что даже три разъезда, высланные Ген. Барбовичем 6-19 января для выяснения, кем занята ст. Ольгинская, задачи своей не выполнили, сообщив, что не атакуя Ольгинскую, противник в полном беспорядке ушел за Дон, т. е. что Ольгинская была в наших руках, успокоив этим Ген. Барбовича. В. действительности же, она прочно удерживалась красными.

Разобраться в крупном кавалерийском сражении, в котором участвовало около 50-ти полков конницы (у Буденного-18, 4-й Донской конный корпус-18, 7-я Донская конная бригада Ген. Старикова-3, Сводный Кубано-Терский корпус Ген. Топоркова-8 и бригада Ген. Барбовича-2), не под силу даже опытному глазу и только при изучении документов и свидетельств участников с обеих сторон можно установить общую картину боя.

Это и является целью настоящей статьи.

После выхода красных к нижнему течению р. Дона и Азовскому морю, Белые Армии были разрезаны на две части и отошли: западная группа в Крым и на правый берег Днепра, а восточная-главные силы-за р. Дон. Ликвидация главных сил и являлась основной задачей Юго-Восточного фронта, переименованного 6 января 1920 г. в Кавказский. В состав этого фронта, кроме основных IX, X и XI Советских Армий, были включённых 8-я и 1-я Конная Армии и на усиление выделено пять резервных дивизий.

1-я конная армия Буденного, с приданными ей двумя стрелковыми дивизиями, располагалась в районе Ростова и Нахичевани, а 8-я Советская Армия занимала фронт на линии Нахичевань-ст. Аксайская-Новочеркасск. Уступом за 8-й Армией, в районе Раздорская-Константиновская, находилась 9-я Советская Армия. Против них, на левом берегу Дона, от устья до Батайска (включительно), занимал фронт Добровольческий корпус с приданным ему Кубано-Терским сводным корпусом Ген. Топоркова, а от Батайска вверх по Дону до ст. Цымлянской Донская Армия.

По советским данным, в состав 1-ой Конной Армии входили 3 кавалерийские дивизии (4-я, 6-я и 11-я) по 6 полков, кроме того в тот момент ей были приданы две стрелковые дивизии, три бронепоезда и 9 бронеавтомобилей. Численность ее была: 9500 сабель и 4500 штыков, при 56 орудиях и 400 пулеметах.

Численность 8-й Армии (40-я, 15-я, 16-я и 33- я стр. дивизии и 16-я кав. бригада т. Волосатого) достигала 11000 штыков и 2000 сабель, при 168 легких и тяжелых орудиях. Всего в ударной группе на участке Батайск-Ольгинская-Старочеркасск красные имели 15500 штыков и 11500 сабель.

28 декабря (10 января) Реввоенсоветом Конармии была получена директива Командующего фронтом Шорина (б. полк. Ген. Штаба), в которой 1-й конной армии ставилась задача форсировать Дон на участке Батайск-Ольгинская и выйти на линию Ейск-Старо-Минская-Кущевка. На основании этой директивы, был отдан приказ Конармии о преследовании противника, но выполнение его было приостановлено, как пишет в своих воспоминаниях Буденный, в связи с оттепелью, сильными туманами, ненадежностью льда и отсутствием достаточных для армии переправ через Дон.

Богатый Ростов манил к себе Конармию и был занят Буденным по собственной инициативе, своевольно, т. к. согласно директиве командования Южным Фронтом, города Новочеркасск, Нахичевань и Ростов должны были занять части 8-й армии, а Буденный должен был находиться в Таганроге. Командующий 8-й Армией Сокольников, прибыв в Ростов 30 декабря (12 января) указал на это и сказал, что он удивлен, почему Реввоенсовет Конармии «не соизволил постучать, входя в чужой дом». Командующий Фронтом Шорин тоже обвинял Конармию в пьянстве, а после поражения ее под Ольгинской прямо заявил, что Конармия утопила свою боевую славу в ростовских винных подвалах.

Задержка наступления красной армии в нижнем течении Дона позволила Донской Армии и Добровольческому корпусу *) привести себя в порядок после долгого и тяжелого отступления и пополнить части путем сокращения и расформирования обозов и извлечения оттуда лишних людей.

По официальным данным Штаба Донской Армии, в момент отхода за р. Дон — 26-27 декабря 1919 г. в четырех Донских корпусах было: 7266 штыков и 11098 шашек. В Добровольческом корпусе: 3383 штыка и 1348 сабель. В Кубано-Терском Сводном корпусе Ген. Топоркова, подчиненном командиру Добровольческого Корпуса Ген. Кутепову — 1580 шашек.

По тем же данным Донская Армия, без Добровольческого корпуса, на 1 января 1920 г. имела уже 36470 бойцов, а Добровольческий и Ку- бано-Терский корпуса вместе имели 10988 бойцов. Всего же в Дон. Армии, Добр, и Кубано- Терском корпусах было 47458 бойцов, 200 орудий и 860 пулеметов. Из этого числа, на участке фронта в районе Азова-Батайска-Ольгинской, по данным советских исследователей, было сосредоточено: 12720 шашек, 11100 штыков, 110 орудий и 454 пулемета.

Правее Добровольческого корпуса, от Батай- ска до Ольгинской и Старочеркасска, фронт занимал 3-й Донской корпус Ген. Гусельщикова, а 4-й Донской конный корпус находился в резерве против стыка Добровольческого и 3-го Донского корпусов.

2 (15) января 1920 г. Дон замерз и командующий Кавказским Фронтом Шорин приказал начать выполнение ранее отданной им директивы, согласно которой 1-я Конная армия должна была форсировать Дон на участке Батайск-Ольгинская и, прорвав оборону противника, выйти на линию Ейск-Старо-Минская-Кущевская. 8-я Советская Армия имела задачу форсировать Дон на Ольгинском и Старочеркасском направлениях и выйти на линию Кущевская-Мечетинская. (Буденный, «Пройд. Путь» стр. 387).

«Наступлению на Батайск», как пишет Буденный, «совершенно не благоприятствовала местность. При форсировании Дона, Конармия попадала в болотистую, даже в засуху труднопроходимую местность. К началу же боевых действий поймы рек Дона и Койсуг были затоплены водой и покрыты тонким льдом. К тому же артиллерия противника превращала эти топи в сплошное месиво грязи, льда и воды... Несмотря на очевидную нецелесообразность наступать на Батайск, мы вынуждены были выполнять директиву Шорина».

Так ли он думал и в то время? Можно предполагать, что он надеялся на свое боевое счастье и рассчитывал на легкую победу над изнуренным долгим отступлением противником.

3 (16) января был отдан боевой приказ Конармии о форсировании Дона и 4 (17) она перешла в наступление на Ольгинскую, но даже в пешем строю, пишет Буденный, не смогла развернуть свои части в боевой порядок, не смогла использовать ни артиллерии, ни пулеметов. «В этот день мы с Ворошиловым лично водили бойцов а атаки, несколько раз врывались на окраину станицы Ольгинской, но всякий раз наши атаки захлебывались в ураганном пулеметно-артиллерийском огне белогвардейцев... Не имея успеха, Конармия к ночи отошла в исходное положение».

Книга Буденного издана в 1958 г. и явно «отшлифована». Более ранние советские источники, а также и донские, не отмечают этих боев. Или их не было, или они носили характер усиленной разведки и упоминаются, чтобы подтвердить точное исполнение приказа о переходе в наступление 4 (17) января.

Таковое действительно началось, но только в ночь с 4 (17) на 5 (18) января.

В наступление перешли: 9-я дивизия из ст. Гниловской и 12-я стр. дивизия из Ростова — обе на Батайск. 4-я и 6-я кав. дивизии из Ростова и Нахичевани на Ольгинскую, а 11-я кав. дивизия из ст. Аксайской тоже на Ольгинскую.

16-я и 33-я стр. дивизии должны были наступать на фронт Ольгинская-Старочеркасская. Фактически эти дивизии из-за «запоздавшей» перегруппировки в наступление не перешли и только правофланговая 16-я дивизия оказала содействие Конармии. 9-я и 12-я стр. дивизии тоже действовали очень вяло в направлении на Батайск и поставленной им задачи не выполнили.

I-я Конная Армия Буденного 5 (18) января в 10 ч. утра закончила переход р. Дона по льду и

Массовый переход противника в наступление явился неожиданностью как для командиров корпусов, так и для Штаба Донской Армии и обстановка в то время представлялась следующим образом (журнал воен. действий Донской Армии) : переправам и ведет наступление сильной кон- переправах и ведет наступление сильной конной группой на Ольгинскую и от Аксайской на Старочеркасскую. О противнике поступили разноречивые сведения, но в общем силы противника можно определить не менее дивизии конницы и дивизии пехоты...

По выяснении обстановки до полудня, командарм решил разбить переправившиеся через Дон части противника и не допустить дальнейшей переправы, для чего приказано:

1) 3-му корпусу, подчинив себе 10-й кон. бригаду, не допустить переправы противника через Дон у Старочеркасской и наступлением от Ольгинской разбить красных, переправившихся по этой преправе.

2) Комкору Добровольческого, используя конницу ген. Барбовича и Ген. Топоркова, переходом в наступление разбить Нахичеванскую группу противника.

3) Комкору 4-го конного перейти в наступление и разбить конницу противника, направляющуюся в разрез между 3-м и Добровольческим корпусами.

4) Комкорам приказано проявить самые энергичные действия, дабы раз навсегда положить предел попыткам противника к дальнейшему наступлению».

3-й Донской и Добров, корпуса оказали очень серьезное сопротивление и хотя конница Буденного заняла было х. Старомахинский и ст. Ольгинскую, но далее продвинуться не смогла.

Штаб 3-го Донского корпуса, сообщив о переходе через Дон у Аксайской переправы сильных пехотных и конных частей противника, вечером 5 (18) января донес, что «в результате упорного и длительного боя, в течение которого противник вводил новые части, ст. Ольгинская была нами оставлена. Части корпуса главными силами сосредоточились в ст. Хомутовской, оставив сторожевое охранение на линии высот между Ольгинской, Хомутовской и Злодейским»...

Штаб Добровольческого Корпуса доносил, что противник, заняв ст. Ольгинскую, наступал оттуда конницей силою до 4000 сабель при 4-х орудиях на Батайск, двигаясь частью сил и на х. Злодейский, но это наступление было отбито...

Буденный в своих воспоминаниях по этом поводу пишет (стр. 389)):

«С утра 18 января части Конармии снова форсировали Дон и пошли в наступление. В на-правлении Батайска наступали 12-я стр. и 6-я кав. дивизии. Они весь день, при активной поддержке бронепоездов, вели тяжелые бои, но успеха не имели. По Нахичеванской переправе перешли 4-я и 11 -я кавал. дивизии. Совместными усилиями эти соединения, при поддержке правофланговой 16-й стр. дивизии 8-й армии, в упорном бою выбили противника из ст. Ольгинской и преследовали его до темноты в направлении ст. Хомутовской».

Получив после полудня новые сведения о занятии красными х. Старомахинского и ст. Ольгинской и движении крупных сил конницы противника на х. Злодейский в разрез между 3-м Донским и Добровольческим Корпусами (4-й Донской конный корпус, находившийся в резерве против стыка этих корпусов еще не втянулся в бой), командующий Донской Армией отдал новую директиву:

«Противник после боя к вечеру 5 (18) января занял конными частями Старомахинский, Ольгинскую и х. Злодейский и лезет в мешок. Более благоприятной обстановки для нас ожидать нельзя. На 6 (19) января приказываю разбить переправившегося через Дон противника для чего приказываю:

1) Ген. Гусельщикову — 3-й Донской корпус — передав в подчинение Комкору 4-го конного 10-ю кон. бригаду и подчинив себе 1-ю Пластунскую дивизию Ген. Карповича, атаковать противника в направлении на Ольгинскую, прочно обеспечив себя со стороны Старочеркасской станицы.

2) Ген. Павлову — 4-й Донской Конный корпус, — подчинив себе 10-й кон. бригаду, атаковать в направлении на х. Злодейский

3) Ген. Кутепову — Добровольческий корпус, — сосредоточив всю конницу в районе Батайска (добровольч. кон. бригада Ген. Барбовича и Кубано-Терский Сводный копус Ген. Топоркова), атаковать во фланг и тыл Злодейскую группу противника.

4) Начало атаки всех корпусов — с рассветом.

5) О получении донести.

№ 064-К. 5 января, 19 часов 15 мин., 1920 г.

Станица Сосыка. Ген. Сидорин».

(«Трагедия Казачества», ч. IV. Журн. «В. Каз.» № 209. Ноябрь 1936.)

Захватив ст. Ольгинскую Конармия Буденного, поддержанная на правом фланге 12-й стр. дивизией, наступавшей с севера на Батайск, а на левом 16-й и 33-й стр. дивизиями, наступавшими на Ольгинскую и Старочеркасскую, с утра 6 (19) января вновь перешла в наступление с целью развить свой успех. Для противодействия ей и ликвидации прорыва Ген. Сидорин сосредоточил на небольшом участке фронта Батайск-Ольгинская-Старомахинский более 12000 конницы, а кроме того на этом участке действовала и пехота 3-го Донского корпуса. Казачьи части с трех сторон охватывали прорывавшуюся группу войск противника и, после ожесточенного боя, разгромили ее, принудив к беспорядочному отступлению.

По советским источникам 1-й Конной Армией было произведено в течение дня до 9 конных атак, но все они были отбиты противником и к вечеру шло беспорядочное отступление красной конницы. Начальникам конных частей с большим трудом удалось установить порядок и. прикрывая свой отход рядом контратак, к вечеру с большинством частей вернуться в Ростов. Некоторое количество частей отошло к ст. Ольгинской, где некоторые из них задержались, а остальные с наступлением темноты присоединились к армии, пробравшись в Ростов и Нахичевань.

Буденный бой 6 (19) января описывает кратко:

«С рассветом 19 января 4-я и 11-я кавал. дивизии перешли в энергичное наступление, имея задачу выйти на линию Кагальницкая- Азов-Кулешевка - Койсуг - Батайск - Злодейский. 6-я дивизия использовалась для развития успеха 4-й и 11-й дивизий. Однако противник, заняв выгодные позиции у Батайска и сосредоточив крупные силы конницы, артиллерии и пулеметов, при активной поддержке бронепоездов сковал наши части сильным пулеметно-артиллерийским огнем и сорвал наступление.

На ночь дивизии отошли: 4-я в Нахичевань, 6-я и 11-я в Ольгинскую, куда к вечеру подошла и 16-я стр. дивизия 8-й Армии.» (стр. 389)

По данным Штаба Донской Армии этот бой протекал следующим образом: «6 (19) января 1920 г. части ударной группы (4-й Дон. кон. корпус) в 9 часов выступили в направлении на Ольгинскую для атаки переправившегося противника. В 11 часов части начали развертывание в боевой порядок на линии Сухой Балки-Батайск. В 13 часов в районе х. Злодейского части корпуса завязали бой с конницей противника. Бой отличался особенным ожесточением и до 15 часов не давал перевеса ни той ни другой стороне. В 15 часов противник, разделив свои силы, одну дивизию направил против Батайска.

Воспользовавшись этим, командир 4-го корпуса Ген. Павлов ввел в бой свой резерв в тыл Батайской группе красных. Противник не выдержал и начал постепенно отходить, преследуемый нашими частями. Отступление противника скоро перешло в беспорядочное бегство, причем красные бросали орудия, пулеметы и ящики со снарядами. Некоторые части противника бросились по болотам к Дону. Лед на болотах проваливался и орудия красных завязли.

К ст. Ольгинской части корпуса подошли в полной темноте и были встречены сильным артиллерийским и пулеметным огнем пехоты, занявшей окопы на окраине станицы. Оставив одну бригаду против Ольгинской, корпус отошел в район Злодейской, имея в виду на следующий день утром продолжать успешно начатую операцию. За день боя наши части взяли 9 орудий, 50 пулеметов, много снарядов, винтовок и обозы. Корпус понес большие потери.»

Когда, разбитая казаками Конармия Буденного вечером 6 (19) января поспешно в беспорядке отступила на правый берег Дона, в ст. Ольгинской задержались части 16-й стр. и 11-й кавал. дивизий, а в ст. Старочеркасской 33-я сов. стр. дивизия. Часть последней, по свидетельству б. комиссара 11-й кав. дивизии Озолина, тоже защищала ст. Ольгинскую. Эти дивизии были отлично вооружены, как многочисленными пулеметами, так и артиллерией, почему части 4-го Донского конного корпуса, подойдя к ст. Ольгинской в темноте, не смогли выбить прочно засевшего там противника.

Что касается боевых операций у Батайска 6 января, то официальные данные Штаба Донской Армии таковы: «к 13 часам конная группа Ген. Топоркова — Кубанская и Терская дивизии сосредоточилась в районе Батайска. К этому же времени обозначилось наступление неприятельской конницы от Ольгинской на Батайск, главным образом в обход Батайска с юга (донесение К-ра 4-го Дон. Корпуса говорит о том, что Буденный направил одну из своих дивизий на Батайск, ослабив этим силы, действовавшие против 4-го Дон. корпуса). Войдя в связь с Донцами, Ген. Топорков атаковал красных одной конной (Кубанской) дивизией и стал теснить их к Дону. Около 16 часов противник, получив подкрепления, в свою очередь стал теснить Кубанцев. Ген. Топорков выдвинул на поддержку конницу Ген. Барбовича, которая, развернувшись в блестящем порядке за левым флангом группы Ген. Топоркова, бросилась в атаку. Вся конная группа — Кубанская и Терская конные дивизии и бригада Ген. Барбовича — во главе с Ген. Топорковым, обрушилась на конницу противника, смяла ее и повела энергичное преследование. В это время противник был атакован частями 4-го Дон. кон. корпуса и, сбитый на обоих участках, начал поспешное отступление, преследуемый нами до темноты. Успеху боя значительно способствовало личное хладнокровие и мужество Ген. Топоркова, который в конце боя был серьезно ранен в ногу, (в командование группой вместо него вступил Ген. Агоев).




Таким образом бой 6 (19) января закончился поражением Конармии Буденного, отошедшей за Дон, но ст. Ольгинская прочно удерживалась пехотой и частями 11-й кав. дивизии красных. («Траг. Казачества», ч. IV).

В 5 часов утра 7 (20) января Командующий Донской Армией Ген. Сидорин отдал новую директиву об атаке в направлении на Старочеркасскую, Ольгинскую и от Батайска на север, требуя от войск напряжения всех сил, дабы использовать блестящий успех б января и отбросить противника за Дон.

«Всю ночь с 19 на 20 января», пишет Буденный, «противник штурмовал Ольгинскую, стремясь выбить из станицы наши части. Ожесточенные бои на этом участке велись весь следующий день. Белые, ударами своей конницы по флангам наших частей в Ольгинской, стремились отрезать их от Нахичеванской переправы. Благодаря упорству 6-й и 16-й дивизий и поддержке 4-й дивизии, атаки противника оставались безуспешными. Однако к вечеру 20-го января, под напором превосходящих сил белых, части Конармии и 16-й стр. дивизии оставили Ольгинскую и начали отходить за Дон. Обнаружив отход наших частей, белые усилили нажим, прорвались в стык 6-й кавалерийской и 16-й стр. дивизий и в колоннах устремились к Нахичеванской переправе. Положение спасла брошенная в контратаку 4-ая кавалерийская дивизия. Она отбросила противника...»

По данным Штаба Донской Армии, бой 7 (20) января за обладание ст. Ольгинской отличался большим упорством и ожесточением с обеих сторон. 4-й Донской конный корпус завязал бой около 10-ти часов и, после внушительной артиллерийской подготовки, атаковал ст. Ольгинскую с юга, с запада и на дамбу к северу от станицы. Красные оказали упорнейшее сопротивление, расстреливая атакующие казачьи части пулеметным и артиллерийским огнем. 3-ий Донской корпус не мог с утра оказать содействие нашей коннице, т. к. части его вели упорные бои с красными, засевшими в ст. Маныческой, х. Алитубском, ст. Старочеркасской и х. Старомахинском. Тогда Командующий Донской Армией, видя, что бой затягивается, приказал Комкору 3 решительно атаковать Ольгинскую с востока, для содействия 4-му корпусу, который не видит направо и налево от себя наступающих соседей, и бить всем корпусом, а не отдельными дивизиями.

Атакованный и с юго-востока частями 3-го корпуса, отрезанный от Нахичеванской переправы, противник к 15-ти часам был выбит из Ольгинской и стал пробиваться за Дон, причем 2-я бригада 16-й Сов. стр. дивизии была уничтожена, а 3-я бригада пробилась к Нахичевани, понеся значительные потери убитыми и ранеными. В бою было захвачено одно орудие, 5 пулеметов и много пленных.

Для содействия донцам из района Батайска в 13 часов была двинута Терская дивизия одной бригадой на Ольгинскую, а другой на Нахичеванскую переправу, но узнав, что ст. Ольгинская уже занята донцами, терцы возвратились в Батайск.

Таким образом бой 7-го января закончился новым поражением Конармии Буденного и 16-й сов. стр. дивизии у ст. Ольгинской, которая была занята донцами. («Траг. Каз.» ч. lV-я, гл. V-я.).

Потерпев неудачу, Буденный доложил по прямому проводу Командующему фронтом Шо- рину о невозможности добиться успеха на Бэ- тайском направлении и предложил новый план атаки из района ст. Константиновской в юго-западном направлении, ручаясь за успех. Добился ли бы он его, это еще, как говорится, «бабушка ворожила», ибо предпринятое Конармией, поддержанной на левом фланге конным корпусом Думенко, новое наступление из района ст. Богаевской 15 (28) января, закончилось столь же плачевно, как и у ст. Ольгинской.

В боях с 15-го по 20-е января 4-й Донской конный корпус, с приданной ему 4-й Дон. кон. дивизией 2-го Донского корпуса, разбил последовательно у х.х. Веселый и Мало-Западенский сначала конный корпус Думенко, а затем Конармию Буденного, отбросив конницу красных за р. Дон, причем противник потерял почти всю свою артиллерию и много пулеметов, a ll-я кав. дивизия красных временно утратила свою боеспособность.

Командующий фронтом Шорин не согласился с планом, предложенным Буденным, приказав снова перейти в наступление и во что бы то ни стало овладеть Батайском.

8 (21) января Конармия, совместно с соседними дивизиями 8-ой Армии, вновь перешла в наступление на фронте Батайск-Ольгинская- Старочеркасская-Маныческая. На правом фланге, юго-западнее Ростова, была брошена в бой 9-я сов. стр. дивизия. В центре перешла в наступление на Батайск 12-я стр. дивизия, 3-я бригада которой переправилась через р. Койсуг и залегла в двух верстах от Батайска, но контратакой добровольцев была отброшена и отошла.

«Особенно ожесточенный бой», пишет Буденный, «разгорелся на левОхМ фланге Армии, где в 6 часов утра две бригады 4-й кав. дивизии и вся 6-я кав. дивизия совместно с 33-й и 40-й стрелковыми дивизиями, возглавляемые лично Ворошиловым и мною, перешли в решительное наступление в направлении Ольгинской. Бурные атаки наших частей и контр-атаки противника следовали одна за другой. Весь день ухали артиллерийские орудия, не переставая строчили пулеметы. В результате длительного, исключительно напряженного и кровопролитного боя белые были выбиты из станицы Ольгинской ОДНАКО, СГРУППИРОВАВ ДО ДЕСЯТИ ТЫСЯЧ САБЕЛЬ КОННИЦЫ И КРУПНЫЕ СИЛЫ ПЕХОТЫ, ПРОТИВНИК ПЕРЕШЕЛ В КОНТР-НАСТУПЛЕНИЕ И ценою больших потерь ВЫТЕСНИЛ НАШИ ЧАСТИ ИЗ ОЛЬГИНСКОЙ И ВЫНУДИЛ ИХ НА НОЧЬ ОТОЙТИ ЗА ДОН.

21 января был одним из самых тяжелых дней для Конармии. Действуя в крайне невыгодных для конницы условиях против превосходящих по численности вражеских сил (до пятнадцати тысяч сабель и десяти тысяч штыков), занимавших хорошую для обороны местность, ЧАСТИ АРМИИ ПОНЕСЛИ БОЛЬШИЕ ПОТЕРИ».

По данным Штаба Донской Армии, наступление красных 8 (21) января окончилось поражением их на всем фронте. В этот день части 3-го Донского корпуса выбили противника из ст. Маныческой и ст. Старочеркасской, при чем при отходе на Аксайскую красные оставили 8 орудий, завязших в болоте.

После продолжительного боя с конницей противника силою не менее двух дивизий, наступавшей от Нахичеванской переправы на ст. Ольгинскую, 4-й Донской конный корпус обрушился главной массой против левого фланга противника, опрокинул его и отбросил к Нахичеванской и Ростовской переправам. Преследование было задержано сильнейшим артиллерийским огнем красных с правого берега Дона.

Сдержав наступление частей 33-й и 40-й стрелковых дивизий красных к северо-востоку от Батайска, корниловцы и конница Ген. Агоева (Кубано-Терский корпус) перешли в решительное наступление, смяли противника и погнали его к Нахичеванской переправе. Преследованию непосредственно до переправ помешал огонь многочисленной артиллерии с правого берега Дона, от которого Корниловцы понесли большие потери (оперативные сводки).

Это новое поражение ударной группы красных еще более обострило отношения между Реввоенсоветом Конармии и Командующим фронтом Шориным и принудило его окончательно отказаться от дальнейших попыток прорвать фронт на участке Батайск-Ольгинская.

В боях 6, 7. и 8 января 4-м Донским корпусом взято 10 орудий, 66 пулеметов и 1700 пленных, а по данным Штаба Ген. Деникина за время этих боев взято всего 22 орудия и 120 пулеметов.

По окончании этих боев 4-й Донской корпус был отведен в резерв, а участок фронта от ст. Маныческой до Нахичеванской переправы (исключительно) занял 3-й Донской корпус Ген. Гусельщикова.

Бои под Ольгинской и Батайском, как отмечают и белые и красные источники, были ожесточенными и кровопролитными и обе стороны понесли большие потери. Трудно теперь вспомнить и восстановить все, но можно отметить, что в этих боях ранен Командир Кубано-Терского корпуса Ген. Топорков, убит и. д. Инспектора Артиллерии 4-го Донского конного корпуса Полковник Леонов Б. А. и тяжело ранен, скончался от ран, Командир Донского артил. дивизиона Полковник Бабкин Ф. И.

После этого боя и боев в районе х.х. Веселый и Мало-Западненский, в конце января по нов. стилю, Буденный послал 1-го февраля письмо Ленину, в котором писал:

...«Я должен сообщить Вам, тов. Ленин, что Конармия переживает тяжелое время. ЕЩЕ НИКОГДА ТАК МОЮ КОННИЦУ НЕ БИЛИ, КАК ПОБИЛИ ТЕПЕРЬ БЕЛЫЕ. А побили ее потому, что Командующий фронтом поставил Конармию в такие условия, что она может погибнуть совсем...

Командующий фронтом тов. Шорин вначале поставил конницу в болото Дона и заставил форсировать р. Дон. Противник этим воспользовался и чуть было не уничтожил всю нашу конницу. А когда Реввоенсовет потребовал, чтобы изменить направление Конной Армии, тов Шорин лишил вверенную мне Армию пехоты. Он передал две пехотные дивизии 8-ой Армии, а Конная Армия была брошена одна на противника и ВТОРИЧНО ОКАЗАЛАСЬ СИЛЬНО ПОМЯТОЙ...»

Жалобы Буденного и Ворошилова привели к тому, что Шорин был смещен и заменен Тухачевским. В разговоре со Сталиным по прямому проводу Ворошилов продолжал жаловаться на него (3-го февраля н. ст.) и говорил:

...«Мы все несказанно рады, что смещен Шорин. Если приедете в Ростов, на месте убедитесь, что простого смещения, да еще с повышением, для него недостаточно. Мы все считаем его преступником. ЕГО НЕУМЕНИЕМ ИЛИ ЗЛОЙ ВОЛЕЙ ( в том разберется суд) ЗАГУБЛЕНО ЛУЧШИХ БОЙЦОВ, КОМСОСТАВА И КОМИССАРОВ БОЛЕЕ 40% И ДО 4000 ЛОШАДЕЙ...»

Тогда же Ворошилов просил о срочном пополнении Конармии хотя бы самой захудалой конницей, болтающейся в тылах Кавказского фронта.

Таковы были результаты боев Конармии Буденного с Донской конницей в январе 1920 г. у ст. Ольгинской и х. Веселого по признанию самых красных.

И всем участникам вооруженной борьбы с большевиками следует помнить, что этот, чрезвычайно важный четырехдневный бой, в случае его проигрыша, означал бы конец вооруженной борьбы на юге: не было бы ни Новороссийска, ни Крыма, ни заграницы, — все погибло бы на месте, если бы, ценою очень больших потерь, не спасли бы положение донские казаки.

Е. Ковалев




Разделы / Слава казачья.

 Казачий круг - Комментарии к статьям




Казачий круг - форум
Обсудить статью на форуме

Сайты партнеров





Версия для печати
Яндекс цитирования

2008-2015 © Казачий Круг. Все права защищены.Разработка и поддержка Казачий Круг
Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов. При использовании материалов сайта-ссылка обязательна.
ОпросыГостеваяНаш дневникПоискКарта сайтаДоска объявленийFAQ - Вопрос-ответ



Работает на: Amiro CMS