Казачий круг-История, традиции и культура казачьего народа.

Казачий круг-Независимый казачий информационный сайт. Основан в 2008 году. История, традиции и культура казачьего народа.

Казачий круг - Новости

Казачий круг - Статьи

Казачий круг - Осторожно ряженые

Казачий круг - Георгиевские кавалеры

Казачий круг - Майдан

Казачий круг - Фотоальбомы- Галерея

 




























Сайты партнеров

Казачья гамазея
 Дикое поле
Шермиции



Вольная станица

 

 



 

 


 










 

История, традиции и культура казачьего народа.

 

Вы пользуетесь Яндекс? Мы стали ближе, добавьте виджет "Казачий круг", и будьте в курсе самых последних новостей.
 

Казачий круг. История, традиции и культура казачьего народа.

История, традиции и культура казачьего народа.

добавить на Яндекс




Слава казачья.

Донские партизанские отряды и их начальники в гражданскую войну на Дону (1917-1920 гг.)

04.07.11 Автор: А. Падалкин  Источник: Орган общеказачьей мысли журнал «Родимый край» № 50. Январь-Февраль 1964 г. Издатель: Донское Войсковое Объединение. 


Идут студенты, гимназисты,

И льется молодая кровь.

И в этот час, кровавый час.

Святое имя «партизаны» Опять омолодило нас.

Есть правда Божия на свете.

И убеленных сединой

Учить нежданно стали дети...

Б. Марков («Донская Волна», № 26)


История донского партизанства, как и история каждого партизанского отряда в отдельности, ждет своих исследователей.


Партизаны в эпоху А. М. Каледина

С первых дней гражданской войны на Дону, т. е. с начала ноября 1917 г. по 12 февраля 1918, по инициативе отдельных лиц был организован для борьбы с большевиками целый ряд отрядов из казаков — добровольцев. Все они потом вошли в историю борьбы под именем партизанских отрядов, хоть и не все именовались таковыми. Названия большей части из них сохранились в мемуарной литературе и в каз. периодической печати, но некоторая часть из них вошла в рубрику безымянных «разных мелких отрядов». Со временем, возможно, если не все, то часть из стих мелких отрядов будет названа и рассказана история их возникновения и постигшая их судьба...

В историю донского партизанства, как его основоположник, вошел отряд есаула В. М. Чернецова, как первый антибольшевистский отряд на Дону, назвавший себя «партизанским». Но первым человеком, просившим разрешения у Атамана Каледина на формирование, по принципу добровольчества, антибольшевистских отрядов, был полковник Полковников, последний командующий войсками Петроградского военного округа при Временном Правительстве. Разрешение это он просил в самом начале ноября 1917 г., но его не получил1.

Однако, через некоторое время, по всей вероятности, самочинно, он организовал такой отряд. Некоторые называют его «отрядом казаков-волонтеров». По одним сведениям отряд действовал на севере Дона, в сторону станции Поворино, по другим — в районе станицы Великокняжеской. Но по тем и другим сведениям, в одном из боев с большевиками сам Полковников был захвачен в плен и расстрелян. Что сталось с его отрядом — неизвестно... К этому времени относится появление на ж.-д. линии, в районе Поворино, отряда есаула Талалаева. Это дало основание утверждать, что есаул Талалаев вступил в командование отрядом Полковникова после его пленения, но по другим источникам выходило, что есаул Талалаев сформировал собственный отряд. Так или иначе, иных сведений, кроме того, что эти отряды существовали, нет...

Главная масса казачьих антибольшевистских отрядов на Дону была создана в Новочеркасске или Ростове уже с разрешения Атамана Каледина, но создавались отряды самотеком и на границах Донской области. Имеются данные, что весь ноябрь месяц 1917 г. на линии ж. д. Торговая-Царицын действовал какой-то самостоятельный отряд по разоружению солдатских полков, шедших с Кавказского фронта. Но кроме того, что он помогал «экспедиционному отряду организации генерала Алексеева» добывать оружие, ничего об этом отряде неизвестно. Имеются также сведения, что какой-то отряд, вплоть до января 1918 г., воевал на линии ж. д. Царицын-Поворино, базируясь на станицу Качалинскую... Точно известно было о существовании на севере Дона отряда сотника Попова под именованием «Отряда Стеньки Разина». Где он был сформирован, где действовал, из кого состоял — неизвестно. Известно только, что, пробиваясь к Новочеркасску, отряд был окружен красными 30 янв. 1918 г. около хутор Чекалова, недалеко от станции Моровской, и там был уничтожен... Имеются сведения о существовании в конце декабря 1917 г. другого отряда Попова, но уже есаула. Отряд этот был организован где-то в Хопёрском округе по инициативе генерал Потоцкого. В начале января 1918 г. он спустился на юг, в Донецкий округ, в станицу Мигулинскую. Там следы его потерялись...

Первым по названию «Партизанский отряд» был отряд, сформированный есаул В. М. Чернецовым из офицерской и, гл. обр., учащейся молодежи. И первым, записавшимся в отряд партизана Чернецова, был кадет Донского кадетского корпуса Кутырев. Чернецовский отряд выступил на фронт в начале декабря 1917 г.

Чернецов Василий Михайлович

В. М. Чернецов

Боевое крещение Чернецовцы получили у станции Горная, где первой жертвой оказался Федор Никонов, воспитанник Донской дух. семинарии. Вторым славным делом Чернецовцев было взятие станции Дебальцево, где были убиты Виктор Полковников, кадет 6-го класса Дон. кад. корпуса (пуля в лоб), и Иван Пятибратов, ученик 4-го класса Новочеркасского высшего начального училища. Слава Чернецова гремела не только на Дону, но и у большевиков. К моменту предательского убийства полковника Чернецова отряд его состоял из нескольких сотен - пеших и конных. Одна из пеших сотен была организована в станице Каменской из местных учеников, в боль-шинстве гимназистов. Многочисленная мемуарная и историческая зарубежная литература с особой теплотой отмечает подвиги и значение Чернецовского отряда в борьбе с большевиками. Б. Суворин, в книге «За Родиной», говорит: «Когда-нибудь казачий летописец напишет монографию этого героя из героев казачества (Чернецова, А. П.) и когда-нибудь мы увидим его памятник и поклонимся ему»... После убийства Чернецова отряд Чернецовцев принял полк. Черевков, но в Кубанский поход Чернецовцы ушли под командой Лейб Гвардии Кирасирского полка ротмистра Курочкина, по ошибке в историю Чернецовцев вошедшего в чине капитана. С оставлением Добровольческой Армией Ростова, приказом Походного Атамана, в ночь на 10 февраля, отряд Чернецова, вместе с другими отрядами, был направлен в станицу Аксайскую, для защиты с ее стороны подступов к Новочеркасску.

12-го февраля, по распоряжению того же штаба, отряд Чернецовцев должен был перейти в станицу Старочеркасскую, но ротмистр Курочкин увел его в станицу Ольгинскую в распоряжение Добровольческой Армии.

В начале января 1918-го г. полковником Мамантовым был организован в станице Нижне-Чирской партизанский отряд eго имени. Основным ядром его явились 12 донских офицеров и 13 юнкеров-артиллеристов из группы капитана Капелька, ездившей в Царицын по заданию генерала Алексеева.

Генерал-лейтенант Мамантов К.К.


Действовал отряд на линии ж. д. Царицын-Морозовская. Задачей его было разоружение красных эшелонов, продвигавшихся на Царицын. Действовал он на дрезинах, отчего получил название «дрезинного отряда». 23-го января 1918-го г. отряд с юнкерами Добровольческой армии, в составе около 100 чел., из Нижне-Чирской двинулся в Новочеркасск, куда и прибыл 5-го февраля в числе, не считая юнкеров, 109 чел. Пополнение, большею частью из учащейся молодежи, он получил в станицах и хуторах, через которые проходил. За 12 дней пути отряд проделал 300 верст. На второй день по прибытии в Новочеркасск отряд был уже на фронте. Сам полковник Мамантов вступил в командование войсками, действовавшими против большевистской группы Саблина, заменив на этом посту генерал Абрамова. При оставлении Новочеркасска отряд ушел в Степной Поход, где послужил ядром для создания большого «Мамантовского отряда». Сам полк. Мамантов в хуторе Веселом был назначен Походным Атаманом комендантом «Отряда Вольных Донских Казаков» — всех партизанских отрядов, ушедших в Степной Поход, объединенных под этим именем. Одновременно с этим на зимовнике Манук-Попова он назначается командующим группой партизанских отрядов для боевых операций в станице Платовской. В районе Восточных коневодств он тоже командует группой отрядов против красного главковерха Тулака. В станице Нижне-Курмоярской, 4-го апр. 1918 г., полковник Мамантов назначается начальником группы партизанских отрядов, выделенных Походным Атаманом в помощь казакам 11 станиц 2-го Донского округа, восставшим претив большевиков, о чем подробнее будет сказано ниже.

В самом начале борьбы с большевиками, т. е. с первых чисел ноября 1917 г., в качестве военной части не партизанского типа, на которую Атаман Каледин мог всецело положиться, был его конвой из сотни юнкеров Новочеркасского казачьего училища. Последние с этого времени до 12-го февраля 1918 г. несли службы самого разнообразного характера, как в Новочеркасске, так и вне его. Они принимают деятельное участие в разоружении в Хутунке (предместье Новочеркасска) запасных солдатских полков... Во время усмирения Атаманом Калединым мятежного Ростова — юнкера в боях на самом опасном участке: на ж.-д. путях, по берегу Дона, на виду у «крейсера» черноморских матросов — ледокола «Колхида»... В первых числах декабря 1917-го г., 25 донских юнкеров, с пятью юнкерами Добровольческой армии, под командой генерала генерального штаба Герасимова, совершили ночной набег на Лежанку. Они прошли хутор Веселый, зимовники Королькова и Сапунова и 6-го дек., захватив в Лежанке 2 орудия, 4 зарядных ящика, 501 снаряд и др. имущество, 9-го дек. были уже в Новочеркасске и все захваченное передали организации генерал Алексеева, т. е. Добровольческой Армии. Когда где-нибудь на фронте складывалась тяжелая обстановка — новочеркасские юнкера бросались на все угрожаемые участки, помогая восстановить положение. Их легкие немногочисленные отряды, в нужную минуту всегда появлявшиеся в самых опасных местах, получили наименование «отрядов скорой помощи». Их особо славное дело — на станции Каменоломня, — отмечено даже в советской мемуарной литературе. В свободное от боевых операций время юнкера несли гарнизонную службу в Новочеркасске и выполняли разного рода поручения по станицам, вплоть до перевоза денежных сумм из станиц в Новочеркасск. Когда, в силу обстановки на фронте, Атаман Каледин вынужден был послать на передовые линии свей конвой, охрана атаманского дворца и Атамана возложена была на новочеркасских юнкеров, которые выступили в Степной Поход под именем «Юнкерского отряда». Командовал им есаул Н. П. Слюсарев.

Первым антибольшевистским отрядом в Новочеркасске, созданном по принципу добровольчества, была «Донская студенческая боевая дружина», начало организации которой было положено 8 ноября 1917 г. Свою военную подготовку она вела в Казачьем училище, вначале в качестве «приходящих», а в период «Калединского похода» на Ростов — уже на казарменном положении в том же училище. Во время Ростовского мятежа студенты-дружинники выполняли обязанности поездных бригад, машинистов, санитаров и шоферов автомобильного транспорта. Вначале дружина состояла из 2-х пеших рот и подрывной команды. В половине декабря была создана 3-я рота. В это же время 1-ая рота и подрывная команда были отправлены на станцию Миллерово, в расположение начальника этого участка — генерала И. Д. Попова, но «не поладив» там с казачьими полками, прибывшими в январе 1918 г. с внешнего фронта, были переброшены под Ростов, где принимали участие во всех боях. К моменту оставления Ростова (9. 11. 1918 г.) из роты и команды, приблизительно в 150 чел., в строю осталось немногим более 30. В станице Ольгинской они были влиты в Студенческий батальон Добровольческой армии, с которым и совершили 1-ый Кубанский Поход. После этого похода в живых осталось из них несколько человек. 2-ая и 3-я роты за несколько дней до оставления Новочеркасска, по общему решению студентов, были распущены. Часть из них поступили в разные партизанские отряды, остальные распылились по станицам, где продолжали вести борьбу с большевиками не оружием, а словом. Студент Пухляков убивший Голубова в Заплавской станице, был одним из них.

Выступили все эти отряды под влиянием полк. генерал шт. М. И. Бояринова. Под Ростовом они составили среднюю группу войск, наступавших на Нахичеванские кирпичные заводы, под общим командованием полковника Богаевского. Одним из командиров сотен Новочеркасской дружины был есаул Коньков.

В Ростовском походе Каледина принимали участие партизанского типа дружины станиц Новочеркасской, Аксайской и Александровской, общеобразовательные курсы по подготовке казаков, прибывших из действующей армии, на чин прапорщика, курсы военно-медицинских и ветеринарных фельдшеров и отряд слушателей урядничьих курсов.

У ж. д. линии в группу полк. Кучерова входил небольшой отряд казаков-добровольцев из учащейся молодежи Новочеркасска, главным образом кадет Дон. Корпуса. Когда Атаман Каледин прибыл на «фронт», он приказал всю учащуюся молодежь вернуть в Новочеркасск. Кадеты были отправлены «под конвоем» корпусного преподавателя войскового старшины Туроверова, а остальная молодежь «под конвоем» юнкеров Новочеркасского Училища.

Со стороны же Таганрога в боях за Ростов под общей командой генерал А. М. Назарова принимал участие и пеший отряд из казаков-добровольцев частей, расположенных в Таганроге, и отряд из местной учащейся молодежи.

Отряд Романа Лазарева был одной из пеших сотен Чернецовского отряда. Во время боя у хутора Гусева, где погиб Чернецов, Лазарев был его заместителем в станице Каменской. После гибели Чернецова, Лазарев со своей сотней выделился из Чернецовского отряда в самостоятельный отряд своего имени. Донским Атаманом генералом Назаровым, в начале февраля 1918 г., отряд Лазарева был переброшен в Ростов в распоряжение генерал Корнилова. В ночь на 9. февр., по оставлении Ростова, этот отряд, вместе с другими частями Добровольческой армии, занимал позиции у Темерника. Через него ,между прочим, добровольческие части получили приказ генерал Корнилова отступить и идти на соединение с главными силами. Развозивший это приказание хор. Фадеев был убит на участке офицерской роты Добровольческой армии. Отряд Лазарева отходил с отрядом сотника Грекова последним, когда красные, на расстоянии всего 300 шагов от них, входили в Темерник. По распоряжению генерал Маркова отряд Лазарева отходил не к главным силам, а к Нахичеванскому мосту, откуда и был направлен в станицу Ольгинскую.

Семилетовский партизанский отряд был вторым после Чернецовского как по своей численности, так и по боевой славе. Сформирован он был в. ст. Семилетовым в декабре 1917 г. Отряд состоял из пехоты, конницы и артиллерии. После оставления Новочеркасска он ушел в Степной Поход. Состоял он почти полностью из учащейся молодежи.

Генерал Э. Ф. Семилетов

Генерал Э. Ф. Семилетов


Некоторые лица, занимавшие в дни гражданской войны высокое положение в Донской Армии, в своих трудах писали с иронией о Э. Ф. Семилетове, как о «лихом предводителе детских партизанских отрядов», «эксплуатировавшем детей», «командовавшим партизанами из такого далёка, где не слышны были даже пушечные выстрелы» и «делавшем свою карьеру на крови детей».

Э. Ф. Семилетов до войны 1914 г. в чине сотника по состоянию здоровья был уволен в отставку, но когда началась война, он решил добровольно принять в ней участие в составе действующей армии. Ни уговоры его друзей, ни решения военно-медицинских комиссий, осматривавших его и признававших его негодным к службе в строю, не могли заставить его переменить принятое им решение — он уехал на фронт. Скромный человек, он мало говорил о своей службе там, но неоднократные серьезные ранения, три чина, полученные на фронте, орден Св. Георгия, Георгиевское оружие красноречиво говорили о том, что он не прятался за спины своих подчиненных.

Когда началась гражданская война на Дону, Э. Ф. Семилетов не вернулся в «Донское С Х Общество», где много лет состоял товарищем председателя, и не старался устроиться в больших штабах, а занялся формированием партизанского отряда, — и не его вина, что туда записывались не отцы, а дети. Слава его отряда также гремела по всей Донской земле, как и слава отряда Чернецова. Его так же, как и Чернецова, любили и прославляли партизаны. А их любовь можно было заслужить только личным примером героизма. Он не был военным по призванию. На военном поприще он выполнял свой долг гражданина. И исполнил его честно до конца.

За месяц до оставления Новочеркасска в 1919 г. он, заразившись тифом, умер у себя на Дону и был похоронен на средства, собранные его друзьями.

Помимо этих крупных отрядов с декабря 1917 г. по 12. февр. 1918, был создан целый ряд небольших, но не менее героических отрядов.

Офицерская дружина была первым из этих отрядов. В составе ее, при выходе на фронт, было около 200 чел., из них не больше 20 офицеров. Создана она была после призыва Чернецова к донским офицерам стать на защиту Дона. О ней точно известно только то, что командовал ею полк. Ляхов, что она принимала участие в боях за станцию Дебальцево, совместно с офицерской ротой полковника С... из состава Добровольческой армии и что она совершила в этом бою трудное обходное движение. Принимала она также участие в боях за станцию Горная. По некоторым сведениям, после этих боев дружина распылилась, но начальник ее полк. Ляхов проделал Степной Поход в рядах штаб-офицерской дружины генерала Базавова.

Отряд полковника Н. Н. Упорникова был сформирован исключительно из офицеров для охраны Атамана Каледина после того, как в критический момент Атаман «отдал» на фронт свой конвой и отказался от юнкерских караулов. После гибели Чернецова Атаман отказался и от этой охраны и небольшой отряд Упорникова был отправлен на фронт, в распоряжение начальника Северо-западного участка генерала А. В. Черячукина, в станицу Грушевскую. Оттуда отряд был переведен на участок генерала Ф. Ф. Абрамова и принимал участие в наступлении на Сулин. Позднее отряд был отведен в Персиановку, которую и защищал с севера до 9-го февр. включительно. При оставлении Новочеркасска 12 февр. отряд был распущен, и часть его чинов влилась в уходившие из Новочеркасска отряды. Н. Н. Упорников остался в Новочеркасске.

Отряд полковника Миронова создан был незадолго до гибели Чернецова в Каменской станице из местной учащейся молодежи. В каком он был составе, и какова была его боевая деятельность — сведений нет, но известно, что когда Голубов и Подтелков, свершив свое Каиново дело, увели свой «революционный казачий отряд» на станцию Миллерово, то станцию Глубокая занимал отряд полковника Миронова.

Отряд «Белого Дьявола» сотника Грекова формировался в начале января 1918 г. в Ростове. По другим сведениям начало его организации относится к началу ноября 1817 г. на станции Иловайской. Отряд первоначально состоял из одних кубанских казаков, возвращавшихся на Кубань с Западного фронта. Действовал он совершенно самостоятельно, но в конце декабря вошел в подчинение Донскому командованию и по его распоряжению производил налеты на ж.-д. станции в Донецком бассейне, где накапливались большевистские эшелоны, а также в сторону Киева и Харькова. «Белым Дьяволом» он был прозван большевиками за его неуловимость и исключительную храбрость. Ко времени, когда на Ростовском направлении появились части Добровольческой Армии, отряд имел свыше 150 штыков и сабель и состоял уже исключительно из донцов, имея отличную боевую репутацию.

При восстании большевиков в Таганроге 18.1.1918 г. красная гвардия захватила в плен вместе с добровольцами больше десятка партизан отряда «Белого Дьявола» и проявила в отношении их исключительную жестокость: у партизан были связаны руки и ноги и в полусогнутом положении они были брошены живыми в пылающую доменную печь Балтийского завода.

При защите Ростова он входил в добровольческий отряд генерал Черепова и особо показал себя в боях под Хопрами. При оставлении Ростова входил в состав арьергарда и вместе с ним вел кровопролитные бои в направлении на Хопры. Из Ростова отходил последним в составе всего 30 человек, оставшихся в строю. Переправлялся через Дон у Нахичевани, причем генерал Марков пропустил его одним из первых, т. к. он получил задачу прикрывать станицу Ольгинскую с запада, со стороны Батайска. По сосредоточении Добрармии в Ольгинской, он вошел в сводный партизанский отряд, на который была возложена задача по охране станицы Ольгинской. 12. февраля красная конная часть со стороны Ростова атаковала отряд Грекова, но была отбита. Отряд Грекова потерял 3-х чел. ранеными и одного убитым. Это были первые потери Добровольческой армии после оставления Ростова.

Сотник Ф. Д. Назаров

Сотник Ф. Д. Назаров

Назаровский отряд был организован хорунжим Ф. Д. Назаровым. Большинство его операций были на Ростовском фронте. В боях под Салами и Чалтырем Назарову были подчинены станичные дружины — Гниловская, Александровская, Аксайская и Ольгинская. В этих боях отряд понес большие потери и был отведен на пополнение в Новочеркасск, где значительно пополнился молодежью. С оставлением Новочеркасска отряд ушел в Степной Поход.

Отряд Мартынова организован был в Новочеркасске в начале янв. 1918 г. в. ст. Мартыновым. До 12 февраля 1918 г. входил в группу войск генерал Ф. Ф. Абрамова. При оставлении Новочеркасска отходил последним и у вокзала имел перестрелку с частями Голубова.

Партизанский отряд имени генерала Корнилова был сформирован в Ростове из учащейся казачьей молодежи после прибытия туда штаба Добровольческой армии. Кем был организован-неизвестно. Во второй половине января принимал участие в боях у станции Неклиновка против войск Сиверса. 27 янв., по распоряжению генерала Корнилова, был направлен на Новочеркасский фронт. Но на следующий день, по его же приказанию, был задержан на станции Аксай, где простоял до 30 янв. В этот день был возвращен на Ростовское направление. При оставлении Ростова со всей Добровольческой армией отошел в станицу Аксайскую. При переправе Добровольческой армии в станицу Ольгинскую прикрывал станицу Аксайскую с запада и ушел, оставив охрану станицы отряду полковника Краснянского, как арьергард Добровольческой армии, переправившись через Дон последним.

Отряд полковника Краснянского. Отряд образовался незадолго до смерти Атамана Каледина. Организован полковником Краснянским после его бегства через окно товарного вагона на полном ходу поезда, в котором находилась группа донских офицеров, захваченных большевиками в станице Каменской и отправляемых в Луганскую тюрьму. До оставления Новочеркасска отряд никакого участия в боях не принимал. 8-го февр. штабом Походного Атамана был направлен в станицу Аксайскую для прикрытия Новочеркасска со стороны Ростова. 12. февр., по распоряжению того же штаба, в 3 часа дня оставил станицу и перешел в Старочеркасскую, откуда 13 февр., под влиянием пропаганды за необходимость присоединения к Добровольческой Армии, полк. Краснянский, находясь в личных хороших отношениях с генералом Корниловым, увел отряд в станицу Ольгинскую в его распоряжение.

Отряд есаула Боброва. Организация отряда начата была п.-есаул Аврамовым почти одновременно с организацией отряда Краснянского. Состоял он из учеников Новочеркасских учебных заведений. Преподавательский персонал всячески мешал его организации, то запрещая вербовщикам говорить с учениками, то отговаривая последних поступать в отряды. Вмешательство М. П. Богаевского, Помощника Войскового Атамана, запретившего преподавателям и директорам школ противодействовать записи учеников старших классов, помогло набрать свыше ста человек. До оставления Новочеркасска отряд, проходя спешную военную подготовку, участия в боях не принимал. 12-го февраля выступил из Новочеркасска в Степной Поход под командой есаул Боброва, своего начальника, уезжавшего, с согласия штаба Походного Атамана, в станицы 1-го Донского округа (Кумшацкую, Цимлянскую и др.) с целью набрать конную сотню, но вернувшегося в начале февраля, после неудачной поездки, всего с десятком казаков, и поручившего во время своего отсутствия организацию пешей сотни подъесаулу Аврамову, своему помощнику. 10-го февраля вечером, после совещания в штабе Походного Атамана, есаул Бобров, собрав пешую сотню, объявил партизанам, что они распускаются по домам, в виду невозможности защищать Новочеркасск и принятого решения штаба Походного Атамана уйти в степи навстречу полной неизвестности, с единственной надеждой на скорое пробуждение донцов. Есаул сообщил, что все офицеры отряда, в числе 6 чел., уходят в степь, и если кто из партизан, на собственный страх и риск, пожелает последовать их примеру, препятствий им чиниться не будет. Больше половины партизан заявили о своем решении идти вместе с офицерами в степь. На следующий день окончательно выяснилось, что в отряде остается 42 партизана, что с офицерами составляло 48 человек. В этом составе отряд, в 6 часов 12-го февраля, занял позицию вдоль ж.-д. насыпи, влево от Новочеркасского вокзала, у дороги в станицу Кривянскую, где были Голубовские казаки 10-го Донского казачьего полка, для прикрытия вокзала, мимо которого, в холодном утреннем тумане, беспрерывной волной тек поток беженцев и воинских частей, направлявшихся в станицу Старочеркасскую. Вместе с Бобровскими партизанами позицию против Кривянской станицы занимала группа стариков (человек 10) Аксайской дружины. Есаул Бобров посоветовал Аксайским дружинникам идти в свою станицу, что обрадованные «деды» немедленно исполнили... По распоряжению из штаба Походного Атамана, отряд направился в Старочеркасскую станицу.

Боевая офицерская дружина была организована войсковым старшиной М. Н. Гнилорыбовым при вступлении генерал Назарова в должность Войскового Атамана. Офицеров в дружине было более 50и/о. До 12-го февр. дружина несла охрану «Назаровского Войскового Круга», Областного Правления и казначейства. При оставлении Новочеркасска ушла в Степной Поход.

Атаманский отряд был организован для спасения Атамана Каледина полковником Каргальским. Отряд был смешанный по своему составу, но большинство было офицеров. Остальные — кадеты, гимназисты и т. д. Отряд был конным при одном орудии. По вступлении генерал Назарова в должность Войскового Атамана, «Атаманский отряд» нес охрану атаманского дворца. При оставлении Новочеркасска ушел в Степной Поход. Этот отряд, вместе со взводом юнкеров при Походном Атамане П. X. Попове, до 10 часов вечера ожидал у переправы через р. Аксай выезда из Новочеркасска Войскового Атамана Назарова.

Китайский отряд организован был сотником Хоперским*) из китайцев разносчиков товаров. Все командные должности в нем занимали казаки — офицеры и урядники. За день до оставления Ростова часть его под командой сот. Хоперского была направлена на Ростовское направление, но, прибыв туда, когда Ростов уже оставлялся, вернулась в Новочеркасск. Сотник Хоперский с несколькими китайцами в Аксайской станице присоединился к Добровольческой Армии и ушел с ней в 1-ый Кубанский поход. Во время операций под Екатеринодаром сотник Хоперский состоял офицером ординарцем при генерале Казановиче, командире Партизанского полка.

При оставлении Новочеркасска китайский отряд ушел в Степной Поход.

Отряд есаула Карпова был организован есаулом Л. Гв. Казачьего полка П. Карповым в начале второй половины января. Действуя против красной гвардии главковерха Саблина, отряд проявил большую доблесть. За несколько дней до оставления Новочеркасска 12 февр. есаул Карпов был убит, отряд его распался, но большая часть его партизан вступила в другие отряды.


Партизанские отряды и дружины, сформированные во время атаманства генерала Назарова.


Партизанский отряд им. Атамана Каледина.

Попытка его организации была настолько необычна, как по времени, так и по форме, что заслуживает особого освещения. 29-го янв. по Новочеркасску молниеносно разнеслась весть, что Атаман Каледин, сложив полномочия, застрелился. Толпы горожан стали собираться на площади около атаманского дворца и на прилегающих улицах. Собрались тысячи людей. Толпа безмолвна. В абсолютной тишине слышатся только приглушенные рыдания. В это время на цоколе памятника Атаману Платову появляется человек в черкеске и, нарушая тишину, громко говорит о том, что в смерти Атамана повинен весь Дон, в том числе и каждый в собравшейся толпе. Человек в черкеске призывает искупить этот грех путем поголовного выступления против большевиков и предлагает всей толпе идти в арсенал, взять оружие и, создав отряд имени Атамана Каледина, отправиться на фронт. Закончил он свое необычное выступление предложением собраться всем у памятника Ермаку, где и составить сотни. «Я вас жду там!», — крикнул оратор и соскочил с цоколя. (Часть этих данных опубликована в одном из первых номеров «Донской Волны», а подробности рассказывал мне сам оратор. А. П.). Человек в черкеске был, если память мне не изменяет, член Кубанской делегации при Донском Войсковом Круге, молодой, неопытный как в организационных, так и в общественных делах, но с горячим сердцем, инженер Шпиганович. В течение получаса у памятника Ермаку собралось человек двадцать зеленой учащейся молодежи и, примерно, столько же пожилых казаков. Потоптавшись около часа, кто-то из пожилых предложил, «чтобы не мерзнуть» — идти в Казачье училище, оставив одного человека у памятника. Тут же около половины из пожилых заявили, что они пойдут предупредить «домашних» о своем «поступлении в отряд». Пошли и не вернулись. Человек тридцать оставшихся два дня прожили в военном училище и, не получив пополнения, по совету начальника училища, отправились па фронт в Семилетовский отряд, где вошли в одну из пеших сотен, как взвод «имени Атамана Каледина». Инженер Шпиганович, не будучи донцом, не будучи офицером, не имея достаточно авторитета, дело организации отряда продвинуть не смог. При оставлении Новочеркасска он ушел с донцами в Степной Поход и проделал его в конно-офицерской сотне полковника Чернушенко.

Новочеркасская дружина организовалась в правлении Новочеркасской станицы, по инициативе полковника генерального штаба М. И. Бояринова, сейчас же после избрания генерал Назарова Войсковым Атаманом. Запись в дружину вел в станичном правлении в. ст. Н. И. Тарарин. Записалось свыше 200 человек. Прямо из правления все записавшиеся были направлены в кадетский корпус. Когда Атаман Назаров посетил ночью кадетский корпус — он нашел там два десятка «дружинников», остальные разошлись по домам. Однако, к моменту оставления Новочеркасска дружина имела две сотни общей численностью около 400 человек. О боевой деятельности дружины известно только то, что ее первая сотня 10 февр. была направлена в станицу Аксайскую для охраны Новочеркасска со стороны Ростова. 12 февраля, отходя по приказу штаба Походного Атамана в станицу Старочеркасскую, она была обстреляна рабочими стекольного завода Добровольского. В Старочеркасской дружина прекратила свое существование. Часть ее поступила в разные партизанские отряды, а большинство разошлось по станицам. Кто командовал дружиной, и какова была судьба ее 2-ой сотни неизвестно.

30 янв. 1918 г., на другой день после своего избрания Войсковым Атаманом, генерал А. М. Назаров обратился к донским казакам с воззванием, в котором писал: «Помогите партизанам! Спасайте честь Родины и старого Дона! Пушки гремят уже под Сулином!...» Как бы в ответ на это воззвание в Ростове и Новочеркасске началась новая организация целого ряда партизанских отрядов. Для истории не сохранилось ни наименования большинства из них, ни имен их начальников. Все они, не закончив формирования, при оставлении Ростова ушли в станицу Ольгинскую и в станицу Старочеркасскую при оставлении Новочеркасска.

Из отрядов, сформированных в период атаманства генерал Назарова, известны:

Баклановский конный отряд есаула Власова, по формировании был на фронте против красных, наступавших на Новочеркасск. При оставлении Новочеркасска отряд ушел в станицу Ольгинскую, не заходя в станицу Старочеркасскую.

Конный отряд есаула Бокова участия в боях до оставления Новочеркасска не принимал. 13 -го февраля ушел в Добровольческую Армию в станицу Ольгинскую.

Смешанный отряд полковника Яковлева, не закончив формирования, ушел в станицу Старочеркасскую.

Инженерная сотня, имевшая специалистов всех родов технических войск. Сотня была сформирована полк. Макеевым. При оставлении Новочеркасска сотня ушла в станицу Старочеркасскую.

Штаб-офицерская дружина была организована генерал Базавовым под его командой между 9 и 12 февраля. Ушла в станицу Старочеркасскую с Походным Атаманом.

Отряд полковника Хорошилова сформирован был им из малолетних кадет и учеников других уч. заведений по просьбе родителей, боявшихся за судьбу своих детей в Новочеркасске и считавших, что в армии им будет безопаснесаул Полковник Хорошилов был воспитателем кадетского пансиона и в качестве офицеров в свой отряд пригласил воспитателей и преподавателей Донского кадетского корпуса и Донского кадетского пансиона. Отряд ушел с Походным Атаманом в станицу Старочеркасскую.

Отряд имени Атамана Межакова пытался сформировать войсковой старшина Розов, но, завербовав в станице Александровской 4-х добровольцев и в Новочеркасске 3-х, на этом прекратил формирование. Сам при оставлении Новочеркасска пристроился к штабу Походного Атамана, с которым ушел в станицу Старочеркасскую. В Степном Походе выяснилось, что он не Розов и не офицер и, как уличенный в шпионаже в пользу большевиков, на зим. Безуглова был расстрелян в отряде Назарова.

Конный отряд Стеньки Разина формировался в Ростове полковником Яновским. При оставлении Ростова насчитывал всего 20 человек. Отошел из Ростова с Добровольческой Армией в станицу Ольгинскую.

Группа чинов особого отделения штаба Ростовского Военного округа, в составе 12 человек, конвоировавшая из Ростова в Новочеркасск золото и серебряный запас Ростовского отделения Государственного банка в связи с оставлением Ростова, отошла в качестве охранной команды штаба Походного Атамана и штабного обоза.

Конно-офицерская сотня. При оставлении Новочеркасска в одиночном порядке ее покинуло некоторое число офицеров, в большинстве кадровых. В хутор Арпачине была сформирована конно-офицерская сотня трех-взводного состава, под командой полковника Чернушенко — представителя Украины при штабе Походного Атамана. Взводами командовали есаул П. Греков, есаул Дубовсков и есаул Сохранов (?).

Группа полковника Биркина, в составе 19 человек — офицеров, кадет и казаков Донского кадетского корпуса, — вышла из Новочеркасска после занятия его большевиками. Отряд Походного Атамана группа нагнала на походе между хуторами Арпачиным и Веселым. Из хутора Веселого, по ряду причин, группа эта была уведена Биркиным в Добровольческую Армию, где часть ее, во главе с полковником Биркиным, была назначена в Офицерский полк, конные в отряд полковника Глазенапа, а пешие в Партизанский полк генерал А. П. Богаевского.

Дружина Гниловской станицы. Помимо перечисленных отрядов, сотен и групп, формировавшихся в период атаманства генерал Назарова, кроме Новочеркасской дружины существовали дружины и других станиц. Все они были партизанского типа. Самой заметной была дружина Гниловской станицы. Она геройски дралась с красными латышами у станции Синявка, при этом в атаку дружину водил священник станичной церкви с крестом в руках и пением духовных песнопений. Священник этот совершил Корниловский Поход.

У армянских поселков — Салы и Чалтыр, в дни агонии Ростова, в боях принимали участие небольшие дружины Аксайской, Ольгинской и Александровской станиц. Все эти дружины, за исключением отдельных казаков, за день до оставления Ростова разошлись по домам. Следует отметить, что дружинник Александровской станицы - ветеринарный фельдшер Гугуев., вернувшись на свое прежнее место службы в Ростовские бойни, был случайным свидетелем убийства М. П. Богаевского, которого он пытался спасти после отъезда палачей.


Полковник Писарев Петр Константинович

Полковник Писарев Петр Константинович


Помимо этих активных дружин были пассивные, тоже партизанского характера — они «охраняли» юрты своих станиц. Такие дружины выставляли станицы Ольгинская, Александровская, Аксайская и Грушевская. Известны дружины Верхне и Нижне-Кундрюческие, Цимлянская, Раздорская, Кумшацкая, Романовская, Бесергеневская, Константиновская и др. Одни из них возвращались домой, дойдя до станицы Заплавской, другие уходили из Новочеркасска под влиянием большевистской агитации, третьи разошлись по домам уже после занятия большевиками Новочеркасска. Кундрюческие дружины должны были выйти из своих станиц под начальством командира расформированного в станице 42 Донского казачьего полка — полковника Дьяконова, но он отказался вести их, «поручив» это своему помощнику — полковнику П. К. Писареву, с которым дружинники частично дошли только до станицы Цимлянской, откуда, под влиянием Цимлянцев, уже «возвернувшихся из похода» домой, повернули назад. Полковник Писарев прибыл в Новочеркасск с десятком офицеров и поступил рядовым партизаном в отряд Краснянского. Существует версия, по которой генерал Назаров согласился занять пост Войскового Атамана только после того, когда была получена телеграмма, что Кундрюческие дружины, в 1.000 человек, выступили на помощь Новочеркасску.

Константиновская дружина вышла из своей станицы 6 февр. и прибыла в Новочеркасск 9-го, под командой родного брата Атамана Назарова — есаула Ивана Михайловича Назарова. 10-го февр. дружинники пригласили есаула Назарова «на выработку правил условной дисциплины» и «выбора начальников». Есаул Назаров отказался от командования дружиной в таких условиях и записался в конный отряд есаула Бокова.

Так как Атаман Назаров был казаком Константиновской станицы, и туда предполагалось перенести центр борьбы с красными - Константиновская дружина вышла из Новочеркасска с партизанами. Но узнав в хутор Арпачине, что партизаны идут в задонские степи, дружина ушла в свою станицу.

Кроме пеших и конных партизанских отрядов существовала партизанская артиллерия и даже бронепоезд. В январе 1918 г. были сформированы: отдельный артиллерийский взвод есаулом Коньковым и три партизанских артиллерийских взвода — первым из них был взвод сотника Е. Ковалева, состоявший из 2-х орудий при 2-х пулеметах «Льюис». При оставлении Новочеркасска батарея Ковалева отходила последней частью с Персиановского фронта. В Персиановке артиллеристы «подобрали» на питательном пункте для партизан двух гимназисток (О. Старицкую и О. Мельникову), добровольно оставшихся там после ликвидации пункта, «чтобы сказывать помощь оставшимся на фронте партизанам»... Батарея была оставлена у товарной станции Новочеркасска. Она принимала участие в похоронах Атамана Каледина. По оставлении Новочеркасска большинство чинов батареи, во главе с ее командиром, ушли в ст. Старочеркасскую.

Вторым взводом был взвод есаула Аврамова, при одном орудии. Старшим офицером был сотник Мелихов.

Третьим взводом был взвод есаула Неживова, при 2-х орудиях и одном пулемете «Льюис». Батарея ушла в Степной Поход.

Все эти три взвода были организованы «для сказания помощи партизанским отрядам» распоряжением начальника Донской Артиллерии — генерал Астахова. Атаманская батарея в одно орудие с пулеметом была при Атаманском отряде.

В дни атаманства генерал Назарова был оборудован и примитивный партизанский бронепоезд при 2-х орудиях и 5 пулеметах. Командовал бронепоездом есаул А. А. Упорников при старшем офицере — сотнике Лукьянове. Начальником пулеметной команды был есаул С. Н. Краснов. Бронепоезд особенно отличился у ст. Каменоломня, где, при отходе пеших и конных отрядов, успешно состязался с 6-тидюймовой батареей красных, поставленной на ж. д. платформы. Бронепоезд отходил последним, когда красная пехота почти зашла ему в тыл и одна из ж. д. линий была сильно повреждена. От флангового пулеметного огня большевиков очень пострадали пулеметчики. При оставлении Новочеркасска орудия были испорчены, орудийная команда частью ушла в Добровольческую Армию, частью в Степной Поход, но в большинстве осталась в Новочеркасске. Пулеметная же команда, во главе с есаулом. Красновым, захватив один пулемет, ушла через Аксайскую станицу в Добровольческую Армию, где и вошла в состав Партизанского полка, во взвод есаула Рыковского. При партизанском отряде генерала Семилетова, как говорилось, была «собственная батарея», имевшая 2 орудия и 2 пулемета. Командовал батареей штабс-капитан Щукин. Батарея, в составе отряда Семилетова, ушла в Степной Поход.

Кроме этих батарей, в начальный период борьбы с большевиками, при разоружении солдат запасных частей, стоявших в Новочеркасске, принимало участие одно орудие, добытое офицерами-артиллеристами у казаков-артиллеристов, т. е. носило чисто партизанский характер. Но по другим сведениям, то были орудия одной из батарей запасного донского артиллерийского дивизиона. При усмирении Ростовского мятежа Атаманом Калединым участвовала «сводная батарея запасного дивизиона под командой войскового старшины Шульгина, входившая в группу полк. Богаевского, и донская батарея № (?) под командой есаул Попова, входившая в группу полк. Попова. В январе 1918 г. на стороне Добровольческую Армию, в бою у Матвеева Кургана, добровольно приняла участие 29 донская батарея.

Партизанские группы и сотни формировавшиеся в период когда партизанские отряды, покинувшие Ростов и Новочеркасск, совершали свои Кубанский и Степной походы.

В станице Денисовской, в конце февр. 1918 г., полковником Магнатовым была организована группа казачьих офицеров для присоединения к «Отряду Вольных Донских Казаков». 2-го марта, недалеко от Великокняжеской станицы, группа эта, при переходе через ж.-д. линию, нарвалась на сильную большевистскую заставу. Полк.овник Магнатов был убит. Группа рассеялась, но одиночки из нее присоединились к партизанам. 8-го марта хорунжий Назаров привел из станицы Граббевской 2 сотни казаков-калмыков. 10-го марта генерал И. Д. Попов, из района станицы Платовской тоже привел к степнякам-партизанам 2 сотни казаков-калмыков.

При движении этих сотен на соединение со Степным отрядом, генерал И. Д. Попов получил сведения, что на хуторах Хомутовниковом и Красном находится отряд Голубова, везший «пойманного» М. П. Богаевского. Генерал И. Д. Попов, рассчитывая освободить М. П. Богаевского, «зашел» в эти хутора но... поздно, М. П. Богаевский был увезен уже в станицу Великокняжескую. Все эти 4 сотни имели партизанский характер. В «Отряде ВДК» они получили нумерацию 1, 2, 3 и 4-ая сотни и наименование «калмыцких партизанских сотен».


Донские партизанские отряды в добровольческой армии.

При движении отряда полковника Дроздовского на Дон, в станице Ново-Николаевской есаулом Л. гв. Атаманского полка Фроловым была сформирована Донская партизанская сотня, пополненная молодежью в Таганроге. 24-го апреля 1918 г. сотня принимала участие в боях за Новочеркасск. Она вошла во второй конный Дроздовский полк вторым эскадроном. Во время боев частей добровольческой армии под командой генерал Маркова, в районе Торговая-Великокняжеская, есаул Фролов был убит.

В станице Ольгинской 13-го февр. 1918 г. на временной стоянке добровольческой армии, оказалось 9 Донских партизанских отрядов, вошедших с историю борьбы с большевиками и, по некоторым данным, почти столько же, по своей малочисленности и неучастию в борьбе до оставления Ростова и Новочеркасска, остающихся неизвестными и по сию пору. Все они вошли в добровольческую армию. По распоряжению генерала Корнилова все конные партизаны были выделены из пеших отрядов и из них был составлен конный отряд полковника Глазенапа, численностью около 300 шашек. Туда полностью влился отряд есаула Бокова и группа полковника Яновского. Конные партизаны Чернецовского отряда, с присоединением к ним казаков-одиночек, всего числом около 200 шашек, составили конный дивизион подполковника Корнилова.


Полковник Глазенап Петр Владимирович

Полковник Глазенап Петр Владимирович


Пешие партизанские отряды — около 1000 штыков — составили пеший Партизанский полк под командой генерал А. П. Богаевского. Основным ядром полка были отряды Чернецова, Лазарева и Краснянского, сохранившие свои наименования и своих начальников.

Партизанский отряд имени генерал Корнилова был расформирован и чины его распределены между основными отрядами.

Отряд «Белого Дьявола» в половинном составе влился в Партизанский полк, другая его половина вошла в инженерную роту.

Баклановский отряд есаула Власова, в силу его сравнительной «многочисленности» (54 чел.) и его боевой славы, сохранил свою самостоятельность и остался в непосредственном подчинении генерала Корнилова, который пользовался им во все критические моменты боев. Помимо этих, чисто казачьих, частей в Добровольческой армии было некоторое количество казаков в Корниловском и Офицерском полках. В Студенческий батальон входили остатки «Студенческой боевой дружины», а при штабе генерала Корнилова находилась «связная команда» под командой подъесаула Нефедова в 22 коня, присланная Походным Атаманом генерал П. X. Поповым из станицы Великокняжеской. Число Донских казаков в Добровольческой армии, в период 1-го Кубанского Похода, составляло треть ее боевого состава.

Донские партизанские отряды, входившие в Добровольческую армию, проделали с ней весь ее страдный путь до Екатеринодара и обратно в станицу Мечетинскую, участвовали во всех боях и понесли жестокие кровавые потери — одними убитыми до 60 проц. В бою у станции Выселки были убиты начальники отрядов: полковник Краснянский и есаул Власов; ранены начальники отрядов: есаул Лазарев и ротмистр Курочкин. Полковника Краснянского заменил полковник П. К. Писарев, известный своей любовью к детям-партизанам, которых он не раз, рискуя собственной жизнью, спасал, вытаскивая тяжело раненых на своем плаще из-под огня противника. Во время боя под Выселками генерал Корнилов о донских партизанских отрядах говорил, подчеркивая их боевые подвиги: «Какие же неугомонные, все не могут остановиться»... А во время боев у Филипповских хуторов, тот же генерал Корнилов, отмечая доблесть не только партизанских отрядов, но и начальников, в ответ на просьбу генерал Богаевского прислать поддержку и видя атаку его партизан, говорил: «А просил подкрепления! И всегда так: пошли ему пяток людей, он переходит в атаку и гонит красных, в несколько раз многочисленнее его партизан»… В боях за Филипповские хутора, при взятии мостка через многоводную и бурливую речку, Чернецовцы понесли такие потери, что из всего отряда свыше 200 чел .в строю оставалось 6 человек, под командой сотника М. Т. Попова, одного из помощников Чернецова по формированию отряда.

М. Т. Попов за его дар слова и балагурство был прозван партизанами «Донским соловьем»... Чернецовский отряд состоял из особо дисциплинированных, боевых и спаянных юношей, как о том свидетельствовал корреспондент шведской газеты «Иллюстрасьон Грондис», состоявший некоторое время в Кубанском Походе при пулеметной команде Чернецовцев, исключительно для того, чтобы ознакомиться с ними... После соединения Добровольческой армии с отрядом казаков Кубанского Войска генерал Корнилов, чтобы сохранить имя Чернецова, давая пополнение в Партизанский полк из Кубанских казаков, приказал составить из них «Чернецовскую сотню», ячейкой которой явились оставшиеся в строю 6 «старых Чернецовцев». После соединения с Кубанцами генерал Богаевский вступил в командование 2-ой бригадой, а Партизанский полк принял генерал Казанович, в боях за Екатеринодар бывший с партизанами в самом городе, дойдя с ними до Сенного базара. В этих боях были ранены генерал Казанович и его помощник полковник П. К. Писарев. В этих же боях был убит начальник Чернецовских партизан — ротмистр Курочкин. Там же был убит в последней конной атаке есаул Л. Гв. Казачьего полка Рыковский. В начале Похода он командовал взводом в отряде Краснянского.

Из состава Донских партизанских отрядов, бывших в Кубанском Походе, вернулось немного — не больше 45% ушедших из станицы Ольгинской. Часть из них вернулась с госпиталями ранеными. Наибольшие потери понесли пешие отряды.

«Отряд вольных донских казаков»

Отрядам, собравшимся в станице Старочеркасской 12-го февр., в виду близости ее к Новочеркасску и Аксайской станице, откуда можно было ожидать нападения большевиков, Псх. Атаман приказал на следующий день перейти через Дон л сосредоточиться в хутор Арпачина. Там объявлена была дневка, чтобы произвести общий учет силами и необходимую реорганизацию. В Арпачине выяснилось, что там, кроме Новочеркасской и Константиновской дружин, группы чинов особого отделения и еще не сформировавшейся конной офицерской сотни Чернушен-ко, собралось 16 отрядов, из них 12 вошедших Б историю борьбы с большевиками и 4, остающихся неизвестными и по сию пору. Для лучшего управления всеми этими отрядами число их было сокращено путем вклю-чения мелких отрядов в более крупные. Ор-низаиия была закончена в хутор Веселом, где отряды задержались на три дня. Все Еместе взятые отряды были названы «Отрядом Вольных Донских Казаков», не признающих власти сов. комиссаров. Во глав отряда оставался Походный Атаман — генерал П. X. Попов, а на его штаб были возложены и обязанности штаба отряда.

Генерал П. X. Попов

Генерал П. X. Попов

В «Отряд Вольных Донских Казаков» по данным, хранившимся в «Союзе Партизан-Степняков» — вошли:

1) Семилетовский отряд, пополненный отрядом в ст. В. М. Мартынова, составившим 3-ю пешую сотню, и отрядом сотника Хоперского (китайцы), составившим 2-ую пешую сотню. Кроме этого, в него вошло некоторое количество отдельных людей, среди которых были очевидно и партизаны «неизвестных» отрядов. После реорганизации Семилетовский отряд имел 2 конных сотни и 3 пеших, подрывную и пулеметную команды, артиллерийский взвод и медицинский околоток. Из хутора Веселого отряд вышел в составе 701 человека при 2-х орудиях и 13 пулеметах.

2) Смешанный Назаровский отряд, пополненый отдельными партизанами из числа «неизвестных» отрядов, имел подрывную команду, 5 пулеметов и околоток. Из хутора Веселого вышел в составе 252-х человек

3) Смешанный отряд полк. Мамантова в 132 чел., в который были влиты отряды полк. Яковлева —41 чел. и полк. Хорошилова — 32 чел., всего — 205 чел., при 4-х пулеметах.

4) Юнкерский конный отряд есаула Н. П. Слюсарева — 96 чел. при 3-х пулеметах.

5) Атаманский смешанный отряд полковника Каргальского — 92 чел. при 3-х пул. и 1-ом орудии.

6) Конно-офицерская сотня полк. Чернушенко, в которую была влита группа чинов особого отделения — 85 чел., при 3-х пулеметах.

7) Штаб-офицерская дружина генерал Базавова — 68 чел., в которую был влит отряд есаул Боброва — 48 чел., всего 116 чел. при 2-х пулеметах.

В станице Великокняжеской отряд есаул Боброва был изъят из Штаб-Офицерской дружины и влит в Семилетовский отряд.

8) Смешанная офицерская боевая дружина в. ст. Гнилорыбова — 106 чел., при 3-х пулеметах.

9) Инженерная сотня генерала Модлера — 36 чел., 1 пулемет.

10) Отдельная 2-х орудийная батарея есаула Неживова, 2 пулемета, 38 чел.

Всего боевого состава по спискам, составленным в хуторе Веселом, в Отряде ВДК состояло: 1110 чел. пехоты, 617 чел. конницы, а всего 1727 чел., 5 орудий и 39 пулеметов.

В нестроевой части Отряда было 251 чел., распределявшихся следующим образом:

1) Штаб отряда — нач. штаба генерального штаба полк. В. И. Сидорин. При штабе находился денежный ящик отряда и «интендантский склад». Всего обслуживающего персонала 31 чел., при одном пулемете.

2) Артиллерийское управление и его обоз возглавлялось нач. Донской Артиллерии генерал Астаховым, имея 35 чел. обслуживающего персонала, при 1 пул. В обозе находилось 100 арт. снарядов, 1,2 миллиона руж. патронов, около 1000 ручных гранат, 3 пулемета системы «Максима» и 2 Льюиса, при 10 лентах и 6 дисках, 520 винтовок, а также некоторое количество военного снаряжения.

3) Походный госпиталь с обслуживающим персоналом, кроме сестер милосердия, в 21 чел.

4) Калмыцкая группа членов Донского Войскового Круга и духовенство — 22 чел., очень способствовавшие привлечению в Отряд ВДК Донских казаков-калмыков.

5)Группа общественных деятелей, во главе с членами Государственной Думы от Донского Войска Араканцевым и не казаком, членом I-й Думы Аладьиным, всего 18 чел.

6) 78 женщин н девушек, большинство из коих были сестрами милосердия, небольшая часть рядовыми партизанами, как, например Нина Петрова в Мартыновской сотне и Маша Богатырева в офицерской сотне Чернушенко. Часть была отрядными поварихами, например, жена члена Гос. Думы Араканцева.

Всего в Отряде ВДК, с боевым составом было 1987 чел., при 41 пулемете и 5 орудиях.

Пополнения Отряда ВДК: станица Великокняжеская дала около 200 чел. пополнения. Позднее в Восточных коневодствах отряд пополнился 4-мя калмыцкими сотнями общей численностью в 620 коней и отдельными калмыками из разных станиц (кото 50 чел.), что увеличило общую численности отряда до 2850 чел. Увеличилась и численность конницы за счет пехоты, т. к. в коневодствах были взяты лошади, предназначенные для сдачи Войску. Кроме того, десятки лиц на свои средства приобретали лошадей, переходя в конные части.

Начальники партизан отрядов, уводя их из Ростова и Новочеркасска в неизвестность — в походы «за синей птицей», — проявили большой моральный героизм и взяли на себя громадную моральную ответственность. А Походный Атаман — генерал П. X. Попов, уводя партизан в задонские степи, проявил и громадную прозорливость и знание казаков...

Чины «нестроевых частей» Отряда ВДК, помимо своих прямых обязанностей, всегда и всюду несли всякого рода караульные службы. Мне пришлось быть в ночном патруле с нач. Артиллерии — генерал Астаховым, в ночном карауле у отрядной радиостанции с г. Аладьиным, в другой раз караулить пленных красногвардейцев с г. Араканцевым. От всякого рода караулов были освобождены только Походный Атаман — генерал Попов, нач. штаба полк. Сидорин и высшее калмыцкое духовенство. Все «нестроевые» части располагались почти всегда на одном зимовнике, поэтому всей патрульно-караульной службой ведал есаул М. И. Тарарин — казначей штаба отряда. На штабе отряда лежали не только руководство боевыми операциями, по и подготовка казачьих восстаний. Этому вопросу Походный Атаман уделял особое внимание — во все концы Дона посылал он специальных «гонцов», гл. образом, из среди калмыцкой интеллигенции. В частности, в Черкасский округ были посланы чины особого отделения Ростовского военного округа вахмистр Иванов и вольноопределяющийся Мартынов, казак Гниловской станицы.

21 февраля на зим. Манук-Попова, под общей командой генерал Мамантова, были выделены из Отряда ВДК: Мамантовский и Назаровский отряды, конно-офицерская сотня Чернушенко и батарея есаула Неживова с задачей «набить морду» большевикам в районе Платовской станицы за их грабежи калмыцкого населения, для чего надлежало пройти через Платовскую станицу в Великокняжескую. Генерал И. Д. Попову было поручено организовать в этом районе калмыцкие партизанские отряды. Главные силы, под командой самого Походного Атамана, двинулись на станицу Великокняжескую. У Казенного моста через реку Сал, 24 февр. произошел горячий бой. В этом бою был убит командир 1-ой пешей сотни Семилетовского отряда — есаул Пашков, которого с поля боя на своих плечах вынесла сестра милосердия — Клава Балашевич. Сотня есаула Зеленкова в конном строю через Казенный Мост ходила в атаку на красную батарею и захватила одно орудие и 2 пулемета. В станице Великокняжеской, как уже упоминалось, в Отряд ВДК влилось до 200 чел. пополнения, гл. обр., молодых людей, среди которых много бы то учеников местного реального училища. Все они влиты были в Семилетовский. Назаровский и Гнилорыбовский отряды. В Великокняжеской Походный Атаман изъял из Мамантовского отряда отряд полк. Хорошилова и придал его к «нестроевым» частям. Там же из отряда Чернушенко была изъята группа чинов особого отделения и прикомандирована к штабу отряда для специальной службы. В Великокняжеской, Артиллерийское управление почти удвоило запасы арт. снарядов и руж. патронов, инженерная же сотня получила походную радиостанцию.

За время Степного Похода партизанские части, кроме боев за станицы Великокняжескую и Платовскую, как самостоятельно, так и группами отрядов, вели бои: у хутора Эльмутинского, у хутора Каменского, у хуторов Мокрый Гашун и Церковный, у села Новоселовки, у зим. Михайликова № 2, у зим. Я. Королькова, у зим. Степаненкова, у зим. Сергеева, у зим. Пошванова, у зим. Подкопэаева, у зим. Трудникова, у зим. Скороходова, у хутора Савоськина на Курячьей балке, где 3-я Семилетовская сотня в. ст. Мартынова понесла потери убитыми до 70 человек личног состава. В этом же бою был тяжело ранен командир пеших сотен Семилетовского отряда полковник Лысенков, умерший от ран и похороненный в станице Граббевской...

Кроме боев в местах движения или расположения партизанских отрядов часть их совершила ряд набегов в тылы красной гвардии: набег на Великокняжескую одной пешей и конной сотнями Семилетовского отряда, из района Восточных коневодств, под командой капитана Балихина; оттуда же два набега совершил Назаровский отряд в Гашунский район и станицу Граббевскую; два набега совершил юнкерский отряд в Маныческие грязелечебницы; набег конно-офицерской сотни Чернушенко на станцию Эльмут; набег Калмыцкой сотни на станицу Платовскую и т. д.

20-го марта военный совет всех начальников партизан, отрядов, входивших в Отряд ВДК, по предложению Походного Атамана принял решение продвигаться к Дону, где «запахло» восстаниями казаков против сов. власти. 21 марта весь отряд был сосредоточен в крайнем юго-восточном углу области, на стыке границ Донского Войска, Ставропольской и Астраханской губерний, который партизаны покинули 23 марта, уйдя к Граббевской станице. С этого дня в истории партизанских отрядов, участвовавших в Степном Походе, начался новый этап. С этого времени они были уже не одни — пробуждался Дон. Исполнялись предсказание Походного Атамана и мечты партизан. При выходе из Восточного коневодства отряды, при их движении к Дону, имели ряд кровопролитных боев: у станицы Граббевской, где был убит командир отдельной батареи есаул Неживов, по свидетельству Походного Атамана один из талантливейших донских артиллеристов; у станиц Бурульской и Еркетинской. При подходе к последней, в Отряд ВДК к Походному Атаману прибыл «гонец» от восставших казаков 2-го Донского округа — каз. Ромашкин. Бой на подходе к переправе через реку Сал у станицы Андреевской. Из района Андреевской юнкерский отряд и одна семилетовская сотня совершили набеги на станции Ремонтная и Семичная. Перед занятием станицы Андреевской, с зим. Бакбушева часть партизан конно-офицерской сотни, «нетерпеливых», во главе со своим командиром — полк. Чернушенко, отделилась от Отряда ВДК, направившись к Новочеркасску. У станции Ремонтная эта группа «нарвалась» на сильный красный отряд и, потеряв несколько человек ранеными, рассыпалась и уже по одиночке пробирались к Заплавам.

В хутор Кривом, где Отряд ВДК вел переправу через Дон в станицу Нижне-Курмоярскую. из Мамантовского отряда был выделен отряд полковника Яковлева. Пополненный остатками сотни Чернушенко, он был направлен к станции Котельниково на поддержку станичных дружин, состоявших из казаков Верхне и Нижне-Курмоярских и Нагавской станиц, под командой полковника С. К. Бородина. Оттуда же, из хутора Кривого, отряду Назарова приказано было отправиться на поддержку станичных дружин, бывших под командой есаула Андрианова из казаков Баклановской, Терновской, Филипповской и Романовской станицы. Но командир отряда Ф. Д. Назаров приказа своевременно не выполнил, в силу чего есаул Андрианов распустил своих казаков по домам. Отряды С. К. Бородина и есаула Андрианова были снабжены некоторым количеством винтовок и патронов из запасов Артиллерийского управления Отряда ВДК.

29-го марта в станицу Андреевскую к Походному Атаману приезжала делегация от 11 станиц 2-го Донского округа с просьбой о помощи. В силу этого обстоятельства, по сосредоточении Отряда ВДК в станице Нижне-Курмоярской, 1-го апр. Походный Атаман отдал приказ о расформировании Отряда. Из ставших по этому приказу самостоятельных отрядов, Походный Атаман сформировал «экспедиционный отряд» под командой полковника Мамантова на помощь восставшим станицам 2-го Донского округа. В этот отряд вошли: Мамантовский и Атаманский отряды и боевая офицерская дружина Гнилорыбова. Отряд был снабжен арт. снарядами для орудия Атаманского отряда и некоторым запасом патронов и винтовок. Кроме помощи восставшим казакам на Мамантова была возложена задача «зажечь пламя восстания в северных округах». Из Нижне-Курмоярской, Мамантовский экспедиционный отряд вышел 4-го апр. 1918 г.

3-го апр. Походный Атаман послал гонцов-офицеров в Новочеркасск к восставшим казакам Черкасского округа.

С расформированием Отряда ВДК были расформированы и отдельные отряды:

1) штаб-офицерская дружина генерала Базавова, чины которой получили назначение в станицы и хутора восставших казаков 1-го Донского округа на должности комендантов и организаторов дружин.

2) Отряд полк. Хорошилова. Дети его отряда были отправлены в станицу Цимлянскую на попечение станичного общества. Позже, 54, они были перевезены в станицу Константиновскую, на попечение окружного Атамана — генерал И. Д. Попова. 29-го апр. детей отправили в Новочеркасск и сдали их родителям, а часть из них была помещена в Донском кадетском пансионе.

3) Назаровский отряд, партизаны которого были распределены в Семилетовском, полковника Яковлева и юнкерском отрядах, остальные поступили в местные станичные дружины.

4) Из Семилетовского отряда была изъята 2-ая китайская сотня и расформирована. Командный состав ее — офицеры и урядники были переведены в другие Семилетовские сотни, китайцы же отпущены на все четыре стороны, при этом жалованье им было выдано за два месяца вперед.

5) Расформирован был отрядный госпиталь, раненые были отправлены в Константиновский госпиталь.

6) Расформирована была инженерная сотня — часть ее чинов получила соответствующие назначения вне отряда, другая часть, во главе с полковником Макеевым, образовала инженерное отделение при штабе Походного Атамана.

7) Из калмыцких сотен был сформирован калмыцкий полк, которому была придана батарея есаула Неживова. Первым командиром полка был войсковой старшинаСуворов, а после его ранения в 1-ом же бою под Александро-Грушевском полк, принял есаул Н. П. Слюсарев.

5 апреля конные партизанские отряды, оставшиеся в распоряжении Походного Атамана: Семилетовский, Юнкерский, Яковлевский и Калмыцкий, при 4-х орудиях, двинулись походным порядком в Константиновскую. Во время стоянки в Нижне-Курмоярской станице пешая и 1-ая конная Семилетовские сотни были в набеге на станицу Нагавскую, где захватили у красных орудие и пулеметы, но понесли потери убитыми и ранеными. При оставлении Нижне-Курмоярской там была образована партизанская комендатура, во главе с полковником Антоновым. Коменданту был придан маленький отряд партизан в 28 человек. Во время продвижения походным порядком партизанских отрядов в Константиновскую в станицах и хуторах как лежавших на пути следования, так и в соседних, Походный Атаман оставлял офицеров для организации дружин. Вся партизанская пехота была посажена на пароходы и баржи, захваченные в Нижне-Курмоярской станице. В Константиновской Походного Атамана посетили представители Заплавской группы восставших казаков Черкасского округа, а также возглавитель восставших казаков Ермаковско-Калитвенского района — полковник И. Ф. Быкадоров и представитель Кагальницко-Мечетинского района. Походный Атаман, в силу неписанного закона о преемственности власти, со дня гибели Атамана Назарова являвшийся носителем верховной власти на Дону, ознакомил их со своим планом дальнейшей борьбы. По этому плану, под его верховным командованием, создавались группы: Южная полковника Денисова, против Новочеркасска; Задонская — генерала Семенова; Ермаковско-Калитвенская — полковника Быкадорова; Нижне-Чирская — полковника Мамантова и Северная, против Александровск-Грушевского, полковника Семилетова.

Основой Нижне-Чирской группы был сводный партизанский отряд под командой полк. Мамантова. Восстание во 2-ом Донском округе разрасталось быстро, его отряд просто «растаял», пополнив собою станичные дружины. Во всяком случае, сведений о том, что с ним стало, не имеется. Партизанские же отряды, прибывшие в Константиновскую, все вошли в Северную группу. Семилетовский отряд принял полковник П. С. Тацин в то время, когда сам Семилетов возглавил Северную группу. Семилетовскому отряду была придана партизанского типа «ученическая дружина» под командой есаула Дмитриева, сформированная из учеников Константиновских учебных заведений. Из Константиновской станицы, по распоряжению Походного Атамана, особое отделение распространило по всему Войску, от станицы до станицы и от хутора к хутору, воззвание к «Великому Донскому казачьему Войску», присланное из Новочеркасска на аэроплане полковником Фетисовым — первым командующим восставшими казаками Черкасского округа 9-го апр., погрузив в Константиновской на пароходы и баржи артиллерию и не погруженную в Цимлянской пехоту, партизаны двинулись в Раздорскую станицу. Пароходы и баржи были украшены русскими национальными флагами. Эта своеобразная флотилия, во главе с пароходом «Пустовойтов», переименованном в «Вольный Казак», на котором размещался штаб Походного Атамана, спускалась по Дону в кильватерной колонне и производила не только красивое, но и грозное впечатление — по бортам судов были расставлены пушки и пулеметы и выстроены партизаны. Покидая Константиновскую, Походный Атаман прихватил с собой сохранившийся 9-ый Донской казачий полк и небольшую часть 2-го полка, которых накануне, по распоряжению Походного Атамана, привели к присяге «на верность Войску». Нужно заметить, что это, вероятно, единственный случай присяги во время восстания... Из остатков этих полков был создан сводный конный полк, под командой есаула Климова, при 20 пулеметах.

11 апреля Bpеменное Донское Правительство, образовавшееся при отряде восставших казаков Черкасского округа, «передало» Походному Атаману «полноту военной власти» и «высшего командования над всеми отрядами восставших казаков». 15 апреля партизанские отряды, при поддержке станичных дружин, ведут первый бой за Александровск-Грушевский. Во время этого боя был убит краса и гордость Семилетовского отряда- капитан Балихин, не казак, но общий любимец партизан.

Для участия во взятии Новочеркасска, в память партизан, защищавших его около 3-х месяцев при Атаманах Каледине и Назарове. 22 апреля из Северной группы была взята 2-ая конная Семилетовская сотня под командой есаула Зеленкова, принявшая участие во взятии столицы Дона на правом фланге Новочеркасского полка. После занятия Новочеркасска в тот же день сотня Зеленкова «прочистив» Краснокутскую рощу, преследовала красных до станицы Аксайской. В день защиты Новочеркасска (25 апр.) от атак красных, пробивавшихся на Ростов, Семилетовский, Яковлевский и Юнкерский партизанские отряды были брошены в тыл н во фланг красным. Пехота пошла в атаку прямо с подвод, на которых она перебрасывалась, конница же рассыпалась в лаву прямо с походной колонны. В защите Новочеркасска 25 апреля приняла активное участие партизанская сотня есаул Фролова, присланная в Новочеркасск полковником Дроздовским с горной батареей и с броневиком «Верный», под командой капитана Нилова. Сотня есаула Фролова была единственной донской партизанской частью, не подвергшейся расформированию по приказу Атамана Краснова от 5-го мая... После закрепления Новочеркасска партизанские отряды, с присоединением к ним калмыцких сотен, бывших в Степном Походе, были брошены на Александровск-Грушевский, который они и заняли.

Степной Поход — честь донских партизанских отрядов, как и участие другой части этих отрядов в 1-ом Кубанском Походе, — были героическим актом донских патриотов, благодаря которым Дон не сдался целиком большевикам ни на одну минуту, но был с ними без перерыва в состоянии войны.

Партизанские отряды — это честь Дона и его гордость!

Пламя борьбы с большевиками зажженное этими небольшими отрядами в ноябре 1Э17 года и сохраненное ими в Степном и Кубанском Походах, к 1-му мая 1918 года разгорелось ярким пламенем. Антибольшевистская Донская Армия, пока в виде станичных дружин, к этому времени насчитывала в своих рядах свыше 30 тысяч человек, имея в свое распоряжении достаточное количество артиллерии и пулеметов, с большим запасем патронов, отбитых в боях с красными...

Немедленно после закрепления Новочеркасска, 25 апр., явилась возможность созвать «Круг Спасения Дона». Одним из первых вопросов был вопрос о выборе Войскового Атамана. Естественно, что первым кандидатом на этот высокий пост должен был быть Походный Атаман — генерал П. X. Попов.

Но по разным причинам он вынужден был отказаться от баллотировки и своим авторитетом поддержал кандидатуру генерал П. Н. Краснова, несмотря на то, что в начале апреля 1918 г. генерал Краснов на обращение к нему депутации от казаков ст. Константиновской и Раздорской и 9-го полка во главе с бывшим Войсковым Есаулом — есаул Сиволобовым, а потом представителей Bpеменного Донского Правительства с просьбой стать во главе восставших казаков ответил отказом. В Константиновской станице, где проживал генерал Краснов. Походный Атаман, пришедший в станицу с партизанами, пытался иметь свидание с ним, но генерал Краснов от этого уклонился.

Командующий Южной группой — С. В. Денисов и его нач. штаба И. А. Поляков, рассчитывая на избрание генерала Краснова Войсковым Атаманом, враждебно относились к партизанским отрядам, представляя их генерал Краснову, как недисциплинированное сборище шкурников-оборванцев. В день избрания генерал Краснова Атаманом, в подтверждение своих взглядов на партизанские отряды, И. А. Поляков привел генерал Краснова к Мартыновской сотне Семилетовского отряда, показав ее в «неурочное» время, когда партизаны занимались починкой своего обмундирования и уничтожением паразитов... Ни Походный Атаман, ни начальник отряда, ни командир сотни не были предупреждены о предстоящем «визите» генерал Краснова.

С. В. Денисов Степной Поход представляет, как «военную прогулку», а Кубанский Поход и, стало быть, участвовавших в нем донских партизан, как «бродячих музыкантов»...

4-го мая 1918 г. генерал Краснов был избран временным, до созыва Большого Войскового Круга, Войсковым Атаманом. 5-го мая генерал Краснов вступил в управление Доном и в этот же день подписал приказ о расформировании Донских партизанских отрядов. Лица, достаточно авторитетные и ничего общего не имевшие с партизанскими отрядами, в своих трудах отмечают, что при наличии изменчивости в настроениях восстававших казаков в первый период восстаний, «существование отряда партизан-степняков Походного Атамана — генерал П. X. Попова и Добровольческой армии генерала Деникина, а затем прибывшего с Румынского фронта полковника Дроздовского, являлись весьма важным фактором успеха восстаний, ибо самый факт существования этих отрядов был лучшей моральной опорой для колеблющихся». Однако, инициаторы расформирования партизанских отрядов с этим не посчитались или этого не понимали.

С расформированием партизанских отрядов, участвовавших в Степном и Кубанском Походах, партизаны — совсем зеленая молодежь — разъехались по домам. Те из них, кто не мог ехать домой, или поступили в станичные дружины, или отправились в Добровольческую армию. Молодежь присяги 1918 и 1919 гг. была призвана в «молодую» Донскую Армию. Офицерский состав частично «разбрелся» по станичным дружинам, часть его была зачислена в резерв Донских офицеров, а немалая часть уехала в Добровольческую армию. Офицеры и партизаны, участники Степного Похода, не казаки, почти поголовно ушли в Добровольческую армию.

Одновременно с приказом о расформировании партизанских отрядов Атаман Краснов отдал также приказ, чтобы офицеры и казаки, находившиеся в Добровольческой армии, вернулись на Дон. Генерал Деникин не стал их задерживать. Отметив в специальном приказе их доблестную службу и подвиги в рядах Добровольческой армии, он поблагодарил их за службу и отпустил на Дон. На Дону они, в массе своей, встретили «более чем прохладный прием» и большинство их поступило так же, как и партизаны Степного Похода. Так закончились славные страницы истории Донских партизанских отрядов периода Войсковых Атаманов Каледина и Назарова и Походного Атамана Попова. Новые возглавители антибольшевистской борьбы на Дону их не приласкали и не поблагодарили за их верную и нелицемерную службу Родине России и Родному Дону. Их просто, как в свое время Временное Правительство поступило с генерал М. В. Алексеевым, «рассчитали, как прислугу»...

Согласно архивам партизанских отрядов, участвовавших в Степном Походе, хранившимся в «Союзе Степняков-Партизан», за время с 12 февр. по 5 мая 1918 года, эти отряды, считая калмыцкие сотни, потеряли убитыми 124 офицера, занимавших различные должности, вплоть до рядовых, и 528 рядовых партизан, всего 656 человек. Насколько новые вожди антибольшевистского движения на Дону отнеслись к «партизанщине» недоброжелательно, свидетельствует тот факт, что летом 1918 г., певец славы и героизма донских партизан — редактор журнала «Донская Волна», казак Константиновской станицы, Виктор Севский был вызван в штаб Донской Армии, где ему было предложено прекратить «восхваление» не только партизан, но и вообще эпохи Атамана Каледина, его помощника, неутомимого ходатая за партизанские отряды и их покровителя М. П. Богаевского и эпохи Атаманов Назарова и Попова.

Виктор Севский категорически отказался подчиниться этому требованию штаба. Тогда он был подвергнут домашнему аресту, с угрозой высылки за пределы Дона и закрытия его журнала. Однако, на его защиту и на защиту журнала, иначе говоря — на защиту памяти погибших Атаманов и партизан встала вся Донская общественность. Под ее давлением, Атаман Краснов отдал приказ о его «помиловании», как заслуженного донского литератора.

Перед созывом Большого Войскового Круга в авг. 1918 г., штаб Донской Армии очень неумело пытался спровоцировать и Походного Атамана — генерал П. X. Попова и даже, но так же неумело, пытался его арестовать — П. X. Попов просто выгнал тех, кто пришел было его арестовывать, и «штаб» на этом успокоился...

...При оставлении Ростова и Новочеркасска 9-го и 12-го февр. 1918 года, там по разным причинам осталось значительное количество партизан и когда в Новочеркасске царил безудержный красный террор, все смирилось, попряталось, примолкло, только бывшие партизаны не смирились, продолжая вести борьбу, часто винтовку заменяя словом. Для этого они объединялись в группы. Самой значительной из них была группа братьев Дмитриевых, о деятельности которых мною было рассказано на страницах «Род. Края» (№ 36) в статье «Новочеркасское казачье училище». Помимо этой группы был еще целый ряд меньших групп, действовавших каждая самостоятельно, ставя себе главной задачей спасение больных и раненых партизан из госпиталей, уничтожение красных патрулей, противодействие при арестах и обысках в городе и т. д. Это они бросили бомбу в здание знаменитой «пятерки», распоряжавшейся жизнью казаков. Когда большевики обратили особое внимание на их деятельность, большинство бывших партизан вступило в 6-ой Донской запасный батальон. Там они не только скрывались, но там и оттуда вели пропаганду против большевиков и, изменив настроение батальона, заставили его потребовать от Голубова вмешательства в деятельность комиссара по борьбе с контрреволюцией Медведева.

Как известно, Голубов уступил и вывел казачий гарнизон с артиллерией к зданию Судебных Установлений, где заседал Медведев, и потребовал прекращения террора и выезда Медведева из Новочеркасска. Он был заменен Лариным. Когда Голубов привез в Новочеркасск М. П. Богаевского, бывшие партизаны были инициаторами «народного суда» над ним в кадетском корпусе и тем самым не допустили суда «пятерки». Они заставили казаков требовать недопущения на «суд» над Богаевским красной гвардии Титовского полка, это они были зачинщиками требования казаков, чтобы Ларин прекратил обвинительную речь против Митрофана Петровича. Когда в Новочеркасск прибыла карательная экспедиция из Ростова, во главе с Подтелковым, партизанские группы были единственными, оказавшими карательному отряду сопротивление. Когда большевики увезли М. П. Богаевского в Ростов, бывшие партизаны настояли перед войсковым старшиной Фетисовым послать Подтелкову ультиматум, чтобы с головы М. П. Богаевского не упал ни один волос и чтобы он был передан восставшим казакам. Это они настояли, чтобы отряды восставших казаков немедленно двинулись к Ростову для спасения М. П. Богаевского. Ими же подготовлялось «похищение» М. П. Богаевского из Ростовской тюрьмы. Существует мнение, что все эти попытки, предпринятые для спасения М. П. Богаевского, ускорили его гибель... После подавления «мятежа» в Новочеркасске отрядами красной гвардии, партизаны, бывшие в 6-ом запасном батальоне и оставшиеся в городе, рассеялись по станицам, где ускорили казачьи восстания, заняв во многих дружинах командные должности, как напр., бывшие чины Студенческой дружины Пухляков, Александрин и др.

Кроме бывших партизан, действовавших в Новочеркасске там действовали и несколько групп казачек, гл. образом, учениц средних учебных заведений, до 12 февраля работавших на питательных пунктах и др. организациях, обслуживавших партизан. Их главной подпольной работой было спасение раненых партизан, сокрытие их в разных казачьих квартирах, снабжение их медикаментами, штатской одеждой, подложными документами и деньгами для выезда из Новочеркасска.

Честь и слава этим бесстрашным девушкам!

В последние месяцы 1918 г. в Новороссийске, на территории Добровольческой армии, генерал Семилетов положил начало возрождению Донских партизанских отрядов, сформировав пеший партизанский батальон, несший караульную службу в городе. Когда в батальоне накопилось много казаков-студентов, он выделил их в самостоятельную «Студенческую боевую дружину». Незадолго до ухода генерал Краснова с поста Донского Атамана, в силу его договора с генералом Деникиным о едином командовании Вооруженными силами Юга России, партизанский отряд Семилетова был переброшен на Дон. Во время переброски он на некоторое время задержался в Ростове. Штаб Донской Армии, пытаясь восстановить против него казаков Лейб-гв. Казачьего полка, стоявшего в Ростове, при посредстве специальных агентов распространял слухи, что партизаны прибыли для того, чтобы арестовать генерал Краснова. Но провокация не удалась, и таким образом было избегнуто кровопролитие между лейб-казаками и партизанами... После вступления на пост Донского Атамана генерал А. П. Богаевского, партизанский отряд Семилетова был брошен на Донской фронт, где пеший батальон боевое крещение получил у станции Лихая, а «Студенческая боевая дружина» в районе станицы Морозовской. Оттуда она была переведена в район станицы Каменской, она проявила исключительный героизм при занятии станицы и особенно при ее защите, когда красные долгое время пытались отбить станицу.

После этих операций, по причине наступившего «оздоровления Дона», приказом Атамана Богаевского студенческая дружина была отведена в Новочеркасск ради сохранения «ученых казаков» для будущего Дона. Но в критические для Дона дни она вновь была брошена на фронт, войдя в состав партизанского корпуса, с остатками которого и отступила до Новороссийска.

Пеший партизанский батальон генерала Семилетова скоро развернулся в бригаду, сохраняя наименование партизанского отряда. С вступлением генерала Богаевского на пост Донского Атамана возродился в пределах Черкасского округа и Чернецовский отряд. Тогда же были сформированы смешанные партизанские отряды Дудакова и Уварова и партизанский конный дивизион имени генерала Корнилова, Все вместе взятые партизанские отряды составили партизанский корпус под командой генерал Семилетова. Корпус особый героизм проявил в боях у станции Репная, где некоторые сотни Чернецовского отряда понесли такие большие потери, что во многих взводах в 35-40 чел,в строю оставалось по 6-10 человек. Чернецовцы все же не только задержали красных, но и отбросили их за Донец, дав Донской Армии возможность привести себя в порядок и подготовиться к общему контрнаступлению. Под Репной был убит начальник Чернецовского отряда есаул Брыкин, которого партизаны за его лихость прозвали «тенью Чернецова». В этих боях Чернецовская батарея, под командой есаула Матисова, почти все время находилась в цепях, расстреливая красных картечью. Есаул Брыкин, если Чернецовцы залегали, ходил во весь рост впереди цепей, подбадривая партизан.

После смерти Брыкина, Чернецовским отрядом стал командовать есаул М. Т. Попов, соратник и помощник В. М. Чернецова по формированию Чернецовского отряда и первых дней его боевой деятельности.

Во время общего отступления Вооруженных сил Юга России Донской партизанский корпус почти все время отходил в арьергарде Донской Армии и по дороге к Новороссийску свернулся в бригаду, которая на подступах к Новороссийску, когда там шла погрузка частей Добровольческого корпуса, была единственной и последней частью, защищавшей Новороссийск у станции Тоннельной. Когда она отошла в Новороссийск, то погрузиться на пароход мог только нач. штаба бригады ,не-казак - полковник Ясевич. Бригада же полностью была брошена Е Новороссийске.

В Крымский период борьбы донские партизанские отряды не возродились. Правда, был сформирован Назаровский десантный отряд партизанского типа, который, высадившись в станице Ново-Николаевской в пределах Дона, весь погиб, частью распылившись, за исключением самого полковника Назарова. В Крыму, за какой-то не офицерский поступок, бывший нач. партизанского отряда, «бесстрашный» Роман Лазарев военно-полевым судом был приговорен к смертной казни и по приказу генерала Врангеля расстрелян.

После эвакуации Крыма донских партизан Степного и Кубанского походов насчитывалось за границей, приблизительно, по 200 чел. каждого похода. К настоящему времени осталось их едва ли по сотне человек.

Настоящая статья написана не только на основании личных воспоминаний и рассказов, но использованы для нее и материалы, печатавшиеся в «Донской Волне», в казачьей зарубежной прессе, а также в многочисленной мемуарной литературе, изданной за рубежом. Однако, все это не дало исчерпывающего материала о донских партизанских отрядах и боевой их деятельности. Поэтому статья моя не претендует на полноту и абсолютную точность, тем более, что в воспоминаниях встречаются нередко противоречивые освещения событий.

В эмиграции еще остались казаки, бывшие в партизанских отрядах, и было бы полезно, чтобы моя статья была дополнена ими и особенно данными об отрядах, имена которых в печати не отмечены.

В апреле 1919 года, в первые дни атаманства генерал Богаевского, по инициативе Походного Атамана генерал П. X. Попова, под его почетным председательством, был создан «Союз Партизан Степняков». Донской Войсковой Круг, вспомнив заслуги партизан перед Доном, установил для них «Степной Крест» на Георгиевской ленте, дававший награжденным целый ряд привилегий в пределах Дона. Походному Атаману генерал П. X. Попову, кроме того, было присвоено пожизненное звание Походного Атамана. Приказ обо всем этом Атаманом Богаевский был подписан 23 апреля 1919 года за № 636. К тому времени партизан, участников Степного Похода, в живых оставалось немного. За получением «Степного Креста» в «Союз Партизан Степняков» явилось всего 610 человек. Остальные погибли в борьбе с большевиками, но память о них и их подвигах сохранится во веки веков.

Честь им и слава!

А. Падалкин

Париж.


Исправления и дополнения:

Источник: Орган общеказачьей мысли журнал «Родимый край» № 53. Июль-Август 1964 г. Издатель: Донское Войсковое Объединение. 

1. «Партизанский отряд имени генерала Корнилова» не был донским партизанским отрядом. Точно он назывался «Партизанский офицерский генерала Корнилова батальон полковника Симановского». Начал он формироваться в Новочеркасске в ноябре 1917 г. Был 4-х ротного состава. По мере формирования роты выступали на фронт на Новочеркасском направлении. Первая рота и была в боях у станции Дебальцево и Горная и указана в «Р. К.» № 50, как рота полковника С...

Состоял батальон исключительно из офицеров. Формировался он полковником Симановским по инициативе поручика Мазуренко (дон. крестьянина), с целью подчеркнуть участие в борьбе с большевиками не казачьего населения Дона Чтобы приблизить его к казачьим донским партизанским отрядам, он и был назван «партизанским батальоном». Офицеров не казаков, уроженцев Дона, поэтому в нем было немало. Были и казачьи офицеры, но большинство было из пробравшихся на Дон к генералу Корнилову с фронтов внешней войны. С переходом штаба Добровольческой Армии в Ростов формирование рот батальона продолжалось и там. Состав его временами бывал свыше 500 штыков. В ст. Ольгинской он прекратил свое самостоятельное существование, но не был расформирован, а был влит в Корниловский ударный полк, как 1-ый батальон полка. Там же, в Ольгинской, его командиром был назначен на место полковника Симановского — полковник Булюбаш.

Полковник Булюбаш Евгений Григорьевич

Полковник Булюбаш Евгений Григорьевич

2. Отряд «Студенческой боевой дружины» на станцию Миллерово выступил под командой капитана Трусевича, командиром же студенческого отряда был вольноопределяющийся Михей Гребенников. Оба они с остатками дружины совершили 1-ый Кубанский Поход.

3. Отряд полковника Миронова вначале состоял из казаков добровольцев Донецкого округа из станиц и хуторов ближайших к ст. Каменской. Численность его незадолго до гибели Чернецова была в 50 чел. Он нес охрану жел. дор. моста через Сев. Донец. Там его сменила группа в 6-7 «новоиспеченных» чернецовцев донских офицеров под командой сотника Калиманова. В это время в ст. Каменской отряд Миронова пополнился учащейся молодежью. Состав его на станции Глубокой был свыше 100 человек.

4. Отряд полковника Краснянского первоначально формировался в Донецком округе, где полковник Краснянский среди казаков играл выдающуюся роль. Там он и действовал в течение долгого времени. К концу января 1917 года отряд его был переброшен на ростовское направление — на участок Добр, армии. В это время полковник Краснянский поручил одному из своих помощников восковому старшине Дудареву приступить в Новочеркасске к вербовке новых добровольцев. Сам полковник Краснянский при оставлении Ростова командовал своим основным отрядом, находившимся на северной стороне Ростова, когда был ранен в палец левой руки. При оставлении Ростова основной отряд под его командой отошел через ст. Аксайскую на ст. Ольгинскую, а партизаны, завербованные его помощником в Новочеркасске, были двинуты, как сказано в «Р. К.» № 50, в Аксайскую и, придя 19-го февраля в Старочеркасскую, по приказу полковника Краснянского ушли оттуда в ст. Ольгинскую. После смерти полковника Краснянского начальником его отряда был назначен полковник П. К. Писарев.

5. После гибели полковника Чернецова, его отрядом стал командовать полковник Черевков, но из него при Атамане Назарове была выделена группа партизан под командой есаула Романа Лазарева, которая и была переброшена на участок Добровольческой армии под Ростов, сохраняя наименование Чернецовского отряда, а в Кубанском Походе группа эта, войдя в Партизанский полк и оставаясь под командованием Р. Лазарева, получила неофициальное название по имени своего командира, оставаясь чернецовцами.

6. Последней частью, отходившей из Персиановки, была не батарея сотника Ковалева, а батарея в одно орудие сотника Мелихова. Орудие это Мелихов получил от Атаманского отряда. Первое и последнее участие в бою под Новочеркасском это орудие принимало у хутора Большая Кадамовка, будучи приданным 2-м сотням 7-го Донского казачьего полка. Батарея эта после этого боя через Персияновку прошла Новочеркасск после 3-х часов дня, последней отходящей частью по Троицкому спуску, по Московской улице, Платовскому проспекту и от Михайловской церкви спустилась на переправу через р. Аксай. После переправы задержалась на лугу, до ухода с переправы Атаманского отряда войск, ст. Хрипунова. С Атаманским отрядом она ушла в Старочеркасскую и находилась при нем до выхода с хутора Веселого. Вероятно, поэтому и потому, что орудие сот. Мелихов получил от Атаман, отряда, батарея и вошла в историю Степного Похода под названием Атаманской батареи. Начиная с хутора Веселого орудием этим командовал есаул Кузнецов, а сотник Мелихов был старшим офицером. При Новороссийской эвакуации Мелихов не смог погрузиться на пароход, был взят в плен и зачислен в 1-ый арт. дивизион 16-ой Советской дивизии. В районе Ставрополя он был, вероятно, расстрелян, так как, будучи вызван в управление дивизиона, под конвоем был отправлен дальше и в батарею не вернулся.

7. Командир батареи есаул Неживов был убит в хуторе Мокрый Рашун, Граббевской станицы, где для корректирования стрельбы взобрался на крышу дома, где не только на виду у красных стоял во весь рост, но и, распахнув полушубок и взявшись за его полы, он их то поднимал, то опускал, что всегда делал для ободрения партизан-артиллеристов, и был срезан пулеметом.

8. Партизанские отряды есаула Бокова, полковника Яковлева и Китайский в день оставления Новочеркасска был в сторожевом охранении до 15 часов дня, пока Войсковой Круг и Войсковой и Походный Атаманы молились в Соборе об избавлении города от убийств и грабежей. Отряд Бокова нес охрану у Кранокутской Рощи, отряд Яковлева у городского кладбища, а Китайский — за зданием тюрьмы.

9. 21-ая каз. батарея, стоявшая в Ростове, за несколько дней до его оставления Добровольческой Армией передала два своих исправных орудия с зарядными ящиками и снарядами юнкерскому арт. отряду Добровольческой Армии, а оставшиеся в батарее казаки в день оставления города, забрав артиллерийский обоз, денежный ящик и батарейное имущество, ушли через Аксайскую в Новочеркасск.

10. В 1-ом Кубанском Походе связь с правительственным кубанским отрядом была установлена разъездом Баклановского отряда под командой есаула Никишина.





Разделы / Слава казачья.

 Казачий круг - Комментарии к статьям




Казачий круг - форум
Обсудить статью на форуме

Сайты партнеров





Версия для печати
Яндекс цитирования

2008-2015 © Казачий Круг. Все права защищены.Разработка и поддержка Казачий Круг
Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов. При использовании материалов сайта-ссылка обязательна.
ОпросыГостеваяНаш дневникПоискКарта сайтаДоска объявленийFAQ - Вопрос-ответ



Работает на: Amiro CMS