Казачий круг-История, традиции и культура казачьего народа.

Казачий круг-Независимый казачий информационный сайт. Основан в 2008 году. История, традиции и культура казачьего народа.

Казачий круг - Новости

Казачий круг - Статьи

Казачий круг - Осторожно ряженые

Казачий круг - Георгиевские кавалеры

Казачий круг - Майдан

Казачий круг - Фотоальбомы- Галерея

 




























Сайты партнеров

Казачья гамазея
 Дикое поле
Шермиции



Вольная станица

 

 



 

 


 










 

История, традиции и культура казачьего народа.

 

Вы пользуетесь Яндекс? Мы стали ближе, добавьте виджет "Казачий круг", и будьте в курсе самых последних новостей.
 

Казачий круг. История, традиции и культура казачьего народа.

История, традиции и культура казачьего народа.

добавить на Яндекс




Слава казачья.

К памяти об Азовской эпопее

23.06.11 Автор: А. Бояринов  Источник: Журнал "Казачье дело" № 11, март 1937 г. 

18 июля 1937 года исполнится триста лет со дня взятия донскими казаками, совместно с запорожскими, города Азова, которым они затем владели до 1642 года, в тече­ние пяти лет защищая его от турецких попыток возвра­тить обратно. В истории эта, беспримерная по мужеству и искусству, борьба горсти казаков против могуществен­нейшей и находившейся в расцвете своей славы турецкой империи известна под именем "Азовского Сидения" Вви­ду приближающейся трехсотлетней годовщины, вспомним вкратце эту славную страницу нашего казачьего прошлого.

Азовская крепость, основанная еще до P. X. греками, а в последствии перешедшая в руки турок, являлась ключом к Дону н препятствовала донским казакам прохо­дить в Азовское, а затем и в Черное море, для набегов на турецкие владения, — набегов, дававшие казакам до­бычу, как средство для существования. Издавна донцы стре­мились к устранению этого препятствия, и в 1637 году на­чали решительно готовиться к походу на Азов.

В это время на Дон пришло около 4000 запорожцев, направляв­шихся на службу в Персию. Донцы их отговорили от их намерения и убедили остаться с ними, общая и добычу и содержание и, предложив совместно взять Азов, чтобы затем иметь возможность свободно нападать на европейские и азиатские побережья Чёрного моря.

После совместного совещания на Монастырском Яру, донцы и запорожцы, частью р. Доном, частью сухим путём двинулись к Азову, который и осадили 24 апреля, разделив свое войско на четыре части. Бывшие в городе тур­ки считали предприятие казаков невыполнимым и над ними смеялись. Казаки повели правильную осаду, врывались в землю, устраивали окопы, палы и туры и, таким образом, приближаясь почти вплотную к самым крепостным стенам.

К сожалению, во время осады получился недостаток в деньгах, порохе, свинце и других запасах, и казаки начали было уже отчаиваться в возможности достижения поставленной цели, но в это время из Москвы прибыл войсковой атаман Иван Каторжный с несколькими сот­нями верховых казаков, а, вместе с тем, присланы бы­ли от московского правительства и деньги н боевые припа­сы, вследствие чего атака на город была поведена с боль­шей энергией.

Среди донцов был один казак, родом немец, по фамилии Иван Арадов, знающий инженерное дело. Ему поручено было вести подкоп под крепостные стены. Четыре недели работали казаки втайне, а турки над ними только потешались, говоря: «Бывала вас под Азовом и не такая сила, а городу гибели не было, и сколько в городской стене камней, столько под Азовом легло казачьих голов».

Когда подкопные работы закончились, и порох был заложен, казаки, отслужив молебен, испо­ведавшись и причастившись, и простившись друг с другом, приготовились к приступу. В четыре часа утра, 18 июля 1637 г., подкоп был взорван, значительная часть стен с бывшими на них людьми и припасами взлетела на воздух. Казаки, со своим Атаманом Михаилом Татарниновым во главе, бросились в атаку. Сеча была настоль­ко жестока, что резались даже ножами. Турки метнулись в степь, но их там догоняли н уничтожали. Часть гарнизона и жителей укрылись в замке, но казаки немедленно овла­дели и этим убежищем. После победы казаки привели в порядок город и перенесли сюда главное управление Вой­ска, причем возобновили бывшую раньше здесь цер­ковь Иоанна Предтечи, построенную еще в 637 году.

Можно представить себе удивление и обиду гордого турецкого султана, когда известие о взятии казаками Азова до­шло до Царьграда, но, будучи занят войною с персами, турецкий султан не мог ничего решительного предпринять к его обратному завоеванию, приказав, однако, татарам начать военные действия против казаков с целью отобрания крепости. Однако такие попытки кончались для татар полной неудачей. Темь временем казаки, имея свобод­ный доступ в Чёрное море, усилили свои победоносные набеги на турецкие владения. Наконец, в 1641 году, поль­зуясь перемирием с персами, султан Ибрагим приказал готовиться к походу на Азов.

Морские силы-45 галер и множество мелких судов, — вручены были Пиали Аге, а сухопутные Силистрийскому паше, Гусейн Делию. В состав последних входили: 50.000 крымских татар, 10 000 черкес, 20 000 янычар и 20 000 спагов и «великое множест­во» молдаван и волохов. В Азов в то время находи­лось 1400 вооружённых казаков и 800 женщин, которые, по выражению историка Ригельмана, «достойны к причис­лению в гарнизон, потому что они в защищении города немалую славу заслужили».

24 июня 1642 г. турки окружили Азов и пошли на приступъ огромными силами. Семь дней длился бой с большим ущербом для турок, но без всякого успеха: они потеряли до 6000 чел. убитыми да взлетало на "воздух на одном подкопе две тысячи янычар".

Самое активное участие в обороне Азова принимали и женщины казачки. Отмечая их геройство, историк говорит, что они не только доставляли мужьям пищу и боевые припасы, но «на приступающих бросали зажжённые смоляным кружки, горячую смолу, кипяток и прочие огненные орудия и никакого страха не оказывали». В конце концов, турок нельзя было заставить идти на приступ ни силою, ни увещаниями.

К тому же, скоро у них начал ощущаться недостаток, как в съестных, так и в боевых припасах.

Турецкое командование решило попытаться деньгами и обещаниями склонить казаков к сдаче крепости и через своих знатных посланцев предложило защитникам кре­пости 42 000 червонцев. Приняв вежливо парламентёров и выслушав их предложения, казаки твердо заявили, что у них для успешной обороны имеется достаточно и оружия и храбрости и с темь посланцев обратно отпустили.

Нужно отметить, что турки не знали истинного количества защитников Азова и как бы они от пленных казаков ни старались получить сведения об их числе, но никакие посулы, ни мучительства, не помогали: пленные ка­заки с непоколебимым мужеством и достоинством пе­реносили пытки, но секретов крепости не выдавали. И тур­ки имели сильно преувеличенное представление о числе защитников. К тому же, вследствие недостаточной бдитель­ности татар, расположенных выше Азова, в крепость ча­сто проникали свежие казачьи части, привозившие с собою и нужное продовольствие, и боевые припасы.

Пополнив недостаток в огнестрельных и других припасах, турки с новой энергией атаковали Азов и уже овладели раскатом Заброколом с имевшимися на нем 14 пушками, но казаки контр атакой отбили турок, нане­ся им сокрушительный удар. В этом бою турки поте­ряли 7500 чел. Неудачная осада, огромные потери и насту­пившая осенняя непогода породили среди турок отчаяние, уныние и болезни, и их главное командование вновь обра­щается в Царьград за помощью, но получает лаконичный ответ: «Паша, возьми Азов или отдай голову». Тем не менее, 5 октября 1642 г. турки принуждены были осаду снять н уйти. В первое время в Константинополе, в Москве и Польше отказывались верить этому, ибо знали, что количество казаков - защитников, по сравнение с огромными турецкими силами, ничтожно, и сам Азов совсем не представляет недоступной твердыни.

Разгневанный султан приказать готовить новый поход, организовав новую, сильнейшую армию.

Зная это и понимая, что они не могут бороться бесконечно с могущественной турецкой империей казаки предложили Мо­скве взять в свое владение Азов, правильно расценивая всю важность для России обладания этой крепостью.

Но Мо­сква отказалась от этого подарка, а на протесты султаната, обвинившего Москву в соучастии с казаками, дала знаменательный ответ, что «Дела азовские её не касаются, что совершены они заграницей и не её подданными, без её ве­дома, а тем менее ее повеления и приглашения»

Узнав о приближении могущественной турецкой армии, казаки, забрав жён и детей и все имущество и разрушив крепость, оставили Азов, и ушли в Черкасск.

Так кон­чилось знаменитое «Азовское Сидение».

Азовская эпопея — наша гордость, наша слава, самая блестящая страница нашего прошлого. Не только в русской военной истории, но и в мировой подобных подвигов нет. Три-четыре тысячи гарнизона, из коих четвертая часть женщины, в течение пяти месяцев успешно защищают плохо оборудованную крепость против в сорок-пятьдесят раз сильнейшей армии, снабженной всеми тогдашними техническими средствами — и не только с успехом защищают, но и разбивают, деморализуют и заставляют эту армию снять осаду и уйти, понеся огромнейшие потери.

Азовское Сидение — наша школа. На этих страницах нашей истории должны воспитываться наши молодые поколения, история Азова должна стать настольной, нашей кни­гой. Знать мы ее должны во всех подробностях! В ней искать утешение в несчастьях и вдохновение на будущие подвиги во имя нашей славной Родины, и в память наших славных предков.

Но, кроме того, история Азовского Сидения служит ярким, решительным и неопровержимым доказательством ложности теории, что казаки происходят от русских рабов, бежавших в наши степи от произвола правитель­ства и помещиков — теории, в политических целях ис­кусственно созданной русскими историками. И к стыду на­шему, исповедуемой и проповедуемой некоторыми казака­ми, не стесняющимися самым беззастенчивым образом извращать историческую действительность или нарочито ее не замечать.

Возможно ли допустить проявление такого вы­сокого коллективного мужества и рыцарского достоинства у рабов или их детей? Вспомните ответ казаков на предложение турками денег за сдачу крепости. «Мы», сказа­ли казаки: «для успешной обороны крепости и достаточно припасов и храбрости имеем». Ответ, достойный спартанского царя Леонида на предложение персов сдаться-«приди и возьми». Возможно ли допустить у русского раба наличие такого искусства, какое было оказано в защите Азова казаками?

Вспомните, что еще не так' далеко ушли времена, когда русский новобранец не мог отличить пра­вую руку от левой и когда ему привязывали на правое плечо сено, а на левое солому и командовали «на сено, на солому», вместо «направо, налево». Допустить происхождение казаков, защитников Азова, от таких рабов — явная нелепость, несовместимая с законами человеческой природы.

«Из векового раба не сотворишь рыцаря, как из там­бовской сивки не сделаешь донского скакуна». Добавим, что самая лучшая сивка все-таки скакуном не станет.

Мужество, воинская доблесть не есть особые духовные элементы, свойственные отдельным лицам. Истоком их является высокоразвитое чувство собственного достоинства и чести. Нет таких людей, если они нормальны, ко­торые не дорожили бы жизнью и не убегали бы от смер­ти. И чем сильнее н здоровее организм, тем естествен­но и прочнее нити, призывающие его к жизни. Известно, ведь, что тяжко больные люди или отжившее старики лег­че расстаются с жизнью, чем молодые и здоровые. И мужественному человеку боязнь смерти так же естествен­на, как и трусу, но у мужественного настолько развито чувство собственного достоинства, что он предпочтет, лучше умереть, чем оказаться трусом и опозориться да­же в собственном мнении. Тот, кто бывал в боях и смотрел в лицо смерти, тот отлично это душевное состояние знает. Французский король Генрих IV, один из храбрейших людей, в сражениях, ощущая естественный приступ страха, обращался к самому себе: «Что же ты, презренный мешок, трусишь?» Итак, мужество есть следствие высокоразвитого чувства собственного достоинства, до­минирующего над животным страхом и сводящего этот страх на нет. Такое качество может развиться только у людей свободных, воспитанных в течение столетии в постоянной вооруженной борьбе с врагами, когда самым ценным духовным элементом у человека считалось имен­но наличие мужества и храбрости. В такой же обстановке, и это понятно, воспитываются и братство, и чувство взаим­ной выручки, и верность долгу, т. е. те рыцарские качества, которыми в высокой степени должны были обладать каза­ки, чтобы дать столь гордый ответ туркам: «мы для ус­пешной обороны достаточно припасов имеем и храбр­ости», и чтобы проявить такую верность долгу и стойкость, какая сказалась в отказе казаков - пленников сообщить туркам секреты крепости, хотя этих казаков подвергали всяким мучениям.

Недаром англичанин Кларк описывает казаков, как сознательных граждан, полных чувства собственного достоинства, а русских крестьян определяет не ина­че, как «рабами грубыми и лукавыми».

Кстати уже приведём еще один исторический факт, в корне разрушающий легенду о создании казачества рус­скими беглецами. После азовской борьбы донское казаче­ство сильно уменьшилось количественно, а так как со всех сторон ему угрожали враги, то войсковые власти просили Москву прислать им в помощь русских людей. Разрешён быть набор, причём каждый волонтёр получал от Мо­сковской власти 5 руб. (по тому времени большие деньги), ружье и конечно, пропитание. Явилось больше трех тысяч людей. Привел их в 1646 г. на Дон Атаман Чесночихин вместе с московским послом Жданом Кондыревым. И что же получилось? Ознакомившись с обстанов­кой на Дону, половина волонтёров, еще до всяких военных походов и сражений, разбежалась, а другая последовала их примеру после первых же боев. Так создавали российские люди казачество.

Обратимся к Азовскому Сидению. Ежегодно на Монастырском Яру, около часовни, совершалась казаками Ста­рочеркасской и окрестных станиц панихида по героям Азова. При закладке этой часовни была начертана надпись: "Во славу преблагого Бога, Пресвятой Его Богородицы и защитника Азова Св. Иоанна Предтечи, заложен памятник сей в честь и вечную славу Донских героев, покоривших Российской Державе Азов" (исторически неверно-не Российской державе, а себе А. Б.) и защитивших его от 300-тысячной турецкой армии.

В будущем, 1937 году 18 июля, как мы сказали выше, исполнится 300 лет со дня взятия Азова, а следовательно и начала Сидения. Наша священная обязанность, наш патриотический долг — ознаменовать этот юбилей с наиболь­шей торжественностью, почтить память наших героев — предков наидостойнейшим образом. Не говоря уже о том, что в день трёхсотлетия будут отслужены панихиды, сделаны доклады и пр. — в течение оставшихся до этой да­ты пяти месяцев необходимо написать подробную историю Азовской эпопеи, издать ряд брошюр, поместить в казачьих журналах ряд статей, а, может быть, и художественных произведений.

Тема благодарная и богатая и с исторической, и политической, и военной, и социально быто­вой точек зрения.

В Париже, как известно намечено создание аппарата, который бы занялся организаций ознаменования трёхсотлетнего юбилея «Азовского Сидения».

В добрый час, помо­гай Бог!





Разделы / Слава казачья.

 Казачий круг - Комментарии к статьям




Казачий круг - форум
Обсудить статью на форуме

Сайты партнеров





Версия для печати
Яндекс цитирования

2008-2015 © Казачий Круг. Все права защищены.Разработка и поддержка Казачий Круг
Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов. При использовании материалов сайта-ссылка обязательна.
ОпросыГостеваяНаш дневникПоискКарта сайтаДоска объявленийFAQ - Вопрос-ответ



Работает на: Amiro CMS