Казачий круг-История, традиции и культура казачьего народа.

Казачий круг-Независимый казачий информационный сайт. Основан в 2008 году. История, традиции и культура казачьего народа.

Казачий круг - Новости

Казачий круг - Статьи

Казачий круг - Осторожно ряженые

Казачий круг - Георгиевские кавалеры

Казачий круг - Майдан

Казачий круг - Фотоальбомы- Галерея

 




























Сайты партнеров

Казачья гамазея
 Дикое поле
Шермиции



Вольная станица

 

 



 

 


 










 

История, традиции и культура казачьего народа.

 

Вы пользуетесь Яндекс? Мы стали ближе, добавьте виджет "Казачий круг", и будьте в курсе самых последних новостей.
 

Казачий круг. История, традиции и культура казачьего народа.

История, традиции и культура казачьего народа.

добавить на Яндекс




Станицы-Войско Донское.

Старинные поселения по Бузулуку.

13.05.11 Автор: А.Н. Демидова 

В исследованиях историков очень мало говорится о возникновении поселений по Бузулуку. Только в отдельных работах вскользь упоминается, что казаки здесь поселились в конце XVII века, а кто жил раньше? Память людская утратила имена первопроходцев. Только степные курганы, поросшие седым ковылем, хранят тайны старины далекой.

От предгорий Кавказа на юге и до самых границ Рязанского княжества на севере, от гор Карпатских до седого Урала тянулись дикие степи, где находили себе приют многие племена и народы. Обилие кормов для скота, полноводные реки, девственные леса, способные укрыть от набегов завоевателей, все это манило многие народы в эти богатые места. Вот как описал неизвестный автор о пойме реки Бузулук: «За лесом раскинулись заливные луга с густой, высокой, доходящей до груди травой, с разбросанными по ней цветами разных окрасок. По лугам встречались глубокие озера, поросшие по краям камышом, кугой и осокой, озера изобиловали рыбой». Это описание относится к 1850 году, а что было в те далекие времена, можно только представить.

Люди селились на Бузулуке за несколько тысяч лет до Рождества Христова. Заселение проходило в несколько этапов. Доказательством тому являются курганы. На территории нынешнего Новоаннинского района они, в основном, расположены, вдоль Бузулука по обоим берегам. Возможно, кто-то скажет, что они выполняли сторожевую функцию, но первоначально это были захоронения и относились они к разным эпохам.

В 1858 году в селе Мачеха, в имении войскового старшины Александра Семеновича Курнакова, был разрыт один из десяти курганов, в котором были найдены человеческие останки, удила, панцирь и серебряный прут. Спустя десять лет в том же имении был раскопан второй курган, в котором нашли останки человека, коня, угли и большое количество камня, который впоследствии пошел на закладку фундамента под новую церковь.

В середине 60-х годов двадцатого столетия в восьмистах метрах от хутора Казарин был разрезан курган, в котором нашли керамический горшок с воском. Примерно в метре от вершины в глубь кургана грунт резко отличался по цвету от окружающей почвы.

В 1978 году механизаторы обрабатывая поле в нескольких сотнях метров от хутора Дубровского, нашли каменный топор. По рассказам стариков, в начале двадцатого века на этом месте были обозначены несколько курганов. Проведенная экспертиза в областном краеведческом музее показала, что топор изготовлен около двух тысяч лет до Рождества Христова.

Недалеко от станицы Алексеевской сильные ветры выдували татарские стрелы и наконечники с восточной стороны курганов и холмов, об этом говорил исследователь донской старины, уроженец тех мест X.И. Попов.

Эти примеры доказывают, что на берегах рек Новоаннинского района люди жили задолго до XVII века.

В дореволюционных исследованиях и в работах современных историков отмечается, что казачество поселилось на Бузулуке в конце XVIII века. Так в книге Пронштейна «Земля Донская в XVII веке», на странице 55 говорится: «С середины XVII века стали строить городки по притокам Дона - Хопру, Медведице, Бузулуку. Уже к началу 70-х годов XVII века Донская земля была покрыта цепью казачьих городков, расположенных на основных водных магистралях». Но на следующей 56 странице, со ссылкой на архив древних актов и на показания атамана зимовой станицы Пахома Сергеева, данные им в 1700 году в Москве, Пронштейн пишет: «Бузулукских станиц 16, поселялись лет 100 назад, а иным по семидесяти и осьмидесяти, людей в них жилыми домами тысяч с десять». На лицо противоречие по возникновению первых казачьих поселений.

Поселения по Бузулуку возникли вероятно в конце XVI века - начале XVII, так в ежегодно издававшемся Донским статистическим комитетом сборнике говорится о царской грамоте, данной в 1521 году послу Третьяку Губину, где ему дан наказ договориться: «как послам и гостям от обеих сторон по Дону бесстрашно ходить», упоминается, что в это время «все земли от Азова вверх по Дону до переволоку и до устья Медведицы, где земли были пусты и принадлежали частью азовцам, частью татарам».

Губину было поручено предложить «устроить России и Турции суда на Дону с военными людьми в нужном числе», с тем чтобы турецкие суда плавали от Азова, а русские от украин до назначенной заставы на Дону, где посольства должны пересаживаться для дальнейшего пути. Сплав делать весною, когда Дон бывает шире и представляет более безопасности для плывущих. Передаточную заставу устроить на средине всего пути от Азова до русских украин. А так как средина пути приходится у Переволоки, где бывает всегда прибой ордынцев, то заставу устроить выше по Дону, в устьях Медведицы или устьях Хопра, потому что там место «крепко» для защиты. Если скажут, что одним водным путем обойтись нельзя, то согласиться устроить конных провожатых с обеих сторон.

(Дела Турецкие, книга № 1).

Последствия этих переговоров неизвестны. Есть упоминание, что приехавший с Губиным в Москву турецкий посол Скидлер отпущен был уже в 1524 году не Доном, а через Путивль, так как пронеслась молва, что он хочет осмотреть на Дону место для постройки города, а это, видимо, было крайне нежелательно для русских.

Таким образом, донской путь так и остался небезопасным для сообщения с Азовом. В поле по-прежнему носились легкие казацкие отряды запорожцев, белгородских и азовских казаков, сталкивались на поречьях Дона с ногаями, астраханцами и крымцами, отбивали у них пленных и в свою очередь прельщались иногда товарами русских и магометанских купцов. Время было своевольное и безначальное. Это безначалие особенно усилилось в правление Боярской Думы, в малолетство царя Ивана IV, когда Россия, как говорит Карамзин, была доведена до полного разорения и сделалась «жертвою и посмешищем неверных». Старые враги ее крымцы, казанцы и литовцы громили ее со всех сторон и уводили в плен десятки тысяч жителей. Азовские, ногайские и астраханские наездники соединились с крымцами и господствовали на всем протяжении донского Поля.

(Карамзин. История Государства Российского, том VIII, главы 1 и 2).

Казачьи общины, приютивщиеся по своим украинным городкам, к которым причислялись: Пронск, Ряжск, Козлов, Лебедянь, Епифань, Ефремов, Сапожков, Михайлов, Воронеж, Елец, Ливны, Черновск, Данков, Чернь, Новосиль и др., напрягали все усилия, чтобы удержать за собою эти пункты. Но черкасское, северское, белгородское и старое азовское казачество в этот период времени хранило гордое молчание и соединилось в одну общую семью, чтобы одним дружным натиском дать отпор сильному и зазнавшемуся врагу. Эта грозная сила в конце первой половины XVI века двинулась лавиной на берега родного ей Дона и своим внезапным появлением как бы обескуражила, смутила и навела страх на весь мусульманский мир.

Е.П. Савельев в своей книге «История казачества» со ссылкой на договор Новгорода со Швецией от 17 июля 1612 года пишет: «Ямские казаки жили в области ЯМ или ЕМЬ, в южной части Поонежья». В договоре новгородцы настояли, чтобы «казакам дерпетским, ямским и другим был открыт путь из шведских владений в Россию и назад, как было установлено до Борисова царствования». Это говорит о том, что еще задолго до 1598 года, т. е. царствования Бориса, многие казаки ушли обратно на Дон, так в низовьях Бузулука в 3 км от станицы Алексеевской есть хутор Яминский (до 1850 года была станица Яминская). Возможно она была заселена теми ямскими казаками. Краевед Лащилин в одной из своих статей высказал предложение относительно возникновения названия Яминская. По его версии оно получено от того, что там была почтовая станция «Яма». Это неверно, только потому, что ямская связь, как утверждают Брокгауз и Эфрон, на Руси была учреждена в 1666 году между Москвой и Ригой, а дорога Царицын-Москва проходила намного восточнее Яминской. Гордеев А.А. в своей книге «История казаков» говорит, что татары брали 10 процентов дани с русского государства в том числе одного молодого мужчину от десяти дворов, чтобы пополнять свое войско и для несения ямской службы. Вероятнее всего ямские казаки жили в том месте при татарах и в XVI веке вернулись обратно в свои места.

От Яминской вверх по Бузулуку находится станица Ярыженская, как утверждает Савельев Е.П., станица носит новгородское название и происходит оно от слова «ярыжки» или «ярыга», наемные люди или бездельники. Как утверждает Харитон Попов, кроме двух названных поселений к старым станицам, он относит Филоновскую, Даргинскую, Высоцкую и Казаринскую.

Возможно, появление казачьих городков, а затем станиц происходило в четыре этапа. О первом сказано выше, второй - начался с середины XVII века, когда на Руси произошел церковный раскол и большое число людей, оставшихся верными старой вере, были вынуждены скрыться от преследования на Дону. Первыми появились на Дону старообрядческие чернецы и старцы. Скиты их были рассеяны по всему Дону, большая часть в глухих местах, вдали от казачьих городков по рекам Чир, Хопер, Медведица и другим малонаселенным речкам. Были староверы и на Бузулуке, так в Отписке 1689 года подьячего Тамбовской приказной избы А.А. Алферова о допросе в Посольском приказе донского казака И. Тимофеева, посланного из стрелецкого приказа для проверки раскольничьего казачьего городка Усть-Медведица, говорится: «Да где он, Июдка, живет в Усть-Медведице и будучи они, Емелька с товарищами поехали в Островской городок (на этом месте находится хутор Дон-Якуши), а ево, Июдка, взяли с ынымм двумя казаками за собою в провожатые. И из Островского городка товарищи ево, Июдкины, поворотились назад на Устъ-Медведицы. А он, Июдка, поехал с Емелькою до Глазуновского городка». Учитывая, что церковный раскол произошел в 1665 году, то Островской городок основан где-то между 1665-1689 годами. Правительство узнало о старообрядческих городках где-то только в семидесятых годах XVII века, когда между жителями одного городка произошли ссора. Ясно, что Июдка ездил в Островской городок, ныне это станица Островская, которая находится на Медведице. Станица Островская образовалась согласно положению о войске Донском, которое приняли в 1835 году. На карте Земли войска Донского от 1836 года четко обозначены границы юрта новой станицы Островской, а бывший хутор Тушканов в 1848 году превратился в станицу.

В 1698 году тамбовец Ларион Логвинов описал городки и места по речке Бузулук с верховьев и до устья. Вот какие городки находились сверху по течению Бузулука: Казарин, Островской, Высоцкий, Мельсяпин, Дергинский, Филоновский, Березовский, Черновский, Ярыгин, Дурнов, Мартыновский, Карповский, Ямной, Осинов, Алексеевский. При описании мест, по-видимому, произошла ошибка, одно поселение было пропущено. В семи километрах вверх от бывшей станицы Высоцкой Бузулук имеет два русла. Экспедиция Логвинова, по-видимому, шла по Отделице (старое название), а перед Высоцкой, в двух километрах, Отделица вновь делится на два русла. Пошли они но левому руслу, обошли Высоцкую и вышли к Кардаильской, зная, что следующая за Островской - Высоцкая, они и записали вместо Кардаильской - Высоцкая. Почему они не увидели Высоцкую, и потому, что, как описали, лес был на расстоянии до одного километра вправо и влево. «Во многих местах ухожий лес, пашенная земля и сенные покосы и, во многих местах ухожий лес вырублен». Это вновь подтверждает, что поселения появились задолго до 1698 года.

Третий этап заселения Бузулука - образование новых станиц, предназначенных для укрепления границ Российского государства, для отражения набегов кочевых орд. Так, по указанию войскового атамана Фрола Минаева, приблизительно в 1684 году, была основана станица Берёзовская и, название она получила по речке Березовка, одного из притоков Бузулука.

В 1705 году «казаки просили войско занять пустой юрт между Яминской и Карповской, поселить на них новую станицу Лукьяновскую по имени войскового атамана Лукьяна Максимова».

Выше Казарина городка на притоках Бузулука также были казачьи городки. Так, на речке Черной (Киквидзенский район) находилось поселение, когда оно было основано, как называлось, остается еще тайной, в настоящее время даже признаков его нахождения невозможно установить. Только в книге «Сведения о городищах и курганах», изданной в 1883 году, говорится: «Близь поселка Петровского Мачушанской волости городище длиной 11 сажен четырехугольной формы».

В конце XVII начале XVIII веков начались великие преобразования. Казалось, что ветры перемен не затронут Тихий Дон, находящийся далеко от центра России, но преобразования захватили и Дон. Царь Петр стал расширять государство, началось строительство новых городков, стали прокладываться новые дороги. В 1700 году проложили дорогу к Азову, возникла необходимость ее защиты от набегов кочевников. А так как север Земли Донской был намного спокойней, чем юг, было принято решение о переселении части казаков на охрану дороги. Указом от 21 июля 1700 года Петр предписал часть казаков из городков по рекам Хопру, Медведице и Бузулуку переселить в область течения реки Лихой и Северного Донца. Выселяться должны казаки, которые пришли в те городки до 1692 года. Возможно, согласно этого указа и был переселен тот неизвестный городок на реке Черной. Этот указ еще раз подтверждает, что на Бузулуке поселения появились задолго до 1692 года.

По-видимому, 1720 год в истории Бузулукских станиц можно считать одним из самых тяжелых. После Булавинского восстания территория войска Донского сократилась на миллион десятин, вся северо-западная часть области отошла к другим губерниям. Территория войска после сокращения простиралась с северо-востока на юго-запад на пятьсот девяносто километров, а в ширину - на четыресто десять километров. Как пишет Пронштейн в книге «Земля Донская в XVIII веке»: «В соответствии с правительственным указом по распоряжению войска было уничтожено девять городков, шесть из них - Даргинская, Мельсяпинская, Высоцкая. Кардаильская, Островская, Казаринская - были расположены на Бузулуке выше Филоновской и три на Хопре - Белявская, Одининская, Григорьевская».

В доносе царскому правительству протопопа соборной церкви города Черкасска Федора Олимпиева на войскового атамана Петра Емельяновича Рамазанова 1715 года среди прочего показано: вопреки указу после Булавинского восстания не строить новые городки, Рамазанов разрешил строить их на Хопру и Бузулуке и через своих приказчиков брал взятки с нахлынувших туда беглых. Войсковые власти послали расследовать дело казака Афанасия Гордеева с товарищами. Они уличили тех приказчиков. Но Рамазанов этот розыск скрыл, а взятки разделил со старшинами.

(ГАРО.Ф.55.Оп.1.Д.1470.Л.63,65).

В свою очередь Афанасий Гордеев упоминается

- как есаул зимовой станицы, ездивший в Москву в 1710 году. Грамота Петра I Войску Донскому от 16 марта 1710 года: воинские клейноды - несколько знамен и бунчуков - будут присланы на Дон с есаулом Гордеевым и казаками, которые для сего остались в Москве.

(Акты Лишана).

- как Атаман легкой станицы, привезший в Москву в 1713 году две войсковые отписки об азовских и татарских делах.

(ГАРО.Ф.55.Оп.1.Д.1470.Л.12).

- как Атаман со товарищами пожалованы царским жалованием и отпущены на Дон. Грамота Петра I на Дон от 17 апреля 1713 года.

(Акты Лишана).

Знакомясь с документами, датированными 6 октября 1774 года за подписью Г. Потемкина, можно прийти к выводу, что станицы Белявская и Григорьевская были уничтожены задолго до 1720 года, по-видимому, вместе с Пристанской сразу же после Булавинского восстания. Верхние бузулукские станицы не поддержали Булавинского восстания и не были разрушены царскими войсками. Это подтверждают документы архива древних актов, есть донесение воеводы Апраксина, датированное июнем 1709 года, он писал князю Голицыну о нападении на казачьи городки на Дону, Хопре и Бузулуке отрядов Василия Булавина: «Июня в первых числах на реки Дон и по Бузулуку взяли городки казачьи: Казарин, другой Высоцкий, третий Островской и тутошних жителей, которые воровству не пристали, побили и животы их грабили».

В таком случае напрашивается вопрос: Почему же были спасены шесть бузулукских станиц? Ответ дает другой документ, а именно - в наказной памятке канцлеру графу Головину и подканцлеру барону Шафирову от 30 марта 1720 года говорится: «По Его Величайшего государя указам дают Донскому войску наряды на службу, а за дальностью от Черкасска с речки Бузулука из городов казаки к указанным числам не успевают, чтобы с той речки Бузулук казаков свести и селению тому не быть, а поселить бы новому от Царицына через степь к Дону в двух крепостях, а иных - по Донцу и в пустых, бывших казачьих юртах, дабы оные поимели от приходу неприятельского разъезды чинили и предостерегали».

Третий этап возникновения поселений более поздних - это хутора. Донской историк Сулин в своей статье «Исторические данные, относящиеся к колонизации земли Донского войска казачьими и крестьянскими хуторами» пишет, что в Донском музее имеется грамота, датированная 21 январем 1718 года за № 66 о разорении хуторов. Причина их разорения скорее всего, заключалась в том, что до середины пятидесятых годов XVIII века на казачьи края еще нападали кочевники, о чем подтверждают воспоминания, записанные в 1866 году Харитоном Поповым. Все станицы находились на правой стороне Бузулука и это несмотря на то, что весной в разлив их затапливало вешней водой. Поселения находилось в лесу, их покои охраняли караулы, стоящие на курганах, а в момент опасности подавался сигнал в городок. Например, в станице Березовской было первоначально восемнадцать дворов. На прежнем месте была засека, похожая на подкову. Вход в засеку заваливали бревнами. На расстоянии одной версты на дубу была устроена «кровать», а далее, версты через три, на высоком кургане находился конный караул. Такой же караул стоял в версте от станицы Филоновской недалеко от буерака Требушный. Такое название он получил от того, что здесь в период четверти XVIII века было «вырезано много жителей».

Из воспоминаний казака станицы Аннинской Данилина известно, что его «прадед Григорий Савельевич Данилин, умерший тому пятьдесят семь лет (до 1866 года) и имевший от роду восемьдесят пять лет или более, помнил набеги черкесов».

По мере уменьшения опасности и увеличения численности населе­ния в станицах, донское правительство стало меньше обращать внимание на появление новых поселений. 23 декабря 1753 года войсковая канцелярия разрешила во всех степных и других отдаленных от станиц местах, где заготавливали сено, строить убежища, теплые землянки.

Неофициальное появление хуторов произошло раньше, подтверждение тому жалоба казаков: «26 мая 1796 года казаки Филоновской станицы Петр и Тимофей с братьями Кирпичевыми, Федор Евстратов, Григории Ефремов, Сысой Смирнов с товарищами и Березовской станицы Минай Потапов и Филипп Баранов» жаловались войсковому атаману, что «более 50 лет тому назад, предки их заняли место при реке Бузулук в урочище Высоком Дубровки» (на месте бывший станицы Высоцкой).

Первый хутор в станице Алексеевской образовал хорунжий Петр Андреевич Андреев: «После возвращения из Франции в 1815 году я первый занял хутор на Черной. Кругом была дикая степь и кочевали калмыки, которые на новоселье мне подарили тридцать овец». Этот рассказ записал X. Попов в 1868 году.

Многие хутора от своих станиц находились на расстоянии до ста километров. Так, в Киквидзенском районе есть село Гордеевка, основал его во второй половине XVIII века отставной старшина Андрей Харитонов. В жалобе от 1792 года войсковому атаману Харитонов пишет: «В недавнем же времени по нахождению на службе с хуторов Зотовской станицы полковой есаул Михаил Курин без всякого повеления, а сам собою, при однозначенной усть-реки Завязки, на самом его, Харитонова, сенокосе, поселившись хутором, причиняет обиды, стоптал луга, в стогах сено травит». Хутор, о котором писал Харитонов, стал именоваться Курин и существовал до девяностых годов XIX века.

Доказательством того, что селились казаки далеко от своих станиц, можно привести еще один пример. В настоящее время в Еланском районе на Бузулуке есть село Тростянка. Основал его казак Филоновской станицы Петр Щелканов в 1796 году, а затем продал хутор сотнику Кондрату Мелехову. По новому хозяину хутор стал называться Мелиховка. Почему село переименовали в Тростянку, пока не установлено.

Все старинные хутора в верховьях Бузулука, возникшие во второй половине XVIII века, впоследствии превратились в крестьянские поселения. В те времена многие земли были свободными и стоило кому-то обратиться в войсковую канцелярию с просьбой о выделении земли в том или ином месте, как ему отводили участок. Вскоре такие владельцы превратились в помещиков.

После разгона украинского казачества многие из украинских казаков пришли на Дон и приписались к этим владельцам, их селили на хутора, поселения из разряда хуторов перешли в слободы.

В Бузулукском сыскном начальстве крупными помещиками были Семен Курнаков и Федор Мелентьев. Первому принадлежали слободы Семеновка и Мачеха, второму - Завязка. Учитывая, что «сильные мира сего» жили во все эпохи, можно привести пример, как хутор, поселенный на месте бывшей станицы Высоцкой, перешел во владение Семена Курнакова. Уже говорилось о жалобе от 26 мая 1790 года на имя войскового атамана, ее продолжение: «...назад тому восьмой год, полковой хорунжий Степан Алонцев просил нас не препятствовать ему в занятых хуторах на берегу Бузулука, на правом стороне построить мельницу для господина подполковника Семена Курнакова, на что мы согласились с условием, однако, не заводить никаких строений, но спустя четыре года Курнаков поселил при мельнице шесть дворов малороссов. Весною 1795 годи в те хутора множество малороссиян объявили о желании приписаться за подполковником Курниковым, приказчик Яков Вилков, размерил им в тех казачьих хуторах места, где они начали строиться, «беспощадно» рубить лес и ставить избы, они стали внушать, якобы, нам вовсе не быть». Причина проста почему казаков стали теснить с их хуторов.

Пронштейн в своей книге «Земля Донская в XVIII веке» приводит документ, что «в 1792 году есаулу Кирпичеву было приказано войском Донским снести хутор, устроенный на реке Бузулук в войсковом юрте, он срочно продал его старшине Курникову, которого не могли заставить снести хутор, потому что он ему достался по купе». Сделку о продаже хутора в течение трех лет Курнаков и Кирпичев держали в тайне от хуторян. Заставить снести хутор, канцелярия могла в том случае, если хуторяне перестали бы подчиняться станичному атаману. Почему же в течение трех лет хутор никто не беспокоил? Объясняется это просто. Семен Курнаков в то время был войсковым дъяком - это лицо, которое писало все документы от имени войсковой канцелярии. Он «состряпал» документ от имени войсковом канцелярии о снесении хутора и тем самым вынудил Кирпичева в тайне от всех хуторян заключить сделку. В том, что войско не издавало такой документ, можно убедиться дальше. Получив от казаков жалобу, Войсковое правительство определением от 26 нюня 1796 года назначило подполковника Никиту Астахова и старшину Ивана Андриянова расследовать это дело. Однако такое расследование по неизвестной причине не проводилось. Определением от 18 декабря того же года им вновь было предписано учинить рас­следование, и вновь предписание не было выполнено. Высокая Дубровка остались за Курнаковым и превратилась в слободу.

В военно-истори­ческом архиве есть документ, по которому можно судить о Семене Курнакове. После его смерти в 1850 году наследникам были предоставлены векселя, по которым он брал деньги в 1809, 1811 и 1812 годах на строительство, но долги не возвратил.

Есть в Киквидзенском районе село Мачеха, получило оно свое название в память о том селе Мачеха, которое основали украинские казаки в середине XVII под Полтавой. Жители Полтавской Мачехи относились ко 2-й сотне Полтавского казачьего полка. В справке полтавского архива рассказывается о предании, что название получено от злой мачехи, которая выгнала своих пасынков, и они образовали новое село. А у хоперцев - предание, что злая мачеха утопила в реке своего пасынка. В Мачешанской школе есть записи рассказов стариков, по которым можно понять, что село появилось в XVII веке, но по историческим данным известно, что выходцы с Украины появились в тридцатых годах XVIII века, а их большой наплыв произошел после 1785 года, когда была уничтожена Запорожская Сечь. В материалах Румянцевской описи 1767-1769 годов сеть фамилий коренных жителей нашей Мачехи.

Последний этап населения наших мест относится к пятидесятым годам XIX столетия, когда согласно положения от 1835 года на Бузулуке было упразднено несколько станиц и образованы новые станицы и слободы. Так бывшая Яминская вошла в юрт Алексеевской станицы. Карповская и Лукьяновская стали хуторами и вошли во вновь организованную Павловскую, основанную в урочище Седой Яр. Черновская и Березовская объединились в одну - Аннинскую. По проекту 1837 года на реке Кардаил в его устье, между вновь образованной Преображенской и Филоновской должна образована Петровская станица, но по неизвестным причинам она образована недалеко от Урюпинска. От устья Кардаила и вверх по Бузулуку образовалась новая Преображенская (ныне районный поселок Киквидзе). Первоначально границы уходили от устья Кардаила на северо-восток и выходила на самую границу с Саратовской губернией, но затем этот проект переделывался три раза, пока его не утвердил Военный Министр. Вероятно, столь частое изменение проектов происходило потому, что вмешивались «сильные мира сего».

Жив был ещё генерал-майор Семен Иванович Курнаков. Во славе был Иван Андреевич Селиванов - генерал-майор, герой битвы под Лейпцигом. Есть интересный документ, датированный 14 декабря 1846 года, адресованный в Межевую комиссию за подписью Ивана Селиванова: «На повестке Межевой комиссии от пятого ноября сего года № 1652 имею честь объявить, что пересылка в Муисский или Черкасский округ, как комиссия предлагает перевести мне триста двадцать семь душ из слободы Завязки через такое дальнее расстояние, будет крайне отяготительно и разорительно». Далее он просит переселить крестьян на тридцать километров от Завязки, там у него есть хутор. По проекту 1837 года место, где он указывал, отводилось юрту станицы Преображенской. Уже на следующий день 15 декабря 1846 года за № 252 комиссия дала разрешение переселить крес­тьян на указанное Селивановым место. Так появилась слобода Селивановка, после смерти ее основателя в 1852 году, она перешла во владение его сына Александра и с тех пор и называется село Александровка, но старики еще по-прежнему называют Селивановкой.

Крестьяне Матвея Курнакова, сына Семена Ивановича, из слободы Высокая Дубровка, были переселены в Семеновку и Мачеху. После того как в 1842 году границы юрта были пересмотрены, они стали тянуться с юга на север на расстоянии тридцать три версты и захватили поселение полковника Зубрилова на Кардаиле. Его крестьяне были переселены выше по Кардаилу и образовали новое поселение - слободу Николаевку. В настоящее время село входит в состав Саратовской области. Только крестьяне есаула Мелентьева из Завязки переселены в Муисский округ за четыреста верст. Переселение всех крестьян происходило в течении двух лет.

Вот так в течение нескольких веков в зависимости от исторических условий происходило заселение Бузулука.





Разделы / Станицы-Войско Донское.

 Казачий круг - Комментарии к статьям




Казачий круг - форум
Обсудить статью на форуме

Сайты партнеров





Версия для печати
Яндекс цитирования

2008-2015 © Казачий Круг. Все права защищены.Разработка и поддержка Казачий Круг
Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов. При использовании материалов сайта-ссылка обязательна.
ОпросыГостеваяНаш дневникПоискКарта сайтаДоска объявленийFAQ - Вопрос-ответ



Работает на: Amiro CMS